[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Капитан Волков: Назад в СССР-2
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:32 | Сообщение # 1
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online


Лето 1946-го. Приморский город, разгул бандитизма, воры в законе, жулики и противостоящий им уголовный розыск.
Круто звучит? Щас! Ни черта не круто, когда это все происходит реально.
А я всего лишь пять минут назад стоял посреди современной Москвы, ожидая водителя, и точно не планировал оказаться в прошлом на месте капитана, вернувшегося с войны.
Так еще этот капитан должен окунуться в новую войну, с криминальной частью города. Ну, блин, товарищ Волков... Я за тебя, конечно, повоюю, потом без обид...
 
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:33 | Сообщение # 2
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online
Глава 1

– Соня…Соня, ё-мое, погоди! Куда ты бежишь-то? Соня! Чтоб тебе... – Хотел сказать, обосраться, но в последнюю секунду передумал. Все-таки она – женщина. Как-то неправильно. Хотя, честно говоря, в глубине души желал ей именно этого.

Я шустрой рысью скакал за девчонкой, потому что она на самом деле практически бежала. Со стороны мы смотрелись, наверное, очень странно. Впереди несется кто-то щуплый и мелкий, похожий на подростка, а следом мчится взрослый мужик, с ошалело вытаращенными глазами. Чистый маньяк.

И ведь никому не объяснишь, что у меня для вытаращенных глаз имеются весомые причины. Благо, в этом городишке местные отличаются крайним любопытством в тех случаях, когда есть чем любопытствовать. А вот бегущие куда-то люди, скорее наоборот, от любопытства избавят. Мало ли, куда они бегут, а главное – от кого. Тем более, время неуклонно близилось к вечеру, а вечер здесь, как уже известно, бывает томным лишь для местного ворья́.

–Ты шо, запамятовал? Или у нас цельных пять автомобилей имеется? Если Батя узнает, шо эти идиёты про машину не сказали вовремя, так точно уже никуда торопиться не придётся. Вам. Покойники вообще никуда не торопятся. Сегодня такое серьёзное дело, шо Батя вас всех порешит в случае про́маха. И без машины никак не обойтись. Ты же сам сказал, шото тебе нужно. Так надо быстрее к Яше. Скажешь ему, он все даст.

Сонька выпалила свою немаленькую речь на одном дыхании. Особо мне не понравилось в ее словах несколько раз повторившееся "вам" и "вас". То есть за свою судьбу девица не переживала.

– Ага... Скажу... – Туманно поддакнул я, хотя, что говорить этому Яше, понятия не имею.

По моим расчётам никто не должен был навязываться мне в провожающие, а соответственно, вообще ничего говорить бы не пришлось никакому Яше. Тем более, я выдумал всю эту историю с ремонтом.

Оно, может, машина даже в порядке. Может, там реально надо что-нибудь всего лишь подкрутить. Просто я не знаю, что именно. И налётчики не знают. Похоже, не царское это дело в тачках ковыряться. Западло.

Кто мог предположить, что девица попрется тоже? Я не совсем, правда, понимаю, зачем. С одной стороны, вроде бы она меня контролирует, а значит, недоверяет. Это выглядит особенно правдоподобно на фоне того, что скрипачка сказала там, возле гаражей. Но с другой стороны, агрессии от нее тоже нет. Или какого-то негатива.

Да и тон, с которым Сонька заявила, будто знает обо мне правду, не был похож на угрозу. Скорее – на констатацию факта. Она словно допускает возможность какой-то хрени от меня, но при этом, всего лишь предупредила. Мол, имей в виду, я знаю, на что ты способен.

– Да что ж ты такая шустрая... – Пробормотал я, снова оказавшись за спиной у девицы. – Твой бы энтузиазм, да в нужное русло...

Причём, мы уже ушли от гаражей, пустырей и Слободки на приличное расстояние. Не знаю, что за Яша нам нужен, но обитает он где-то слишком далеко. Судя по направлению, мы двигались в сторону порта.

Странно, конечно. Особенно для человека, у которого можно добыть все. Я уже понял, в этом городе подобная формулировка может относится только к тому, кто имеет отношение не к самым законным делам. В данном случае, скорее всего даже точно к незаконным.

Единственное, могу понять насчёт тети Миры, которая скупает и продает краденые вещи. Подозреваю, в основном это драгоценности. Может, какие-нибудь раритетные, штучные экземпляры. Такое добро всегда в цене, независимо от времени или места.

Но неизвестный мне Яша чем занимается, представить не могу. Скупает и продает краденые машины? Приторговывает гвоздями, шурупами и покрышками? Так вроде сейчас автомобили пока еще роскошь, а не средство передвижения.

К тому же, если честно, в данную минуту меня вообще мало волновал и этот загадочный тип, у которого, по словам целенаправленно несущейся вперед девицы, можно найти все, и обещанный ремонт автомобиля, и даже предстоящее ограбление в целом.

Тем более, мысленно я уже настроился не принимать в нем участие по причине своего отсутствия. А вот те слова, что Сонька сказала, когда мы уходили с территории гаражей, волновали. Сильно.

Я уже пятый раз пытался добиться от нее пояснений, но ни черта не выходило. Потому как скрипачка пёрла вперед со скоростью экспресса.

– Ты ответишь или что? – Я схватил Соньку за руку, а потом дёрнул ее назад, к себе.

– Шо тебе надо, гражданин-хороший, не пойму. – Девица остановилась и уставилась на меня с крайне бестолковым видом. С наигранно бестолковым. Аж зубы свело от ее плохой игры.

– Ты вот это брось. – Я погрозил ей пальцем, а потом еще для усиления эффекта нахмурился. Так нахмурился, что даже в переносице заломило. – Хватит из себя идиотку строить. Или мне твоя речь причудилось?

– Та я не строю. Енто ты шо то строишь. Только не пойму, зачем. Нет, ты, конечно, серьёзный человек. Вопросов нет. Не мне тебя жизни учить.

Мы, кстати, ненавязчиво перешли с Сонькой на “ты”. Хотя ее манера вести себя, будто кто-то один из нас двоих не очень умный, никуда не делась. Причем, судя по всему, кандидатуру самой скрипачки можно исключить. Похоже, за дурака она держала меня.

– Поясни, что ты имела в виду там, у гаражей. – Я неопределённо махнул рукой себе за спину.

– Ты сам знаешь. – Заявила Сонька, а потом, как ни в чем не бывало, снова двинулась вперед.

– Да твою ж мать…

Мне пришлось топать следом. А хотелось бы – совсем в другую сторону. Например, к тете Мире, чтоб забрать чертов чемодан и валить отсюда, куда глаза глядят.

Впрочем, чего уж я так неуважительно о чемодане. Теперь это – мой билет к спокойной жизни. Ну…я надеюсь на спокойную жизнь. В принципе, имея бабки, можно га самом деле уехать куда-нибудь поближе к границе. Всё-таки, сейчас страна у нас большая. Тут этих границ – что конь натоптал. Потом найти какого-нибудь особо продажного человечка, который меня через границу переведет. В конце концов, во все времена такие люди имеются. Надо только хорошо поискать. Или вон, как Владимир Ильич, рвануть по зиме через финский залив к финам. Короче, пока не знаю точно каким образом, но валить наверняка надо. Хватит уже в бирюльки играться. Пока мне эти бирюльки не отстрелили к хренам собачьим.

Но вместо того, чтоб заняться спасением самого себя, мне приходится плестись за девицей, которая десять минут назад впаривала лютую дичь.

Я, конечно, могу сейчас развернуться и убежать. Но это – бред в лунную ночь. Не успею до тети Миры добраться, как меня повяжут. Да и глупо это. От девок я еще тут не бегал.

Изначально мой план был прост, когда я сообщил о срочном ремонте грузовичка. Рассчитывал отправится по срочной нужде в любом направлении, лишь бы подальше от ребят Бати, но типа для пользы общего дела. Дабы найти необходимое, чтоб отремонтировать грузовик. Это дало бы время. Час, два. Мне вполне хватит.

Но… выходит какая-то хрень. Оно и до этого все было не радужно, а сейчас после заявления Соньки, я вообще перестал понимать, какого черта происходит.

– Почему ты сказала, будто знаешь обо мне правду? – Я подстроился под мелкий, но быстрый шаг девицы, и теперь шел вровень с ней.

– Та ты сам все знаешь. – Она пожала плечами. – Я тебя сразу признала. Как увидела, так и признала. Шрам твой. По нему. Ждала тебя. А ты задержался. Та и явился потом какой-то…странный. Я поначалу даже решила, шо ты налакался. Даром, шо не пьешь. Так говорят. Мало ли. А потом поняла, нет. Какая-то ерунда. Пошла следом. Ты не знал же, кто тебя встречать будет. Думала, догоню, тогда и откроюсь. А ты в подворотню нырнул. Там еще хлеще. Взял, да рухнул на землю, как девка, без чувств…

Я слушал Сонькин рассказ со странным внутренним ощущением. Хотя, нет…Ощущение было не странное, а пугающее.

Я отчего-то знал наверняка, скрипачка сейчас не врет, не сочиняет. Она говорит чистую правду. Сонька реально ждала капитана Волкова. В этих словах нет ни капли лжи. Она реально пошла следом, ибо с Волковым что-то было не так. У Соньки реально не имелось желания его ограбить, как я думал по началу. Короче, слово “реально” можно вставлять в каждое предложение, потому что все именно так и было.

Теперь вопрос. Один. Единственный. Почему?! Почему, твою ж мать, это все происходило?! Как может быть связана девица, состоящая в банде, с офицером советской армии. С фронтовиком.

Ну, она была в подполье. Тоже странная история. Кстати, Сирота, помнится, в первый день говорил о каком-то жулике, участнике подполья. Все они что ли, из воров в партизаны успели сходить?

Хорошо. Волков служил в разведке. Тоже неплохо. И? Судя по той информации, которую я имею из удостоверения капитана, географически они находились далеко друг от друга. Потому что Сонькино подполье скорее всего было здесь. Или нет…

А еще скрипачка вдруг начала говорить иначе. То есть из ее речи не исчезли “шо” и “енти”, но при этом фразы она строила уже немного по-другому. Нарочитый фольклорный говор, свойственный местным, тоже как-то сильно утратил свой колорит.

– Та если бы не Семен…Я сразу ж и хотела тебе обозначиться. Но он следом прибежал. А Сенька не знает многого. Я его не посвящаю. Надеюсь, время придёт, отправлю его в Москву. Нечего Семену тут делать. Тут у всех дорога то одна…

– Так он твой брат? – Уточнил я, чисто для поддержания разговора.

Само собой какой-то дебильный Сенька меня вообще не интересовал. Я хотел выяснить, что же там с капитаном Волковым. Но слишком сильно давить опасался.

Так как девица очень уж сообразительная и способна вкурить, что ситуация еще хуже, чем можно подумать.

А внутренняя чуйка мне подсказывает, знать Соньке этого не надо. В том смысле, что ей не надо знать о белом шуме, который у меня в башке вместо нормальных воспоминаний о жизни Волкова. Ну, и, слава Богу, похоже реальный капитан ее не видел прежде. А вот Сонька о нем наслышана. От кого, интересно?

– Угу. – Кивнула скрипачка. – Я ж потому и убежала, когда из тебя странные документики валиться начали. Даже поперво́й взаправду испугалась. Думала, все, скурвился Меченый. Потом только сообразила, шо ты задумал.

Я чуть не завыл, честное слово. Девица упорно ходила вокруг да около, но ни черта не говорила конкретно. Она сообразила. Молодец! Теперь осталось мне сообразить. Потому что я пока ни хрена, ни хренашеньки не понимаю!

Нет, насчёт Волкова у меня подозрения были с самого начала. Правда, непонятно какие, но наверняка хреновые. Чемодан с деньгами – это прямо огромный такой намёк. Понять бы еще, на что именно. Ну, и Меченый... Это что? Подпольная кличка? Погоняло?

– Слушай, ты вот что скажи…– Снова начал я осторожно пробираться вглубь дебрей, за которыми кроется истина. Но не успел.

– Ух, ты! – Сонька вдруг резко замерла на месте.

Причем так резко, что я даже пробежал немного вперед, не ожидая от нее задержки. Остановился, оглянулся и пошёл обратно. Дурдом какой-то, честное слово.

Девица таращилась на противоположную сторону улицы, по которой мы с ней бежали. И надо признать, посмотреть было на что. Междометия “Ого!”, “Уф!” и “Хера се!” тоже вполне уместны в данном случае.

Просто там стояла тачка…Даже и не знаю, как поточнее можно было бы ее назвать…Ну, для начала, это был "Мерседес". Понятное дело, без привычных мне опознавательных фишек.

Я узнал его лишь по той причине, что один из моих товарищей, в обычной, естественно, жизни, фанатично увлекался раритетными машинами. Возможно, это "Мерс" не сильно хорошо стоил бы в будущем, но те, кто разбирается в подобной теме, отвалят за такую тачку целое состояние...

Выглядел "Мерседес" круто. Это – факт. Вытянутый, похожий на хищную акулу, он навевал мысли о чем-то дорогом и пафосном. Для этого города такой автомобиль не подходил от слова "совсем". Ну, или это город не подходил для такого автомобиля. Впрочем, чего уж только город? Наверное, вся территория Советского Союза не подходила.

– Шо то я и не знаю, откуда у нас такая бричка взялась... – Сонька восхищённым взглядом ощупывала каждый изгиб кузова автомобиля. Она смотрела на него с таким выражением лица, будто в жизни не видела ничего прекраснее. Но тут я, пожалуй, соглашусь с девицей.

– Эх... Когда-нибудь я буду ездить на такой же... – Уверенно заявила скрипачка.

Ну... Собственно говоря, в тот самый момент в моей голове родился план. Хотя, нет. Не так. Родился План. С большой буквы "П". Кто ж знал, что это приведёт к охранительным последствиям? Я – точно не знал. У меня лишь в тот момент было желание вытащить свою задницу из сложившегося дерьма.

– Слушай... – Я осторожно тронул девицу за плечо, отвлекая ее от черного красавца. – А нам ведь нет никакой разницы, что за машина будет?

– Как нет? – Сонька с сожалением оторвалась от тачки и уставилась на меня.

– Ну, ты у нас особа сведущая. Очевидно знаешь больше остальных. Это, кстати, тоже интересно. Говоришь, что для батиных ребят – просто девочка на побегушках, а сама ведёшь себя, будто это они тебе чего-то должны... Нехорошо обманывать, Сонечка. Ой, как нехорошо. Ну, это ладно. Скажи, ты несколько раз повторила, будто дело очень важное. Что мы должны забрать на складе?

Конечно, ответ на этот вопрос был мне известен. Это я знал от Сироты. Батю интересовали конкретно те несколько ящиков с оружием. И судя по словам майора, их там будет всего лишь три. Он, конечно, далеко не самый лучший план придумал, но в то же время, считать начальника отдела по борьбе с бандитизмом идиотом, тоже не стоит. Слишком много оружия в руки бандитам он давать не стал бы.

Понятно, что в грузовик можно до хрена чего до кучи накидать. Тем более, на складе есть, чем поживиться. Но с другой стороны, если мы приедем таки на склад и заберём таки то, что хочет Батя, с остальным можно не париться. И уж тем более, когда станет известно, что краденное переворуют "Кошки", главарю банды вообще станет не до подробностей. Главное, что я и мои, прости Господи, коллеги, свою роль выполним. Приехал, забрали, уехали. И пусть дальше все гребутся, как хотят.

– Не верю, шо ты не знаешь. – Прищурилась Сонька. – Иначе на кой ляд весь ентот маскарад?

– Да что ж ты будешь делать... – Я тяжело вздохнул и провел ладонью по лицу, стирая невидимую усталость.

Просто все это меня и правда изрядно уже утомило. Хотел бы я знать, что за сволочь решила закинуть мое сознание в этого долбанного Волкова... Наказание какое-то, ей-богу.

– Давай мы пока что твои домыслы опустим. Сейчас конкретно по делу. Смотри, пока мы доберёмся до Яши, кем бы он ни был. Пока вернёмся. Пока я разберусь с машиной. Опять же, если разберусь. Техника, она, знаешь ли, капризная вещь. Этак можно и просрать все на свете. А тут... Смотри...

Я широким жестом указал в сторону "Мерседеса".

– Отличный автомобиль. Замечательный. И главное – он на ходу. Неужели нам не хватит места, чтоб сложить туда то, что необходимо Бате.

– Ну, ты даешь... – Сонька нервно хохотнула. – Я люди куда, по-твоему денутся? Кирпич, Большой...

– Слива и еще кто-то. Не помню его клички. Да-да-да...– Я перебил девицу.

Идея, созревшая в моей голове нравилась мне все больше и больше. Тачка – это хорошо. Это – возможность смыться из города, кстати... Может все-таки забить на все, да и валить, пока при памяти. Далеко, конечно, на таком приметном автомобиле я не уеду, но мне далеко и не надо. Дальше через леса уйду.

– С людьми я решу. Сейчас вопрос в другом. Нам нужна эта бричка, как ты ее называешь. Сто процентов нужна.

Я взял девицу за плечи, а потом заглянул ей в глаза, всем видом демонстрируя убеждённость в своей правоте.
 
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:33 | Сообщение # 3
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online
Глава 2
Однажды в детстве, в деревне, я видел, как рубят головы курицам. Помню, дед тогда был с легкого бодуна и не связал им лапы. Бабка его потом костерила различными матерными словами и лупила хворостиной по спине. Но речь не об этом.

Сам процесс лишения куриц жизни был малоприятный, его мой неокрепший мозг постарался максимально стереть, превратив в туманную картину, а вот то, как после удара топором одна из несушек бегала кругами, фонтанируя кровью, запомнилось надолго. Сцена достойная фильмов ужасов. Особенно для детского буйного воображения. У меня в тот момент было полное ощущение, будто траектория движения курицы похожа на рисунок какой-то сатанинской пентаграммы. И сейчас посреди деревенского двора явится что-то ужасное.

К чему я это вспомнил…Да к тому, что именно ту самую несчастную курицу, которая бестолково носилась без башки, напомнили мне своим поведением налетчики, когда черный, блестящий боками Мерседес, въехал на территорию гаражей. Реакция бандитов была точно такая же. Хоть бери и кино снимай. Честное слово.

То есть, если в общем, то картина выглядела следующим образом. Медленно, торжественно и с пафосом "Мерс", словно корабль, вплыл во двор. Оказалось, в первый раз мы с Сонькой пробирались к месту встречи козьими тропами, а вот для удобства и транспорта имеется вполне себе обычная дорога. Она, конечно, занимала больше времени, пришлось сделать крюк, но на машине иначе бы не вышло.

И, да... Мы его угнали все-таки, этот чудо-автомобиль. Честно говоря, до конца я один хрен не понимал, как буду действовать дальше, потому что Сонька, само собой, поперлась вместе со мной. То есть, в моей голове бродила целая куча мыслей и вариантов. Начиная от того, где я отправляю девицу в нокаут, закрыв глаза на ее половую принадлежность, и уезжаю в туманнаю даль. Заканчивая тем, где во время ограбления я успеваю смыться раньше, чем появятся "Кошки". Кстати, именно этот план нравился мне больше всего. Я даже начал сосредоточенно обдумывать детали. И в принципе, картина складывалась весьма неплохая.

Мы приедем на склад. Я – шофер. Моя роль – сидеть и ждать. Парни Бати начнут все мероприятие без меня. Пока они будут разбираться с охраной склада, есть же там какая-нибудь охрана, пока сообразят, что к чему, я просто тактично свалю. Быстро доберусь до тети Миры. Прихвачу чемодан и все. Поминай, как звали. И больше вообще ни разу не буду забивать себе голову капитаном Волковым. Мне даже, если честно, при таком раскладе глубоко плевать, почему он вдруг оказался Меченым, еще больше плевать, что реально нужно было Волкову в этом городе, и особенно плевать на то, каким боком к Волкову пристроилась подозрительная скрипачка.

Угон, кстати, прошел совершенно гладко. В принципе, уже в тот момент я должен был насторожиться. Для начала, тачка была открыта. Я даже не поверил своему счастью. В том смысле, что в теле Волкова у меня все идет через одно место. А тут вдруг – нате, берите на блюдечке с голубой каемочкой. Но далекий запах свободы, который я уже втягивал обеими ноздрями, вскружил мою и без того ошалевшую от происходящего голову.

– Шото интересная у нас кадриль выходит... – Задумчиво сказала Сонька. – Дюже безответственные граждане...

Она как раз ошивалась рядом, пытаясь прикрыть меня от любопытных глаз своим телом. Что в принципе со всех сторон было обречено на провал. По комплекции девица меньше Волкова раза в два. Но она упорно бочком притералась к двери, которую я открыл, и для демонстрации обыденности ситуации даже насвистывала какой-то мотив.

Не знаю, где Сонька набралась подобной пошлости. Прямо картонный картон, шаблонный шаблон. Обычно в дешёвых фильмах имеено так герои-придурки угоняют тачки. Соньку в моих глазах от почётного звания "бестолочи" спасал лишь тот факт, что девица не имеет опыта ни в просмотре дешёвых, бездарных гангстерских фильмов, ни в угонах автомобилей. У меня, в отличие от нее, какой-никакой, опыт имелся. Спасибо бурной юности.

Однако я даже не смог бы проявить себя во всей красе, приди мне в голову ужасная глупость – впечатлить скрипачку своими криминальными талантам.

– Хто-то не сильно умный оставил здесь ентот автомобиль ... – Добавила Сонька, изучая дверь "Мерса" хмурым взглядом.

– Может, кто-то залётный. – Я пожал плечами и нырнул на водительское сиденье.

Хотелось уже быстрее убраться с улицы. Конечно, есть надежда, если меня загребут, майор Сирота отмажет. Однако надежда эта была очень слабенькая, призрачная.

Мне понадобилось пять минут, чтоб понять, как управлять тачкой. Соньке понадобилась одна минута, чтоб обежать машину и плюхнуться рядом со мной.

– Трогай! – Махнула рукой девица. Будто я без нее этого не знаю. Умрешь, конечно.

Я сорвался с места... Ну, ладно. Не совсем так. Мощностей у этого "Мерса" всяко меньше, чем у его потомков в будущем. Поэтому, сорвался я в своем воображении, а в реальности просто поехал.

– Ах ты ж, сволочь такая... – Тихо выругалась скрипачка, при этом обернувшись назад. – Смотри, какой-то гражданин выскочил, руками машет. Орёт шо-то...

Я не стал никуда смотреть. Выскочил и выскочил. Мало ли, кого там принесло. Даже если появился владелец, нечего машину подобного уровня бросать без присмотра. Да еще и в таком месте, как этот чу́дный город...Пусть спасибо скажет, что ее просто угнали.

В общем, на территории гаражного двора мы появились с пафосом и претензиями на аплодисменты. Однако, не было ни одного, ни второго.

Увидев тачку, бандиты, как по команде, вскочили со своих мест и натурально взметались по двору. Они с перепугу, от неожиданности, не могли сообразить, куда им бежать. Наверное, место это было не самое популярное среди обычных горожан, и в понимании налётчиков никаких "Мерсов" появиться точно не должно. Соответственно, спокойненько въезжающую тачку они расценили как нападение конкурентов. На ментов тут никак не подумаешь. Откуда у ментов столь дорогущий транспорт? А значит, точно конкуренты. То есть ждать надо самого плохого. Стрельбы, смертоубийства и вообще конца света.

На лицах батиных парней отчетливо было видно панику. Нормальную дорогу перекрывал Мерседес, поэтому туда бежать не было смысла, а в единственную дыру всем разом им было не проскочить.

Сильнее остальных удивил, конечно, Кирпич. Шустрый малый, как оказалось. Он ухитрился сначала в фантастическом прыжке оказаться за лодкой, где уже никто не сидел и ни во что не играл. Троица картёжников как раз ломилась к спасительному прогалу в заборе, сильно напоминая мне Труса, Балбеса и Бывалого. Потому что ситуация на самом деле выглядела очень комично.

Конопатый просто перелетел через лодку с такой грацией, что от тоски и зависти удавился бы самый расталантливый солист балетной труппы. Затем он кувыркнулся по земле. Понял, что ему надо не в ту сторону, не от лодки, а к ней. Посудина хоть и разбитая, но в качестве прикрытия – самое оно. Снова кувыркнулся обратно, чуть не влетев башкой в лодку, потом вскочил на ноги и резко выкинул вперед руку, в которой сжимал пистолет.

– А вот это уже не смешно... – Сообщил я Соньке, которая ухохатывалась рядом, наблюдая бестолковую суету налетчиков. – Я больше к вашему Яше хрен пойду, если этот придурок нас сейчас снова без транспорта оставит.

– Тормози! – Гаркнула девица и тут же, на ходу, выскочила из машины.

Благо, ехали мы медленно. Во-первых, особо не разгонишься по всяким дворам, во-вторых, я пытался приноровиться к габаритам этого автомобиля. Да, с управлением особых проблем не возникло, но охренительно длинный капот "Мерседеса", если это можно так назвать, приносил массу неудобств.

– Кирпич, ты совсем тюкнутый?! - Заорала девчонка на конопатого. – Зеньки разуй! Свои это! Свои! Куда ты шмалять собрался, идиёт!

Звук ее голоса оказал на бандитов волшебный эффект. Они тут же прекратили панику. Замерли, уставившись на "Мерседес" и скрипачку с таким искренним удивлением, будто Сонька не из машины вылезла, а из Адской Преисподней явилась.

– Це́ шо такое? – Кирпич махнул рукой в сторону тачки. – Я сплю штоле?

Причём махнул правой конечностью, которая была у него занята, на секундочку, заряженным оружием. А я уверен, что оно заряженное. Вряд ли конопатый носит с собой пистолет для понта.

– Эй! Ты воздух граблями-то не гоняй! Неровён час выстрелить может твоя цацка. Автомобиль енто... До Яши мы не добрались. Не вышло. – Туманно ответила девчонка. – Ото на нем поедите. Радуйся, Кирпич. Когда еще такая удача выпадет?

–Хто? Мы поедем? – Бестолково переспросил конопатый, но пистолетик прибрал. Сунул его за спину, за пояс брюк.

– Нет, едрить твою душу, я! – Сонька взмахнула руками, намекая на тупость вопроса.

– Так…ты шо? Ты…– Кирпич перепрыгнул через лодку, вышло у него это уже не так ловко, и приблизился к Мерсу.

Тут я решил, пора выбираться из машины. Пора принять участие в обсуждении, пока эти бестолковые товарищи, которые мне совсем не товарищи, не пошатнули уверенность Соньки, будто отправиться на ограбление именно в этой машине – гениальная идея.

Я, между прочим, скрипачку около десяти минут убеждал. Стояли с девицей, как два тополя на Плющихе, спорили. Главным аргументом с моей стороны стали слова, что в такой тачке никто в жизни не признаёт в нас грабителей. Тем более, если верить Сонькиному удивлению, она "Мерс" раньше в городе не видела.

– Ты же знаешь ваш городишко. Как думаешь, много ли людей уже в курсе готовящегося налета? Можешь не отвечать. Сам скажу. До хрена!

– Ну, ладно... – Сонька недовольно поморщилась, кивнув в ответ. – Сегодня утром еще фраер какой-то возле кафе на Набережной отирался. Вроде один из работников склада. Глаза залил так, шо лыка не вязал. От него, как раз, пришла дюже интересная информация. Потому и цель немного поменялась. Поначалу то планировали муку, сахар вывезти. Сам знаешь, скока оно все стоит. Но...

Девица замолчала и отвела взгляд. Один хрен не доверяет... Не стала до конца говорит. Да и черт с ней.

– Вот! Видишь. Никто не догадается, что на этой машине ребята Бати едут. А еще представь... Если этот фраер слишком много не только на Набережной говорил? Мало ли? Что если еще кому-то стал интересен склад?

Сонька прищурилась, уставившись на меня. В ее взгляде я видел осознание. Она вполне поняла, к чему ведут мои намеки. Собственно говоря, имено после этого девица на угон и согласилась.

Кстати, как оказалось, значок на тачке имелся. Все по уму. Просто я его сразу не рассмотрел. Эмблема крепилась на самом конце капота, или в самом начале, смотря откуда подойти. Она была маленькой и я ее не увидел.

– Ты мы куда на нем. Сонька…Ты чи́ совсем манданулась? – Конопатый кружил рядом с тачкой. Подходил то слева, то справа, то спереди.

Его лицо выражало целую гамму эмоций. Причем эти эмоции сменяли друг друга словно мозаика в калейдоскопе.

С одной стороны, конопатый интуитивно чувствовал, перед ним сейчас стоит то самое “дорого и богато”, которое во все времена грело сердца́ представителей криминального мира. Просто именно эти, конкретные представители, пока ещё не знают, что скоро их последователям будут нравится крутые тачки, золотые цепи, а иной раз и золотые унитазы. Смотря какой уровень безвкусицы иметь в виду. Браткам безвкусица, мне кажется, прививается сразу в момент первого ограбления. Поэтому с детской непосредственностью, своей еще пока неизбалованной настоящим богатством душой, конопатый понимал, тачка действительно крутая. Она тянула его к себе словно магнит. Во взгляде парня отчетливо читалось восхищение.

С другой стороны, естественно, для предстоящего ограбления машина подходила мало. Это я и сам прекрасно понимал.

Да, до склада мы доедем. Даже всеми вместе, в полном составе. Никому не придется бежать следом за "Мерсом".

Салон здесь выглядел, как в современной “купешке”. То есть, переднее сидение откидывалось и сзади могли сесть еще пассажиры. Но! Нам нужно забрать груз со склада. Вот что самое главное.

Багажник у данной модели "Мерседеса" оказался маленький, практически крошечный. По крайней мере, с моей точки зрения. Видимо, пока еще никому и в голову не пришло, будто в такой роскошной тачке можно возить рассаду на дачу или что-то похлеще. Значит, впихнуть ящики получится лишь на задние сиденья, в салон. По логике вещей получается, доехать до склада доедут все, а вот со склада уедут избранные.

Однако, ни Кирпич, ни Сонька, ни троица картёжников не догадывались, я вообще не планирую брать с собой пассажиров в обратный путь. И моя наиважнейшая задача, чтоб все они оставались в святом неведении.

– Я шото не поня́л…А как мы у такой повозке уместимся? – Выдал вдруг мужик в лимонном пиджаке.

Это было даже неожиданно. Я грешным делом начал думать, Слива, Большой и кто-то там еще, так и будут молчать до самого конца.

– Слушайте... – Набрав воздуха в грудь, добавив уверенности во взгляде, начал было я процесс убеждения. Однако Сонька меня перебила.

– Идем до гаража. Совет устроим. – Девица кивнула в сторону открытой настежь деревянной створки одного из производственных боксов.

И сразу же, не дожидаясь, что ей ответят налетчики, спокойненько направилась в указанном направлении.

Парни Бати замялись буквально на секунду, но затем с удрученными лицами двинулись следом. Только Кирпич на каждом шагу оборачивался и смотрел на "Мерседес" влюблённым взглядом.

Совет длился недолго. Буквально пять минут. И он мало был похож на беседу или обсуждение. Сонька просто без остановки что-то бубнила бандитам.

Бубнила тихо, так, чтоб сохранить видимость моей непричастности к самым важным делам. Но до меня несколько раз долетело название банды конкурентов. Видимо, девица, как и я, апеллировала возможной осведомлённостью "Черной кошки".

Кстати, наш разговор со скрипачкой относительно личности капитана Волкова так и остался незавершённым. Он оборвался ровно на той части, которую девчонка не успела договорить, заметив автомобиль. То есть, ни на чем.

Пока ехали обратно к гаражам, я тоже не счел нужным к нему, к этому разговору, возвращаться.

Во-первых, из-за опасений, что Сонька все-таки сообразит, хрень какая-то происходит с капитаном. Во-вторых, это уже и не важно. Главное – реализовать задуманное. Спокойно довезти налетчиков до склада, оставить их там и благополучно умчаться в светлое, спокойной будущее, где не будет этого города с его крайне назойливыми жителями, майора Сироты, с его идиотскими планами. Не будет банд и остального дерьма.

– Ну, як скажешь... – Протянул Кирпич, чуть громче, чем разговаривала Сонька. – С тебя Батя за енти кренделя спросит, ежли чо. Наше дело маленькое.

– С меня Батя спросит, я отвечу. – С вызовом заявила скрипачка. – Вы бы топали уже собираться. Или так поедите...Шо, людей захотели повеселить?

Девица с усмешкой дернула за полу пиджака любителя ярких цветовых решений, намекая в первую очередь на его наряд.

Налётчики послушно кивнули и коллективно, дружно исчезли в темных недрах гаража.

Видимо, я зря счел их совсем бестолковыми. В некоторых вещах они вполне соображают. Потому что через час, в течение которого я успел даже вздремнуть, во двор вышли четверо вполне серьёзно выглядящих мужчин. Все они были одеты в военную форму.

– Охренеть... – Тихо высказался я, хлопая глазами, как дурачок.

Нет, в принципе очень даже умно́. Военные всегда располагают и вызывают доверие с первых же минут. Просто для меня подобные метаморфозы батиных парней оказались слегка неожиданными.

– Ну...с господцем... – Сонька хмуро посмотрела в мою сторону.

Причина ее недовольства была достаточно проста. Только она и я знали, что парням придется уходить со склада не в самых лучших обстоятельствах. А вернее, совсем в хреновых. Я предложил ей этот вариант еще в тот момент, когда мы спорили насчет угона тачки. И сейчас, видимо, девицу мучали отдалённые угрызения совести.

А вот о том, насколько эти обстоятельства будут хреновыми, вообще знал только я. Потому что в мои планы на ближайшее время входил основательный кидок и Батиных парней, и самого Бати.
 
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:33 | Сообщение # 4
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online
Глава 3
– И шо? Сегодня хто-то шо-то скажет, или я так и буду делать себе нервы? Мене не нравится делать себе нервы. Еще больше не нравится, когда нервы мене делают какие-то фраера. Я разве похож на того, кого можно вот так запросто выставлять идиётом?

Батя, наконец, перевел взгляд с Седого на меня и данный вопрос был адресован уже в мою сторону. Минутка психологического прессинга закончилась, так понимаю. Главарь банды решил приступить к конкретным действиям.

Седой тихонечко, еле заметно, сделал маленький шажок назад. Вот прямо сантиметров на десять. Видимо, не хотелось Седому умыться моей кровушкой. А судя по настрою Бати, кровушка непременно прольется. По всем признакам сейчас начнется самая основная часть нашего разговора с Батей. Хотя, чего уж греха таить, я бы и сам на его месте поступил так же. Причем, не дожидаясь утра. Просто подчиненные побоялись его сразу расстраивать. Когда меня вели в тот чулан, где я просидел остаток ночи, один из провожатых так и сказал своему "коллеге".

– Ты шо? Тюкнулся? Он гульбанит у Роди с Малой Терновой. Щас самый разгар. Сунемся, он нам башку прострелит. Ежли хочешь, сам иди и говори. А я лучше до утра подожду. Пока у него хмель малясь выветрится. И пока его Маруся оттедова за чуб не выволочет.

– Шо? Опять с кем-то спутался? Новая маруха у него? – С тоской поинтересовался второй.

– А то! Ты шо, батю не знаешь. Погубят его бабы. Как пить дать, погубят. Маруся ему точно сердце вырвет и собакам скормит.

Исходя из этого незатейливого, но весьма интересного разговора, я понял две вещи. Первое – до утра меня не тронут. А значит, есть время придумать, каким образом выкрутиться из очередной задницы. Второе – может, Маруся и жена батина, но у них в семейной жизни явно не именины сердца происходят. Не то, чтоб данная информация сильно волновала меня в тот момент, но все же я ее принял к сведению. Если выживу, хрен его знает, вдруг опять меня с Марусей судьба столкнет. Ключевое слово "если".

В любом случае, в данный момент думать надо точно не о всяких там роковых красотках. Да и не думается на эту тему особо, когда напротив сидит главарь банды, с красными, налитыми кровью глазами, и сопит носом, словно бык, который вот-вот кинется на жертву. А в руке у него, на секундочку, огнестрельное оружие.

– Ты хто такой? – Спросил, наконец, меня Батя.

Конечно, я бы мог сказать этому гибриду, этой помеси из великого поэта и не очень успешного актера, что подобные вопросы было бы разумно задавать до того, как все произошло, а никак не после. Или гражданин бандит не слышал поговорку, что после драки махать кулаками дело, может, занимательное, но очень бестолковое?

Однако решил не выеживаться. Человек нервничает. А ну как невзначай перейдет к более конкретным действиям, не дожидаясь никаких пояснений. Например, возьмет тот пистолетик, что лежит скромно на его коленочке, да и шмальнёт мне в башку. Или не в башку. В любую другую часть тела.

Да какая, к черту, разница? Все равно приятного мало. Тем более, судя по всему, Бате было хреново не только морально, из-за сорвавшегося ограбления, но и физически. Мужика буквально подтряхивало от сильного похмелья. Он совсем не так планировал провести утро, когда гульбанил с каким-то там Родей.

– Я не пойму, шо сегодня за день…– Батя снова посмотрел на Седого. – Я шо, якось говорю не так? С какого ляду мене никто не отвечает на вопросы? Чи он немой?

– Не молчи, скотина…– Громко зашипел Седой за моей спиной.

И чего все такие нервные? Я просто задумался. Может, в конце концов, человек задуматься? Моя судьба, можно сказать, решается.

– Хто ты, фраер? – Повторил Батя свой вопрос с нажимом в голосе.

– Артист. – Ответил я и развёл руки в стороны. Мол, вот такая вот херня…Подумал, не поклониться ли? Но не стал нервировать Батю еще сильнее. Уверен, он сейчас не оценит юмора.

Почему назвался Артистом? Решил и дальше пользоваться тем погонялом, которое сказал Кирпичу. Чтоб не было расхождений. А то сам запутаюсь во всех именах и кличках капитана, к чертовой матери.

Сонька меня Меченым, кстати, назвала. Но в ее рассказе, вернее в ее пародии на рассказ, ибо ясности никакой после нашего разговора, когда мы шли по улице, не прибавилось, а даже наоборот, все стало еще туманнее, фигурировала одна маленькая деталь. Именно из-за этой крохотной детали я оставил непонятного Меченого пока что при себе.

Если сложить все сумбурно озвученные мысли скрипачки, то она сознательно и целенаправленно ждала капитана Волкова. Уж не знаю, с какой целью, конечно. И еще не знаю, было ли это самостоятельным Сонькиным желанием или девице дали поручение встретить конкретного человека. Может, у нее хобби такое. Ходить к вокзалу и встречать различных капитанов Советской Армии. Или людей со шрамом. Хрен разберешь.

Однако, я так понял, что сам Волков девицу никогда прежде не видел. И еще я понял, что свое появление он не очень хотел афишировать. Соньку вообще ни разу не удивило, что из подворотни, после того, как она убежала вместе с пацаном, я спокойно отправился по своим делам. А потом вообще ухитрился примазаться к ограблению под видом залетного типа, который решил влиться в местный криминалитет.

Я бы даже, исходя из Сонькиных слов, сказал, что ей такая ситуация показалась непонятной, но вполне допустимой. Она, видимо, решила, будто для каких-то своих, только ему понятных целей, капитан Волков надумал затихориться, представиться другим человеком, чтобы…что? Проверить хорошо ли работает местные бандиты?

Вот тут, конечно, мои размышления на тему, кем может быть капитан Волков, слегка теряют логическую нить. Она изначально, конечно, эта нить, очень тоненькая, но хотя бы есть. А вот почему Сонька сказала, будто мне виднее, как себя вести, и если пришла в голову блажь изображать из себя налетчика, то дело тоже, как бы, мое, ни черта ее понимаю.

– Артист…– Протянул Батя мерзким тоном. – Слухай, а ведь правильно. Артист и есть. Исполняешь мене тута номера...Ты объясни, Артист, с хера ли вместо нужного автомобиля вы до складу поехали на ентом…

Блондин замолчал, подбирая слова. Слов, видимо, не нашлось и он сделал в воздухе замысловатый жест рукой. Не смог найти подходящее определение для “Мерседеса”.

– Ваш грузовик поломался. – Я вздохнул и с сожалением причмокнул губами. Мол, сильно меня данный факт расстраивает. – Пришлось импровизировать.

– Да как поломался то?! Как поломался. А ты на шо? Ты на шо, спрашиваю?! Нет, это просто какое-то издевательство! Седой, ты мене скажи, он издевается? – Батя с возмущение уставился на своего помощника.

– Та грохни ты его, Паша. Грохни и усе! Делов то. – Выдал в ответ Седой.

Я прямо даже охренел от его заявления. Ты посмотри, гнида какая. А с виду и не скажешь. С виду – приличный человек.

– Ты я бы грохнул, Жора. Я бы грохнул его с огромным желанием. Оно у меня даже сильное. Только теперь не понятно, хде Кирпич. Эта падла его, говорят, в машине связаного бросил. И когда те драные "кошки" появились, они автомобиль вместе с Кирпичом забрали. Не могу же я Кирпича вот так, на произвол судьбы... Мы с ним огонь и воду прошли. А исчо не понятно, шо за ящики ентот…– Батя посмотрел на меня прищурившись, будто убеждаясь, что речь идёт именно обо мне, а потом буквально выплюнул. – Ентот Артист в машину засунул. Не те ведь они были, Жора, шо нам надо. Не те ящики. Но твой протеже, да простят мне приличные люди енто матерное слово, явно ведь неспроста их хотел увезти. Потому шо, Жора, имеется у меня подозрение, шо ентот Артист, засланный казачок. Только не пойму, от кого…Так шо валить его пока не время.

– А вот это – очень правильное решение. – Не смог удержаться я. – Удивительная мудрость с вашей стороны, товарищ…

Хотел сказать, товарищ Батя, но чего-то постеснялся. Какой из него товарищ? Урка он.

Меня его внешний вид не обманул ни разу. Да, слишком смазливый. Да, бухает. Да, совсем не похож на классического бандита. По крайней мере, того, каким я вижу. Вернее на того, какими классические бандиты выглядели, к примеру в 90-х.

Однако, Батя далеко не дурак, это первое. А второе – очевидно же, не просто так мужику подчиняются остальные воры и грабители. Да и Седой вряд ли с ним сотрудничать стал бы, будь Батя идиотом или лохом. Поэтому внешним видом сидящего передо человека я не обманывался. Скорее всего, так и есть, как он сам говорит. Ему сейчас просто нужно выяснить детали произошедшего на складе, чтоб потом со спокойной совестью меня убить. И что-то мне подсказывает, насчет спокойной совести это не оборот речи.

– Ты еще тут потрынди… – Начал было Батя свой очередной заход, но договорить не успел.

Дверь тихо скрипнула и в комнату бочком проснулась женщина. Взрослая. Я бы даже сказал, очень взрослая. В руках она держала небольшой поднос, на котором стоял графинчик, граненый стакан и тарелка с чем-то отдалённо напоминающем колбасу. Я подобное уже видел на рынке. По-моему, колбаса и есть.

В гробовой тишине тетка прошаркала в сторону Бати. Все присутствующие, то есть я, Седой и сам главарь, наблюдали за ней молча. Только молчали мы по-разному.

Я – удивлённо, ибо не понял, что это за явление. Седой – напряжённо, ибо, судя по его недовольному лицу он свое участие в данном представлении считал законченным и хотел свалить. Батя – раздражённо, ибо не нравилось бандиту, что его отвлекают.

– Паша, на вот, выпей. – Тетка, как ни в чем не бывало, доползла до главаря, а затем сунула ему под нос все, что притащила с собой.

– Тетя Бося, вы шо, не видите, у меня серьёзные дела тут. – Батя старался говорить спокойно, но нервяк в его голосе был достаточно заметен.

– Паша, шо за дела можут быть, когда у тебя язва. А язва, Паша, она завсегда появляется от нервов. Таки выпей и закуси колбаской. Давай. – Тетка настойчиво совала бандиту поднос, явно никуда не собираясь уходить.– И шо это за прикид, Паша? Иди погладь свою сорочку, а то люди, не дай бог, подумают, шо я за тебя не забочусь. Ты не поц какой-то с рынка. Ты – приличный человек.

– Тетя Бося…

– Я тебе говорю, пей! Ты шо хочешь? Шоб я позвала Марусю?

Мы с Седым тактично отвели взгляды и смотрели в какую угодно сторону, только не на Батю. Видимо, эта тетка его какая-то родственница. А у местных очень специфические отношения с родственниками. Это я уже понял.

Однако, услышав знакомое имя, я непроизвольно внутренне напрягся. Маруся? Та самая, что ли?

– Я хо́чу, шоб мне дали довести дело до конца и выяснить, шо происходит. – Недовольно ответил Батя. Но следом взял стакан, плеснул туда содержимого из графина, выпил одним залпом и закусил куском колбасы. – Усе?

– Усе. – Кивнула тетка.

Она так же медленно развернулась и поплелась к выходу из комнаты. Как только дверь за ней закрылась, Батя снова уставился на меня.

– Ну, так шо, Артист. Рассказуй. Значится ты притащил откуда-то чужой автомобиль. На ём вы поехали до складу. Так?

– Так. – Согласился я. Потому что приблизительно ход событий бандит описывает верно.

Мы действительно поехали на склад, я, Кирпич и троица картёжников. Сонька, как мы с ней договорились заранее, сделала вид, будто ее функции выполнены. Она со всеми попрощалась и отправилась домой.

– Ага…Потом вы добрались до складу и дальше…– Батя замолчал. Видимо, предполагалось, что теперь роль рассказчика перешла ко мне.

– Ну.. Дальше все как-то свернуло не туда. Кирпич сказал, что нам надо будет сказать тем гражданам, которые дежурили на въезде, двое их было, будто мы прибыли по распоряжению…черт…не помню кого. Я ведь шофер, мне оно и не надо было. Просто Кирпич сказал, чтоб я остановился, потому что ему надо показать документы. У него были какие-то документы.

– Шо ты мене эту лабуду впариваешь! Ясен хер у него были документы с подписью цельного майора. Их вон Моня на коленке за час смастырил. Ты давай ближе к делу. Потом шо? – Батя взял пистолет с коленочки и принялся крутить его в руке. Видимо, для создания у меня большего вдохновения и энтузиазма.

– Ну…Мы не успели остановиться, как из будки…там такая будочка на въезде…так вот, из будки выскочил парень, почему-то в военной форме…тоже. Хотя Кирпич утверждал, что охраняют склад обычные мужики. Так вот…этот парень выскочил, замер и отдал нам честь. Кирпич даже из машины выбраться не успел.

– Вот! – Батя поднял указательный палец вверх. – Це́ у нас первый вопрос. Откуда взялись военные, я знаю. Там завезли то, шо обычным людям в охрану не доверили бы. Ну та и хрен с ними. Непонятно, какого ляду они вам козырять кинулися? Чи́ у вас рожи такие, шо им дюже понравились? Ото мене и Слива сказал. Шо солдатик вытянулся в струнку, и стоял, пока вы на склад на заехали. Ты не знаешь, шо это за номера такие. А, Седой?

Жора, который скромненько сдал назад еще на пару шагов, имея огромное желание уже свалить из комнаты, развел руками в стороны, намекая, что ни черта он не знает.

– Ну…шо дальше? – Батя снова переключился на меня.

– Дальше…мы – да, заехали. Кирпич все удивлялся, мол, что за хрень такая. Только подъехали к складу, а оттуда опять парень в форме выбежал, с оружием наперевес. И давай опять козырять. Мы, прямо скажем, слегка растерялись. Такое чувство, будто нас ждали на этом складе, но в хорошем смысле этого слова...

Мне пришлось прерваться, потому что дверь снова скрипнула и в комнату, почему-то задом, начала пятиться та же самая тетка. Теперь она тащила за собой тележку, которую обычно можно увидеть, к примеру, в гостинице. Ну, в моем времени, по крайней мере. Только эта, конкретная тележка выглядела так, будто ее скомуниздили из усадьбы графа или князя. Со всех сторон тележку украшали вензеля, ангелочки и еще какая-то хрень. Сверху на ней лежала скатерть, не менее живописно украшенная цветочками.

– Тетя Бося! – Батя явно начал терять терпение, с которым у него итак не очень хорошо.

– Шо, тетя Бойся?! Шо тетя Бося?! Паша, я привезла тебе супчику на куриных потрошках. Ты забыл, шо у тебя язва? Выпил, теперича надо покушать супчику. Паша, ента жизнь доведет тебя до могилы. Помяни мое слово, Паша. Я точно знаю, шо говорю. Мой Изя тоже не слушал и не ел супчик опосля рюмочки. И шо? Ты же знаешь, нет больше Изи. А все началось с простого поноса. И я ить ему говорила, Изя, кушай морковь. Мене известно, шо от поноса помогает морковь... Паша, ты знал, за это?

– Нет! Я не знал, шо от поноса помогает морковь. И даже не хо́чу представлять себе, каким образом. Я хо́чу выяснить, наконец, шо произошло на этом млядском складе! – Батя зверел буквально на глазах. Я уже сам готов был выкинуть дурацкую тетку из комнаты, пока она не довела бандита до ручки. А то он и правда грохнет меня, не дожидаясь окончания рассказа.

– Паша, шо ты нервничаешь? Тебе нельзя...

Бубнила без остановки тетка, при этом совершенно спокойно развернув тележку перед Батей. Более того, она даже и не собиралась уходить. Схватила здоровую ложку и принялась из супницы наливать в тарелку горячее.

– Ты, Паша, успокойся. Я тебе щас расскажу новости и ты начнешь нервничать исчо больше. Таки весь город стоит на ушах, Паша. Сегодня до нас прибывает Жуков. Тот самый, понял? Енто мене сказала Софа, которая на рынке торгует рибой. А вчера, Паша, какие-то идиёты украли евойный автомобиль. Представляешь? Потому шо ентот автомобиль и весчи товарисча маршала прибыли исчо вчера. Ты видишь, какие дела? Нормальные люди никогда не ездют отдельно от весчей. А ентот... Ну и шо? Говорят вчера автомобиль Жукова украли прямо с улицы. Прямо посреди белого дня. Ты мене скажи, Паша...

Тетка плеснула еще одну ложку супа в тарелку, подвинула ее к Бате, а потом пристально уставилась на него.

– Ты мене скажи, Паша, енто не твои идиёты украли вчера машину маршала? Потому шо, у меня большой вопрос. Говорят, ночью на складе видали тот же самый автомобиль...
 
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:34 | Сообщение # 5
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online
Глава 4
– Как же вы все мне дороги…Как же вы все с вашим дурацким городишком меня достали…Как же меня утомил этот сраный Волков…Как же мне настогребенил этот дебильный Сирота… – Бормотал я, топая под жарким, палящим солнцем по пыльной дороге.

А солнце, будто назло, фигачило так, что аж в глазах рябило.

– Это какой-то вселенский заговор. – Сообщил я неизвестно кому, потому что рядом не было ни единой живой души.

Само собой, мои стенания ни черта изменить не могли, но, честно говоря, становилось немного легче, когда высказывал претензии вслух. Пусть даже никто ответить на них не мог.

Ну, ладно… Признаюсь честно, Сирота в данный список попал чисто за компанию. Из всех личностей, окружавших меня в последнее время, майор не самый хреновый вариант. Тот же Гольдман – гораздо более бесячий тип. Хотя, сейчас пальма первенства и приз "мудак года" имели все шансы уйти в руки Седого.

Просто отчего-то именно в этот момент в голову мне пришел начальник отдела по борьбе с бандитизмом. Может, из-за слабенького чувства вины. Все-таки я его немного прокинул. Ну, как немного? Я его вообще в принципе прокинул насчет “Черной кошки”. Человек, вон, старался, целый план придумал. Хреновый, конечно, план, однако сам Сирота так не считает.

– Млять… – Я резко замер посреди улицы, уставившись задумчиво вдаль.

До меня только в этот момент дошло. Я ведь думал, будто Сирота проклинает теперь капитана Волкова за то, что тот сорвал операцию по внедрению сотрудника под прикрытием в ряды местных бандитов. А это не все, выходит. Я оказывается мелко не плаваю. Я пошел гораздо дальше. Угнал тачку Жукова. Тачка Жукова... Того самого. Охренеть, не встать. Могу себе представить, что сейчас творится в уголовном розыске. Хотя, нет. Пожалуй, не могу…Да и не хочу.

Думаю, когда майор доберется до моей персоны, он эту персону задушит собственными руками. Трижды. Чтоб наверняка.

Я покрутил головой, пытаясь сообразить, в какую сторону нужно идти.

– Так... Вот дом с зелеными ставнями... И вот дом с зелеными ставнями... Сука! Два дома с зелёными ставнями. Ну, Седой... Ну, скотина... Ладно, чисто теоретически, наверное он имел в виду тот, у которого эти дебильные ставни чуть зеленее. Значит, мне теперь налево. Не город, а черт знает что...

Почему заместитель Бати попал под раздачу? Или его покровитель, хрен разберёшь... Просто перед тем, как я получил пинка под зад, Седой дал подробную инструкцию, где найти людей, которые могут передать некоторую крайне важную информацию "Кошкам". Обозначил и район, и улицу, и даже конкретный адрес, куда надо постучаться и сказать кодовое слово. Только в его описании это выглядело очень просто, а в реальности оказалось совсем наоборот.

– Пойдешь до третьего поворота, потом –два дома с каштанами и уходи вправо. Доберешься до того, что с зелёными ставнями... – Передразнил я интонацию Седого. – Мандец... А то, что их тут с зелёными ставнями хоть жопой жри, хрен кто уточнил. Казаки-разбойники, млять...Шифры у них тут... –

Материться, конечно, можно сколько угодно, но мне теперь кровь из носа нужно найти дом портного Иосифа, чтоб тот устроил встречу с "кошками". Вернее, теоретически, не факт еще, что эта встреча сложится. По крайней мере, Седой сильно в данном факте сомневался.

– Может, организует, а может и отказную выпишет. – Сообщил мне довольный Жора. Хотя поводов для радости я вообще в этом не увидел. Сейчас то понимаю, Седой мысленно глумился, представляя, как я буду искать дом портного.

Кстати, про пинок под зад, это вовсе не метафора. Правда, сначала, после того, как тетя Бося сообщила Бате о машине Жукова, засветившийся на ночном ограблении, в нашей тесной и не очень дружной компании приключилось маленькое светопреставление. Апокалипсис местного масштаба.

Батя почти минуту молча сопел, изучая меня налитыми кровью глазищами, которые после слов тети Боси стали у него подозрительно злыми. Причем, и Седой, и тетя Бося одновременно начали отступать к двери, чем породили в моей душе смутное предчувствие, что сейчас, видимо, последует какая-то хрень. Просто эти две Батю знают хорошо. Наверное, они в курсе, как Батя реагирует на подобные новости.

Хрень действительно последовала. Бандит вскочил на ноги, оттолкнул стул левой пяткой, а потом вскинул пистолет и тихим, но очень выразительным голосом спросил:

– Ты на хера, падла такая, скомуниздил машину Маршала Победы? Тебе шо, гнида фраерская, цельного грузовика было мало?

– Так говорю же, поломался... – Начал было я, собираясь воззвать к голосу разума Бати.

– А-а-а-а-а... Поломался....

Ну, и, собственно говоря, после данной фразы началось то самое светопреставление, о котором я говорю. Просто Батя, без малейших сомнений, взял да и стрельнул прямо в мою сторону. Прямо в меня! А я, как бы, совершенно не планировал сегодня отдать концы. Так еще ладно, если сразу, одним выстрелом завалит. А если ногу прострелит в коленной чашечке, например? Или еще какой-нибудь жизненно важный орган?

Поэтому я сделал то, что в сложившейся ситуации показалось мне самым верным решением. Я тоже рванул в сторону выхода, но с таким энтузиазмом, что в считанные доли секунды успел не только обогнать Седого с тетей Босей, но и с разбегу вынести плечом дверь, не открывая ее. Реально. То ли двери у них тут слишком хлипкие, то ли мне так сильно не хотелось умирать. Думаю, второй вариант все же ближе к истине. Я бы при таких обстоятельствах и бетонную стену головой протаранил.

В любом случае вылетели мы все трое из комнаты, как раненые в задницу…тьфу-тьфу-тьфу…не дай бог...гиппопотамы. Впереди, топая ногами по грубому досчатому полу, мчался я, за мной – тетя Бося, которая, кстати, внезапно обрела скорость юной трепетной газели, следом бежал Седой. Он же успел захлопнуть дверь в помещение, где остался Батя. Причем сделал это очень ловко. Видимо, частенько у главаря банды флягу срывает.

И только Батя, к счастью, никуда не бежал, продолжая бесноваться в гордом одиночестве. Я кубарем скатился по лестнице, а затем почти носом вхерачился в одного из Батиных парней. Не то, чтоб это было запланировано. Конечно, нет. Просто данный гражданин как раз проходил мимо.

– Эй! Ты шо, фраер? Чи собрался до дому?– Успел только возмутиться он, но заметив тетю Босю за моей спиной, сразу сообразил, явно это не побег, а если побег, то очень странный.

– Иди, сынок, подальше отсюдова. – Доверительным, заботливым тоном сообщила парню тетя Бося. – Паше таки надо пар выпустить. Сейчас, минут пять исчо палить будет, а потом успокоится. Ну, как обычно усё...

Парень оказался сообразительным. Он выматерился и тактично свалил подальше от места, где буйствовало их бандитское начальство.

Мы же, все трое, я, тетка и Седой замерли возле лестницы. Кстати, родственница Бати оказалась права. После нескольких выстрелов, наступила тишина.

Я, честно говоря, даже понадеялся, не отрекошетила ли пуля прямо Бате в лоб. Это было бы прекрасным решением проблемы. Потому как если ты стреляешь во все стороны, находясь в закрытом помещении, вероятность подобного исхода велика.

Однако, не с моим счастьем.

– Эй, Седой! Вертайтесь. Говорить буду! – Сообщил нам Батин голос ровно через пять минут. Как и обещала тетя Бойся.

Кстати, про дом, в котором мы находились, тоже имеется пара слов. Не про само здание, конечно. В нем-то как раз ничего особенного.

Снова хочется сказать матом в адрес работы уголовного розыска вообще и отдела по борьбе с бандитизмом в частности. Меня, конечно, привезли сюда ночью и даже завязали глаза. Но утром, пока под бдительным контролем бандитов топал на встречу с главарём, я успел осмотреться.

Стоял этот дом не в лесу, не на необитаемом острове, а вполне себе в жилом районе. Правда, район выглядел, как очень, очень дальняя окраина. Тут многие районы, конечно, выглядят как дальняя окраина, а некоторые даже как дальняя окраина дальней окраины, однако этот был именно отдалённый, а не криминальный. Я в этом смысле имею в виду. И судя по некоторым признакам, рядом было море.

Кроме того, из-за забора, который окружал территорию, я смог увидеть другие такие же дома. А место обитания Бати вообще было похож на тот, в котором я живу у тети Миры. Только здесь, в отличие от жилища бандерши, очевидно никто не квартировался кроме Бати и его людей.

К чему я это...Вот у меня снова вопрос имеется. Неужели Сирота не знает, где обитает банда? Знает, конечно. Так какого хрена? Взял своих сотрудников, приехал, да накрыл всех разом. Что за странные у них тут правила и законы? Как сказал Миша Гольдман, мне такого не понять. Ну, да. Реально факт. Нет, я допускаю когда бандиты живут по "пацанским понятиям". На то они и бандиты. Им положено. Но когда менты... Это очень странно.

Хрен с ними со всеми, конечно. Их дело. Я очень надеюсь, что мне удастся всё-таки вырваться из этого городишка. В данную минуту меня интересовало совсем другое.

После того, как мы с Седым вернулись в комнату, выяснилось, что Батя вполне себе жив и здоров. Даже, если честно, стал выглядеть приличнее. Видать кровь к голове прилила сначала, а потом отлила. Так у него даже лицо посветлело и приободрилось. Очень жаль. Мог бы сделать доброе дело, сдохнуть от инсульта, к примеру. Я был бы рад. Да и майор Сирота, думаю, тоже. Тетя Бося, кстати, предпочла смыться и супчиков больше никому не предлагала.

– Значится так, Артист. Ты щас выйдешь отсюда и отправишься до ентой всратой “Черной кошки”...

Батя осекся, хмуро уставившись на меня. Просто я, по-моему, издал какой-то непонятный звук после его фразы. То ли икнул, то ли воздухом подавился. Сам не понял.

Интересная хрень выходит. Вроде бы я избежал момента проникновения в банду, а получается, ни хрена подобного. Вот и не верь после этого в судьбу. Пусть не по плану Сироты, а все равно моя дорожка ведет в сторону, указанную начальником отдела по борьбе с бандитизмом.

– У кого-то имеются возражения? – Батя поиграл бровями, а потом взглядом повел в сторону пистолета, который лежал теперь на подоконнике. Видимо, главарь от греха подальше решил пистолетик из рук выпустить.

Как ни крути, машину Жукова надо вызволять из злобных лап "кошек". И есть подозрение, что злобные у них не только лапы. Внутреннее чутье мне подсказывает, "кошки" вообще там в офигевании.

Когда члены второй банды отобрали у меня машину, за которую я вообще не собирался биться насмерть, бедолаги понятия не имели, что на заднем сиденье, прикрытый мешковиной, лежит Кирпич. Просто у него был кляп во рту и высказать свое возмущение он никак не имел возможности. А еще, рядом с Кирпичом стояли два ящика, которые я тоже успел загрузить. Ну, скажем так... В этих ящиках вообще ни разу не оружие. Только "кошки" были уверены в обратном.

– Я спрашиваю, хто-то имеет возражения? – Повторил Батя и посмотрел на меня.

– Та какие возражения? – Тут же влез Седой. – Хто делов натворил, тот пущай и разгребает… Артиста отправить до тех сволочей – разумное таки решение.

Нет, определенно этот тип нравится мне все меньше и меньше…

Вот уже после идиотского решения Бати отправить меня к “Кошкам” с требованием вернуть автомобиль маршала непосредственно самому маршалу, я и получил пинка под зад. С одной оговорочкой.

– Если ты, падла, попробуешь сбежать, мои хлопцы тебе ноги сломают. Усёк? Если ты, падла, не вернешь автомобиль Жукову, то хлопцы сломают тебе не только ноги. На всё про всё у тебя час. Ровнёхонько через час, шоб ента чертова машина стояла там, где ты ее взял. – Сообщил Батя перед тем, как я вышел из комнаты.

Именно по этой причине теперь мне приходилось тащиться к дому старого портного Иосифа, который имеет связь с бандой "Черная кошка".

Вообще, конечно, если бы кто-нибудь в данную минуту обратил на меня внимания, сто процентов принял бы за настоящего психа. Потому что я топал по дороге, громко разговаривая с самим собой. Даже периодически размахивал руками, когда переходил на особо яркие выражения. Интересный факт, кстати –людей на улице не было совсем. Испарились куда-то местные горожане. Вот и приходилось беседовать с единственным умным человеком, который имелся под рукой.

Наверное, слух про приезд Жукова и про его машину уже разнесся по всему городу. Такое чувство, будто местные тихо притаились, ожидая, что будет дальше. Маршал может расценить столь хамский угон как вызов, между прочим. Вызов со стороны криминальных элементов. И тогда его реакция может оказаться крайне непредсказуемой.

Хотя, один вариант все-таки имелся. Я мог бы притормозить и подойти к длинному нескладному парню, который двигался следом за мной на весьма приличном расстоянии. Этот товарищ упорно делал вид, будто его вообще не интересует моя персона, но слишком уж он старался быть незаметным. Выходило, конечно, у него хреново. Я "срисовал" его практически сразу, едва отошел от дома, где обитали бандиты. Думаю, этого парня за мной отправил Батя. Для пригляда. Видимо он все же допускал возможность моего побега.

Я бы побежал. Честное слово, побежал бы. Мне этот город с его местным населением реально уж до тошноты. Но…Все снова упиралось в бабки, котрый я упорно хотел забрать. Ибо уходит на дно с баблом совсем не то же самое, что уходит на дно в полном смысле этого слова. А Батя пообещал мне именно такое развитие событий в комплект к сломанным конечностям, если я немедленно не пойду к "кошкам" и не поясню им за автомобиль Жукова.

Однако, при всем этом, несмотря на то, что теперь я пёрся в логово еще более опасной банды, некоторое облегчение в моей душе все же имелось. Потому что тачка маршала Жукова, а вернее ее пропажа и мое прямое в этом участие, отвлекло Батю от главного вопроса. С хрена ли вместо оружия в машине оказались совершенно левые ящики. А еще, с хрена ли я едва не пробил башку Кирпичу. Жаль, что башка у него оказалась крепкая и пробиваться не захотела. Мне пришлось его связать, а потом еще запихнуть в машину. Хотя, нет, не так. Лучше все по порядку.
 
adminДата: Воскресенье, 09.06.2024, 16:34 | Сообщение # 6
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 839
Репутация: 28
Статус: Online
Глава 5
Вообще, конечно, вместо того, чтоб струячить на поиски этой "Черной кошки", я бы с огромным удовольствием сообщил Бате, что с самого начала категорически не имел желания принимать участие в дурацком ограблении. А значит, не хрена ко мне докапываться. И еще, между прочим, надо думать своей башкой, кого и куда вы берете. Может, я вообще клинический идиот. Может, меня к людям допускать нельзя.

Машину, да, угнал. Но кто же знал, что это тачка самого Жукова? На ней, как бы, не написано. И еще, между прочим, оставлять автомобиль подобного уровня открытым в месте, где, куда не плюнешь, то вор, то жулик, то бандит, это крайняя степень идиотизма. Однако, если бы не все сложившиеся обстоятельства, на кой ляд машина мне была бы нужна. Естественно, ни на какой.

Жаль, что подобные заявления вряд ли Батю успокоят. Даже наоборот, скорее всего еще больше разволнуют. Потому что у бандита после таких слов в любом случае появился бы вопрос, а на хрена я вообще туда, на ограбление, старался попасть. Меня же во́локом не тащили. В буквальном смысле слова, имею в виду. Сам пришел к Седому. Своими ногами.

И тут велики шансы испытать на своем организме все те “бонусы”, которые Батя мне обещал. И сломанные конечности, и пулю в затылок, и даже посещение местного морского дна. Ибо правда Батю очень расстроит, мне кажется. Думаю, любого на его месте расстроил бы факт проникновения в ряды верных соратников человека-крысы.

Однако, в реальности все ведь именно так и было. Я не хотел никуда ехать, еще больше не хотел ничего грабить. Как говорится, меня при́нудили. Обстоятельства и майор Сирота.

Но суть не только в этом. С самого начала данного мероприятия я начал подозревать – что-то пошло не так. Это теперь мне стало очевидно, “не так” пошло все. Потому что теперь я знаю, на чьей машине мы отправились грабить склад. А в тот момент просто было легкое ощущение приближающегося мандеца. Причем с каждой минутой это ощущение становилось все крепче.

Нас действительно встретили на складе, как родных. И это уже сразу настораживало, если честно. В той версии будущих событий, которую рассказывал Сирота, когда мы совещались на морском берегу, явление грабителей, конечно, должны ожидать. Но тайно.

Майор сказал, что к обычной охране склада добавятся пара человек из гарнизона. Для правдоподобности. Мол, раз уж так вышло, что среди муки и гречи затусовались несколько ящиков с оружием, то какая-нибудь деятельность со стороны военных должна прослеживаться. Иначе это будет странно.

Однако, при всем этом, главное назначение вояк – создать видимость сопротивления ограблению, постараться уберечь от шальной пули гражданских, которых как раз на складе будет раз-два и обчелся. Но вот разговора о том, что нас едва ли не с хлебом-солью встречать планируют, такого как бы точно не было.

А мы проехали через распахнутые ворота, которые, кстати, охрана открыла с такой скоростью, что никто и глазом моргнуть не успел, словно на военном параде. Честное слово. "Мерс" прокатился мимо пропускного пункта в виде будки, больше похожей на собачью конуру, медленно и торжественно. При этом все, кто сидел в машине, молча пялились на военных, синхронно повернув головы в нужную сторону. Мягко говоря, Кирпич и иже с ним удивились ничуть не меньше моего.

Двое солдатиков вытянулись в струнку, отдавая честь. Рядом с ними, буквально на шаг впереди, замер мужик явно не из рядовых. Из-за темноты я не смог разглядеть его знаки отличия, но то, что это – офицер, было понятно наверняка. Если Сирота под таким поведением подразумевал тайное участие и глубоко законспирированную помощь военных, то, видимо, майор плохо понимает значение данных выражений.

Особо удивил меня офицер. В том смысле, что опять же разговор изначально шел о парочке вооруженных солдат, которые создадут видимость серьезной охраны. На территории склада нас будут ждать несколько человек, но в обычной, гражданской одежде. Я так понял, это должны быть уже люди самого майора. Сотрудники уголовного розыска. Единственные, кого со склада убрать не удастся, я имею ввиду обычных работников, это – директор и его зам. Все-таки, ящиков с оружием три, а жратвы до хрена. Видимо, этим двоим остаться в стороне не позволило чувство ответственности и возможная перспектива отвечать головой за товар.

А тут почему-то на въезде трётся офицер. Понятия не имею, почему он оказался среди обычных вояк. Я вообще не имею понятия, почему словосочетание "парочка военных", озвученное Сиротой, трансформировалось в число три. Причём лицо у этого товарища офицера было максимально офигевшим. Он словно не верил своим глазам, но при этом пребывал в состоянии какого-то абсолютно счастливого восторга. Странный, короче, тип. Ну, и, конечно, что еще сильнее настораживает, почему никто из вояк даже не дернулся в сторону автомобиля, дабы его остановить и проверить документы. А это было бы самым логичным в данной ситуации.

– А я не поня́л…Шо за фортеля́ такие…– Протянул Кирпич, сидевший рядом со мной. – И шо? Наши доку́менты никому не нужны? Мы же ж, как приличные люди, сделали себе нужные ксивы. Чи Родя фармазон зря усирался, клепая штампы гарнизона?

При этом Конопатый смотрел конкретно на меня, будто именно я виноват в том, что никто даже не собирался останавливать тачку и что-то там проверять. Вот она людская натура. Не угодишь. Наоборот, радовался бы, что все так гладко. Но... я с Кирпичом в данном случае был исключительно согласен. Ситуация явно не соответствовала происходящему. Это я так думал в тот момент. Сейчас то, конечно, уже могу предложить, вояки просто-напросто знали машину, на которой мы приехали. Видимо, им либо сообщили о грядущем прибытии в город Жукова, либо они вообще в принципе были в курсе, на какой тачке рассекает Маршал Победы.

А теперь представьте, стоят такие солдатики, никого не трогают, и тут к воротам подкатывает автомобиль самого главного человека в армии. Ну... Почти самого главного. Я бы тоже охренел с одной стороны от счастья, с другой - от реального шанса обосраться. В прямом смысле слова. Ибо с хрена ли на склад приперся Жуков. Ну, или кто там мог приехать на его автомобиле. Единственное, что до сих пор, даже после выяснившихся деталей про "Мерседес", не дает мне покоя – офицер. Он явно отирался рядом с въездом не просто так. Он точно кого-то ждал. И это не часть плана Сироты. Будь вояки от майора, они бы настолько демонстративно себя не вели. Однако, сейчас не об этом.

– Та и хрен с ним. Тебе шо за радость лишние нервы делать себе и людям? – Подал сзади голос Слива. Я уже разобрался, среди троицы картежников это как раз тот самый мужик, который старше. Тот, который при моем появлении в гаражах, в лимонный пиджак был наряжен.– Зато ты гляди, как все в цвет. Тихонечко приехали, забрали те ящики, шо Седой велел, и так же тихонечко уехали.

– Не-е-е…шото не то…шото не то…– Задумчиво повторил Кирпич и с сомнением снова покосился на меня. – Да, Артист?

Я демонстративно проигнорировал и его намёки, и его вопрос. Сделал такое выражение лица, мол, понятия не имею, чего он в мою сторону все время пялится. Мое дело маленькое, сидеть да баранку крутит.

Не успела машина проехать по территории и остановиться возле деревянного здания, где, видимо, хранились продукты, как на улицу снова выскочили трое военных. Я от неожиданности чуть не выругался вслух. Не то, чтоб у меня люди в форме вызывали желание материться, просто удивился сильно. В голову приходили два варианта. Либо Сирота, посвещая нас в схему действий, был не сильно откровенен, либо что-то пошло не по его дурацкому плану. Третий вариант тоже имеется, но о нем я вообще не хочу думать. И тут вот, в чем дело...

Пока мы двигались на склад, я несколько раз спросил дорогу у Кирпича. Это, по-моему, вполне нормально для человека, приехавшего из другого города. Сначала Конопатый ответил нормально, вполне спокойно:

– Ты гляди, Артист, едешь прямо, до старой балки, потом свертай налево. Та имей в виду, там впереди указатель имеется, не проворонь. Обе дороги идут к складам, тока их там мабу́ть три... чи два...Не... Два. Третий нам фашисты, сволочи разбомбили малясь. Там щас иной раз люди собираются, когда шось обсудить надо. Вот гляди в оба глаза на указатель. Нам тре́ба тудой, хде "Морячка".

Кирпич высказался и повернулся к своим корешам. Они как раз на заднем сидении обсуждали какую-то Тоську, у которой нынче постель холодная. Дебильное по-моему выражение. Про постель. Можно же проще сказать, баба на данный момент свободная. Дорога открыта, подкатывай. Нет, надо обязательно своими фразочками разговаривать. Романтики хреновы.

Впрочем, мне по большому счету было глубоко плевать и на Тоську, и на ее постель. Я нервничал перед тем, что должно было произойти. А еще из-за того, что Сонька очень скоро поймёт, как сильно я ее надурил.

Мы договорились с девчонкой, что она к нужному складу подгонит лошадь с телегой. Ну, как договорились... Я вообще ляпнул от балды, когда скрипачка начала рассуждать, куда денутся остальные бандиты после того, как мы в тачку запихнем ящики с оружием. Им же там места не останется. Чисто прикола ради выдал:

– На палочке поскачут. Или на лошади. Лошадь есть?

Вообще не думал о такой перспективе всерьез. А вот девчонка наоборот, моментально вдохновилась.

– Ну, ты башковитый! – Она восторженно хлопнула в ладоши. – Енто ж самый лучший расклад! Ты машину с ящиками отгоняешь до гаражей. Там тебя встретят. А я хлопцев на телеге спокойно через весь город до катакомб отвезу. Нас никто и не заподозрит. Потому шо як вы на складе шороху наведёте, Сирота в пять минут про то вызнает. Жди его в гости тогда. А так, мы в разные стороны разъедемся. Та и тебе в одного будет легче уйти, если шо. Ты же ничег этакого не замышляешь?

Я едва не вздрогнул от неожиданности, услышав знакомую фамилию майора. Просто... Га самом деле не рассчитывал, что Сонька ее вспомнит. Хорошо, на улице уже смеркалось, мы шли плечо к плечу и моего лица сурипачка не видела.

В общем, на том и порешали. Это я про лошадь и телегу говорю. Но дело до телеги не дойдет, о чем девица, само собой, не догадывается. Сейчас я всю эту шелупонь на складе выгружу и, как только они скроются из виду, рвану к выезду. Если учесть, насколько резво солдатики ворота открывают, так вообще все будет хорошо. А Сонька... Отчего-то внутри имелось легкое чувство вины перед девчонкой. Почему? Сам не знаю. Я просто постарался его, это чувство вины, затолкать поглубже.

В общем, к чему все это вспомнилось... Третий вариант, который упорно не хотел принимать мой мозг – что, если на развилке, где висят эти долбанные указатели, я свернул не туда? Просто когда в тот момент попытался уточнить у Кирпича, правильно ли едем, он послал меня куда подальше:

– Та шо ты бестолковый такой, Артист! Сказал же, хде "Морячка".

Конопатый как раз успел закончить обсуждение Тоськи и слегка задремал. Не спал, конечно, но конвал носом. На дорогу он глянул одним глазом. Впрочем, особой роли это не играло. Можно было бы и двумя, ни хрена не видно толком все равно.

Ну, я и поехал вперед. А вот сейчас, при виде слишком большого количества "парочки военных" в моей душе завозилось смутное сомнение. Правда, сразу его отмел по причине того, что, наверное, ошибись я складом, уж мои спутники это поняли бы. Что ж они, в своих собственных складах не разбираются, что ли.

– У них тут шо, гарнизон квартируется…– Снова высказался Кирпич, рассматривая очередных вояк, которые выбежали на улицу.

Ты посмотри, какой недовольный. Все ему не так. И машина не та, и военных слишком много. Это мне подумалось, конечно. Вслух я ничего говорить не стал. Потому что, в глубине души, был даже с Конопатым согласен. Херня какая-то...

– И шо делать? – Подал голос Слива.

Остальные двое картежников сидели молча, в разговор старших не лезли.

– Та не шо. Идем, разбираться будем. Обратно же ж не поедем. У нас есть указ от Седого. – Хмуро ответил Кирпич.

– Та хто такой тот Седой? Он нам разве ж голова? Нас Батя поит и кормит. – Влез то ли Большой, то ли Червонец. С этой парочкой я пока не врубился, кто есть кто.

– Заткнись! – Слива вдруг резко отвесил парню подзатыльник. Да еще такой звонкий. Будто не по башке прилетело, а по пустому жбану. – Ежли говорит Седой, считай шо Батя высказался. Так шо ты енту херню не баклань. Ясно? Седой - уважаемый в городе человек. С им люди считаются. Слово Седого як золотой червонец.

– Слушайте, граждане бандиты. – Не выдержал я. Просто пауза затягивалась и начинала выглядеть несколько странно. Подъехали, остановились, сидим трепемся в тачке. А рядом военные в позе стойких оловянных солдатиков замерли. – На нас уже косятся эти двое. Надо что-то делать. Долго мы будем в машине прятаться? Давайте еще тут потасовку устроим, выясняя, кто молодец. Седой или Батя.

– И то верно…– Согласился Кирпич, а затем полез одной рукой под свое место.

Там у него, между прочим, лежал тот самый пистолет. У бандитов, которые сидели сзади, вообще в ногах приготовлено кое-что посерьезнее. Перед тем, как мы выехали с территории гаражей они спрятали туда пулемет. Реально. Вполне себе настоящий. Марку я, конечно, определить не мог в силу отсутствия подобных знаний, но выглядел он серьёзно.

Нет, это понятно, люди ехали на ограбление, подготовились. Однако мне сейчас это немного не к месту. Я рассчитывал, что изначально все обойдётся словами. В конце концов вон, форму даже военную напялили, бумаги какие-то имеют. А когда бандиты с охраной уйдут на склад, я как раз и чу́хну подальше от всей этой компании. Вот что-что, а стрельба сейчас точно не нужна.

Поэтому я, недолго думая, распахнул дверь машины и пулей выскочил наружу.

– Ах ты ж курва…– Донеслось мне в спину со стороны Кирпича.
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: