Новинки » 2020 » Сентябрь » 7 » Александр Фармагей. Стражи закона равновесия
19:43

Александр Фармагей. Стражи закона равновесия

Александр Фармагей. Стражи закона равновесия

Александр Фармагей

Стражи закона равновесия

 

с 07.09.20

Жанр: боевое фэнтези, историческое фэнтези, книги про волшебников, любовное фэнтези

Роман является продолжением предыдущей книги «Закон равновесия», где полюбившиеся читателям, обретшие бессмертие и магические силы герои продолжают борьбу со служителями тёмных сил.
На помощь им приходит его опыт бойца спецназа, её умение колдовать, древнеславянские Боги и, конечно же, любовь.
События развиваются в Киеве, в Чернигове и во Львове в разные временные эпохи, где путешествуют наши Дмитрий и Ольга.
Книга рассчитана на широкий круг читателей, каждый из которых может в ней найти борьбу со злобными оборотнями и вампирами с их неуёмной жаждой человеческой крови, особенности психологии людей и их подсознательных реакций, исторические и современные описания упомянутых древних городов, мудрые мысли современников и классиков, философские рассуждения, сцены любви и страсти. На помощь нашим героям в этот раз придут, как светлые, так и тёмные Боги, которые чтут «Закон равновесия», домовые, русалки и водяной, а также хранитель пути из Яви в Навь былинный трёхголовый Змей.

Главный критик моего творчества – дочь прямо на рукописи в конце написала: «Срочно пиши третью часть. И пусть у них будет ребёнок, можно мальчик;.

Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 07 сентября 2020
Объем: 230 стр. 6 иллюстраций Рисунки: Каштан Татьяна
ISBN: 9780890007273
Корректор: Елена Сазонова
Правообладатель: Мультимедийное издательство Стрельбицкого
1
Стражи закона равновесия
 
Мы не умираем, пока у нас есть цель, – дождаться внуков, правнуков, написать книгу, увидеть мир, заглянуть в Зазеркалье

Наталья Бехтерева

Мы наконец-то повзрослели,

Мы стали старше на любовь,

Мы на измену постарели,

Пройдя мучительную боль.

Мы пережили ложь, интриги,

Прошли всю грязь, навет, обман

И, написав об этом в книге,

Читаем потрясающий роман.

Где честь поставлена на карту,

Где зло сразило доброту,

Где всё вокруг погрязло в мраке,

А разум отказал уму.

Где сила чувств и всплеск эмоций,

Всепоглащающая боль

Приносит в сердце, несомненно,

Надежду,

Веру и

Л
юбовь!
М. К.



Предисловие

В нынешний век быстросекундия и клипового восприятия мы все реже обращаемся к книгам. Привычнее и удобнее мгновенный просмотр и беглое чтение. Поэтому тем, кто настроен на легкость и быстроту, не стоит тешить себя иллюзиями и браться за предлагаемый роман: он требует вдумчивого прочтения и вопрошает: «А тебе слабо погрузиться в серьёзную литературу, а не фентези-экшн? А ты сможешь понять и удержать заданный градус высоких любовных коллизий? Ты вообще готов узнать, что такое настоящая Любовь?» Перед Вами экспериментальный, по сути, роман, представляющий собой жанровую диффузию – киносценарий и беллетристику, что, безусловно, сможет удовлетворить потребности читателей разного возраста и вкусовых предпочтений.

Кроме того, если за написание художественного произведения берется юнец, его слова порхают, он ищет себя в слове и в мире. Когда же к красному письму проявляет интерес человек с багажом лет и знаний, то идеостиль произведения складывается сам собой, так как автору не надо искать, он реализовался в жизни, его желание – поделиться прожитым, подытожить обретенное. Аллегорические высказывания и научные выкладки, фантастические домыслы и математически точные подсчеты, игра слов и цитаты великих – это, пожалуй, неполный перечень отличительных черт авторского стиля.

Если сказанное тебя заинтриговало, тогда книга для тебя, – наслаждайся! Она, как хорошее вино, постепенно раскроет перед тобой свой аромат и вкус, – поведает известные изречения и, конечно, мнение автора о разных аспектах любви. Этому помогает композиционная структура: беседы главных героев (Ольги и Дмитрия) и второстепенных, многочисленные цитаты, эпиграфы, лирические отступления и прямые авторские рассуждения. Щедрой россыпью предстают стихотворения, наполненные нежностью, уважительным отношением к потенциальным читателям, они исподволь вещают те истины, которыми хотел поделиться автор.

Особенностью романа стали исторические вкрапления, что ненавязчиво вплетаются в сюжетную канву. Чувствуется, что делал их автор с любовью к отечественной истории, с желанием не просто мотивировать современников обратиться к истокам, а ощутить гордость за соплеменников, коими богата наша Родина. Спецификой изложения материала является знание писателем биографических моментов выдающихся личностей, а также его собственное мнение относительно их роли в становлении религии, архитектуры, литературы как в родной стране, так и за ее пределами. Порой автор становится дидактом, ученым с докторской степенью, умудренным жизненным опытом отцом, игривым юношей и военным стратегом. В целом, роман похож на только что распустившийся листок, что трепещет на ветру, радуется солнцу и луне, предвкушает открытие необычного, но такого притягательного мира, где Добро всегда восторжествует над Злом, где Любовь побеждает все преграды и невзгоды. Скорее всего, изначально книга задумывалась, как некая летопись о борьбе между Добром и Злом в разные эпохи с привлечением славянской мифологии. Однако, получилась она намного глубже – о поисках себя в жизни, о вере и безверии, о настоящей любви, о дружбе, то есть о том, что наполняет мир счастьем, когда человек ощущает гармонию со Вселенной, где устанавливается желанное равновесие.
Кандидат филологических наук, доцент

Сазонова Елена

Глава 1. Тёмное беззаконие
Есть вещи, которые прощать нельзя, иначе в мире нарушится равновесие.

Борис Акунин, «Алмазная колесница»

Деревня стояла на опушке леса, на берегу небольшой речушки с тихими заводями, что была полна рыбы, и где местные девушки на Ивана Купала плели венки и пускали их по течению в поисках суженого. Лес кормил грибами и ягодами. Опытные охотники периодически добывали дичь в том количестве, которого хватало на пропитание.

Местные Леший и Водяной заботились о том, чтоб никто не брал добычи более, чем надо, не рыбачил и не охотился для развлечения. Кроме того, эти два магических персонажа очень не любили, когда кто-то бранился в их угодьях. В таких случаях на горе-матерщинников падали сучки, а то и целые ветки деревьев, оставляя синяки и ссадины, появлялась течь в лодке, и нужно было ретироваться, дабы не утонуть.

Если кто-то пытался в нерест рыбачить или весной охотиться в лесу, то с ними происходили разные странные события. Один «случайно» проваливался под лёд и бежал в деревню без оглядки, чтоб согреться и не околеть на морозе насмерть. На другого выходил проснувшийся раньше времени медведь-шатун невиданных размеров. Зверь становился на задние лапы и после негромкого рычания говорил человеческим голосом, что сейчас не время для охоты. И охотник в мокрых от страха штанах бежал, сверкая пятками, боясь кому-либо что-либо рассказывать, ибо могли наказать, или принять за сумасшедшего.

Лесные и водные волшебные сторожа строго следили за порядком и воспитывали население деревни в духе любви к природе и бережному к ней отношению.

Мужики и бабы жили дружно и честно, сеяли и жали хлеб, разводили скот. Всем миром ставили хаты, сараи и другие постройки.

Но вдруг, в одночасье, в селе заметили, что коровы уменьшили удой. Потом молоко парное, вкусное и полезное начало скисать, ну, буквально на глазах, за несколько часов. И из него невозможно было ни кисляк сделать, ни сметану с маслом сбить, ни творог. Но когда некоторые коровы начали доиться кровью, а детишки и мужики повально болеть неизвестной болезнью, чахнуть прямо на глазах, люди заподозрили неладное.

Ближайшая деревня была в полдня пешего хода в направлении полуденного Солнца. Туда отправили девчушку, быстроногую, светловолосую красавицу Любаву, которая с детства чувствовала себя в лесу, как дома. Ей поручили разузнать, как там дела, только ли у них проблемы. Попросили по дороге забежать к старому волхву и лекарю Белотуру, жившему неподалёку от той второй деревни за озером.

Девушка собралась на заре, взяла нехитрой еды, воды в тыквенную флягу и ушла.

Ни в этот день к вечеру, ни на следующий, ни через двое суток она не вернулась. Её родители были в горе, а односельчане решили, что без нечистой силы тут не обошлось. Ещё через день в реке всплыло кверху брюхом несколько сотен рыбин, рядом с деревней нашли мёртвых зайцев и коз без видимых признаков насильственной смерти. Но было впечатление, что из них выпили кровь.

Люди впали в панику… Люди взмолились Великому Роду, Велесу и Перуну, принесли бескровные жертвы, зная, что они жили праведно и Богам не за что было от них отвернуться, а наказание за мелкие грехи не может быть таким тяжёлым.

Охотники вместе с опечаленным отцом пропавшей девочки отправились на поиски ребёнка.



С недавних пор в деревне проживала молодая девушка, по имени Божеслава. Охотники нашли её в лесу, как оказалось без памяти, кроме своего имени, из прошлой жизни она не помнила ничего. Через какое-то время она вышла замуж за одного их лучших парней – молодого и удачливого Горобоя, и родила ему сына. Семья была связана узами любви, где муж и жена души не чаяли друг в друге и маленьком мальчике, ставшем продолжением их рода.

Когда в деревне начались проблемы, муж стал замечать, что Божеслава встревожена и о чём-то переживает. Ей снились сны, от которых она кричала по ночам, подолгу засматривалась на лес и, как будто, видела там что-то или кого-то. Горобой забеспокоился, поскольку видеть то, чего не видят другие, – плохая примета. На вопросы мужа Божеслава отвечала, что ей померещилось, что её волнует, как бы не заболел их мальчик, очень тревожит та напасть, которая пришла в деревню. Это был понятный ему ответ, который, однако, мало успокаивал.

Собравшись, охотники вышли на лесную тропу. На первой же поляне, до которой было пять минут ходу, словно из-под земли совершенно неожиданно перед ними выросла Божеслава. Она стояла, опустив голову, с растрёпанными волосами, закрывавшими лицо, вниз. Зрелище было жутким. Видавшие виды воины остановились. Девушка резким движением простёрла перед собой руки с растопыренными пальцами, открытыми ладонями к охотникам. Она подняла голову, и волосы обнажили часть её лица. Что-то изменилось в окружающей природе, деревья закачались, ветер поднял мелкую листву и песок с тропы. Божеслава открыла глаза – и мужчины увидели, что в них нет зрачков. Это была небесно-голубая бездна с вихрями звёзд внутри. Не то страх, не то морок парализовал их. Они стояли, прижавшись друг к другу, а девушка заговорила незнакомым голосом: «Даро! Славо! Рага![1]». Она говорила долго, повторяя эти заклинания 77 раз. Пыль столбом поднялась вокруг них, окутала небольшим вихрем охотников, растрепав им одежду и волосы. Внезапный ветер охватил ближайшие деревья и закрутил листву, срывая её в фантастическом и жутком танце. Небо потемнело над всеми участниками этой сцены, а потом сквозь тучи ударила молния, и загрохотал гром. Облака разверзлись, необычно яркий луч Солнца осветил головы совершенно ошарашенных путников.

Тёмные волосы Божеславы поднялись вверх и в стороны, растрепались, извиваясь, словно змеи, на протяжении всего действа. Она замолчала, вихри внутри её небесно-голубых глаз замерли, и девушка произнесла глубоким мужским голосом: «Я Велес – повелитель мудрости и тайн мира, страж скота, охотников и землепашцев, водчий на всех путях ваших! Я хранитель Законов и договоров, рассудитель истины! Я слышал ваши мольбы. Никуда не ходите! Иначе погибните все! Всё образумится и станет, как было!!!»

Божеслава упала без чувств. Природа утихла, словно ничего и не было. Вокруг был обычный день. Охотники пришли в себя и переглянулись. На тропе лежала девушка, которая только что говорила голосом Великого Бога. Горобой бросился к жене и начал приводить её в чувство. Через минуту она открыла глаза, которые стали её обычного темного цвета, со зрачками. Она удивлённо оглядывалась вокруг на стоявших над ней мужчин. Последнее, что она помнила, как неведомая сила приказала ей идти в лес. Потом был провал…

Один из юнцов, с опаской поглядывая на Горобоя, произнёс: «Ведьма». Старший из них тут же удержал гневный порыв оскорблённого мужа и сказал: «Если бы она была ведьма, нас бы никто не останавливал, просто убил бы. Растерзали бы дикие звери в лесу, которыми управили злые духи. Она, – он показал на девушку, по-прежнему сидящую под берёзой, и произнёс протяжно: – Бо-же-сла-ва – славящая Богов. И я верю в то, что это было чудо. Великий Велес охранил нас, и к его слову надо прислушаться».

Никто из тех, кто стоял на этой поляне, не знал, что сидящая рядом девушка проживает свою вторую жизнь, подаренную ей Велесом, Перуном, Чернобогом и Марой. В своей первой жизни она многогрешная красавица, которую убили односельчане из ревности и ненависти. Звали её тогда, как мы помним, Чернава, что означает земное воплощение Мары – богини смерти и потустороннего царства Нави. После смерти она долго была в услужении тёмных сил и чёрного князя Бесовала, жившего со своими упырями и вурдалаками на этих землях.

За помощь в установлении справедливости и Закона Равновесия ей даровали жизнь, другое имя, но отобрали память.

Видимо она, сама того не зная, сохранила связь с тонкими мирами и именно поэтому Боги выбрали её для того, чтобы остановить мужчин деревни, не дать им погибнуть от неведомой тёмной силы, доведя им свою волю, использовав её физическую плоть.

Глава 2. Белотур



Тот из людей, кто в состоянии услышать всё многообразие звуков окружающего мира Природы, сможет услышать, как бьётся его сердце в едином порыве со Вселенной, а кто лишь слушает только себя и свои рассуждения, никогда не услышит великолепную Небесную музыку.

kob.in.ua

Тот, кто находит удовольствие в уединении – либо дикий зверь, либо Бог.

Аристотель

Бессмертный светлый волхв Белотур, живущий отшельником, общаясь с лесными добрыми духами, узнал, что недалеко, вокруг одной из окрестных деревень, творится неладное. Он начал замечать больных, ослабленных животных и, что самое странное, не мог уже несколько дней найти в лесу Лешего. Он знал те места, где полюбляет прятаться от человеческого ока лесной страж, приходил туда и говорил: «Дядька Леший! Покажись ни серым волком, ни чёрным вороном, ни елью жаровою, а покажись таковым, каков я есть!» Но Леший не появлялся, а из леса начали убегать звери и улетать птицы.

Белотур оборотился белым орлом и полетел туда, где около непроходимых гнилых болот, захаращенного леса на одной из полян возле большого камня в случаях исключительных ему приходилось встречаться с князем тёмных сил Бесовалом. Белотур и Бесовал были словно две чаши весов, каждая из которых уравновешивала их в жизни окружающих территорий. Они были связаны невидимой нитью с Богами. Белотур с Белобогом, Сварогом, Перуном и другими, кто жил в Прави, с Велесом, который находился на границе миров Прави и Нави, а Бесовал с темным царством Нави, Чернобогом и его любимой и любящей женой Марой.

Бесовал и его слуги питались человеческой злобой и пороками, им Богами было разрешено карать и привлекать на свою сторону плохих людей, лжецов, убийц, воров, сплетников и негодяев всех мастей, пить их кровь и есть их плоть. Но им нельзя было трогать тех, кто живёт праведно и за каждый такой случай они жестоко карались высшими Богами сотнями, а то и тысячами лет под чёрным и страшным холодным Солнцем Нави.

Белотур и Бесовал знали Закон Равновесия. Первый его чтил, второй терпел, но выполнял.

Светлый волхв, прилетев на поляну, вернулся в человеческий облик. Здесь даже в тёплый день веяло холодом, а растительность была уродливой: кривые, словно покрученные чьей-то злобной рукой деревья, колючие кустарники, вместо травы на земле. Тысячелетний старик знал, что его прибытие не останется без внимания охраны тёмного князя. Несколько минут спустя он услышал хлопанье крыльев. К поляне подлетали чёрные птицы с человеческим телом, симметрично как бы надорванными крыльями, напоминавшими древних ящеров. У них были острые, как наконечник копья, хвосты.

Приземлившись, они спрятались в тень. Бесовал, сделав несколько магических пасов, превратился в подобие человека с лицом мертвеца, острыми зубами, чёрным взглядом, подошёл к стоявшему возле камня Белотуру.

– Что привело в мои угодья светлого волхва?

– Скажи, слуга тьмы, ты знаешь, что происходит в окрестных лесах, или это твоих рук дело?

– Я стал замечать влияние сильных тёмных на то, о чём ты говоришь. Но это не мои слуги. Мои все при мне. И с тех пор, как Ольга с тем волком-оборотнем побывали в Нави, никто не нарушает Закон.

– Что говорят Чернобог и Мара?

– Они не знают кто это.

– Что думаешь делать?

– Ничего, – Бесовал улыбнулся оскалом упыря, – пока не произошло ничего такого, что угрожало бы нам. – И он картинно показал на столь же уродливых, как и он, существ, радующихся поодаль тому, что происходит что-то неладное.

Белотур улетел к себе и обратился к Богам, что он делал крайне редко. У него была духовная связь с Богами, которые сотни лет тому назад даровали ему мудрость и бессмертие в обмен на вечное служение светлым силам.

Говорят, Боги всесильны и всезнающи. Но они выстраивают для нас только им понятную нить судьбы, то ли играя с нами, то ли направляя туда, где мы сможем показать свои силы и лучшие качества… или не показать. Они испытывают нас и берут плату за то, что, как они считают, у нас есть, благодаря им.

Так и в этот раз. Боги просто сказали Белотуру, куда идти, не объяснив ничего. Он собрал котомку, взял свой магический посох с резными символами славянских рун и Богов в верхней части, кликнул верного пса Светозара, готового, как и любая другая любимая собака, всеми четырьмя лапами и хвостом всецело служить хозяину, и отправился в путь.

Внутреннее чутьё старого воина и охотника, интуитивное понимание мира, развитое сильнее, чем у любого земного человека, вели его через лес в ту деревню, историю которой мы рассказали ранее.

Двигаясь лесом, он стал замечать, что птицы перестали щебетать, всё вокруг потемнело, словно Солнце зашло за тучи. При этом небо оставалось ясным и безоблачным. Светозар перестал бегать по лесу, а шёл рядом с хозяином, то поскуливая, заглядывал ему в глаза, то рычал гортанным рыком, вздыбливая шерсть на холке.

Мудрый светлый волхв чувствовал противоположную ему негативную энергию вокруг. Но он знал, что тёмные, живущие неподалёку, не только побаивались его гнева, но и чтили его, поэтому понимал, что слуги Бесовала тут не при чём. Никто из них не хотел оказаться в самой тёмной части Нави в рабском унизительном услужении у безжалостных Богов потустороннего мира.

Многие сотни прожитых в разных уголках мира лет сделали его не только практически неуязвимым физически, но и наделили знаниями, защищающими от нечисти, умением лечить заклинаниями, готовить и использовать волшебные зелья, понимать язык птиц и зверей, перемещаться в пространстве и читать мысли других людей. Последнее он никогда не делал без нужды, ибо считал, что человек имеет право оставаться наедине со своими мыслями. К тому же «…без уединения человеку недоступно никакое самосовершенствование. Ночлег и раздумья каждого должны свято охраняться в тиши отдельного помещения…».[2] В мыслях человек должен разбираться сам с собой и в первую очередь себе, а потом уже и другим говорить правду.

Он почувствовал, даже не услышал, а именно почувствовал, сдавленный детский стон, словно мольбу о помощи. Белотур насторожился.

Увиденное вызвало у него бурю негодования, ярость и душевную боль. На небольшой полянке на траве лежала девочка. С обеих сторон от неё сидели на корточках два человека. Один из них был в длинном тёмном плаще с наброшенным на голову капюшоном. Второй – в странном одеянии с большой белой бородой, часть которой пряталась под расшитым, явно не славянского происхождения камзолом. Длинную бороду закинул на плечо, и часть её свисала за спиной.

Самое ужасное было то, что оба они пили кровь девочки, припав с разных сторон к шее бедного ребёнка. Девочка, судя по учащённому дыханию, была жива, но обессилена и бледна от большой кровопотери. Это была светловолосая и ясноглазая Любава, шедшая к Белотуру в поисках помощи. Испуганный этой картиной, но смелый от природы, Светозар с волчьим рычанием ринулся на упырей. Белотур не успел остановить собаку, а с другой стороны фактор внезапности сыграл ему на руку.

Вращая волшебным посохом в трех плоскостях и произнося заклинания, он бросился вперёд. Странные вампиры не проявили страха. У первого из них слетел капюшон, и Белотур увидел не только измазанный детской кровью рот с выраженными клыками и бледными губами, но и ужасную, искаженную по форме, с какими-то шишками и впадинами лысую голову, мертвецкого цвета, как и лицо с кроваво-красными глазами. В центре этих глаз зияли злобой, словно раскаленные угли костра, маленькие зрачки. Это получудовище ловко из-под одежды извлёк неизвестный Белотуру предмет, который дымил, всунул себе в рот, втянул воздух, выдохнул, окутывая себя смрадным дымом, произнося после этого свои заклинания. Он выхватил из ножен кривую саблю, похожую на ту, какими пользовались кочевники, периодически нападавшие на благодатную землю Киевской Руси, и бросился на светлого волхва.

Тем временем второй вампир не мог отбиться от Светозара, который сбил его с ног и мёртвой хваткой за руку с диким рычанием прижал его к земле, не давая достать из большой холщовой сумки доселе непонятный Белотуру предмет.

Упырь в плаще не добежал до старика, а был отброшен в сторону движением посоха. Он ударился о сосну с такой силой, что мелкие ветки и шишки посыпались ему на голову. Дым окутал его, и он внезапно оказался в двух шагах от светлого волхва, пытаясь нанести ему удар саблей. По манере владения этим видом холодного оружия Белотур понимал, что перед ним опытный воин. Но вампир не осознавал всей силы невесть откуда взявшегося противника, улетел обратно от удара посоха и был прикован заклинанием всё к той же сосне.

Второй упырь освободился от захвата собаки, отбросил её в сторону, и от удара она пребывала в слегка оглушённом состоянии. У Белотура не осталось сомнений, что перед ним живой мертвец, да ещё и колдун, ибо рваные раны, оставленные собакой, затягивались прямо на глазах. Кроваво-красные глаза испустили смертоносный луч в сторону Белотура, прожигая по пути сухую траву. Старик увернулся, отправив из посоха молниеподобный сгусток энергии в бородатое чудовище. Упырь рассмеялся, а молния рассыпалась мелкими звёздами в нескольких сантиметрах от него, словно натолкнувшись на неведомую преграду.

Враг держал перед собой мумифицированную человеческую руку, которую он, наконец, достал из сумки. При произнесении заклинаний рука испускала вокруг тёмного цвета волны ветра. Они окутывали упыря, таяли в воздухе, оставляя невидимую защиту. Из этой чёрной руки выросли неимоверной длины ногти, превратив её в оружие. Размахивая этой частью тела умершего человека, вурдалак бросился на Белотура, пытаясь нанести ему удары острыми, как бритва, железными ногтями.

Другой вампир, освободившись от заклинаний, присоединился к нападавшему и они уже вдвоём набросились на Белотура. Произнеся несколько заклинаний и агм, Белотур вступил в прямой бой. Раны, что стали появляться на его теле, ослабляли опытного воина, но сил у него было предостаточно.

Он вертелся, отражая удары. Понимал, что перед ним явно не простые тёмные, которые, хоть и не сразу, но умело освобождались от его заклинаний, пытались воздействовать на светлого волхва своими чародействами. Это было безуспешно, поскольку защита, дарованная ему высшими Богами, позволяла заживлять раны за считанные секунды. Что могло погубить Белотура – это отсечение головы, но для этого упырям надо было очень постараться. Бой шёл на равных. Стало очевидно, что улыбающийся даже в этой ситуации старик, довёл до проявлений бессильной злобы двух тёмных вампиров, которые никак не могли справиться с могучим дедом.

В этот момент лес зашумел звериными криками и хлопаньем крыльев. На упырей налетело бесчисленное количество разных птиц, больших и малых, белых и чёрных, которые били их крыльями, клевали, пытаясь выбить глаза. Обрадованный Светозар рвал те части тела вампиров, до которых мог добраться. На поляну выбежало несколько волков и медведей, при виде которых упыри бросились бежать прочь. Они знали, что в полном понимании этого слова – не бессмертны. Если их предать огню, предварительно отрубив голову или забить осиновый кол в сердце, то не жизнь, а смерть их будет вечной.

Но это были не простые упыри, сосущие кровь у людей и животных, а тёмные, обладающие магической силой. Поэтому через полсотни шагов перед ними просто в воздухе возникла словно изморозь на окне. Узоры мороза были чёрного цвета. И оба врага бросились в это образовавшееся окно. Белотур, Светозар и несколько птиц успели заскочить в затягивающийся проход в неизвестное, опасаясь, что враги уйдут безнаказанно.

Все оказались на большой поляне, поросшей лишайниками и колючками. Белотур знал это место. Сюда никто не захаживал, ибо лежащие вокруг болота считались гиблым местом. Даже приспешники Бесовала сюда нос не казали, поскольку здесь не обитала никакая живность. Это место находилось в полдня пешего пути от дома Белотура.

На поляне стоял старый сухой дуб огромных размеров, в середине которого зияло большое дупло. В полутьме вечера на закате он мог показаться тёмным чудовищем, крепко стоящим на ногах и раскинувшим в разные стороны гигантские руки, что ловили зазевавшихся неосторожных путников.

Белотур со Светозаром гнались за упырями, но те, картинно хлопнув друг друга ладонями, поднялись в воздух и, бросив каждый по очереди перед собой, какой-то порошок, один коричневого, другой чёрного цвета, нырнули в образовавшийся в дупле, светившийся тёмным светом, проём, и исчезли. В сердцах брошенный Белотуром в спину одного из них нож, воткнулся в древесину в месте закрывшегося прохода в неизвестность.

Захлопали крылья больших птиц. Белотур обернулся, Светозар зарычал. На поляну приземлялись несколько больших чёрных воронов с человеческими головами. Это был Бесовал и его слуги.

– Белотур, – молвил он, – я был в Нави. Братья Чернобог и Белобог говорили друг с другом. Это, – и он показал на дупло старого дуба, – наши общие враги. Они из другого времени. И ушли туда, откуда пришли. Но они будут и будут возвращаться. Их надо остановить там, в их времени, и предать в Навь, сюда, в наше.

– Почему я должен тебе верить? Что помешало вам вступить с ними в бой?

– Они от нашего взора были скрыты древним, неизвестным заклинанием, и только светлые могли и могут их найти и победить.

– На каком основании я должен тебе верить, слуга тьмы и порока?

– На том, что мы ему приказали, – раздался голос сверху.

Подняв голову, Белотур увидел двух парящих в небе орлов огромных размеров, белого и чёрного, с лицами Белобога и Чернобога. Он преклонил колено, также поступили Бесовал со своими спутниками.

– Приведите этих тёмных сюда, они не соблюдают Закон…, – продолжили говорить Боги, – Бесовал скажет, что для этого надобно.

Гигантские птицы улетели в разные стороны, мерно размахивая крыльями, и в одночасье растаяли в синеве вечернего неба, став невидимыми человеческому взгляду.

– Для этого, – заговорил Бесовал, – я отправлю Крившу к Ольге и твоему светлому волку-оборотню. Ибо, как они мне сказали, – при этих словах он показал вверх в небо острым длинным ногтем указательного пальца своей руки живого мертвеца, – только Ольга и Дмитрий смогут справиться с этими тёмными.

Глава 3. Задача



Без сверхзадачи человеческое существование лишено смысла.

Наталья Бехтерева

Мир – это зеркало, и он возвращает каждому его собственное изображение.

Уильям Теккерей

Войдя в купе, Дмитрий обнаружил там невзрачного, неважно пахнувшего мужичка, сидевшего в правом дальнем углу. Тут же в купе сидела крашеная блондинка лет 23–25. У неё была ещё не до конца потерянная от неправильного образа жизни некогда изящная фигура, глубокое декольте и «боевой раскрас», выдававший в ней страстное желание поиска хоть кого-нибудь, кто обратит внимание на её прелести. Выражение лица барышни говорило о том, что кроме букв в мобильном телефоне, который она не выпускала из рук, в её ниже среднего уровня мозг уже давно не попадала никакая информация, могущая всколыхнуть нейронные связи.

Увидев Дмитрия, она сладострастно зашевелилась, чуть раздвигая в стороны ноги, плотно обтянутые джинсами, выгнула спинку, выставляя вперёд и поднимая грудь, облизала, якобы пересохшие губы и внимательным взглядом сканировала зашедшего молодого мужчину. Мужчина вежливо поздоровался, спрятал небольшой дорожный чемодан в отделение под нижней полкой и присел.

Он любил наблюдать за людьми. В психологии один из наиболее качественных способов, дающих достоверный диагностически значимый материал, получается на основе анализа продуктов деятельности человека, фактически – это поведение, мимика, почерк и тому подобное. Некоторые остряки из психологических тусовок просят не путать продукты деятельности человека с продуктами функционирования человеческого организма. Так вот, Дмитрий наблюдал за людьми где-то с интересом, где-то с лёгкой иронией. Игры, в которые играют люди, всегда написаны у них на лице и в движениях. Он с внутренней улыбкой понимал, что сейчас в купе зайдет Ольга и представил себе выражение лица, сидящей перед ним в достаточно вульгарной позе и с соответствующим выражением лица девицы.

Мужик у окна, похоже, не только давно не принимал душ, но и употребил «на дорожку» какого-то пойла, вонючий запах которого смрадно разносился по окружающему пространству благодаря хаотическому движению молекул, известному в физике под названием диффузия.

Такая компания представляла собой не лучшее соседство на ближайшие часы до Львова, но Дмитрий радовался возможности побыть с Ольгой в этом прекрасном городе, сочетающем в себе глубокую древнюю историю, прекрасную архитектуру, великолепную кухню и самое главное замечательных людей. Львов всегда ему нравился. И те несколько посещений этого города, что были ранее, оставили приятный след в его памяти. Львов отличался от многих городов Украины. Несмотря на то, что в разные периоды его истории тут правили поляки, австрийцы и собственно украинцы, город сумел собрать всё лучшее от этих народов, сохранить и во многом приумножить. Разнообразие храмов, культурных ценностей, чистота, запах кофе «надихали на романтичний і спокійний відпочинок».[3]

«Чудова і добірна, солов’їна українська мова тут автоматично включалась і нею хотілось співати пісні, насамперед, про кохання».[4]

В купе вошла Ольга. Девица напряглась, а когда Ольга, поздоровавшись со всеми, без лишних слов подсела к Дмитрию, обняла его за шею и поцеловала со словами: «Привет, любимый», – то вышеописанная барышня сорвалась с места со смешанным выражением грусти, ненависти, зависти и выскочила за дверь, заняв свое место только после отправления поезда.

Сидевший в углу мужичок достал из сумки початую бутылку дешёвой водки и нехитрую закуску. Протянул бутылку Дмитрию, пробормотав: «Будешь?» Дмитрий отрицательно покачал головой: «Может, и тебе уже хватит, а то запах такой, что дышать нечем».

Но собеседник не услышал, сделал большой глоток прямо из горлышка, смачно хрустнул малосольным огурцом, вкинул в рот кусок толсто порезанного и пожелтевшего от времени сала и принялся жевать, не закрывая рта, почавкивая от этого сомнительного гастрономического удовольствия.

– Потенциальный клиент тёмных, – произнесла Ольга.

– Ну, да, только б нам от этой вóни не потемнеть, – ответил Дмитрий.

Сидевшая тут же девица, видимо, привыкшая к подобным сценам и запахам, воткнула в уши наушники, забралась на верхнюю полку, улеглась просто на матрац, повернулась спиной с презреньем ко всему живому в этом купе и, по всей видимости, заснула, убаюканная музыкой.

Как писала когда-то Айн Ред, «отличительная черта посредственности – негодование из-за успехов другого»…

Через час сильно нетрезвый попутчик захотел поговорить. Дмитрий сразу, ещё войдя в вагон, обратил внимание на его внешний вид. Выражение лица свидетельствовало о явном пренебрежении ко всем и вся. Его голова в пропорции несколько превышала размеры по сравнению с телом. Уши были чуть вытянуты в верхней части, как у мистических антигероев. Брюшко, явно любящее пиво в несоразмерных объемах, мешало ему сгибаться вперёд и сильно потело, хоть в вагоне и не было жарко. Видимо, 40 градусов внутри этого нездорового во всех отношениях организма вылазили наружу через все возможные щели.

Уровень вербальной культуры[5] этого гражданина, которая, как известно напрямую коррелирует с уровнем интеллекта,[6] находился где-то между уровнем табуретки и пола. Поэтому после первого же предложения, состоявшего в основном из матов, Дмитрий весьма спокойным тоном попросил его укладываться на отдых.

Реакция на замечание оказалась несколько неожиданной. Мужик не ругался, не кричал, просто перешел на дебильный шепот со словами:

– А ты знаешь, что все бабы ведьмы?

– Знаю, – ответил Дмитрий, – ложись спать.

– А еще б-ди!

– Мужик, еще раз услышу мат, – будешь спать в тамбуре!

Дмитрий чувствовал, что закипает, но применять силу к этому недоделанному чуду не хотелось. Да и он хорошо помнил мудрую мысль Зигмунда Фрейда: «Масштаб Вашей личности определяется величиной проблемы, способной вывести Вас из себя».

– Все бабы ведьмы, – повторил мужик, – и твоя, вот эта, – он показал жестом на Ольгу, – тоже.

Ольга удержала Дмитрия за руку и произнесла тихо низким глухим голосом с хрипотцой: «Конечно же, я ведьма». Она закрыла глаза на несколько секунд, а когда открыла, то на пьяного собеседника смотрели два глаза большой кошки с желтыми, вертикально расположенными зрачками.

Дмитрий, поняв игру, проделал такую же манипуляцтю, и его неприятный попутчик увидел два жёлтых глаза волка, которые медленно приближались к его лицу. Крик застыл на устах хоть и пьяного, но всё понимающего изумлённого мужика, глаза вылезли из орбит, а нижняя челюсть отпала.

В патопсихологии такое состояние, вызванное диким парализующим страхом с гипокинетической реакцией,[7] называют ступором, связанным, как говорил известный психофизиолог ХХ столетия И. П. Павлов, с разлитым торможением процессов в коре головного мозга. В таком состоянии активным остается участок коры, отвечающий за работу слухового анализатора, и словами с низкой степенью интенсивности, то есть тихим, размеренным голосом можно проводить внушения, которые имеют выраженное воздействие на психику. Дмитрий, как практикующий врач, знал это и заговорил: «Спать!» – сначала резким императивным тоном, глядя в пьяные глаза с расширенными от ужаса зрачками. «Спать, я приказываю!». Мужичонка закрыл глаза и медленно сполз в горизонтальное положение. Дмитрий положил свою ладонь ему на лоб для поддержания раппорта[8] и говорил на ухо спокойным мерным тоном: «Спать! Ты слышишь только мой голос. Любые посторонние голоса и звуки делают твой сон глубже и глубже. Твой сон крепкий и глубокий, сон становится глубже и глубже, ты совершенно расслаблен и полностью в моей власти. Ты слышишь только мой голос. Ты будешь спать всю ночь до прибытия поезда во Львов. Как только ты проснёшься, тебе будет очень стыдно, но ты ничего не будешь помнить. Ты забудешь всё, что видел. Ты больше никогда не будешь пить спиртное. Запах алкоголя будет вызывать у тебя стыд и страх. Как только ты пригубишь алкоголь, у всех окружающих тебя людей глаза станут, как у диких зверей. Тебе будет стыдно и дико страшно, поэтому ты больше никогда не будешь пить алкоголь».

Повторив ключевые фразы несколько раз, Дмитрий убедился, что борец с ведьмами спит беспробудным сном, полностью находясь в плену Гипноса.[9] Девица на второй полке с наушниками в ушах всё также была повернута филейной частью своего тела «ко всему миру», и, по-видимому, ничего не слышала и не видела.

Ольга и Дмитрий переглянулись и тихонько рассмеялись. Но в этот момент произошло то, что заставило этих видавших виды бессмертных служителей светлых сил и добра вздрогнуть.

Лежавший напротив мужичок вдруг забился в конвульсиях, потом поднялся, как будто не он сам, а какая-то сила подняла его с полки, сел и открыл глаза. Они были полностью чёрные, как самая глубокая безлунная ночь, без зрачков и смотрели перед собой невидящим взглядом.

Мужик открыл рот и заговорил чужим, не своим голосом. Голос был знаком Дмитрию, но он никак не мог вспомнить, откуда и чей он. Ольга вскрикнула:

– Кривша, ты?!

– Да, Ольга, это я. Меня к вам отправил Чернобог. Пройти сквозь время мое тело не смогло, только дух.

– Ну, да, – вступил в разговор Дмитрий, переборовший неприятное ощущение, вызванное неожиданным появлением слуги темной части Нави, – это ж как? Души то у тебя нет.

– Она мне не нужна, я слуга Великого Бога.

– Ты не Бога слуга, а раб Бесовала, а сейчас просто говорящее письмо.

– Слушайте внимательно, – Кривша не стал вступать в спор с Дмитрием и сбивчиво, будто волнуясь, заговорил, – ибо к вам просьба от Чернобога, обговоренная им с братом его Белобогом. Может случиться то, что нарушит равновесие между Навью, Явью и Правью. А то и вообще погубит весь мир. Беда не в том, что темные придут, везде придут. Это даже было бы хорошо, – и Кривша улыбнулся губами пьяного попутчика, – беда в том, что это чужие темные, которых не интересует Закон. Они как черви, которые едят плоть изнутри. Они съедают один здоровый мир и переходят к другому. Ты, Ольга, ушла сюда. А там у нас проблема. Ты, Дмитрий, тоже здесь. Но беда пришла из более поздних времен, чем наше, и более ранних, чем ваше нынешнее. И то, что происходит, нужно изменить, остановить, иначе, если вы не остановите то, о чем я скажу, вас обоих тоже не будет ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем.

Конец ознакомительного фрагмента.
Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 150 | Добавил: admin | Теги: Стражи закона равновесия, Александр Фармагей
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх