Новинки » 2022 » Январь » 1 » Катерина Полянская. Сталь и серебро. Книга 1
13:07

Катерина Полянская. Сталь и серебро. Книга 1

Катерина Полянская. Сталь и серебро. Книга 1

Катерина Полянская

Сталь и серебро. Книга 1

 

с 28.12.21

25.12.21 (440) 339 р.Скидка 23%
308р.Скидка 30%
код  JANUARY c 1 по 6 января
 
  25.12.21  (509)  398 р -22%
 
  -22% Автор

Полянская Катерина

  -22% Серия

Колдовские миры. Новое оформление

Ллана видит мир через объектив фотоаппарата, старается держаться подальше от людей и точно не собирается заводить отношения или влипать в неприятности. Но… Один неудачный снимок, один вполне успешный побег – и она в слоттерсе младшего арлорда округа Алай. И… она его невеста.
Эрихард напоминает движущуюся ледяную статую и, кажется, испытывает еще больше трудностей с эмоциями, чем она сама. Но хуже другое: совсем скоро ему предстоит участвовать в традиционном ритуале, после которого он вряд ли выживет. Мало кто выживает. А по законам безумного ледяного мира, вместе с женихом погибает и невеста.
Говорят, любовь способна творить чудеса.
Но ведь это только игра в любовь, правда?


Жанр: любовное фэнтези, магические миры, попаданка

Сталь и серебро. Книга 1
Книга понравится любителям зимних историй и атмосферы снежной сказки. Идеально подходит для тихого вечера, когда хочется почитать, помечтать и немного попереживать.
История переносит читателя в мир, где магия сосуществует с техническим прогрессом.
Динамичное повествование, много романтики и приключений.
Героям предстоит пройти непростой путь друг к другу и к самим себе.

Из серии: Колдовские миры. Новое оформление
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 28 декабря 2021
Дата написания: 2022
Объем: 310 стр. 1 иллюстрация
ISBN: 978-5-04-162311-1
Правообладатель: Эксмо



М.: Эксмо, 2022 г. (вышла в декабре 2021 г.)
Серия: Колдовские миры. Новое оформление
Тираж: 2500 экз.
ISBN: 978-5-04-157031-6
Страниц: 416
Первый роман цикла «Сталь и серебро».
Иллюстрация на обложке И. Косулиной.

Содержание цикла:

1. Сталь и серебро. Книга 1 (2021)
2. Лестница невест-2 (2021) 
Литрес
1
Сталь и серебро. Книга 1

С чего все начиналось…

Мощный порыв ветра ударил парня в грудь, норовя сбить с ног, столкнуть с опоясанной низкими мраморными перилами террасы и отправить в свободное падение со скалы, но он даже не покачнулся. Привык. В Тенерре редко случалась другая погода, кроме заползающей в самую душу ледяной мерзлоты и норовящих убить ветров. А Бристонская Академия, которую еще называли Академией Стали и Льда, намеренно была построена там, где пересекались потоки силы, которые имели свойство проявляться еще более буйными ветрами и даже по местным меркам лютым холодом. Считалось, что именно такие условия нужны, чтобы воспитать силу и закалить характер. Когда-то Эрихард ненавидел это место, но теперь, за несколько минут до того, как покинуть его навсегда, испытывал некоторую благодарность.

Девушка, застывшая напротив него, тоже стояла на ногах крепко. В длинных серебристых волосах изысканными украшениями запутались снежинки. Совершенное каждой линией лицо не выражало ничего… до мгновения, пока она не прикусила губу.

– Белеанна? – мгновенно среагировал ее спутник.

Непозволительная слабость.

Дочери Тенерры не полагаются эмоции.

Беспокойство.

Неловкость.

Страх.

Или, по крайней мере, не полагается их демонстрировать.

Даже в подобной малости. Даже перед тем, кто уже успел стать частью тебя, и с кем собираешься встретить вечность.

– Смотри! – Смущенная тем, что контроль внезапно оказался потерян, Белеанна повернулась и подошла к краю террасы, с которой открывался завораживающий вид на город. – С открытием перехода мы не перестали быть закрытой территорией. Как сюда раз за разом проникают эти… ничтожные?

В пределах видимости можно было заметить сразу три слоттерса с желтыми знаками, которыми обозначали приезжих. Плюс несколько человек внизу. Они так выделялись на фоне местных, что бросались в глаза даже с огромной высоты.

– Служебные допуски, – лениво отозвался Эрихард. – И некоторые полулегальные лазейки.

Белеанна фыркнула, всем своим видом показывая, как относится к присутствию в Тенерре чужаков.

Презрение. Его демонстрировать можно.

Внимание Эрихарда тоже было приковано к творящемуся внизу. Закутанные с ног до головы люди казались ему забавными. Они прыгали, выдыхали белесые дымки пара и спешили скрыться в любом оказавшемся на пути здании. Невероятные красоты его родной земли не удостоились ни одного восхищенного взгляда. Просто потому, что все посетители стучали зубами от холода и отчаянно жалели, что вообще сунулись сюда. Эрихард усмехнулся. По статистике, еще никто, покинув Тенерру, не вернулся сюда во второй раз. По той же статистике, самым посещаемым местом являлись не дворцовые скалы, не ледяные храмы, не вулканы и даже не торговые центры. Самым посещаемым местом являлась больница. Удовольствие дорогое и практически бесполезное. Болеть, а тем более мерзнуть в Тенерре считалось отвратительной низостью. Несчастным, которые не удосужились поинтересоваться, куда летят, могли помочь разве что покинуть сей бренный мир с наибольшим комфортом.

– Ты позвала меня сюда, чтобы обсудить это? – Эрихард оторвал взгляд от мужчины, который никак не мог отвоевать у ветра выбранное направление, и вернулся вниманием к невесте. – Честно говоря, я бы предпочел покинуть Сталь еще полчаса назад.

Как ни крути, не самое приятное место.

Впрочем, дома вряд ли лучше.

– Нет. – Белеанна отступила к самому краю террасы. – Я должна сказать тебе что-то важное.

– Звучит интригующе.

– И не слишком приятное, – добавила девушка. Ее пальцы касались парапета, но, казалось, она совершенно не чувствовала холода. – Извини.

– Еще интереснее, – ровно отозвался Эрихард, лишь хищный блеск в глазах выдавал какие-то эмоции.

Белеанна резко вдохнула.

От волнения ее щеки слегка порозовели – верх неприличия!

– Мы должны расстаться, – наконец, набравшись смелости, произнесла она. – Я расторгаю помолвку. Забери свое кольцо. Эри, прости, мне так жаль!..

Бриллиант на миг вспыхнул ярче сияющего снежного мира и скрылся в ладони отвергнутого жениха.

– Дело в уровне моей силы? – Расстроенным Эрихард не выглядел, но… никогда нельзя быть уверенной, если имеешь дело с ледяным мужчиной.

– Сам понимаешь, это все осложняет. – Белеанна дернула плечом. – Я не готова рисковать жизнью.

– Я тебя понял, Леа.

Некоторое время они так и стояли. Но слов больше не было, как и смысла напрасно сотрясать воздух. Когда бросаешь жениха, с которым была обручена два года, рассчитываешь, что он будет хотя бы огорчен. Увы, подобные эмоции недоступны ледяным мужчинам. Придерживая подол традиционного платья ажурной вязки, Белеанна направилась к двери, ведущей в башню Академии.

Эрихард проводил ее тяжелым взглядом. Когда та, с которой собирался прожить жизнь, предает, логично ощутить горечь разочарования, но у него внутри гуляли те же ледяные ветры, что и снаружи. Совсем не больно. И не жаль.

В том числе и эту глупую серебристую рыбку, которая еще не поняла, что сейчас сделала.

Он подбросил кольцо на ладони и пару мгновений не без удовольствия наблюдал, как искрится камень.

Начало испытаний уже через несколько дней.

Ему срочно нужна новая невеста.

И хорошо бы обзавестись ею за те три часа, которые у него еще остались до торжественной встречи дома.

Глава 1

Сияние

Покидая квартиру, я привычно уже чувствовала, как сжимается вокруг шеи невидимая петля.

Спокойно, Ллана. Это глупый, необоснованный, иррациональный страх.

Я остановилась у двери, прикрыла глаза, трижды глубоко вдохнула и выдохнула. Затем подключила фантазию и представила, как рвется невидимый ошейник. Так советовал какой-то журнал о повседневных радостях безголовых куколок с огромными губами. Вот так. Глупому страху – глупый совет из бессмысленного журнала. Все честно.

Дышать вроде бы стало легче.

Закинув на плечи рюкзак с техникой, я удобно перехватила сумку, свободной рукой прижала к груди папку с документами и шагнула за дверь. Равнодушно прошла мимо консьержа. Он привык, что я не здороваюсь, и давно не пытался заговорить со мной. Правда, сегодня так посмотрел на теплую куртку и шапку на мне, словно решил, что я еще более чокнутая, чем казалась ему до сих пор.

Сбежала по ступенькам высокого крыльца.

Стоило оказаться на улице, среди спешащих людей и пролетающих мимо слоттерсов, страхи нахлынули с новой силой. Пришлось снова дышать и напоминать себе, что все эти люди не знают ничего обо мне и вообще им нет до меня дела.

Не скажу, что сильно помогло.

Отпустило, только когда я, купив кофе в дорогу, поднялась на парковку и оказалась внутри слоттерса.

Включила самоуправляемый режим и прикрыла глаза.

Почувствовала, как он набирает высоту.

Уже лучше.

Совсем хорошо.

…В следующий раз реальность настигла меня часа через два.

– Ваши документы, мисс?

Я протянула требуемое.

Взаимодействовать с людьми легче, когда по делу, и есть понятный алгоритм.

– Приятно провести время, тьера Дарне. – Папку мне вернул с другой стороны перехода еще один служащий. – Хельское сияние – это то, что стоит увидеть хотя бы раз в жизни.

Я нарисовала на лице улыбку, кивнула, получила желтую наклейку на слоттерс и отправила его по заранее введенному маршруту.

Насмешливый и одновременно сочувственный взгляд служащего – это ведь причуды моей мнительности, да?

Вообще-то, я прилетела не отдыхать, а фотографировать для журнала.

Планировала сделать это просто в свое удовольствие, как снимаю обычно, но попасть в Тенерру оказалось не так легко. Никакого туризма, свободного творчества и визитов «к очень дальним родственникам». Мой агент нашла лишь лазейки для дипломатов и журналистов. Потом мы вместе нашли журнал, который закажет мне снимки и поможет с документами. От их количества до сих пор пухла голова. Зачем кому-то мои контакты за последние четыре месяца, информация о состоянии здоровья, семь ситуаций, обрисовывающих моральный облик, и прочая дребедень, часть которой пришлось просто выдумать?

В одном местный парень был точно прав: сияние, каким я его видела на чужих фото, точно стоило небольших мучений.

Хотя…

Холодно стало еще в переходе. Когда же я вылетела в Тенерское измерение, показалось, что мне выморозило душу. И еще что-то на такой глубине, о которой я даже не подозревала. Видимо, слова «очень холодно», которые писали на каждом сайте, где вообще удавалось найти упоминание об этом месте, следовало умножить на сотню.

Трясущимися руками я затянула ворот толстовки и наглухо застегнула куртку. Дышать стало трудно по вполне обыденным причинам.

Где-то у меня были перчатки, но перед съемкой их придется снять.

Задача усложнилась.

Кажется, я неправильно ответила в анкете на вопрос «Как вы переносите холод?».

Такой холод вообще возможно терпеть?

Включенный на максимум обогрев и перчатки помогали мало. Промороженный воздух уже проник внутрь слоттерса и обосновался в нем.

До начала Сияния оставалось примерно три часа.

Я прилипла взглядом к окну, стараясь подключить логику. Красиво… Фантастически красиво. Высоченные здания из металла и стекла пронзали хмурое небо, с ними соседствовали старинные постройки из темного камня, и все это хорошенько припорошил снег.

Кончики пальцев зачесались, дыхание сбилось.

Холод ощущался где-то далеко, будто не по-настоящему… это было опасным знаком.

Вытащив из рюкзака камеру, я посмотрела на великолепие снаружи привычным способом. Так… Определенно лучше. Сразу удалось разделить степенно-отстраненных тенерцев и слегка обезумевших приезжих. Да, я читала, что урожденные обитатели этого измерения менее восприимчивы к холоду. Где-то даже писали, что у них тут сохранилась магия. Но должно быть что-то еще.

Дипломаты же здесь работают.

Часто подолгу.

Значит, мне нужно в магазин.

Пока искала на карте ближайший торговый центр, планшет издал короткий сигнал.

Входящее сообщение.

«Ллана, крошка, ты там не заледенела в полете? – зазвучал голос Миры, моей единственной подруги и агента. – Слушай, нас с этими фото, кажется, подставили. Там, оказывается, четыре фотографа до тебя отказались лететь».

Долго объясняться не хотелось, и я набрала: «Все в порядке, я же сама хотела».

Все, теперь в магазин. Как раз нашла его.

«Ладно, тогда выбью тебе гонорар побольше».

Торговый центр мало отличался от привычных, разве что я поскользнулась на ледяном полу… На самом деле, конечно, ледяным он не был, просто какой-то неизвестный мне камень отполировали до состояния катка. Хорошо, что я двигаюсь осторожно. И не ношу каблуки.

Глаза разбегались от количества шуб и ажурных вязаных платьев в пол. Последние походили на морозные узоры, только из нитей. Пальцы опять зачесались, но съемка была здесь запрещена. Даже при наличии с трудом добытого разрешения. Я одернула себя, поймала консультанта и объяснила, что мне нужно.

Редкий случай, но на меня посмотрели нормально.

Пока возилась в примерочной, даже немного приятного подслушала: девушки шептались, мол, обычно приезжие только на третий день догадываются прийти, а эта не такая глупая.

Они просто ничего обо мне не знают.

…К посадочной площадке подлетала непривычно довольная собой. Пока все шло неплохо. Даже нервы, потраченные на то, чтобы получить все необходимые разрешения, почти забылись. Мне продали сапоги с шипами на подошвах, благодаря которым они не скользили, всучили совершенно ненужное платье, но при этом мне еще удалось купить штаны и свитер. Не скажу, что стало совсем тепло, но было в местной одежде что-то особенное. Трясти меня перестало.

Вооружившись всем необходимым, я нашла зарезервированное за мной место. Обзор оказался не очень, а других желающих снять Сияние – мало. Так что, воровато оглядевшись, я сместилась правее. Обогнула груду камней, преодолела опасную узкую тропу и оказалась на выступе с потрясающим видом. Но главное – я была здесь одна! А ради удачных редких кадров, в случае чего, можно и штраф заплатить.

Но меня не согнали, даже когда подошла почти к самому краю скалы. Из конкурентов за каменной грядой маячили два трясущихся типа и несколько дронов кружили над головой. Никакого видимого надзора.

Вид завораживал куда больше, чем заснеженный город с его переплетением современности и старины. Нас окружали рваные скалы, в предзакатных лучах искрился снег, вдалеке был виден вулкан, над которым клубилась сизая дымка, а с другой стороны прошили небо башни из стекла и металла. Среди скал время образовало полукруглую каменную чашу. Снега на дне ее не было, влажные камни испещряли разломы. Из них сочился пар и… слабое свечение.

Я читала, что в этот момент местные магические потоки меняют направление. Понятия не имею, можно ли этому верить.

По мере того как разгорался бледный северный закат, свечение усиливалось, смешивалось с золотистыми лучами солнца, выдавало необычную смесь сиреневого, лавандового и терракотового цветов, рассыпало блики по земле и скалам и расцвечивало местное небо в совершенно несвойственные ему краски. Я успела сделать все снимки, которые планировала, потом перенесла штатив на другое место и повторила их уже оттуда. Как раз принимала решение остаться в Тенерре на весь разрешенный срок, когда… что-то пошло не так.

– Держите девчонку! – прозвучала команда.

Штраф все-таки будет, похоже.

На штатив упали синеватые блики.

Когда опасность угрожала мне самой, я обычно впадала в ступор. Не то чтобы она угрожала мне часто, но пару раз было. Даже вспоминать не хочу! Но стоило кому-то посягнуть на технику, я поразила себя ловкостью, с которой схватила камеру и отпрыгнула.

Штатив в тот же момент оплавился.

Серьезно?

Этому должно быть разумное объяснение… Вариант «магия» мне категорически не нравился.

– Хватайте девчонку!

– Заберите у нее камеру!

Что-о?!

Я пропустила момент, когда рядом появились еще двое мужчин. Лишь отстраненно отметила, что они не в форме, в обычной одежде. Значит, не полиция. И я вообще не обязана им ничего отдавать!

Все эти мысли думала, пытаясь проскользнуть к слоттерсу.

Знакомое синее свечение…

О, нет!

Взрыв, по сути, меня спас. Грохнуло так, что уши заложило, и нас всех раскидало по сторонам. Один из охотников за моей камерой вообще улетел в пропасть. Получив пространство для маневра, я бросилась к спуску. Шею не свернула исключительно благодаря хитрой обуви.

Слоттерс, планшет, вещи, деньги, документы… Будет чудом, если сама выберусь. Далась мне эта Тенерра вместе с их Сиянием!

Синяя вспышка пронеслась совсем рядом.

Прижимая к груди камеру, я шарахнулась в сторону.

Нападал не один из тех преследователей, которых я уже видела. Поэтому определить направление оказалось задачей сложной вдвойне.

Да что я им сделала?!

Надо бежать на широкую улицу, туда, где больше людей. Не будут же они пытаться убить меня на виду у всех? Или в Тенерре это норма?

Проверять не хотелось. Плохо соображая, что делаю, я нырнула в стоящий у подножия скал слоттерс.

Сердце замерло.

Небо, я никогда не совершала поступка безрассуднее!

Когда мои глаза встретились с глазами пассажира, сидящего напротив, весь холод снаружи показался незначительным. Что такое настоящий холод, я узнала только сейчас. Меня проморозило насквозь и, кажется, припорошило снегом.

Вдохнуть получилось через боль.

Тем временем слоттерс уже набрал приличную высоту.

– Что же ты такое сняла, что тебя решили за это прикончить? – необыкновенным бархатистым голосом поинтересовался мужчина. – А, девочка?

Выдавить из себя ни звука не получалось. Я сидела, замерев и прижав к груди камеру, будто передо мной был опасный хищник, а не живой человек. И все же потихоньку разглядывала его. Я редко заглядывалась на мужчин, но в этом было что-то… притягательное. Темный пепел волос оттенял кожу и заставлял ее казаться еще бледнее. В холодных серых глазах на огромной глубине синими искрами мерцало любопытство. Непривычного кроя одежда из плотной ткани, будто он был героем какого-нибудь фантастического фильма. Никаких мехов и теплых вещей, на нем не было даже пальто и перчаток. Неужели он совсем не чувствует, как здесь невыносимо холодно?

Нервно сглотнув, я облизала пересохшие губы.

Ой… На бледной коже незнакомца вспыхнули синие узоры. На ключицах, в расстегнутом вороте рубашки, на руках и один символ на щеке. Почему-то показалось, что он мысленно выругался. Очень неприлично. У меня же пальцы чесались от желания его заснять.

– Куда летим? – напомнил о своем существовании водитель.

– Круг среди вулканов, – отдал приказ владелец слоттерса. – Нам с тьерой надо кое-что обсудить.

Почему-то я была более чем уверена, что ответ на вопрос, заданный уже несколько минут назад, его совершенно не интересует.

Стальной взгляд вновь сосредоточился на мне.

– Эй, ты вообще умеешь говорить?

Я прикрыла глаза, мысленно прогнала то, что скажу ему сейчас… и произнесла совсем другое:

– Можно тебя сфотографировать?

– Что?..

Холодно уже не было. Внутри я горела в костре смущения.

Стоп. Лучше начать сначала. Тем более я придумала вроде бы соответствующие ситуации слова.

– Я снимала Хельское сияние. У меня есть разрешение. Было то есть. Оно осталось во взорвавшемся слоттерсе.

– То есть ты разом потеряла все деньги, вещи и документы? – Ему явно хотелось, чтобы я быстрее добралась до сути. – Правильно я понимаю?

– Да.

– Отлично. – Это напоминало блеклое воодушевление. – Значит, мы поможем друг другу.

– На самом деле, я надеялась, что вы просто доставите меня к переходу…

– Доставлю, – кивнул блондин. – Через две недели, ровно в день его перенастройки.

– Что?!

Стало настолько не по себе, что захотелось выпрыгнуть из слоттерса на полном ходу, но я не настолько сумасшедшая.

– Мне нужна невеста, чтобы соблюсти некоторые семейные традиции, – пояснил мужчина. – Можно сказать, чтобы получить наследство. Ты сыграешь ее роль.

Э-э.

– Я?

– Именно.

Лучше бы я все-таки прыгнула!

Шансов выжить осталось бы больше.

– Нет! – Я не привыкла повышать голос, в горле сразу же запершило.

– Да, – уверенно возразил противник.

Противостояние взглядов, разумеется, осталось за ним.

– Ни за что! Выпустите меня отсюда! – Я дернулась, но больно ударилась плечом о дверь и от необдуманных движений решила воздержаться. – Сама прекрасно доберусь до перехода.

– Доберешься, а дальше что? – лениво уточнил подозрительный тип. – Тебя примут за нелегалку. Знаешь, чем это наказуемо? Медленной смертью от холода в ледяной тюрьме.

Не уверена, что смогла скрыть приступ дрожи.

У них тут есть хоть что-нибудь, не связанное с холодом?

– И я не поленюсь связаться со службой контроля за переходом, чтобы сообщить о тебе, – вбил он еще один гвоздь в мою оборону.

– Но у меня были все документы! – простонала отчаянно.

– Чем докажешь? – На холодном, будто заиндевевшем, лице совершенно неестественно нарисовалась очаровательная улыбка.

Хотелось скулить от бессилия.

Забиться в угол, спрятаться…

Дышать. Мне опять трудно дышать.

– Сволочь, – прошептала одними губами.

В совершенном облике ожившей ледяной статуи ничего не дрогнуло. Он взял с подставки планшет, несколько раз коснулся экрана, набирая текст, и продемонстрировал мне результат. Пришлось трижды прочесть, чтобы сквозь туман, застлавший разум, до меня дошел смысл. Там было про тот самый закон, по которому, если мне не поверят, мне правда грозила ледяная тюрьма. И не факт, что перед этим мне предоставят возможность связаться с Мирой.

– Полагаю, тебе будет лучше принять условия сделки, – подытожил ледяной мерзавец.

– Это не сделка, это шантаж с угрозой для жизни. – Когда говоришь, дышать немного легче. В этот раз.

– Пусть так. – Его любая формулировка устраивала. – Договорились?

– Ты не оставил мне выбора.

Возможно, я попытаюсь сбежать. Или нет.

Осторожно посмотрела на водителя – он спокойно управлял слоттерсом, не передавая ответственность автопилоту, и его шея и плечи не казались напряженными. В то же время он точно нас слышал, потому что стекло, отделяющее заднее сиденье, не было опущено. Видимо, манера хозяина вести дела для него не нова. Что это за измерение такое, где можно напасть на человека средь бела дня и прилюдно, а потом вместо помощи шантажом вовлекать в какие-то интриги?!

– Отлично, – кивнул ледяной. – Не делай такое лицо. Мне все это тоже не доставляет удовольствия.

– Сомневаюсь, что тебе в принципе доступно это чувство.

Не стоило этого говорить. Не вслух. Он дернулся, как если бы я его ударила. Едва заметно. Почти незаметно, на самом деле, но я внимательная. Черт. Неужели попала в точку? Опыт общения с отморозками подсказывал, что мне это припомнят. Но не прямо сейчас, потому что следующие его слова были обращены к водителю:

– Летим в «Иннис». Попробуем превратить ее во что-то, хотя бы отдаленно похожее на невесту.

Что-о?!

Что-то?!

– Времени нет, – сдержанно заметил парень, который управлял слоттерсом.

– Значит, опоздаем на церемонию, – равнодушно отмахнулся тот, который управлял ситуацией.

– Семья будет недовольна.

– Что ж, возможно, я наконец испытаю удовольствие, которое до сих пор было мне недоступно, – усмехнулся он… вроде бы даже искренне… а потом повернулся ко мне и бесстыже подмигнул.

Удавка на шее ощутимо ослабилась.

Я в очередной раз за этот безумный день сделала то, чего никак от себя не ожидала. Направила на него камеру и… Ничего.

– Я не разрешал, – напомнил ледяной.

– Хуже уже не будет, – буркнула я.

Да что ж такое?!

– Блин…

– Что там у тебя? – заинтересовался он.

– Камера не работает.

Точно заинтересовался. Выражение глаз немного изменилось.

– Разберемся с этим потом. Сейчас правда нет времени. – Он вдруг сжал мою руку. – Честно, разберемся. Мне любопытно узнать, что ты там такого наснимала.

Слоттерс уже снижался. В том числе и поэтому я не стала возражать, просто высвободила свою руку и крепче сжала камеру. Ее взяла с собой в магазин, и снисходительный взгляд ледяного сумасшедшего меня нисколько не задел. Пусть думает, что хочет. Я о нем тоже не самого высокого мнения.

Купленное платье как две капли воды походило на то, которое взорвалось в слоттерсе: длинное до пола, тончайшей ажурной вязки, достаточно теплое… и я начала чесаться уже через минуту. Ненавижу Тенерру!

– Чем плоха моя одежда? – не выдержала, когда мы уже покидали магазин.

Ледяной, пока я торчала в примерочной, успел сходить еще куда-то, потому что в руках держал небольшой сверток.

– В ней ты похожа на мальчишку.

– А?!

– Ага.

– Я точно не похожа на мальчишку!

– В платье – нет, – согласился он.

Мазнула взглядом по своему отражению в витрине. Непривычно, не сказать, что красиво, но… я почти вписываюсь. Все потому, что не загораю из-за аллергии. В итоге бледная, как местные.

Задумавшись, наступила на край юбки и… точно упала бы, если бы «жених» не поймал.

Сорвала дыхание, шарахнулась в сторону, но он не отпустил. Посмотрел, как на огромную проблему, но не отпустил.

– Ты когда-нибудь раньше видела платье? – осведомилась эта ледяная заноза.

– Не поверишь, даже носила.

– Действительно, не верю.

В следующий момент он подхватил меня на руки и понес к выходу из торгового центра.

Небо… Серьезно?

– Эй, пусти меня! – забилась в его руках, но, конечно, бессмысленно.

– Затихни.

– Я не люблю, когда меня трогают!

Ненавижу. И это еще мягко выражаясь.

– Учту. По возможности, – кивнул мой мучитель и, конечно, никуда не отпустил. – Лучше подержи тельи.

И подбросил сверток так, что он буквально прилетел мне в свободную руку.

Схватила.

Нащупала что-то мягкое внутри.

Кажется, прошла невыносимая вечность, прежде чем меня бросили на мягкое сиденье слоттерса. Наблюдавший эту картину водитель даже бровью не повел. Такой же… отмороженный.

– Меня зовут Эрихард, – назвался мой мучитель, забираясь в слоттерс с другой стороны.

Я отодвинулась от него насколько позволяло пространство и обхватила себя руками за плечи. Это просто сон… Холодный, бессмысленный, кошмарный сон, один из тех, что засовывают меня в ситуации, из которых я не нахожу выхода.

Только сон.

Легкий шорох заставил вздрогнуть.

Моргнув, обнаружила, что ледяной зачем-то сфотографировал меня на планшет. Вроде бы ничего такого, но мне не понравилось.

– Что ты собираешься с этим делать? – нервно спросила я.

Голова шла кругом. Не припомню, чтобы в последние несколько лет я столько разговаривала с посторонним человеком. Слишком много для меня. Уже начинает мутить от избытка общения.

– Из тебя же слова лишнего не вытянешь, – посетовал этот… Эрихард. – Так будет определенно быстрее.

Искать информацию.

Ясно.

Скрывать мне особенно нечего, и я откинулась на мягкую спинку. Расслабиться, правда, не получилось, тело под шерстяным платьем мучительно зудело. Я согрелась, да. Или на время перестала замечать холод. И выбрала самое мягкое платье из всех предложенных в магазине. Но все равно получила какой-то пыточный инструмент для своей нежной кожи.

– Опоздание уже полтора часа, – проинформировал нас водитель.

– Летим, – не отрываясь от планшета, скомандовал Эрихард.

Его взгляд жадно впился в экран. Минуту спустя я разобрала многозначительное хмыканье. Интересно, что он там вычитал. Но пусть лучше молчит и читает дальше. Что угодно, лишь бы не лез с разговорами и руками.

Повернулась к окну, и дух захватило от видов. Заиндевевший лес, сразу несколько вулканов вдалеке, и дымка над ними, будто сизая шаль. Подушечки пальцев сразу же зачесались, а я даже снять красоту не могу… Поездки провальнее у меня в жизни не было. Начинаю понимать, почему в Тенерру обычно не возвращаются во второй раз. Даже если тебя не прикончат в первый, все точно пойдет наперекосяк.

– У тебя красивые работы, – похвалил Эрихард.

– Ага. – Не поворачиваясь.

Я не хочу разговаривать.

Пусть хоть невестой обзовет, только сегодня больше не трогает.

– И красивое имя, – не угомонился ледяной и протянул, будто пробуя звуки на вкус: – Ллана…

В его голосе слышался треск мороза и завывание вьюги. А лицо особенно ничего не выражало. Я специально оторвалась от окна, чтобы убедиться.

– Чтобы не попасть в неловкую ситуацию во время церемонии, ты должна знать некоторые вещи, – перешел к важному он. – Твоего жениха зовут тьер Эрихард Рошшский, будущий арлорд Талайский, вероятный наследник удела Алай.

Я слушала вполуха, не концентрируясь на непонятном.

Знать что-либо о женихе, которого мне не надо, желания не было никакого.

Тьер Эрихард мне не очень-то нравится уже сейчас, а ведь мы еще толком не знакомы. То есть худших его сторон я пока не видела. Ну какой жених, а? Даже понарошку.

– К тебе будут обращаться «тьера Ллана», – продолжал он. – Не переживай, ничего сложного пока делать не придется. Побольше молчи. Не спорь. Будь предельно осторожна с моей семьей. Избегай прямых взглядов на старших. Старайся не показывать эмоций и особенно не показывать, что тебе холодно, это считается отвратительной слабостью. Как к иностранке, к тебе будут снисходительны, но все равно приложи немного усилий.

Молчать? Это я могу!

Стоп, что он там сказал про холод?..

Я вскинула на него слегка ошарашенный взгляд.

– То есть… тебе тоже холодно? – спросила недоверчиво.

Он подался ко мне, грубейше нарушая личное пространство, склонился к самому уху и прошептал:

– Конечно.

Открыла бы рот от удивления, но тут случилось еще кое-что. Пора уже привыкнуть, что сегодня события несутся с головокружительной быстротой.

Слоттерс тряхнуло – это мы резко сбросили скорость и практически зависли в воздухе.

– Нэйл? – мгновенно отреагировал ледяной и зачем-то придержал меня за плечо.

– Там на наследника Бергаттов напали.

– Что, уже? – Вот, кажется, он ни капли не удивился. – Приятно видеть, что не только меня ждут дома.

– Вмешаемся или…

Эрихард почему-то смерил меня долгим взглядом и медленно кивнул. Я осторожно повела плечом и чуть сдвинулась, избавляясь от прикосновения. Обязательно постоянно трогать?

– Сможешь поджечь вон те деревья? – уточнил «жених».

Бритый затылок Нэйла дернулся, пальцы забегали по панели управления. Эрихард одновременно набирал что-то на планшете. Алая вспышка – и заснеженные деревья вспыхнули, как пучок сухой травы.

Мысленно я задала сотню вопросов, но вслух… ни единого.

– Отклоняйся, – продолжал руководить Эрихард.

– Нас заметили. – Нэйл сначала исполнил приказ, а только потом высказал свое мнение.

Полыхало уже основательно, нас чудом не зацепило. При этом мой «жених» взирал на жуткие языки пламени с заметным удовлетворением, будто всю жизнь мечтал спалить родное измерение.

– Не факт, что технические возможности позволят им перелететь огонь, – отозвался он. – А если и позволят, с минуты на минуту им станет не до нас. Мм-м? Уже стало.

Шесть слоттерсов, на каждом эмблема – три снежинки. Слышался вой сирены. Звучала какая-то команда, но чтобы мой переводчик сработал, источник звука должен быть ближе. Так я ничего не понимала. А вот Нэйл заметно занервничал и увел нас как можно дальше.

– Не стоило так удирать, – усмехнулся самый ледяной из нас троих. – Это за ними.

– Ты уверен? – Водитель практически огрызнулся.

– Сам же в подразделение Холодного Контроля сообщил.

Точно же, в Тенерре костры запрещены, как и любое проявление живого огня. Кажется, за это тоже светит ледяная тюрьма. В плане наказаний местные поразительно однообразны.

Нэйл почему-то в восторг не пришел, но покосился на меня и сдержался.

Лишь сухо заметил:

– Опаздываем уже на два часа, а еще примерно час полета.

– Отлично, – нисколько не огорчился его шеф.

В окно почти не смотрела. Снежная сказка снаружи завораживала. Мы летели над лесом, где деревья напоминали белоснежные изваяния и лишь изредка попадались окруженные глухими стенами дома, больше похожие на современные замки. Но невозможность снимать болью отдавалась в пальцах, и я старалась переключиться на что-то другое.

Сложилось впечатление, что Эрихард не очень-то рвется домой. Интересно, что нас там ждет? Точнее, совсем не интересно, но ведь все равно придется узнать, и лучше бы мне подготовиться. Но я так и не спросила ничего.

– Тебя кто-то обидел? – Вопрос заставил меня подпрыгнуть на сиденье.

– Нет.

– Мужчина?

– Нет!

Ну почему обязательно лезть в личное?!

– Ты уже больше часа демонстрируешь поведение жертвы, которой не помогли, – с предельно спокойной, даже отрешенной мордой заявил ледяной. – И это не вяжется с тем, что написано в твоей анкете.

Анкета? Какая еще… А, речь, наверное, о тех вопросах, на которые я отвечала, чтобы получить разрешение посетить Тенерское измерение. Что сказать, я умею выдавать правильные слова в нужный момент.

– Если бы я написала, что страшно мерзну, десять раз прокручиваю в голове фразу, перед тем как сказать ее вслух, и считаю половину местных правил диким бредом, меня бы сюда не пустили, – отозвалась раздраженно.

– Значит, ты не катаешься на коньках, не готовишь утку под снежно-брусничным соусом и не проявляла ледяную рассудительность в тех нескольких ситуациях, которые описала в анкете? – насмешливо изогнул бровь Эрихард.

– Зато у меня хорошо с фантазией, и я умею в важный момент сказать то, что от меня хотят услышать.

Что в эту минуту и продемонстрировала.

Даже водитель впечатленно хмыкнул.

– Да ты просто тайна за ледяными печатями, Ллана, – протянул «жених», вновь катая мое имя на языке.

Так, меня это достало!

– Кажется, мы до сих пор не обсудили наше сотрудничество, – прозвучало почти твердо. – Так вот. Я терпеливо притворяюсь невестой, хотя худшую невесту, на мой взгляд, найти трудно. А ты не лезешь в душу, не пристаешь с разговорами и не распускаешь руки. Нейтральная вежливость вполне подойдет. И через две недели доставляешь меня к переходу со всем необходимым, чтобы покинуть Тенерру.

– Иначе что? – вызывающе посмотрел на меня ледяной.

– При первой же встрече с твоей семьей я громко скажу им правду. И всей остальной Тенерре тоже скажу.

Все еще твердо. Молодец.

Я больше не жертва.

Просто не всегда помню об этом.

Эрихард долго и пристально разглядывал меня, и на его теле вновь вспыхнули погасшие некоторое время назад узоры. Никаких «Ты не сделаешь этого» не прозвучало. Хотя бы он воздержался от банальностей.

– И ночью мы не займемся любовью? – серьезно уточнил этот отмороженный. – Эй, спокойно, не надо пытаться открыть дверь! Шутить с тобой тоже нельзя? То, что ты описала, приблизительно похоже на типичные отношения большинства тенерских пар. Думаю, справлюсь.

Кивнула.

Вот и договорились.

 

В следующий раз меня потревожили через некоторое время. Я успела задремать и негромко вскрикнула, когда «жених» тронул меня за плечо.

– Извини. На голос ты не реагировала. – Руку, правда, сразу убрал. Врун. Я сплю очень чутко. – Разувайся.

– Зачем?

Изверги. Нормально же сидела!

– Невеста входит в семью жениха в тельях. – Эрихард потряс у меня перед носом двумя кружевными тряпочками. – Не в обуви.

Бритый затылок совершенно ничего не выражал, но я почему-то была уверена, Нэйл там погано усмехается. Чувствовала же, что меня заставят пожалеть обо всех опрометчивых решениях последних часов! Ну, вот оно.

Хотелось пить, из-за этого горло саднило.

Но я не стала просить, послушно наклонилась и принялась избавляться от обуви. Ненавижу Тенерру! И ледяных отморозков.

Один такой даже не подумал отвернуться, пока я извивалась на сиденье, стаскивая чулки и одновременно стараясь следить, чтобы юбки прикрывали все стратегически важное. Оценивающе так наблюдал.

– Достаточно грациозно, – вынес вердикт, когда я закончила. – Ты случайно танцами не занималась?

– Нет.

Взяла у него проклятые тельи.

Застегнула браслет на ноге и набросила петельку на большой палец.

Нежное кружево морозным узором покрывало верхнюю часть ступни, оставляя подошву голой. Замечательно! Сказочно просто! И, конечно же, никакого замаскированного согревающего эффекта, как я наивно надеялась.

Мы снизились и теперь летели четко над дорогой. Впереди уже показался дом, больше похожий на огромный мрачный замок.

Взгляд Эрихарда замер на камере, которую я опять прижимала к себе. Остальные вещи, включая недавно снятые чулки, у меня уже отобрали и сложили в бумажный пакет.

Нет!

Ни за что.

Камеру не оставлю, даже если мне на крови поклянутся, что через пять минут вернут.

Я приготовилась выдержать битву до последней капли крови, но «жених» неожиданно кивнул. Сдался еще до того, как начался спор. Наверное, хочет уколоть семью еще и этим.

Зачем оно ему?

Придумать убедительный ответ не успела.

Охранная система сняла контур, впуская нас на территорию. Кроме высоких стен здесь были еще и башенки, внутри которых горели красные огни. Казалось, вот-вот по нам начнут стрелять. Уютно и гостеприимно, нечего сказать!

Слоттерс опустился на специальной площадке.

Двери поднялись, выпуская нас.

Внутрь сразу же проник холод, проморозил насквозь, я даже закашлялась. Чтоб этих ледышек!

Дернулась выйти, но Эрихард придержал за руку.

– Сиди.

Сам выбрался и пока обходил слоттерс, я нервно потерла запястье, будто стремясь избавиться от следа прикосновения. Пора подумать о штрафных санкциях за нарушение правила «не распускать руки». А то меня так надолго не хватит.

Оказавшись с моей стороны, Эрихард наклонился, вынул меня из слоттерса и так и понес к дому.

Если бы не пронизывающий холод, я бы точно заорала!

Вместо этого с трудом вернула дыхание и скользнула взглядом по встречающим. Их было много. Складывалось впечатление, что все обитатели замка вышли встречать Эрихарда, обо мне никто не знал до последней минуты. Из ситуации можно смело делать вывод, что отсутствовал дома он долго.

– Семь лет, – шепнул «жених» над моей макушкой.

Надеюсь, глаза у меня округлились не слишком заметно.

Понятно тогда.

Хотя нет, вообще ничего не понятно!

Люди в форменной одежде по левую сторону, так понимаю, работали здесь. Они выглядели более коренастыми и крепкими, имели мрачные лица, некоторые вообще нами не интересовались, а другие смотрели с сочувствием на обоих. Занятно. Нехорошее предчувствие усилилось. Тем временем Эрихард уверенно шел к крыльцу. И, надо заметить, делал это так, словно я у него на руках ничего не весила. Ах да, у них же тут в любой ситуации принято «делать вид». Из-под полуопущенных ресниц я предельно осторожно посмотрела на стоящих с другой стороны…

Удобнее было бы делать это через камеру, так я увидела бы больше, но и сама сделала кое-какие выводы. Всю семью объединяла призрачная худоба, высокие острые скулы и белокурые волосы. Самая взрослая женщина, наверное, мать. Ее совсем не разнесло с годами, а морозу во взгляде могли позавидовать все холода Тенерры. Старший из мужчин был лет на пятнадцать моложе ее. Симпатичный, совсем не тощий и тоже со вспыхивающими узорами на коже. Жаль, так и не получилось посмотреть на них по-другому. Рядом с ним топтался долговязый субтильный парень в больших очках. Здесь же прекрасными ледяными статуями застыли четыре одинаковые девушки, почти мои ровесницы, чуть старше или младше меня.

Наше шествие сопровождалось тщательно скрываемым изумлением. Нет, никто не пошевелился. И лица семейства ничего не выражали, будто к ним примерзли инеевые маски. Но оно предвкушением бури разлилось в воздухе и в любой момент угрожало обрушиться на чью-то голову.

Голова, впрочем, повинной не была. Эрихард откровенно наслаждался.

Поравнялся с матерью и старшим из мужчин.

Меня по-прежнему держал на руках.

Тишина звенела невидимыми льдинками. Пульс барабанной дробью отдавался в ушах.

Разве что не насвистывая, Эрихард прошел по коридору из людей к лестнице.

Всего несколько шагов оставалось, когда отмерла мать:

– Что ты себе позволяешь, наглый мальчишка?! Мы ждем тебя больше трех часов! Арлорд ждет! – Она кивнула на мужчину рядом. Видимо, он все же не родственник. – Семь лет в Стали так и не научили тебя уважать правила.

Эрихард остановился, но ни вернуться, ни хотя бы повернуться, чтобы смотреть на нее, не посчитал нужным.

– Перед возвращением у меня возникли некоторые сложности. Пришлось их решать. – «Почтительно» кивнул в никуда. – Арлорд. Какой вьюгой?

– Прошу меня простить за моего сына, арлорд, – перебила мать. – Ему по-прежнему недостает льда.

Обнаружив тонкую усмешку на бледных губах «жениха», лично я склонна была считать, что ему хватает и льда, и стали, и… что они тут еще любят? Просто ему нравится тыкать ледяной сосулькой в подмороженное семейство.

– Тем хуже для него и лучше для меня, – равнодушно отметил арлорд.

И чего она перед ним стелется?

– А что это за девушка у тебя на руках? – Ой, меня заметили. – Почему на ней тельи? Где Белеанна?!

Вот теперь Эрихард все же повернулся. Чтобы продемонстрировать раздражитель всем интересующимся.

– Белеанна решила больше не быть моей невестой, – сообщил семье ледяной. – Но это и к лучшему, потому что я влюбился. Знакомьтесь, это Ллана. И, во‐первых, я на ней женюсь, а во‐вторых, любой, повторяю, любой, кто посмеет хотя бы вздохнуть в ее сторону, умрет. Медленно, красочно и очень болезненно. Это понятно?

Сестрички и тощий мальчик дружно кивнули.

– Ты… что сделал?.. – переспросила мать с такой интонацией, будто ее драгоценный отпрыск тут не о помолвке сообщил, а… ну, скажем, объявил во всеуслышание, что владеет магией огня и в качестве демонстрации поджег родовое гнездо.

Нет же.

Так с чего нервничать?

– Влюбился, – повторил Эрихард уверенно и громко. – Знаешь, становится тепло, даже жарко, сердце бьется быстрее и хочется прокричать о своих чувствах на весь мир…

Он сиял глазами… и даже покружил меня. Надо с ним быть осторожнее, он хороший актер. Отличный. Главная ледышка, кажется, сейчас инеем от негодования покроется. Хотя логика в его поведении прослеживалась. Как еще он мог объяснить появление издерганной иностранки и свою выходку с невестой на руках?

Мать была в шоке и ярости и, кажется, задумала возражать, но вмешался арлорд:

– Тьера, ваши чувства взаимны? – Он задавал правильные вопросы с ледяным равнодушием. Меня слегка передернуло от такого контраста. – Вы знаете, на что идете? Является ли ваше решение обдуманным и добровольным?

– Да, – тем не менее ответила четко.

Знаю, что тысячу раз пожалею, и скоро. Но отступать все равно некуда.

– В таком случае не вижу препятствий. – Вскинув руку, арлорд пресек любые возражения. – Я одобряю этот союз.

Усадив меня на согнутое колено, так чтобы мне не приходилось касаться ногами расчищенной и уложенной бордовыми камнями дорожки, Эрихард надел мне на палец кольцо. Затем повернул руку таким образом, чтобы камень засиял бликами в отсветах горящих фонарей. И еще немного – под этим углом блики пропали, зато внутри камня явственно проступили очертания снежинки.

Ледяной удовлетворенно улыбнулся, поднес мои пальчики к губам и поцеловал место рядом с кольцом. Показалось, что его сестры затаили дыхание от восторга. Меня же прошил холод. Всю руку, до самого плеча. В его прикосновениях не было и капли тепла.

– Она должна идти, – вмешалась неугомонная мать. – Подняться по Лестнице Невест в отведенную ей комнату. Только если дойдет, обручение считается.

Мегера замороженная!

Эрихард медленно опустил меня на землю.

О… Меня будто ледяным штырем проткнули. Холод пронесся от подошв до самой макушки. Губы приоткрылись в беззвучном крике. Я не сдерживалась, просто… Не важно. Дыхание обожгло горло ледяным пламенем. Надежда, что тельи содержат какой-нибудь согревающий секрет, рассыпалась ледяной крошкой во второй раз.

– Не стой, – кажется, одними губами сказал «жених». – Иди.

С трудом веря, что правда влипла в этот морозный кошмар, я сделала первый шаг. Как по острым иглам. Промораживающим и раскаленным одновременно. Больно. Слезы будто замерзали в глазах, жалили их, отдавались болью в висках. Хотелось кричать, хотя бы всхлипнуть, но… на меня все смотрели, и я не могла издать ни звука.

Еще шаг. Уже лестница.

Взбираться по ступенькам оказалось еще труднее и больнее.

Я чувствовала каждый взгляд. Они пробирались под платье, дополнительной порцией холода расползались по телу. Дойдет – не дойдет? Почему она не ноет? Вот сейчас точно грохнется! Лучше бы и в самом деле не дошла… Эрихард просто смотрел, будто его происходящее вообще не касалось. Равнодушно. Отрешенно. Страшно… В какой-то момент голову посетила мысль, что если я сейчас все испорчу, он просто свернет мне шею.

Между тем уже была середина лестницы.

Проклятая Тенерра! Я почти не чувствовала тела, давилась воздухом и сжимала зубы едва не до хруста, чтобы они не стучали.

Ненавижу это все.

Давай, еще шажочек.

Последний.

И еще один…

Скованная холодом, я пропустила момент, когда Эрихард поравнялся со мной и взял за руку. Чуть не упала от его прикосновения. Оно отрезвило, оживило, вернуло ясность мыслей и ощущений, но совсем не дало тепла. Я теперь даже боль чувствовала острее. И все же… Было странно. Десятки невидимых молний от кончиков пальцев пронзали руку. И я чувствовала себя так… будто прямо сейчас на самом деле становилась невестой, может, даже женой.

Принадлежала.

Принимала.

Обещала идти с ним до конца.

Куда угодно.

Ну у меня и фантазия! Или это бред от холода?

– Эрихард, мой мальчик… – опомнилась мать, и в ее голосе отчетливо слышались издевательские нотки.

– Она идет сама, – спокойно отозвался он. – Я ничем не помогаю, просто показываю дорогу.

– Оставь их, Ильмара, – вмешался арлорд. – Девочка отлично держится для чужачки.

Вот оно, снисхождение.

Впрочем, мы с Эрихардом уже скрылись за дверью.

Просторный полутемный холл особенно не разглядывала. Заметила только неровный каменный пол, по которому ступать было не только холодно, но и неудобно, и приоткрытую дверь, откуда лился серебристый свет.

«Жених» свернул туда, не к главной лестнице, загибавшейся полукругом.

Я мысленно выругалась, увидев крутую, почти вертикальную лестницу с узкими ступеньками, большей частью покрытыми ледяной коркой. Мысленно же высказала все, что думаю о местных традициях и всех их участниках. Мать их ледяную бабушку, я не смогу здесь подняться!

Даже в обуви не сумела бы.

Эрихард обозрел меня, еле живую от холода, убийственную лестницу и… опять подхватил на руки, и я опомниться не успела, как мы оказались вверху. Холл заполнило семейство, но мы уже пересекли коридор.

Эрихард толкнул плечом дверь и сгрузил меня на кровать.

Узоры на его коже опять светились.

А меня трясло, причем так, что я только с третьей попытки смогла заползти под меховое покрывало. Тело не слушалось. Слезы неконтролируемо текли по щекам и казались такими горячими, что я всерьез опасалась, как бы не остались ожоги.

– Молодец, – сдержанно похвалил «жених». – Ты великолепно справилась.

– Ненавижу. – Не уверена, что в стуке зубов можно было разобрать слова. – Ненавижу тебя…

Но он разобрал. Не помешало даже одеяло, под которое я заползла с головой.

– Не меня, холод, – поправил зачем-то.

Хлюп.

Жаркими волнами накатывала истерика.

Хотелось, чтобы все исчезли. Спрятаться. Просто прийти в себя. И чтобы весь этот ледяной кошмар оказался просто плохим сном. Дрожь все усиливалась. Рыдания мешали дышать. Ноги горели, как если бы я шла не по холодному полу, а по раскаленным углям.

Голос Ильмары где-то далеко сообщил, что спину следовало держать ровнее и идти медленнее, но ничего, для необученной чужачки и так сойдет. Арлорд сказал несколько слов восхищения и откланялся. Звуки слышались все дальше. Меня качало на раскаленных волнах…

Треск огня, наверное, вообще был галлюцинацией.

– Задохнешься, – прошептал Эрихард и опять беспардонно вторгся в мое личное пространство – то есть чуть сдвинул одеяло, высвобождая хотя бы нос. Зачем-то тронул пальцами спутанные волосы. – Знаю, это худший день в твоей жизни. Хотел бы сказать, что мне жаль, но мне не жаль. Одно могу обещать, он никогда больше не повторится.

Я разлепила мутные от слез глаза и прошептала потрескавшимися губами:

– Было и хуже.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/2
Категория: Попаданцы в фзнтези | Просмотров: 81 | Добавил: admin | Теги: Сталь и серебро. Книга 1, Катерина Полянская
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх