Новинки » 2020 » Май » 12 » Дмитрий Марков. Цена жизни
20:01

Дмитрий Марков. Цена жизни

Дмитрий Марков. Цена жизни

Дмитрий Марков

Цена жизни


черновик

Жанр. Попаданцы во времени, Историческая фантастика, альтернативная история, боевая фантастика

Человек из нашего времени попадает в прошлое, а если конкретнее в 1941 год. Там он был майором, здесь он курсант, да ещё и в другом теле. На носу Великая Отечественная война, к которой он, как оказалось, морально не готов. Сможет ли он стать полевым командиром, а не штабной крысой. Получится ли завоевать авторитет в глазах начальства и простых бойцов.


 
Книга 1

Пролог

Я жив, определённо жив – проскочила первая мысль и тут же скрылась за болью. Нет, не так, за БОЛЬЮ.

Голова раскалывалась, казалось, что черепную коробку пронзают тысячи острейших игл, вбиваемых пудовыми молотами.

Я закричал, но из моего рта вырвался едва-едва различимый стон, который впрочем был услышан.

Раздались тихие шаги и через пару секунд в меня вливали живительную влагу. Когда же я закашлялся, вода перестала поступать и молодой женский голос сказал: ,,Спите, курсант, спите. Все будет хорошо’’.

И как не странно эти слова возымели эффект, уж не знаю подмешали мне что-то в воду или меня усыпил ласковый тон говорившей, а может и то и другое, однако я стал постепенно проваливаться в забытье.

После этого я ещё несколько раз приходил в себя, но открыть глаза мне не давала тугая повязка. В сознании я проводил слишком мало времени, чтобы начать паниковать, но этот факт меня определенно нервировал и тревожные мысли то и дело приходили мне в голову. Самой популярной из них была: ,,Неужели я ослеп’’, но верить в это я решительно не хотел.

Тем более был успокаивающий фактор, боль в голове понемногу отступала.

*****

Во время одного из последних пробуждений, мне вспомнились единственные слова, которые я услышал: ,,Спите, курсант, спите.’’

Какой к черту курсант? Я - Романцов Виктор Сергеевич 1987 года рождения, военнослужащий РФ: майор сухопутных войск. Так какой, Я, курсант?

Похоже кто-то заметил, что я снова прихожу в себя и мне в который уже раз, дали микстуру. Перед тем как вырубиться, в голову мне пришла последняя, самая здравая за этот день, мысль:

Возможно, этот голос и эта фраза мне просто померещились, ведь больше никто не говорил со мной. Судя по всему, у меня в наличии сотрясение мозга, а в таком состоянии человеку может привидеться все, что угодно.

*****

Я открыл глаза, повязки на них не было, хотя голова все также была забинтована, но это никак не мешало мне начать рассматривать помещение, в котором я находился.

Покрутив головой, я понял, что это пустая больничная палата, если не считать меня. Её вид был старомодным и это не выражалось в чем-то конкретном, но её легко можно было ощутить.

Из размышлений меня вырвала открывшаяся дверь. В помещение уверенно вошёл мужчина, на вскидку ему было, где-то около 40 лет. И хотя на нём был стандартный медицинский белый халат, было ощущение, что передо мной стоит не медик. Уверенный, цепкий, я бы сказал, ощупывающий взгляд, и строгая военная выправка выдавали этого человека.

При его появлении я порывался встать, но при резком движении, голова вновь пошла кругом. А врач тотчас же нахмурился и не терпящим возражения, командным голосом сказал-отдал приказ: лежать.

Я повиновался, врач подошел к моей койке и опустился на стоящий рядом с ней стул, помолчал, рассматривая меня, и сказал, неожиданно тепло улыбнувшись: ,,Ну что, больной, давайте знакомиться. Я - Антонов Михаил Степанович - дежурный и, по совместительству, ваш лечащий врач, а вас, товарищ, если я не ошибаюсь, зовут Звягин Виктор Михайлович. И прибыли вы к нам прямо из Московского Пехотного училища. Верно излагаю, курсант?

Я был удивлён, даже озадачен, но тем не менее начал говорить: ,,Я не.....

А следующее слово застряло в горле, пришпиленное лавиной мыслей, мозг заработал с необыкновенной скоростью и начал складывать факты :

Первое - слова той девушки: ,,Спите, курсант, спите. Всё будет хорошо’’, - не факт конечно, что эти слова действительно были произнесены, но допустим.

Факт второй - старомодный вид палаты.

Однако эти факты слишком незначительны, но при наличии иных, более весомых, могут дополнить картину.

Я припомнил слово произнесённое доктором: ,,Товарищ’’,- и то, что он меня наградил чужим именем, как он там сказал: ,,Звягин Виктор Михайлович’’,- породило во мне подозрение....

Но даже этому я мог придумать множество объяснений и самым простым вариантом тут будет банальнейшая путаница.

Однако, какой-то голос внутри меня тихо и уверенно отвечал на это: ,,Ну допустим, но как ты объяснишь, тот факт, что ты не курсант и, даже при очень сильном желании, тебя нельзя спутать с оным. Как не крути, голос, скорее всего, был прав и его правота тут же подтвердилась, когда я начал отвечать врачу.

Это был не мой, не мой, мать его, голос! Голос был молодым, ещё не до конца окрепшим, что уж точно не вязалось с образом майора, привыкшего командовать.

 

И только сложив все эти факты и проанализировав их, моё сознание выдало: попал, Я ПОПАЛ

Глава 1. Госпиталь

Нельзя сказать, что я не читал книг о попаданцах, бывало и не такое. В юности, я буквально млел, читая подобные рассказы.

Всё изменилось в девятом классе, как говорил ещё живой тогда батя: ,,Взялся за голову, и вынырнул из сказочек’’. Вместо чтения подобной литературы, я стал заниматься спортом и погрузился в учёбу.

Моя жизнь была подчинена строгому расписанию: подъём, пробежка, посещение школы, а после самбо или плавание, в зависимости от дня недели. По выходным я ходил в шахматную секцию.

После тренировок я приходил выжатым, как лимон. Оставшихся сил у меня едва хватало на то, чтобы сделать домашние задания и доползти до кровати. Следовательно, ни о каких фантастических книжках и речи не могло идти. В какой-то момент я просто забыл о бывшем увлечении.

Тем временем жизнь складывалось далеко не худшим образом: окончание школы с золотой медалью, безупречная срочная служба, с присвоением звания младшего сержанта.

Не задолго до окончания срока службы был вызван к командиру нашей военной части. Полковник похвалил меня за отличную службу и лично выдал рекомендацию к зачислению меня в высшее военное заведение РФ.

Я был счастлив с моей золотой медалью, рекомендацией полковника Крестникова и моей физической подготовкой ничего не могло помешать мне стать студентом военного ВУЗа.

Через несколько дней я, радостный, входил в открывшуюся дверь нашей с мамой квартиры. За этот год мама сильно изменилась, было ощущение, что она постарела лет на пять-шесть. Я подошёл и крепко обнял её, но увидев на её лице гримасу боли, тут же отпустил, мама же закашлялась.

После этого я и узнал, что три месяца назад у неё был обнаружен рак легких, четвёртой степени. Мама мне не хотела говорить об этом, когда я был в армии, но, как она мне сама призналась, очень боялась не дожить до моего возвращения.

А через несколько недель она умерла. И это, безусловно, было настоящим ударом для меня. Около месяца я был сам не свой, мне было плевать на всё. Тянуло уйти в запой, но даже молодой я понимал, что такой запой не доведёт до добра.

Я, собрав свои яй*а, то есть силы в кулак, всё же заставил себя поступить. Обучение было не простым, я не раз пожалел, что выбрал стезю военного.

Через пять лет я с отличием окончил ОВА ВС РФ. Дальше служба, продвижение по карьерной лестнице, особенно ярким воспоминанием было то, как я со своими сослуживцами отмечал ,,майора’’. Да и как такое забудешь, когда после дцатого тоста за праздничным столом я поплыл, а в следующий раз я четко осознал себя уже в этом времени.

,,Так Витька, хватит пространных размышлений о жизни’’,- дал я себе отрезвляющую пощёчину: ,,Нужно срочно думать как быть дальше’’.

Я уже давно не был сопливым юнцом, который был уверен, что стоит мне раскрыться и сейчас же все поверят в мою историю и получиться поделиться своим послезнанием. Да и не был я ученым, который мог бы принести предкам технологии на блюдечки.

,,Что же, всю свою предыдущую жизнь я был военным и у меня это, вроде бы, даже неплохо получалось. Так почему бы мне и тут им не быть. В любом случае жить по-другому я не умею, а военные были нужны в любое время, всегда и всем’’,- закончил свою мысль курсант Звягин Виктор Михайлович.

,,Что-то я сильно отвлёкся’’, - пауза тем временем слишком затягивалась, нужно было, что-то сказать и я ни чуточки не играя растерянно произнес: ,,Я не.... помню".

Михаил Степанович тяжело вздохнул и приступил к работе. Начал он с вопросов:

- Скажите юноша, двоится ли у вас в глазах, имеется ли боль при резком движении ими? Может быть, кружится голова или подташнивает, звон в ушах?

Я тщательно прислушивался к себе, пробовал резко двигать глазами, но ничего подобного не было.

- Нет, ничего подобного нет.

- Хм, да и речь у вас четкая и ясная, но при этом я видел, как у вас болела голова, когда вы пытались сесть. У вас наблюдалось нарушение сна, приходилось давать вам снотворное с обезболивающим. А главное - это потеря памяти. Кстати, попытайтесь вспомнить хоть что-то, не торопитесь.

Я честно делал вид, что усердно пытаюсь вспомнить что-либо, но как можно вспомнить то, о чём ты не имеешь и милейшего понятия.

Доктор какое-то время наблюдал за моими потугами, но видимо, устав ждать, сказал:

- Виктор, сядьте, пожалуйста, мне нужно осмотреть ваш затылок. Только делайте это очень медленно и аккуратно, дабы избежать не нужных болей и давайте я лучше помогу вам.

Не без помощи Антонова я медленно сел. Врач же развязал, бинт на голове и рассматривал, что-то видимое ему одному. Когда тот попытался легонько дотронуться до моей головы в затылочной части, снова пришла боль. Я скривился, но промолчал, Михаил Степанович, наблюдавший за моей реакцией, что-то пробормотал себе под нос, но ничего не сказал, лишь восстановив повязку на голове.

Собственно на этом осмотр и закончился, врач только уточнил, нет ли болей или неприятных ощущений, ещё, где-либо кроме головы. Получив мой отрицательный ответ, он снова сел на стул и начал свой рассказ:

,,Вы - Звягин Виктор Михайлович, родились в 1919 году, тут в Москве, на данный момент вы являетесь курсантом Московского командного пехотного училища.

Ну а сейчас вы лежите в палате первого Московского коммунистического военного госпиталя, который, кстати, находится в двух шагах от вашего училища. Вы прибыли к нам четыре дня назад 09.04.1941, у вас гематома на затылочной части черепа, а так же сотрясение мозга. Сколько вам придётся пребывать у нас, пока сказать не могу, нужно понаблюдать за скоростью восстановления вашего организма. На этом осмотр закончен, вечером зайду вас проведать и мы детальнее обсудим процесс вашего лечения”.

Не прощаясь, врач вышел, оставив меня наедине с тяжелыми мыслями. Апрель 1941 года, скоро величайшая война, в которой я приму непосредственное участие. Я рассеяно глядел в потолок и думал о превратностях судьбы. Да черт знает, о чём ещё.

Через несколько минут в палату зашла медсестра. Я даже загляделся на это чудо: юная, почти ребёнок, средний рост, тонкая талия, изящные руки. Из-под белой шапочки выбивались пряди длинных жемчужно-пепельных волос. Её высокую грудь не скрывал даже халат, которой ей был явно великоват. Подозреваю, этот размер был выбран специально, чтобы не смущать девушку невольными взглядами.

Она несла тарелку с чем-то очень аппетитным, я принюхался и голова пошла кругом от одуряюще вкусного аромата.

Тем временем девушка аккуратно присела на самый краешек стула и замешкалась, не зная, куда пристроить блюдо.

Все это я наблюдал с неким умилением. Увидев ее затруднение, и то, как она напряжённо думает, изящно нахмурив бровки я невольно улыбнулся.

Щёчки этой прелести вспыхнули огнём, она со стуком поставила посудину на прикроватную тумбу и мигом выметнулась из помещения, хлопнув напоследок дверью.

Я же, ошарашенный поступком девушки, продолжал пялиться на эту треклятую дверь. При этом мой мозг отстранённо зафиксировал алую мочку, прелестного ушка.

Состояние ошеломлённого оцепенения было не долгим, и через несколько минут я, аккуратно повернувшись на бок, тянул к себе желанную пищу. Господи, никогда не думал, что могу так радоваться простому куриному бульону.

Этот деликатес я оприходовал в считанные секунды, хотя и старался не делать резких движений. Из-за сытости и сегодняшних переживаний меня потянуло в сон. Я и сам не заметил, как провалился в объятья Морфея.

Пробуждение было приятным, я отлично выспался и совсем не чувствовал болей. К моему удивлению я понял, что спал всего на всего часов пять. Солнце не давало соврать.

Совсем забыв о сотрясении и гематоме, я встал и уже направился к двери, когда та самостоятельно открылась. На пороге с открытым ртом стоял мой врач. Он удивленно хлопал глазами и смотрел на меня как на восьмое чудо света.

- Признаться, молодой человек, я думал, что вы будете прикованы к постели ещё недели две не меньше. Как раз хотел распорядиться, чтобы вам принесли газет. Вы же преспокойно ходите по палате и это при том, что очнулись вы буквально сегодня. А судя по вашему веселому взгляду и довольной улыбки, вы ещё и чувствуете себя прекрасно. Это просто поразительно! Мне нужно срочно осмотреть вас.

Антонов осмотрел мою голову, задал несколько вопросов о моем состоянии, после чего, сказав, что скоро вернётся, выскочил из палаты.

Уже через десять минут в помещении собрался целый консилиум из пяти врачей, осмотр снова повторился, на этот раз его проводил другой, видимо самый опытный медик.

Медкомиссия долго спорила о возможностях человеческого организма. В конце концов, два самых молодых врача чуть не устроили драку, доказывая свою правоту. Однако, более старшие коллеги не дали этому произойти, вытолкав оппонентов за дверь. Мне же, принесли стопку газет и я углубился в чтение.

Первой на глаза мне попалась газета ,,Известия’’ и датировалась она сегодняшним днём. Почти весть первичный раздел выпуска был занят статьями о сельскохозяйственных работах, имелись статьи на тему развития культуры СССР, была заметка о новом мировом рекорде по плаванию, поставленным мастером спорта Леонидом Мешковым.

Занимаясь плаванием, я, конечно же, не мог упустить тематику рекордов. Леонид Карпович был и остаётся рекордсменом в некоторых дисциплинах по плаванию даже в 2020 году.

Вот бы встретиться с ним, да и с другими легендарными личностями пообщаться. Но будучи простым курсантом этого не добиться и это ещё раз укрепило меня в мыслях о моем будущем. Тем более, грядёт великая война, за время которой вполне возможно пробиться в верха.

,,Что-то ты слишком размечтался’’, - ехидно замечает внутренний голос: ,,Не забывай, что война это не игрушка. Одна шальная пуля и все твои планы закончатся, впрочем, как и ты’’.

Я лишь отмахнутся от него: ,,Прорвёмся, где наша не пропадала’’, - и продолжил чтение. В правом нижнем углу заметил небольшую заметку о переговорах Сталина с министром иностранных дел Японии.

Что меня удивило, так это то, что про них более ничего не сказано, просто отмечен факт переговоров и нет ни слова о результатах. А насколько я помню, именно эта встреча позволила заключить нейтралитет со страной восходящего солнца.

Собственно на этом первая страничка и закончилась. Второй лист был гораздо интереснее. Его заголовки буквально приковывали взгляд читателя:

1. Вступление Венгрии в войну с Югославией.

2. Расстрел голодной демократии в Бейруте.

3. В Греции, Югославии и Албании ведутся упорные бои.

4. Германские и итальянские войска идут на соединение.

У меня ушло не менее получаса на изучение этих статей. Читал я внимательно, стараясь соотнести эти события с фактами из нашей истории. С поправкой на то, что я хоть и был отличником, но всё же история не являлась моим профильным предметом, и я не мог знать всех фактов. Проанализировав все данные, я пришел к выводу, что события происходят в том же порядке и в тех же временных рамках, что и в нашей реальности.

Этот вывод меня порядком успокоил, можно было выдохнуть, война начнется в срок, а не через пару часов, например.


Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу
5.0/3
Категория: Черновик | Просмотров: 897 | Добавил: admin | Теги: Дмитрий Марков, Цена жизни
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх