Новинки » 2022 » Апрель » 2 » Алексей Губарев. Стикс. Аскет 3
21:46

Алексей Губарев. Стикс. Аскет 3

Алексей Губарев. Стикс. Аскет 3

Алексей Губарев

Стикс. Аскет 3

Новинка

с 20.01.22

 
  с 01.04.22  1349 1052р. - 22%
  Стикс. Аскет 3
  -22% Серия

 Т8 АСКЕТ

 
  -22% Автор

 Губарев Алексей

Жанр: боевая фантастика, попаданцы, LitRPG, РеалРПГ, виртуальная реальность

Река смерти, пересекающая безжизненный мир. Здесь нет места живым, сама суть мира мёртвых протестует против жизни. Только глупец или отчаявшийся добровольно выберет этот путь.

Из серии: Аскет #3
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2021
Объем: 270 стр.
20/01/2022
Правообладатель: ИДДК
1

Чистилище

Чистилище

«Чистилище» – фантастический роман Алексея Губарева, первая книга цикла «АСКЕТ».

Говорят, добрыми намерениями выложен путь в АД. Максим испытал это на своей шкуре. Хотел вернуть телефон забывчивому хозяину, а очутился в Игре. Здесь человеческая жизнь – ничто, а единственный способ выбраться из Чистилища – собирать осколки душ, убивая демонических тварей. Или других заключённых…

2

Лимб

Лимб

Как выжить там, где сдаются самые прожженные негодяи? Где убийство себе подобных – необходимость. Как сохранить в себе человека, не превратиться в кровожадную тварь? Поступай по совести, отвечай по заслугам. А если возникла хотя бы капля сомнения – убивай!

3

Стикс

Стикс

Глава 1

Не жалея патронов

– Пернатый, почему ты уверен, что здесь будет безопасно? – поинтересовался я, выковыривая из черепа химеры небольшой, с ноготь мизинца, бледно-сиреневый кристалл. Ну-ка, что мне попало в руки?

«Активатор низшего ранга (10 % дыхания смерти)».

Если верить ворону, очень слабый кристалл. Из черепов мертвяков мне удалось добыть более мощные – два голубых камушка с синими прожилками, активаторы улучшенного ранга, содержащие двадцать пять процентов дыхания смерти.

– Безопасно в мире мёртвых не бывает. Я сказал, что в ближайшие десять часов здесь вряд ли появится нежить. Хозяйка немёртвых никогда не спешит. – Ворон уселся на моё плечо, разглядывая кристаллики активаторов на моей ладони. – Маловато, нужно ещё пару десятков, не ниже улучшенного ранга.

– Да я понял уже. Слушай, у меня глаза слипаются, покараулишь? Если не посплю сейчас, в следующем бою буду рассеянным и уставшим.

– Ружьё разряди, отдохнуть он собрался, – проворчал птиц. – Здесь патроны негде добыть. Завтра нас ждёт много работы – чтобы вернуть полный функционал способностей, нужно быстрее собрать активаторы.

Привычно расположившись в лодке, я провалился в тяжёлый тревожный сон. То меня преследовал неизвестный, и от него можно было спрятаться лишь на кладбище. То приходилось отбиваться от страшных тварей, похожих на костяных пауков, с собаку размером. А последний сон, самый короткий, вообще заставил вскочить на ноги.

– Что боец, со смертью познакомился? – Ворон, сидевший на носу лодки, едва удержался от падения. – Ну и как она тебе?

– Да пошёл ты на хрен! – переводя дыхание, хрипло ответил я. Злиться было от чего – во сне ко мне приходила сама смерть. И это было… жутко. Я и представить не мог, что упаду в такую бездну отчаяния от одного взгляда бледной высокой девушки, навестившей меня во сне. Не помню, как и когда она появилась в моём сне, но, встретившись с незнакомкой глазами, я провалился в омут печали, скорби и тоски. Тоски, от которой хочется выть и рвать волосы.

– Она что-то сказала, боец? – пернатому было плевать на мои чувства. – Вспоминай, это важно.

– Ничего не сказала, но зыркнула так, что мне до сих пор страшно, – я непроизвольно поёжился. – Кто это был?

– Одни называют Хозяйкой жизни, другие – Смертью. Правы и те и эти. Говоришь, не слышал её голос? Это хорошо, значит, не сердится. И то, что ты не воешь дурниной, а всего лишь ругаешься матом, говорит о многом. Ладно, доставай скатерть-самобранку, я проголодался.

От захваченного острова мы отчалили через пару часов после моего пробуждения. Вернуться на него, как пояснил пернатый, больше не получится. Имей я при себе вёсла или даже моторную лодку, против течения мне не подняться. Смерть таким образом сравняла шансы своих миньонов на выживание. Сильный мертвяк никогда не сможет напасть на остров с более слабой нежитью, только на равного или превосходящего по силе противника.

Лодка, вопреки всем законам физики, согласно моему желанию двинулась поперёк течения и через десять минут причалила к соседнему острову. Ворон вновь отправился на разведку, а я, не дожидаясь результатов, выбрался на берег и приготовился к бою. Увы, этот остров порадовал нас всего лишь одним активатором низшего ранга – я добыл его из черепа скелета, обладавшего ржавым обломком меча. Жаль, что нематериальные твари не приносили кристаллы. Остальное население острова – десяток скелетов – оказались пустышками.

– Пернатый, может, расскажешь, как эти активаторы можно использовать, помимо того способа, на который мы копим, – обратился я к ворону, с тоской глядя на фляжку, наполненную слабым вином. Хотелось простой воды, хотя бы пару глотков, но, увы, скатерть поставляла любые напитки, только не чистую воду.

– Многое, боец. Например, активаторами простого ранга можно усилить себя, правда, на короткое время. Улучшенными – на более долгий срок, от часа до двух. Редкими можно усилить не только себя, но и личные вещи. Правда, для этого нужно обладать соответствующей профессией. Ты, как оружейник, сможешь улучшить оружие. Да, улучшения невозможно контролировать, всё отдано на волю случая.

– Я бы воздержался от подобных улучшений, мало ли, что там улучшится.

– Слушай и не перебивай старших, боец! – потребовал птиц. – Далее идут эпические активаторы. Такие выпадают из высшей нежити. Нам с подобными тварями лучше не связываться, а при встрече обходить стороной. Но если попадётся зелёный кристалл, смело используй его на усиление себя любимого. На сутки получишь ощутимый прирост возможностей какой-нибудь сферы. Следующий, жёлтый активатор, является легендарным, такие выпадают лишь из разумной нежити, с которой мы вряд ли встретимся. Но если повезёт, и мы чудом останемся живы, да ещё и победим, тогда нас можно считать самыми удачливыми охотниками на нежить. Жёлтый кристалл даёт возможность усилить одну из способностей сферы навсегда.

– А более сильные активаторы существуют? – я уже забирался в лодку и, если честно, ждал вместо ответа поток ругани, но ошибся.

– Есть. Мифические, принадлежащие архиличам. Нам к ним не то что приблизиться, даже думать о подобной встрече опасно. Архилич по силе равен серафиму или владыке Хаоса. Я не знаю, что даёт оранжевый кристалл, никому ещё не удавалось его добыть. Да никто и не пытался, архиличи не покидают мёртвые миры.

– А красный кристалл? Такой существует?

– Не слышал о таком. Всё, хватит болтать, отчаливай!

Приближаясь к третьему острову, я стал свидетелем трагедии. У меня на глазах мертвяк шагнул с берега прямо в воду и двинулся по течению, постепенно погружаясь всё глубже. За ним, словно привязанные, в воду вошли два скелета. Им удалось сделать лишь пару шагов, прежде чем течение сбило тварей с ног и утянуло на дно. Лишь два всплеска, и мертвяк остался в одиночестве.

– Почему он не тонет, там же глубина метра три, не меньше? – удивился я.

– Мёртвая вода. Она чувствует, что у мертвяка достаточно сил, и поддерживает его. Когда тот выйдет на берег следующего острова, станет чуточку сильнее. А вот скелеты всё, потеряли свою нежизнь.

Третий остров оказался пуст. Похоже, мертвяк устранил всех конкурентов, кроме своей свиты и, набравшись сил, отправился покорять новые земли. Не судьба, через несколько минут я нагнал его на лодке и аккуратным ударом клинка снёс голову. С убитого удалось разжиться синим кристаллом, дающим пятнадцать процентов дыхания смерти.

Возле четвёртого острова мы задержались. Пернатый, вернувшись с разведки, внёс предложение:

– Очень много тварей, полсотни точно. Есть сильные, если зачистим остров, кристаллов должно хватить. Но тебе придётся потратить большое количество патронов. В рукопашке с химерами не справиться, очень резвые твари. Что скажешь: зачищаем или поищем более спокойное место?

– Есть гарантии, что дальше встретится остров попроще? – спросил я и, получив отрицательный ответ, переломил ружьё, проверяя, сформировались ли патроны. – Тогда нужно зачищать. Что меня ожидает на суше?

– Сначала я приманю сюда самых сильных тварей. – Ворон уже приготовил план, согласно которому мы подвергнемся наименьшему риску. Что ж, я был не против такого подхода.

Первую паукообразную химеру, с огромным черепом вместо туловища и многосуставчатыми костяными лапами, я пристрелил, не вылезая из лодки. И это спасло мне жизнь – твари ломанулись на звук выстрела, словно стая беспризорных собак на кошачье мяуканье.

Толпу скелетов, сопровождаемых несколькими костяными тварями и одним здоровенным мертвяком, я заметил издали. Костяки большей частью были вооружены, а значит, тоже непростые соперники. Что ж, придётся пострелять, и у меня есть одна идея, как частично исправить мои проблемы с боезапасом.

Положив ствол «Довода» на борт лодки, я принялся выжидать, когда твари подойдут на дистанцию уверенного выстрела. Лодку практически не раскачивало, а значит, имелся хороший шанс вести точный огонь.

Бах! – и скелет, вооружённый кривым ржавым тесаком, опрокидывается на спину. Странно, лодку после выстрела не раскачивает. Потом разберусь, а сейчас следующая цель – ещё одна паукообразная химера. Бах!

Быстрая перезарядка, во время которой наблюдаю, как подраненная тварь закружилась на одном месте. Отлично, план начинает воплощаться в жизнь. Кто там следующий? Эх, жаль, что патронов с картечью маловато, стрелял бы по скелетам, чтобы выбивать одним выстрелом нескольких. Ну, ничего, справимся!

Выстрел, и ещё один костяк, потеряв череп, осыпается на землю. Второй выстрел, и мертвяк, потеряв опору, падает синюшным лицом вперёд, сбивая с лап подвернувшуюся химеру. Краем глаза вижу, как между тварями начинается бой. Вновь перезаряжаю ружьё, пустые гильзы со стуком падают на дно лодки, ружьё со щелчком встаёт на взвод.

Бах! – как в тире, только мишени двигаются. Чёрт, промазал! Стреляю второй раз в шуструю, похожую на водомерку химеру, которая словно на стену налетела от попадания тяжёлой пули. Убил, отсюда видно, как в пустых глазницах твари исчезло зеленоватое свечение. Извлекаю из патронташа ещё два патрона, отмечая про себя, что слева осталось ещё три.

Перезарядка, выстрел, выстрел! Ещё один скелет, держащий в руках погнутый меч, осыпается грудой костей. Наконец-то добрался до патронов с картечью – они крайние, слева. Стреляю практически дуплетом, и ещё два скелета, вооружённые ржавыми железками, осыпаются на землю.

– Пригнись! – орёт ворон, и я, не раздумывая, ныряю за борт лодки. Над головой раздаётся характерный свист стрелы, одна вонзается в борт с внутренней стороны. Перед глазами колышется серое оперение. Чёрт, кто стрелял?

– Пернатый, это что сейчас было? – спрашиваю я, вжимаясь в дно лодки и перезаряжая оружие.

– Два скелета-лучника, – отзывается ворон из под лавки. – Стреляй быстрее, пока у них новые стрелы не сформировались, или отходим от берега.

– Отходим? Хрена с два! Быстрее, пока не перезарядились, говоришь? – я высунулся из-за борта, быстро окинув взглядом берег. Глаза сами зацепились за пару скелетов, державших в костлявых руках длинные луки. Метров пятьдесят до них, не больше. В настоящий момент лучники стояли неподвижно, и я не упустил такой шанс.

Бах! – выстрел, и одного лучника развернуло вокруг своей оси. Всё, этот выбыл из боя, без руки не постреляешь. Во второго целился дольше, поэтому увидел, как в правой руке скелета начинает появляться стрела. Пора! Бах!

Тварь успела натянуть тетиву, и даже выстрелить, только стрела ушла в сторону. Я успел на долю секунды раньше, разнеся череп лучника на осколки. Дальше я стрелял, целясь в тазобедренную кость. Попадание гарантировано лишало костяки мобильности.

После очередного выстрела рука скользнула по патронташу, не найдя ни одного патрона. Вот чёрт, всё расстрелял. Осмотрев поле боя, понял – можно сходить на берег, чтобы добить подранков. Специально ради этого не пожалел боеприпасов.

Меч в правую руку, пистолет в левую. Лодка сильно качнулась, когда я спрыгнул на берег. И тут же выстрелил в глазницу химеры, наловчившейся перемещаться боком, лишь на правых лапах. Тварь затихла.

Рубанул клинком по шее пытающегося отползти скелета. С силой пробил ногой по черепу второго. Ещё выстрел – уж больно опасно размахивает ржавой железкой скелет-воин. Затем двинулся в обход шевелящейся костяной массы, направляясь к здоровяку-зомби. Тот уже добил паукообразную химеру и теперь спешно пытался удрать вглубь острова. Врёшь, не уйдёшь! У меня на мертвяка были большие планы, вернее на его кристалл и число осколков, так необходимых для формирования первой способности «Эха».

Горячка боя спала, стоило мне пустить пулю в затылок зомби. Словно выключатель щёлкнул – руки будто налились свинцом, ноги потяжелели. Через силу заставил добить ещё одну химеру. Два выстрела, и патроны кончились. Проклятье, придётся по старинке, применять ударную технику. Перехватил пистолет за ствол и направился к очередному скелету, потерявшему обе ноги. Подошва сапога с хрустом прижала правую руку твари, меч скользнул между рёбрами, фиксируя костяк, и я нанёс несколько размашистых ударов рукоятью пистолета по черепу немёртвого. Кость треснула, скелет ещё пару раз дёрнулся и затих.

Спустя час я сидел на берегу и читал кислотно-зелёный текст, висевший перед глазами.

 

Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения недоступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом).

Функционал Сфер вне миров проекта Renascentia litterarum может работать со сбоями.

Целостность Искры Творца (данный ресурс невозможно восполнить) – 99,2 единиц.

Seraphim, ты развоплотил: 24 низших немёртвых в стадии формирования единения со Смертью, 2 скелета-лучника в стадии формирования разума, 5 химер в стадии формирования разума, 1 одержимого умертвием в стадии формирования зерна смерти, 1 одержимого умертвием в стадии формирования разума, 16 скелетов-мечников в стадии формирования разума.

Получено осколков души: 20 (конфигурация «Чувство расстояния»), 48 (конфигурация «Нежить»), 50 (конфигурация «Трансформа»), 40 (конфигурация «Скорость»), 160 (конфигурация «Воин»), 10 (конфигурация «Твёрдая плоть»).

Seraphim, имеются заблокированные осколки душ: 1923 (недоступны за пределами миров проекта «Renascentia litterarum»).

Seraphim, Творец не видит тебя.

Прогресс сферы**** «Экзекутор»: 24 869/62 500.

Прогресс сферы***** «Воля одиночки»: 9215/125 000.

Прогресс формирования 4-й сферы души (конфигурация «Конструктор реальности»): 5801/75 000.

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 5801/100 000.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ****** «Владыка»

Душа: ***** «Адепт Воли»

Ранг: Неофит.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 2532.

Истинное имя: Seraphim (скрыто).

Личное имя: Максим.

Количество доступных талантов: 9.

Неизвестный ресурс: 4**, 10***.

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения).

Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****»: 13 340 + 180 (заблокировано) /50 000.

Прогресс первой сферы кирасы*** «Кора перворождённого дуба»: 60 + 20 (заблокировано) /100.

Прогресс первой сферы огнестрела** «Эхо»: 100 + 180 (заблокировано) /200.

Прогресс первой сферы браслета** «Хронос»: 2 + 3 (заблокировано) /10.

Seraphim, твоя Чистота души составляет 380 % + 85 % (заблокировано).

Seraphim, у тебя открыт доступ в Proficiebat lnformatory на 10 минут. В настоящее время Proficiebat lnformatory недоступен.

Профессии:

Картограф 1-го ранга. Прогресс профессии: 3 + 2 (заблокировано) /10.

Выживальщик 2-го ранга. Прогресс профессии: 890 + 400 (заблокировано) /10 000.

Оружейник 3-го ранга. Прогресс профессии: 400/25 000.

Текущие задания:

1. Найти адепта Воли, ранг Учитель.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Награда: Возвышение.

Seraphim, настоятельно рекомендуется вернуться в миры Renascentia litterarum, чтобы избежать окончательной гибели.

 

– Боец, может, пояснишь мне, зачем столько патронов израсходовал? – спросил меня ворон, переминаясь на моём плече. Голос его был наполнен ехидством.

– Давай посчитаем активаторы, мне думается, на нашу задумку набралось с лихвой, – кристаллы лежали на расстеленной передо мной скатерти-самобранке. Я сосредоточил взгляд на горке цветных камушков, и тут же перед взором проявился текст:

 

Активатор низшего ранга (10 % дыхания смерти) – 6 кристаллов.

Активатор простого ранга (15 % дыхания смерти) – 19 кристаллов.

Активатор улучшенного ранга (25 % дыхания смерти) – 2 кристалла.

Активатор улучшенного ранга (30 % дыхания смерти) – 1 кристалл.

 

Да, с зомби-великана выпал голубой камушек, без вкраплений синего. Хорошо, что я не столкнулся с мертвяком в рукопашке, у таких прокачанных тварей имелись серьёзные боевые умения.

– Слушай, пернатый, здесь общий процент за четыре сотни перевалил, – обратился я к ворону. – Можно проводить ритуал.

– Ты действительно готов пожертвовать десятью единицами Искры Творца? – вкрадчиво спросил пернатый. – Предупреждаю, будет больно!

Отступление третье[1]

Противоположный берег выглядел… как самый обычный берег обычной реки. Здесь даже вода сменила свой маслянисто-чёрный цвет на обычный. Эрая даже видела тени рыб, мелькающих тут и там.

А ещё они подплыли к лодочной пристани, такой же, что и на противоположном берегу. Лодка мягко ткнулась в деревянный настил, едва возвышающийся над водой, и замерла.

– Ну что, хвостатая, вот мы и на другом берегу, – обратилась Эрая к лисице. – Пойдём искать твоего хозяина?

Зверь ощерился, но эльфийка уже знала – так её спутница улыбается.

– И кто это у нас тут приплыл? – раздалось со стороны берега. – Какая сладкая няша, и без охраны!

– Ну что, подруга, готова повеселиться? – Лицо девушки растянулось в хищной улыбке.

– Тяф! – Лиса, словно в подтверждение, первой выскочила из лодки на доски причала.

Глава 2

Алтарь

Приготовления были недолгими. Ворон указал на один из камней, чуть крупнее моего кулака:

– Положи его на кристаллы, затем сделай надрез на руке, чтобы основу смочило твоей кровью. И приготовься, будет очень больно. Считай, десятую часть своего духа вкладываешь.

– Скатерть не испорчу? – уточнил я на всякий случай. Получив отрицательный ответ, я начал действовать. Привычно резанул ребро ладони и, сжав кисть в кулак, принялся наблюдать, как капли моей крови падают на камень и активаторы.

– Достаточно. Теперь можешь создавать, – произнёс птиц и, взмахнув крыльями, взлетел с моего плеча. Я тут же, без промедления, пожелал создать его – свой первый алтарь. В руку словно молния ударила, таким сильным был первый укол боли. Меня тряхнуло от разряда, пробежавшего по всему телу. На миг боль затихла, и я уже решил, что это всё, когда молния, вошедшая в руку, двинулась в обратном направлении, прихватив с собой все нервные окончания.

Я закричал. Кричал до тех пор, пока у меня не опустели лёгкие. Затем, судорожно, содрогаясь всем телом, с хрипом втянул в себя порцию воздуха. Кричать в голос уже не мог, поэтому на выдохе просто беззвучно сипел. К счастью, на втором вдохе на меня навалилось спасительное забытьё.

Когда тьма беспамятства рассеялась, я обнаружил себя не на острове, распластанным на земле, или, наоборот, скрючившимся в позе эмбриона. Я находился в большой, абсолютно белой комнате. Здесь не было окон или дверей, лишь стены, пол, потолок, и двое разумных. Помимо меня, разумеется. Рослый седой мужчина, одетый в тунику и подпоясанный широким поясом, на котором висели короткие ножны с мечом. Широкий тяжёлый подбородок с ямочкой, резко очерченные скулы, нос с горбинкой. И серые, почти бесцветные глаза.

Вторым разумным оказалась та самая девушка, приснившаяся мне в кошмаре. Едва я встретился с глазами самой Смерти, она заговорила.

– Когда вы ворвались в мой мир, я решила – очередная парочка тупых юнитов, потерявшая вёсла. Когда вы зачистили нубскую локацию и не сдохли при этом, я заинтересовалась вами. Каково же было моё удивление, когда я узнала тебя, центурион. Ты неплохо замаскировался, но меня не обманешь. Последней каплей было создание алтаря. Ответь мне, центурион, зачем ты вновь пришёл в мой мир?

– Морса, твой мир – единственное место, где мы можем чувствовать себя в безопасности, – произнёс седой, и я уловил в его манере речи что-то знакомое. – Алтарь мобильный, мы не собираемся оставлять его в мире мёртвых.

– Центурион, ты сошёл с ума. Для вас, выходцев из искусственных миров, здесь наиболее опасное место. Зачем алтарь? Вы решили повысить свои шансы за счёт моих юнитов? Что ж, я позволю вам создать его, но с условием – вы выполните мою просьбу.

– Не нам, ему, – произнёс седой, кивком указывая на меня. – Я всего лишь сопровождающий, изредка дающий советы.

– Мальчик? Интересно. Думала, это твой слуга, а оказалось – хозяин.

До меня начало доходить, кого я перед собой вижу. Вашу ж мать, куда я опять вляпался?

– Что за задание, Морса? – Беседа, касающаяся меня напрямую, проходила без моего участия. Я, словно сторонний статист, наблюдал, как двое разумных решают какие-то свои проблемы. Я же, словно во сне, наблюдаю со стороны.

– Центурион, помнишь своего дружка? Того самого, рыжего?

– Может, я пойду? – пришлось вклиниться в разговор. – Вы и без моего присутствия неплохо справитесь. К тому же у вас есть что вспомнить.

– Умолкни, – коротко бросила хозяйка мёртвых миров, и я внезапно осознал, что совсем не могу шевелиться. Оставалось лишь смотреть и слушать.

– Моего десятника? Я помню, Морса. Дня не прошло, чтобы я не вспомнил о нём, это моё наказание, за предательство и трусость, – помощник, а это был именно он, говорил севшим, охрипшим голосом. – Но зачем ты вспомнила о нём? Он давно погиб, я лично видел, как Аугуст утонул в мёртвых водах Стикса.

– Я тоже так думала. Пока твой друг не стал резать моих миньонов. Мёртвая вода что-то сделала с его телом. Он не жив, не мёртв, и потому скрыт от моего взора. Лишь когда с очередной локации приходит сигнал о смерти десятка-другого немёртвых, я знаю – это порезвился твой дружок.

– Разве хозяйка смерти не может решить вопрос с одним смертным? – удивился помощник. – С твоими возможностями?

– Он адепт Воли! – зло бросила Морса. – Когда я спохватилась, твой дружок уже сформировал второе крыло. И теперь любой немёртвый, даже мои вассалы, приближаясь к этому чудовищу выходят из-под контроля. Они просто развоплощаются, навсегда. К твоему дружку, центурион, могут приблизиться лишь живые. Вы должны его убить!

А вот и предложение, от которого, чует моё сердце, я не смогу отказаться. Вновь кому-то сильному понадобилась моя слабая тушка.

– Морса, не я решаю, принять твоё предложение или нет. Но ты же понимаешь, что мой подопечный слишком слаб для такого задания.

– Вы или попытаетесь устранить рыжего, или останетесь в мире мёртвых, – хищно улыбнулась хозяйка мёртвых миров. – И ещё: если посвятите алтарь Творцу или Тьме – умрёте!

Белые стены помещения подёрнулись дымкой, фигуры хозяйки и помощника начали истаивать. Пара секунд, и я вновь почувствовал боль. Ту самую, вытягивающую из меня все нервные окончания.

– А-ахр! – Тело выгнуло дугой. Тысячи раскалённых игл прошлись по нему от головы до пят. Казалось, кровь вскипела в венах, а сердце превратилось в термоядерный реактор. Так длилось какое-то время, пока жар не начал спадать. С ним уходила и боль, оставляя после себя пустоту.

Спустя вечность я наконец-то смог пошевелиться. Тело слушалось плохо, словно не родное. Попытался сжать кисть в кулак, но смог лишь слегка пошевелить пальцами. Говорить тоже не мог, только бессвязно мычать. Да твою же бабушку, что вообще происходит?

– Не дёргайся, боец, контроль над телом скоро вернётся, – словно сквозь вату донёсся грубый голос пернатого. – Можешь пока привязать алтарь к одной из стихий. Только не вздумай выбрать Волю, Тьму или Порядок. Надписи уже видишь?

– Э-эх! – попытался ответить я. Зелёные строки текста уже пару секунд висели перед глазами, но взгляд не мог на них сосредоточиться. Проморгавшись, я всё же смог прочесть:

 

Seraphim, ты создал малый походный алтарь, потратив 10 единиц Искры Творца. Доступны следующие модификации:

1. Тьма.

2. Свет.

3. Хаос.

4. Порядок.

5. Нейтрал.

6. Воля.

7. Смерть.

8. Первостихия.

Стоимость активации:

1 единица Искры Творца.

 

Мысленно выбираю Волю, и плевать на запреты пернатого! Остальные модификации не внушают доверия, даже наоборот, неприятны мне.

 

Seraphim, ты активировал алтарь Воли.

Получен дар – 1000 сил Воли.

Повышен ранг: Ученик.

Верхняя граница талантов Воли увеличена до 7.

Seraphim, ты – третий разумный, создавший алтарь Воли. Воля приняла твою жертву.

Получен дар – на интегрированной карте отмечен маршрут до ближайшего адепта Воли, не ниже ранга Учитель.

Seraphim, текущий статус «Статист» в проекте «Mens ludum» повышен до статуса «Младший игрок».

Все ограничения на «Proficiebat lnformatory» сняты.

Seraphim, ты заключил сделку с Dea Mortis.

Условия сделки: Убить адепта Воли, Аугуста, в стадии формирования венца, статус – «Игрок».

Время выполнения: 1000 стандартных часов.

Вознаграждение: Жизнь. Право перемещения в мирах Смерти без ограничений.

 

Твою дивизию! Куда я влез? Какие, на хрен, игроки? Ну, сука, ну ворон! Сейчас я тебе покажу! Только верну контроль над телом, а уж дальше ты, скотина пернатая, всё мне расскажешь!

– Что, боец, очухался? – Птиц сидел в нескольких метрах от меня и подходить не собирался.

– Как думаешь, пернатый, сколько ты продержишься без пищи? – Язык по-прежнему плохо слушался, но птиц, а вернее скрытый в его теле человек понял, на что я намекнул.

– Что ты хочешь узнать, боец? Сейчас у нас много свободного времени, можно и поговорить по душам, – ворон по-прежнему не торопился приближаться ко мне. Хитрая скотина, знает, что я сейчас могу свернуть ему шею.

– Кто ты, центурион?

– Надо было рассказать тебе раньше, – птиц склонил голову, словно задумался на пару мгновений, затем продолжил: – Ты уже знаешь, что заключённые попадают в Чистилище из разных миров. Так вот, мой родной мир был первым, из которого стали пропадать люди. Меня забрали, когда я вместе со своей сотней зачищал небольшой городок от мирных жителей. Таков был приказ командования – убить всех. Из моего отряда тогда перенесло многих, раскидав по оазисам, словно семена полевых цветов осенним ветром. Я потом встречал некоторых, никто из них не добился каких-либо высот. Никто, кроме нас с Августом – мы очутились с ним в одном оазисе.

– Если ты попал сюда одним из первых, почему сейчас находишься в теле ворона?

– Поставил не на ту карту, и проиграл. Один из Создателей повесил на меня долг жизни, практически лишив возможности рассчитаться. Я несколько долгих лет искал способ освободиться, пока не попал в услужение к невинному под номером тринадцать. Увы, сейчас, рассказывая тебе правду, я лишаю себя последнего шанса вернуть себя прежнего. Это судьба.

– Поэтому ты не хотел помогать мне, из-за ограничений?

– И да, и нет, там всё сложно.

– Что говорила Морса про твоё пребывание здесь? – я словно вёл допрос, и пернатый явно не желал отвечать.

– Нам с Августом пришлось однажды отправиться сюда по заданию Создателя, а точнее – серафима, – от слов пернатого я вздрогнул. – Цель – жёлтый кристалл. Мы смогли добыть его ценой жизни напарника. То, что он выжил – чудо! Я несколько лет жил с мыслью, что виноват в его гибели, и сейчас нахожусь в недоумении. Он не мог выжить!

– Расскажи мне про осколки душ, но не как в прошлый раз, а более развёрнуто! – сменил я тему. Вряд ли ворон сможет толково рассказать о произошедшей несколько лет назад трагедии.

– С осколками всё просто. При убийстве самых простых тварей можно получить простейшие, конфигурация которых завязана на основные инстинкты убитого. Если тварь или реус уже хорошо развиты, осколки несут конфигурацию самых прокачанных сфер. Например, убил ты жруна-гипнота, имеющего развитую способность сферы – гипноз. Значит, и осколки души будут с конфигурацией «Гипноз». Как всё это влияет лично на тебя? Очень просто. Сфера, ядро, любые возвышения формируются на основе этих осколков. Если одной конфигурации подавляющее количество, то формирование примет соответствующую способность. Именно это и случилось с тобой, причём несколько раз. Ты даже не представляешь, насколько тебе повезло с этим. Бывали случаи, когда две конфигурации имели равный шанс в формировании сферы, и вместо чего-то полезного получался гибрид, совершенно не пригодный к применению.

– Чёрт! – выругался я. – А качество возвышения, что, влияет на редкость, скажем, сферы?

– Сила убитых тварей или реус. И в этом тебе тоже повезло. У подавляющего большинства заключённых и зверья первые две сферы не превышают двух звёзд. Ты даже не представляешь, насколько сможешь усилиться в будущем.

– Возвышение оружия и предметов работает таким же образом?

– Нет, там всё иначе. Улучшение идёт непосредственно на основные функции неодушевлённого предмета. Но и здесь может не повезти. Например, на лук встанет сфера «Утяжеление», и будет владелец таскать неподъёмное оружие, ведь избавиться от привязанной кровью вещи уже нельзя.

– Ещё мне непонятно, откуда берётся сила, поддерживающая способности оружия и моих сфер. Мы же находимся за пределами мира, подчиняющегося Творцу или Первостихии.

– Я не знаю ответа на этот вопрос, – тише, чем следовало, произнёс ворон. Ага, приуныл, пернатый! Ничего, сейчас я его окончательно добью.

– Что ты знаешь о проекте Mens ludum?

– Проклятье! Откуда ты узнал о проекте? – ворон перестал держаться поодаль, двумя прыжками оказавшись совсем рядом. Я по-прежнему лежал на боку, шевелиться не было никакого желания. – Из-за проекта я потерял свободу!

– Оттуда! Я создал алтарь Воли.

– Ты безмозглый кусок дерьма! Я же тебе сказал, нельзя создавать три алтаря! Три! Воля, Порядок, Тьма.

– Да мне плевать, что ты сказал! Из-за тебя я очутился здесь, и у меня складывается впечатление, что ты ведёшь свою игру, и тебе плевать на меня. Ты знаешь, что я адепт Воли? – я прикусил язык, поняв, что сболтнул лишнего.

– Так. – Ворон пару раз взмахнул крыльями, словно разминаясь перед полётом, затем сложил крылья и произнёс: – Сейчас мы успокоимся, ты ознакомишься со своим обновлённым оружием, и на спокойную голову вновь обсудим наши общие дела.

– У меня ещё много вопросов! – предупредил я помощника, после чего мысленно пожелал увидеть информацию по своему возвышению.

 

Seraphim, ты находишься за пределами миров проекта «Renascentia litterarum».

Процесс воскрешения недоступен (для сохранения бессмертия вернись в миры, созданные Творцом).

Функционал Сфер вне миров проекта «Renascentia litterarum» полностью восстановлен. Связь осуществляется через малый походный алтарь Воли.

Целостность Искры Творца (данный ресурс невозможно восполнить) – 88.2 единиц.

Seraphim, Творец получил оповещение о твоём месте нахождения, но по-прежнему не видит тебя.

Прогресс сферы**** «Экзекутор»: 26 792/62 500.

Прогресс сферы***** «Воля одиночки»: 11 138/125 000.

Прогресс формирования 4 сферы души (конфигурация «Конструктор реальности»): 7724/75 000.

Текущее возвышение: Формирование Крыла.

Прогресс формирования первого крыла (предположительная конфигурация «Судья»): 7724/100 000.

Карма: Воин.

Стихия: Воля.

Ядро души: ****** «Владыка».

Душа: ***** «Адепт Воли».

Ранг: Ученик.

Путь развития: Владыка Воли.

Текущее значение сил Воли: 3532.

Истинное имя: Seraphim (скрыто).

Личное имя: Максим.

Количество доступных талантов: 9.

Неизвестный ресурс: 4**, 10***.

Единицы Хаоса: 1* простая (можно использовать в создании, улучшении вооружения).

Прогресс пятой сферы оружия «Коварный клинок тьмы*****»: 13 520/50 000.

Прогресс первой сферы кирасы*** «Кора перворождённого дуба»: 80/100.

Прогресс второй сферы огнестрела** «Эхо»: 80/1000.

Открыты способности огнестрела «Эхо**»:

1. Формирование заряда (пассивное).

Каждые 4 часа оружие формирует один патрон повышенной мощности (для формирования магазин оружия должен быть разряжен хотя бы на 1/8).

Прогресс первой сферы браслета** «Хронос»: 5/10.

Seraphim, твоя Чистота души составляет 465 %.

Профессии:

Картограф 1-го ранга. Прогресс профессии: 3 + 2 (заблокировано) /10.

Выживальщик 2-го ранга. Прогресс профессии: 1290/10 000.

Оружейник 3-го ранга. Прогресс профессии: 400/25 000.

Текущие задания:

1. Найти адепта Воли, ранг Учитель.

Время выполнения задания: 96 стандартных часов.

Награда: Возвышение.

Штраф за провал: Отсрочка Возвышения на 1 стандартный год.

 

Дальше не стал читать, смахнув текст, в этот раз насыщенно-фиолетовый. Чёрт возьми, четверо суток! Так, где моя, мать её, виртуальная карта?

Перед глазами появился прямоугольный экран, в углу которого отображалась короткая ломаная линия – маршрут, который мы прошли на лодке. По сторонам от линии были прорисованы очертания островов, остальная площадь карты представляла собой серое марево. Лишь в центре ярко светилась фиолетовая точка. Прикинув расстояние, я загрустил, – раз в тридцать дальше, чем мы уже прошли от границы мира.

– Ну что, пернатый, встряли мы! – с наигранной радостью обратился я к ворону. – У нас четверо суток, чтобы добраться до моего учителя. Но это мелочи, главное другое. Похоже, этот самый учитель и есть твой друг Аугуст.

– Это исключено, он был адептом Света, как и я, – проворчал птиц. – Кстати, прибери алтарь, лучше всего ближе к телу, не дай Создатель, потеряешь. Морса такое точно не простит. Крайне мстительная особа.

– Я тут подумал и пришёл к выводу, что миры Смерти, Чистилище и Лимб связаны между собой, – я повёл плечами, сжал и разжал кулаки. Вроде восстановился, боль отступила. Потянулся к небольшой цветной пирамидке, в которую превратилась горсть кристаллов, и тут же отдёрнул руку. – Пернатый, какого хрена он такой горячий?

– Кто? – не понял птиц, собравшийся взлететь.

– Алтарь, кто же ещё! – разозлился я, размахивая покрасневшей от ожога кистью.

– Твою центурию! Обманула, сука! – взбеленился ворон. – Боец, валим отсюда! Сейчас на этот остров соберутся все твари с округи.

– Э, ты опять мне зубы заговариваешь? – усмехнулся я, поднимаясь на ноги. Вроде ничего, твёрдо стою. – Лучше скажи, что с алтарём делать, когда он остынет?

– Идиот, он горячий, потому что сюда приближаются немёртвые! – похоже, пернатый не шутил. – Заворачивай его в скатерть и бегом к лодке! Я на разведку.

Мы не успели. Твари уже лезли на сушу, поодиночке и парами. Возле самой лодки из воды вышли два мертвяка, оба вооружённые здоровенными дубинами. А у меня в наличии всего дюжина патронов!

Решение пришло, когда я бросил взгляд в сторону. Нежить была везде – у берега, на воде, под водой. Единственное место, где её не было – в глубине острова. Мысленно активировав карту, я поставил на ней маркер, прямо в центр острова. Определив направление, смахнул полупрозрачный экран и, зажав под мышкой алтарь, завёрнутый в скатерть, захромал в нужную сторону. Только бы успеть, только бы не догнали со спины. Вдох-выдох, вдох-выдох. Мышцы начинают слушаться, скорость бега медленно, но возрастает. Ещё сто, нет, сто пятьдесят метров, и можно остановиться. Давай, Максимка, поднажми!

– Боец, сзади! – раздался над головой крик ворона, когда мне оставалось пробежать пару десятков метров. И тут же, не успел я дёрнуться в сторону, как сильнейший удар сбил меня с ног. Мне с трудом удалось не выронить алтарь. В следующий миг правое бедро обожгло болью, на спину навалилось нечто тяжёлое и попыталось сорвать вещмешок. Почему не сработал «Удар Воли»? Напрягшись изо всех сил, я перекатился на бок, сбрасывая со спины паукообразную химеру, терзающую вещмешок огромными костяными жвалами. В правую ногу вцепилась ещё одна тварь, кромсающая бедро передними лапами, словно ножами. Ну, суки, держитесь!

Левая рука наконец дотянулась до рукояти меча. Я помнил, что главная способность клинка ещё не стала активной. Но я знал, что у меня получится. Мысленным приказом, не скупясь, влил тысячу сил веры в «Ауру тёмного пламени», и тут же активировал способность. Голову в тот же миг словно раскалённым свинцом наполнили. Сознание, второй раз за этот длинный день, скользнуло в спасительное небытие, но прежде мой разум успел прочесть ярко-красную надпись на чёрном фоне:

«ЗАФИКСИРОВАН КРИТИЧЕСКИЙ ВСПЛЕСК ЭНЕРГИИ КЛАССА ABSOLUTA, ЗАПУЩЕНА АКТИВАЦИЯ ПРОТОКОЛА “ВМЕШАТЕЛЬСТВО LOGOS ”».

Отступление четвёртое 

Центурион, поймав восходящий поток, парил в десятке метров над поверхностью. То, что происходило внизу несколько секунд назад, иначе, как локальным армагеддоном, назвать было нельзя. На острове и вокруг него выгорело всё, включая воду. Не осталось даже пара. Сейчас мёртвая вода стремительно восполняла образовавшуюся пустоту.

– Что ты натворил, парень, – проворчал пернатый, начав стремительно снижаться. Несколько секунд, и птица тяжело приземлилась возле неподвижно лежащего человеческого тела. Ворон прикоснулся головой к шее своего подопечного и замер, словно прислушивался к чему-то. – Живой, чертяка! Жаль, ненадолго. Проклятье, говорил же себе, не зарекайся! Ох, где же этот чёртов остров. Так, та-ак. Надеюсь, успею!

Птиц, коротко разбежавшись, взмыл в серое пасмурное небо. На острове, превратившемся в монолитный кусок сплавившейся породы, в одиночестве осталось лежать тело молодого мужчины…

Глава 3

Немёртвый учитель

Сознание возвращалось медленно. Сначала появились монотонные звуки на грани слышимости. Затем пришло понимание этих звуков – два совершенно разных голоса, что-то обсуждающих между собой. Один смутно знакомый, грубый, как у заядлого курильщика. Второй – мягкий и какой-то добрый.

Чёрт, я что, не умер? Ведь мёртвые не могут чувствовать боль, а у меня болит всё. Спина, которую свело от неудобной позы. Нога, которая ноет не хуже больного зуба. Правый бок и предплечье саднят так, словно ошпарены кипятком.

– Смотри, новобранец очнулся, – раздалось совсем близко, словно говоривший стоял у меня в изголовье. – Не шевелись, боец. В твоём состоянии это чревато, знаешь ли. Это ж надо было удумать – ударить по площади способностью, усиленной до уровня серафима. Если бы не твой класс, сгорел бы вместе с заклинанием.

– Аугуст, у него выбора не было. Ну, перегнул парень по молодости, с кем не бывает.

– А ты на хрена тогда, командир? Почему не объяснил мальчишке базовые понятия?

– Он считает, что настоящий боец до всего должен доходить сам, – чуть слышно прохрипел я.

– Да? – удивился незнакомец. – Центурион, у тебя поменялись методы подготовки рядовых бойцов?

– Да пошли вы! – раздражённо проворчал ворон. – Я уже искупил свою вину перед этим оболтусом.

– Да? Тогда расскажи, как ты надоумил некоего Чёрного заманить парня в ловушку. – От услышанного я непроизвольно сжал челюсти с такой силой, что зубы заскрежетали. Вот сука!

– Если бы я этого не сделал, чистый до сих пор был бы в лабиринте!

– Курица облезлая, как только очнусь, сделаю из тебя суп и мертвякам скормлю! – прошипел я сквозь зубы.

– Парень, ты так не нервничай, тебе сейчас нельзя напрягаться. Центурион, конечно, сука, но сука полезная. Если бы не он, ты бы уже давно умер. Представь, каково это – слетать за пару километров на один остров, набрать там из источника живой воды, и в клюве принести обратно. И всё это ради того, чтобы ты продолжал жить.

– Если бы не эта ворона тряпошная, меня бы здесь не было, – я наконец-то смог сфокусировать взгляд на незнакомце. И тут же передо мной высветился текст:

 

Задание «Найти адепта Воли, ранг Учитель» выполнено.

Награда: Seraphim, твой ранг «Ученик» повышен до «Старший ученик».

Верхняя граница талантов Воли увеличена до 8.

 

– Если бы ты послушал меня, когда создавал алтарь, ты бы не лежал сейчас, еле живой.

– Ты смотри, какой шустрый! С чего ты решил, что я возьму тебя в ученики? – бесцеремонно перебив ворона, обратился ко мне мужик. – Выбрал путь Воли, так иди по нему самостоятельно, без костылей.

– Я не просил… Учителя, – говорить было тяжело. – Ты же Аугуст? У меня задание на твоё убийство, от Морсы.

– Вот спасибо, что предупредил, парень. Сам-то я никогда бы не догадался. Ты отдыхай, сил набирайся, сейчас только подлечу тебя и перетащу на более ровное место. – мне поднесли к губам горлышко фляжки, из которой я с удовольствием сделал несколько глотков, затем подхватили за плечи и волоком переместили на пару метров. Подложив под голову что-то мягкое, Аугуст посоветовал не ворочаться и отошёл – меня оставили в покое.

Боль, терзавшая меня с момента пробуждения, довольно быстро стала отступать, дав возможность спокойно подумать. Первая мысль – допросить ворона с помощью способности «Экзекутор». То, что я нужен ему живым – без сомнений. Надолго ли? Когда он меня предаст в очередной раз? Как только выберемся из мёртвого мира? Теперь я точно знаю – здесь никому нельзя верить, ни Создателям, ни Творцу, ни тем более слугам Хаоса и Тьме. Здесь каждый сам за себя.

Второе – мне надоело убегать и прятаться от хозяев этих сумасшедших миров. Что не так с этой Волей, что её так боятся? Именно боятся, я хорошо запомнил голос того владыки, которого поглотила Тьма. В его словах, помимо злобы, звучал страх.

И третье. Куда я вообще иду? Последние несколько недель я только и делаю, что убегаю, скрываюсь, пробиваюсь с боем. Вот только куда? Допустим, мне удалось выжить, отбиться от всех врагов, стать, в конце концов, столь сильным, что со мной будут все считаться. Что дальше?

Искать дорогу домой? Сколько времени пройдёт, пока я найду её? Год, два, десять? К окончанию поисков я так изменюсь, что мой мир не примет такого монстра. Родные, уже смирившиеся с моим отсутствием, увидят не того меня, которого запомнили, а хладнокровного убийцу.

От представленной картины меня всего передёрнуло. Нет, это не цель, всего лишь желание, навеянное слабостью. Стать сильнее – так это и без моего желания происходит. Достаточно убивать тех, кто жаждет получить с меня осколки души, и я стану сильным.

Что ж, если все так боятся адептов Воли, если считают нас угрозой своему благополучию, значит, в силах адепта изменить царящий в этих искусственных мирах расклад сил. Я, простой парень из рабочей семьи, и то понимаю, что искусственные миры движутся к разрушению. Реус не становятся лучше, наоборот, в большинстве превращаются в тварей. Не потому ли, что нет равновесия? А может, текущий расклад кому-то выгоден?

Раз уж меня втянули в эту «игру», не оставив права выбора…

– Боец, дам тебе совет, – раздался голос Аугуста, отвлекая от размышлений. – Отдыхать лучше в личной зоне безопасности. И настоятельно рекомендую не напрягать мозги. Постарайся уснуть, тогда лекарство подействует быстрее.

Проснулся я уже с ясной головой. Зрение полностью восстановилось, большинство ран затянулось, а желудок громко урчал, требуя пищи. Есть в одиночку не хотелось, поэтому я, убедившись, что оружие заряжено, мысленно пожелал покинуть зону безопасности.

– Вот, я ж говорил, что поправишься! – Аугуст сидел в метре от меня и сосредоточенно вырезал из кости какую-то фигурку. – Центурион говорил, что у тебя есть скатерть-самобранка, это правда? Давно нормальной еды не ел, соскучился безумно.

– А где пернатый? – поинтересовался я усаживаясь.

– Прокачивает свои способности, – ответил адепт Воли. – Так мы есть будем?

– Скажи, а здесь ночь бывает? – поинтересовался я, освобождая скатерть выживальщика от алтаря.

– Рекомендую в будущем сделать вот такой камень силы, – Аугуст извлёк из-за пазухи жёлтый полупрозрачный камень, размером с голубиное яйцо. – Гораздо удобнее, чем алтарь, к тому же в пару раз сильнее. Правда, нужно владеть профессией артефактора, но это не проблема, если ты находишься в мирах Творца.

– Камрад, он знает гораздо больше, чем ты думаешь, – раздался голос ворона. Пернатый тяжело опустился на спёкшуюся до блеска землю. – Боец, как и мы, младший игрок.

– Хм, неожиданно, – задумчиво произнёс адепт Воли. – Тогда можно и помочь. Жёлтые кристаллы парню не добыть, а вот зелёные – вполне.

– Попался! – мои пальцы сомкнулись на шее пернатого. Тот попытался вырваться, но я держал крепко. Сейчас проверим, кто ты для меня, тварь в перьях. Мысленно активирую способность экзекутора и задаю вопрос: – Помощник, ты предашь меня, если это будет тебе выгодно?

– Пару дней назад с лёгкостью предал бы, – полупридушенным голосом произнёс птиц. – Теперь ты – мой единственный шанс вернуть свободу. Нет, я не предам тебя.

– Способность? – проявил любопытство Аугуст. – Удобный способ узнать правду. На всех действует?

– Почти, – ответил я, отпуская пернатого. – Ворон, одна ошибка, и я откажусь от помощника.

– Я услышал тебя, боец! – ответил птиц. Мне хотелось ему поверить, но я больше никому не верил.

– Так мы будем есть или продолжим болтовню? – поинтересовался адепт Воли. Чёрт, я и забыл, что голоден.

Мы уже заканчивали трапезу, когда на остров пожаловали гости. Пара зомби, поскальзываясь и падая через шаг, двигались к нам от берега.

– Не беспокойтесь, сейчас я их попрошу удалиться, – спокойно произнёс Аугуст. – Слабенькие, не выше синего кристалла, мне такие не нужны. Да и вам тоже. Предлагаю задержаться на этом острове, пока у парня не заживёт нога. Да и Морса вряд ли сможет пригнать сюда много миньонов, кое-кто изрядно подчистил их ряды.

Мертвякам оставалось до нас метров десять, когда они замерли. Постояли пару долгих секунд, раскачиваясь, а затем рухнули замертво, словно их выключили. Я на всякий случай отметил расстояние, на котором адепт лишил зомби подобия жизни. Интересно, как сильно он может влиять на окружающий мир своей волей? Способен отклонить летящую в него пулю? Может, он продемонстрировал способность одной из сфер, и к воле это не имеет отношения?

 
Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 321 | Добавил: admin | Теги: Алексей Губарев, Стикс, Аскет 3
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх