[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Евгений Косенков. Бегущий по мирам
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:41 | Сообщение # 1
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Он погиб в одном мире и оказался в другом. В чужом теле подростка лет 14. Он не такой как все. Мир магии, жестокий мир. И порой добро является величайшим злом. У тебя есть источник, но магию ты не можешь обуздать и подчинить себе. Ты - единственный в мире, кто владеет несколькими стихиями. Ты не готов к сражениям за свою жизнь, но охота уже началась...
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:42 | Сообщение # 2
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 1

Утро выдалось тяжёлым, проснулся и ощутил, насколько устал. Может, бросить уже эту работу? А что, пенсионер, всё-таки. Горячая сетка и выход на заслуженный отдых в сорок пять.

Сам не понимаю, зачем устроился охранником в местном банке. Уйму времени потратил на различные бумаги, оружие, разрешения, медкомиссию. Со стрельбой всегда было хорошо. Как-никак, а победитель города по стрельбе из лука! Плюс к этому служба в ВДВ. Десантник бывшим не бывает.

Три года за столиком на входе. По графику дежурство через два на третий, но у меня получилось через сутки. Николай просил подменить. Позвонил вчера вечером, сказал, что заболел. Мне дома всё равно делать нечего. Разве что с мужиками во дворе в шахматы или в домино, а так свободного времени много. Жена ушла в другой мир, почитай как лет десять назад. Дети далеко живут. Редко заезжают. Сын служит. Подполковник ВДВ на Дальнем Востоке, а дочь в Америке, преподаёт в их университете русский язык. Внуков так давно уже не видел. Последний раз лет пять назад, когда ещё на пенсию не вышел. Звонят дети иногда, спрашивают, как здоровье, как дела. Всё хорошо.

Вот ведь! Ключ куда-то положил, не найду, а уже надо выходить! В наше время квартиру открытой не оставишь. Что за напасть? На гвоздике нет, на зеркале нет, на тумбочке тоже нет. Вот он где! Надо же! Никогда его не вешал на вешалку. Старый стал, похоже. Хотя женщины интерес ко мне проявляют. Ладно. Бежим на работу!

Дорога до банка никогда такой опасной не была. Стоило выйти из подъезда и пройти пару метров под окнами дома, как сверху, словно предупреждение, всего в считанных миллиметрах пролетел горшок с цветком. Не успел осмыслить счастливое спасение, как на остановке водитель не справился с управлением и вылетел на тротуар в том месте, где ждал трамвай.

Добрался до работы, заступил на дежурство и думал, что всё позади, а оказалось, что это всего лишь прелюдия или предупреждение.

После обеда немного разморило от съеденного и пришлось походить по залу, чтобы не уснуть. А то сядешь на стул, а через минут десять глаза слипаются.

Посетителей не так много. Всё тихо и мирно.

Выходящая дамочка задержала на мне взгляд. Симпатичная. Может, жениться? Незамужних то много. Выбор есть. Вон та у второго окошка, например. Ишь, как глазками стреляет по сторонам. Явно не замужем. Или вон та, что заполняет бланк у четвёртого окошечка. Одевается прилично и выглядит слишком хорошо. Хотя эта, скорее всего, замужем за каким-нибудь бизнесменом. Это так, предположил. Кольца, правда, не видно. Обручального, а вот перстней штук пять. Новая посетительница появилась, пальто дорогое расстегнуто, под ней чёрная мини юбка с белой блузкой и белый шёлковый шарфик. Идёт, словно плывёт. Спина прямая, взгляд свысока, одна рука в кармане, другая держит сумочку, тоже, видно, дорогую. Скучающим взглядом пробежала по присутствующим. Создалось такое впечатление, что она запоминала обстановку, кто где находится, где установлены камеры слежения. Или показалось? Что-то спросила у администратора и вышла всё тем же неспешным, полным достоинства, шагом.

Старушка с трудом передвигается с костыльком. Помочь надо…

Встать со стула не успел. Вихрем ворвались пятеро в чёрных масках с оружием. Удар под дых и сверху автоматом по шее пригвоздил к полу. Заодно снесли и старушку.

– Всем в центр и на пол! Лежать! Кто дёрнется, дырку в голову получит! – истерично заорал невысокий налётчик, и пнул, проходя мимо, женщину, которая, то ли замужем, то ли нет.

Та лишь ойкнула и поджала под себя кисти рук с перстнями. В это время её сумочку уже вывернули наизнанку, вывалив содержимое на пол.

Девушки-кассиры тоже оказались на полу в центре зала. Напарника своего не вижу. Неужели до сих пор в туалете? Заведующую заставляют открывать кассы и скидывать деньги в мешок. Они что не знают, что в кассах сейчас мало денег?

Выстрел! Совсем рядом! Даже уши заложило!

Медленный поворот головы в сторону стрелявшего.

– И зачем? – спросил один из бандитов маленького щуплого с тонкими руками, но широкими ладонями.

– Сопела. На нервы действует, – просто отозвался он.

Старушка лежала в луже крови со стекленеющим удивлённым взглядом.

Перетерпеть злость, не поддаться на эмоции. Одному человеку не справиться с пятерыми хорошо вооружёнными бандитами. И навыки давно не те и кондиция. Голова гудит от удара прикладом. Как бы сотрясения мозга не было.

Справиться с ними со всеми не получится, а вот с одним, что на выходе, вполне возможно.

Выстрел!

Что они творят!

– Гуся какого хрена?! – заорал истеричный своим противным голосом.

– Так это, в туалете, охранник прятался. Ещё и в драку полез. Ну, я его и того, – спокойно, словно о неодушевлённой вещи, жуя резинку, ответил налётчик. – К него пистоль был.

Гуся покрутил в руках пистолет напарника.

Дожидаться, когда вспомнят, что охранников не один, а два, не стал. Кобура прикрыта какой-то тряпкой, прилетевшей от упавшей старушки. И рука практически рядом с кобурой. Немного сместить, открыть клапан и достать пистолет. А затем…

Налётчик у дверей практически постоянно стоит спиной, лишь изредка оборачивается посмотреть, что творится в зале.

– Гуся, что с камерами? – это опять истеричный.

– Всё чисто, – сплюнул Гуся. – Стёр и уничтожил.

Получается, что расположение всех помещений они знали прекрасно. И девица заходила, не просто так глазками бегала. Спланировано.

Четверо всё время на виду. Олин уходит и опять приходит, а пятого не видно. Что они затеяли, непонятно. Ограбление, видимо, прикрытие, а цель совершенно другая?

– Слышь, а давай я вон ту кралю завалю, – заговорил мелкий с большими ладонями. – Не нравится мне, как она зыркает. Западло задумала. Чё смотришь? Всё равно вас всех порешаем. Мы свидетелей не оставляем.

– Мыша! Заткнись, урод! – завопил истеричный. – Язык укорочу! Собрался валить сейчас, вали! Только лишнего не болтай!

Мыша осклабился, подошёл к администраторше, зацепил пальцем подбородок.

– Может, тебе глазки для начала вырвать? – сказал и засмеялся.

Ждать дальше было нельзя. Пистолет в руке. Первым надо валить автоматчика у входа. У остальных пистолеты. Затем Мышу, а то ведь заложниками прикроется. Как там пел Владимир Высоцкий: где мои семнадцать лет, где мой чёрный пистолет. Эх, люблю музыку, а голоса нет. А так бы спел под гитару! Но теперь уже видно не суждено.

Терять нечего, в принципе. Дети на ногах крепко стоят, так хоть внуки вспомнят, какой у них был героический дед.

Так, пока все отвернулись, надо действовать.

Снять с предохранителя, а целиться будет некогда. Придётся стрелять навскидку. Сердце застучало, словно помчалось куда-то.

Выброс руки с переворотом на спину, выстрел, и сразу ищем Мышу, пока не сбежал. Держи подарочек, ишь как руки раскинул! Девчонки заорали. Раньше надо было, когда старушку убивали. Истеричный прыгнул головой в стекло, пытаясь спрятаться за перегородку. Он что, думал, что пробьёт его? Ещё и прыгая на такую высоту? Стекло треснуло, но выдержало, а вот истеричный раскинул мозгами по всему стеклу и перегородке. Жуть!

У Гуси, четвёртого налётчика, тоже оказался автомат. И почему не заметил? Первая же очередь прошила ногу, грудь, бедро и сорвала кожу с головы. Ответные выстрелы, все патроны, что были в пистолете, ушли в сторону бандита. И одна, кажется, его всё-таки достала. Но где пятый?

Не сумел защитить, не смог…

Сознание будто схлопнулось, вырвалось из телесной оболочки, пробитой пулями, отлетело в сторону. Двое бандитов наповал, двое тяжелораненые и уже не опасные. Вот и пятый! Он выскочил из-за перегородки с ноутбуком. Оружия у него не было…

Всё вокруг померкло. Тёмный тоннель длинный и бесконечный. Ничто не мешает парить, лететь, кувыркаться. Полное ощущение свободы. А потом яркий свет и…
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:43 | Сообщение # 3
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 2

Запах перепревшего навоза ударил в нос, приводя в сознание. Слезившиеся глаза не могли рассмотреть стоявших надо ним людей. Слабость, головокружение и тошнота не давали понять, что происходит. Его подхватили за воротник и резко дёрнули вверх, пытаясь поставить на ноги. Вот только ноги не хотели слушаться и словно ватные сгибались каждый раз, когда старались поставить вертикально. Он пытался и сам встать на ноги, но они его совершенно не желали слушаться.

«Во мне без малого восемьдесят килограммов, а подняли так, будто я легче пушинки. Какой силой надо обладать, чтобы справиться, не напрягаясь с таким весом? И запах навоза. Откуда? Откуда в городском банке навоз?»

Громкий смех вырвал из размышлений.

Попытался вытереть лицо, но не смог, руки крепко держали за спиной.

– Имя своё помнишь? – он невольно содрогнулся от склизких холодных пальцев вздёрнувших голову за подбородок так, что в шее что-то хрустнуло.

Ему, наконец, удалось справиться со слёзной плёнкой, и отчётливо увидеть перед собой лицо немолодого побитого оспинами воина. На щеке чётко виднелся застарелый след от холодного оружия. Тёмные глаза под круглым шлемом с наносником, смотрели в упор.

«Я такие шлемы видел в музее. Чего это они решили в реконструкторов поиграть? И причём тут я? Какого надо было меня дёргать?»

– Да он молчун, – раздался мальчишеский голос из-за спины. – И с головой у него того.

Вокруг раздался дружный взрыв хохота.

– Местный дурачок, значит? А по глазам не скажешь, – воин оттолкнул мою голову, как не нужную вещь. – Но всё равно приказано всех от 10 до 15, значит, берём всех. А там пусть сами решают, допускать его к испытанию или нет. Чего рты раззявили? Ахрим! Строй всех! Этого на телегу.

Указательный палец воина воткнулся ему в грудь. Два воина в кольчугах взяли под руки, оторвали от земли, и как куклу бросили на застеленную соломой телегу. От удара локтем по деревяшке из глаз опять выступили слёзы. В этот раз его никто не удерживал, и тыльной стороной ладони удалось вытереть влагу с глаз.

«Что-то не так. Да всё не так! Что это за воины, которые собирают мальчишек от 10 до 15 лет? Что за испытание?»

Он попытался собрать мысли, но головокружение и тошнота не отпускали. Соображение работала туго.

«Я, мужик, сорока лет от роду, охранник банка, трясусь на странной телеге непонятно на какое испытание. Неизвестно что за люди вокруг и…».

Он словно впервые увидел свою небольшую ладонь и тоненькую руку. На ощупь гладкая кожа на лице. И не то, что бороды, пушка не было на подбородке!

«Тааааак! Сплю? Осталось понять, я сплю в реальности или во сне?»

В висках от сложного мыслительного процесса заломило. Кровь прилила к лицу.

«У меня новое тело? Это не сказки, не сон? Или всё же розыгрыш?»

«Надо успокоиться!»

В который раз он поморщился от очередного приступа тошноты.

Поездка на телеге ещё то удовольствие. Трясёт немилосердно.

Подтянул ноги и сел поудобней. Стало трясти меньше, но всё равно ужас как неприятно. Это ведь совсем не «Мерс», и даже не «Жигуль».

Тщательно оглядел себя. Босой. Грязные тонкие ступни ног выглядывали из-под широких бесформенных засаленных штанов тёмного цвета, подвязанных такой же непонятного цвета верёвкой. Рубаха больше походила на балахон. Явно с чужого плеча. Цветом нисколько не отличалась от штанов и висела почти колен. Совершенно иначе выглядели мальчишки и девчонки, шагающие впереди телеги. Да, да, и девчонки! Рубахи и платья разных цветов. Нарядились все, словно на праздник. Воины совершенно не заботятся о том, сбегут или нет их подопечные. Значит, все идут по доброй воле. Не пленники. И воинов всего с десяток, а ребятни до полусотни точно. Побегут, не соберёшь всех.

«Подведём первые итоги. Во-первых, впереди пока ничего страшного и угроз не предвидится. Во-вторых, тело, которое мне досталось слабо развитое. Видать физическими упражнениями себя не утруждало. В-третьих, прежнего хозяина или я выселил, или он до меня успел покинуть оболочку. В-четвёртых, меня обозвали дурачком и молчуном, оставим как есть, а там посмотрим. В-пятых, испытание. Это узнаем, увидим. И главное! Я молод! Я опять мальчишка! Мальчишка с опытом сорокалетнего мужчины, с хорошей боевой подготовкой, с несколькими месяцами войны за плечами. Кандидат в мастера спорта по стрельбе из лука. Неплохо владею основами рукопашного боя и ещё отлично метаю ножи, вилки, лопатки и тому подобное. Как по мне, так замечательный набор!»

– На дурачка не больно похож, – заговорил неожиданно возница. – Убегал, конечно, уморительно.

Возница засмеялся и весело подмигнул.

– Зачем убегал-то?

Он, глядя на возницу, пожал плечами, продолжая играть молчуна.

– Все рвутся пройти испытание. Это ведь возможность стать влиятельным человеком в будущем. Иметь гарантированную работу. Магические способности даны не каждому. А после катастрофы найти сильных магов почти невозможно. У нас их по пальцам можно посчитать. Даже если способности в магии слабенькие, всё равно своё место получишь. Из ста ребят каждый год испытание проходят три-пять. Но здесь тоже есть нюанс. Способности открываются с 10 лет и до 15. Я не знаю, как это определяют, по каким признакам. Но способности сегодня не открылись, а завтра, глядишь, уже дорога в будущее для тебя и твоей семьи замаячила. Эх, мои, вон, выросли, и никто не проявился, – возница с досадой тряхнул вожжами. – Не отказывайся от блага, сынок. Никто тебя неволить не станет. Наш мир не идеальный, несправедливостей хватает, конечно. Но тут выгодно иметь эти самые магические способности. Сирота?

Он в ответ опять пожал плечами.

– Не дурачок, но всё равно странный какой-то, – возница отвернулся и начал подгонять лошадку.

Грунтовая пыльная дорога, леса, поля, кустарники и ничего противоречащего миру, в котором он когда-то жил.

Возможно, что оказался в прошлом. Стиль одежды говорит об этом и одеяние воинов. Но с таким же успехом может быть и другая планета и параллельный мир. Говорят на русском языке, а это важный показатель! Только показатель чего? Пока не ясно.

В думах и размышлениях доехали до города. Огромные каменные стены окружали его со всех сторон. Перед стенами широкий ров, заполненный чёрной водой. Через ров массивный подъёмный мост. Высокие арочные ворота окованы железом. Классическая средневековая крепость.

Телега прогрохотала по деревянному мосту и, минуя облачённых в кольчуги стражников, вкатилась в город. Он с изумлением открыл рот. Сразу за воротами оказалась широкая площадь, к которой веером сходились улицы, вымощенные хорошо обработанным булыжником. А дома вокруг из камня разного цвета, кирпича и какого-то блестящего материала. При этом высота зданий до трёх этажей. Людей много. Все разряжены в парадные одежды. Звучит музыка и смех.

Процессия свернула на одну из улиц, которая была пуста и охранялась десятком стражников. Через какое-то время выехали ещё на одну площадь, в конце которой стояло величественное здание с колоннами, напоминающее Исаакиевский собор в Питере или Капитолий в США. Оказалось, что это и есть академия магии, в которой будут проходить испытания.

Ребят быстро пристроили один за другим к хвосту быстро двигающейся очереди. Перед ним оказалась девчонка примерно его роста с длинной косой, в которую была вплетена розовая лента. От её волос так приятно пахло травами, что он чуть было не уткнулся ей в затылок.

– Странно ты знакомишься, – обернулась девочка и пронзила его насквозь синими прекрасными очами. Чуть заметные веснушки нисколько не портили её личико. Чуть вздёрнутый носик придавал обаяния. – Ты чего так одет? Сирота?

Он по привычке кивнул в знак согласия.

– Немой что ли? Бедненький. А почему ты убегал от воинов? Ты чего-то боишься?

В этот момент ему стало как-то не по себе.

– Ничего я не боюсь, – буркнул он и подивился своему мягкому и звучному голосу, который совершенно не походил на тот голос в прошлой жизни.

– Так ты прикидывался немым? А зачем? – её носик дёрнулся и он улыбнулся.

Девочка улыбнулась в ответ.

– Меня Влада зовут, а тебя?

Он впал в ступор. А как меня зовут? Как меня звали в прошлой жизни?

– Э-э-э…Лео…Ле…Лель…

– Ой, какое красивое имя! Лель, – радостно хлопнула в ладоши Влада и закатила глаза, шёпотом повторяя выскочившее из недр сознания имя. – Тебе нравится мой сарафан? А ты помнишь своих родителей? А чем ты занимаешься?

– Эмм, да, – Лель с трудом успевал за её вопросами.

– А где ты живёшь? Один? Работаешь? Учишься? Я тебя раньше не видела. Тебе моя косичка нравится? А лента? Видал, какие туфельки мама подарила на день рождения! А у тебя нет обуви? А хотел бы?

– Да, – вставил он своё слово в поток речи собеседницы.

– Как думаешь, у тебя есть талант?

Лель пожал плечами.

– А у меня точно есть, я чувствую!

– В прошлом году один тоже кричал, что чувствует, а на деле оказалось, что нет у него ничего, – обернулся мальчик лет десяти с кудряшками на голове. – Можно чувствовать всё, что угодно, но там сам узнаешь, кто ты есть.

– А ты там уже был? – Влада широко раскрыла глаза.

– В прошлом году, – важно ответил мальчик. – Ольг.

– Меня Влада, а его Лель, – протараторила Влада. – Ольг, а что нужно делать?

– Да, в общем, ничего особенного, – он сделал умное задумчивое лицо и почесал затылок. – Сначала всех проверяют на наличие средоточия.

– Чего? – не понял Лель.

– Средоточия. Это где скапливается энергия. Я не знаю, как всё это правильно звучит. Но смысл в этом. На этом этапе отпадают все, у кого его нет.

– А дальше? – нетерпеливо дёрнула его за рукав Влада.

– Так дальше я не прошёл, – развёл руками Ольг. – Но говорят, что все проходят какие-то комнаты с артефактами древних.

– Ой, как интересно и таинственно! – Влада мечтательно закатила глаза.

– Получается, если есть средоточие, то ты уже зачислен? – спросил Лель.

– Так получается, – Ольг развёл руками.

– Дальше специфика, выбор стихии и наподобие того, – Ольг даже выставил вперёд ногу, настолько важным он себя считал сейчас.

– Продвигайся, а то очередь убежит! – крикнул кто-то позади и вся очередь засмеялась.

– Только бы у меня было средоточие! Только бы у меня было средоточие! – как мантру повторяла Влада, сжав кулачки.

– Ольг, ну прошли испытания, а потом что? – не удержался Лель, стараясь выяснить как можно больше о предстоящей процедуре.

– Так это. Ну, кто не прошёл – домой. А кто прошёл – остаются учиться.

В животе у Леля заурчало. Мда, покушать было бы не плохо.

«Ну, никакого средоточия у меня не должно быть. В прошлой жизни не было. Хотя кто его знает, что у меня было на самом деле в прошлой жизни, а чего не было. Интересно, какие тут деньги ходят? И как дорого пообедать? У меня, правда, денег вообще нет. Думаю, что-нибудь придумаю. Скорее бы испытание прошло, а то живот от голода сводит».

В огромную комнату входили по одному. Полукругом стояли столы, за которыми сидели маги в цветастых халатах до самых пят. Надо было подходить к каждому из них по очереди. Они круглыми, квадратными, ромбовидными артефактами определяли наличие средоточия и записывали на листочке, с которым проходящий испытание, двигался дальше.

С проверяемыми никто не разговаривал, на вопросы не отвечали, лишь говорили: дальше. Пройдя пятерых экзаменаторов, они оказывались в другом широком зале, где у стен стояли стулья в несколько рядов. Тут народа столпилось больше. В следующем зале сидели маги, которые читали выданные листочки и выносили решение. Оттуда, как сказал Ольг два выхода. На улицу или в коридор академии.

При входе во второй зал нас заставили сказать свои имена и место жительство.

– Лель из России.

Помощник мага кивнул и с невозмутимым видом записал. Хм. Правописание не особо отличается и цифры тоже. А вот, что значат закорючки оставленные магами на листочках, большой вопрос и интересный. Впрочем, скоро узнаем.

Троица разместились с краю, рядышком. Лель, Влада и Ольг. Желания у Леля болтать не было, в отличие от друзей, которые всё обсуждали наряд Влады.

Лель закрыл глаза. В зале смотреть было не на что. Затянутые в цветасто выкрашенный гобелен стены. Ни фото, ни картин, ни телевизора. Скучно.

Пол интересный. Тёплый. Материал на дерево не похож, но напоминает что-то среднее между деревом, ламинатом и пластиком. Только мягкий к тому же. Нет, гибкий, наверное. Когда ступаешь, то словно обволакивает ступню. Неизвестно, что ощущали новые друзья, а Лель босой ступнёй ощущал именно такое воздействие.

– Тебя! – толкнула Леля в бок Влада. – Удачи! Встретимся в академии!

Лель пожал руки своим друзьям и пошёл к помощнику мага, похожего своей причёской на петуха.

– Лель из России?

– Он самый, – подтвердил Лель и оказался в круглом зале, где сидели семь верховных магов академии.

Две женщины и пять мужчин пожилого возраста. Одеты одинаково в какие-то непонятные чёрные плащи поверх разноцветных халатов. Стол находился выше Леля метра на два, и приходилось задирать голову, чтобы видеть экзаменаторов.

«Центральный», с пышной седой бородой, долго изучал Леля, потом что-то прошептал сидящему рядом.

– Скажи, Лель, а где находится Россия?

«Странный для меня вопрос. Я-то знаю где, но как им объяснить? Они разговаривают на русском языке, но не знают, где Россия. Вот тебе и прошлое».

– Россия, Русь. Разве не знаете?

– Не доводилось слышать. Далеко отсюда?

– Далековато, – согласился Лель и почесал затылок всей пятернёй.

– Много у вас магов и насколько они сильны? – спросила маг женщина, сидящая слева от «центрального».

– Не встречал ни одного и не слышал. Шарлатанов, конечно, хватает, которые себя выдают за магов, ясновидящих, экстрасенсов. Но настоящих, ни одного не видел.

– Кто такие шарлатаны? – «центральный» нахмурился.

– Обманщики.

– Понятно. Скажи, ты ощущаешь внутри себя силу? Энергию? Или какие изменения?

– Есть изменения. Голова перестала болеть, а то весь день болела. Тошнота прошла с головокружением. И такое впечатление, что я помолодел лет на тридцать.

Маги переглянулись.

– Вы зачислены. Вам в правую дверь, – сказал «центральный», и сделал пометку в каком-то журнале.

– В правую дверь относительно меня или относительно вас?

Маги недоумённо переглянулись. «Центральный» улыбнулся.

– Относительно вас.

Стоило выйти за дверь, как Леля ухватили двое орлов в простых однотонных халатах синего цвета. В таких халатах в том мире грузчики работали в магазинах, а у них, видишь ли, маги. Затащили в мыльню, раздели. Спросили, что из личных вещей есть, дали мыло, вехотку, полотенце, показали, где что лежит, стоит и льётся.

Намылся. Почистил пёрышки. Грязное тело досталось Лелю, давно его никто не отмывал. Пятки долго шоркал, грязь въелась. Распаривал в горячей воде и отшаркивал. Увидел висящие на гвоздике ножницы и принялся стричь длинные, скрючившиеся ногти. Эти два орла попеременно заглядывали, смотрели, чем занимается их подопечный. А потом привели ещё одного паренька и тоже всю одежду забрали.

На выходе вручили чистую стопку одежды. Что сказать. Обычная рубашка, штаны, сандалии и халат. Синий! Типа в нём я буду получать знания мага. Таковы правила академии.

Помытых, переодетых, причёсанных, прошедших первое испытание, собрали в гимнастическом зале.

Лель никогда не думал, что будет так рад своим новым друзьям. Что ж учиться будут вместе. Осталось узнать, кто на какой факультет попадёт. Это вторая часть испытаний.

Испытуемых построили. Напротив них выстроились маги. Преподаватели. «Центральный» вышел на середину.

– Меня зовут магистр Боремир. Магистр его величества и глава академии волшебников. Я хочу поздравить вас с поступлением в нашу престижную академию. С сегодняшнего дня вы студенты первого курса. И для вас это великий день. День вступления в ряды магических служителей нашего государства. Сейчас вам предстоят дальнейшие испытания, которые покажут ваш уровень, вашу стихию, возможно, ваши способности, силу, наклонности и умение принимать решение. От полученных данных мы будем отталкиваться при формировании групп и дальнейшей вашей подготовке. С преподавателями, магами нашей академии вы познакомитесь, когда пройдёте все испытания. Перед каждой комнатой вам скажут, что нужно делать. После прохождения комнат вас распределят и отправят по группам. Мы прекрасно понимаем, что вам тяжело. Вы устали и хотите кушать. Мы тоже в таком же положении. Прошу понять, что именно так и необходимо проходить оставшиеся испытания, чтобы они были наиболее точными. Вперёд!

– Сколько человек прошло отбор? – сам не зная для чего Лель спросил у Ольга.

– Сорок два вместе с теми, кто проходил до этого. Нас принимали последними. Если учесть, что не у всех учёба пойдёт гладко, то к третьему курсу нас останется не так много.

– Ты уверен, что мы останемся?

– Уверен, – твёрдо ответил Ольг.

– Мне бы твою уверенность.

Каждому раздали маленькие металлические дощечки, на которые будет вестись запись. Выстроили напротив двери.

– Полоса испытаний сразу за этой дверью, – сказал седовласый с орлиным носом, маг, оглядывая очередь. – Соберитесь. Вам понадобятся все ваши знания и умения. Постарайтесь показать свои самые лучшие качества. Это позволит намного точнее определить вашу группу и направление в обучении. Всё под контролем. Возможно, такое бывает, кто-то не сумеет пройти коридор испытаний до конца. Но это не значит, что его тут же отчислят. Коридор испытаний – это экзамен, который вам придётся сдавать несколько раз.

Ребята переговаривались между собой, гадая, что их ждёт за этой загадочной дверью. Очередь подошла достаточно быстро. И непонятно, как в одну дверь заходит так много людей, если комнаты там небольшие? Там же друг другу мешаться будут! Или комнаты большие? Тогда размеры Академии, какие?

«Гадать, что там, за дверью не буду. Нет никакого смысла. Что выяснил на данный момент? Первое – своё настоящее имя не вспомнил, второе – перенос в чужое тело неожиданный, но можно сказать, что получена бонусная жизнь. Третье – тело слабенькое, тренировать и тренировать. Четвёртое – у меня за плечами целая жизнь, меня на мякине не проведёшь. Пятое – магия! И у меня есть задатки! Шестое – однозначно буду лучшим учеником!»

Пока Лель гордился собой, подошла его очередь.

– Что скажете, магистр, о наших новых учениках? – спросил мастер Тайрин, наливая в стеклянные бокалы дымящийся напиток.

– Пока ещё рано говорить о чём-то, но есть интересные экземпляры, способные прорвать, наконец, потолок. Знания древних уничтожены или спрятаны. Поэтому нам самим предстоит разобраться и понять как волшебники того времени могли совершенствоваться и достигать высоких уровней. Я уже семь лет пытаюсь достичь нового уровня, но всё тщетно.

– На сегодня на всей планете насчитывается всего трое магов 5 уровня. И вы магистр один из них. Многие с трудом достигают и третьего уровня. Вашим способностям позавидует любое живое существо.

– Если бы смогли починить вышедшие из строя порталы и восстановить знания об электричестве, то многое на планете бы поменялось. У нас сейчас много бытовых магов. Зажечь огонь, очистить или осушить воду, создать ветер, взрыхлить землю. И слишком много первого уровня, которые кроме как заряжать амулеты энергией, ничего больше делать не умеют. И ведь мы делаем всё, что можем для того, чтобы ученики достигли как можно большего уровня. Я часто задаю себе вопрос о том, что мы потеряли в обучении? В трудах древних, дошедших до нас, нет методики подачи материала, нет конкретики, всё общем. Про уровни я вообще молчу. Только упоминания о них, а как достигаются не сказано. Мне посчастливилось достичь на сегодня самого высокого уровня, а ведь у древних, это один из младших уровней.

– Слишком мало книг нам досталось от прошлой цивилизации, – вздохнул мастер Тайрин и сделал большой глоток из бокала. – Возможно, знания и сохранились где-то.

– Всё возможно. Только где их искать? Найти бы мага мастера порталов, тогда и можно было бы поискать в других мирах.

Мастер Тайрин усмехнулся.

– Бегущий по мирам. Три лет минуло, а ни одного способного открыть или даже обнаружить портал, не появилось. А ведь из книг известно, что есть портальные проходы, висящие в воздухе, которые может активировать бегущий по мирам.

– Скорее всего, это легенда. Нигде не написано конкретно. Это мы стараемся додумать, доделать, выдумать. Возможно, что древние имели в виду что-то другое.

– Магистр, а в уровневой комнате какой самый высокий уровень?

– Если бы я знал, – вздохнул Магистр и медленно встал с кресла. – Документация по Академии утеряна. А по слухам, если на них ориентироваться, то самый высокий тридцатый. Но те же слухи говорят и том, что после тридцатого идёт новый отсчёт. Что это значит, я не могу сказать. Я просто не знаю.

– А если сейчас кто-то из испытуемых случайно заденет предмет, допустим шестого уровня. Как понять, видел он его или нет?

– Вы у нас человек новый. И скорее всего, проходили что-то другое для выяснения уровня. У нас случайно задеть невидимый предмет не получится. Испытуемый заходит в комнату и видит несколько предметов, которые начинают в темноте светиться. Они материализуются, реагируя на энергию мага.

– И потом он касается их всех?

– Да, – усмехнулся Магистр. – Так мы узнаём, что маг истинный. Он должен видеть все предметы до своего уровня.

– Ждём результатов? – мастер Тайрин отхлебнул жидкость из бокала.

– Ищем таланты, – улыбнулся Магистр. – При их помощи мы сможем найти механизм прорыва на следующий уровень.

– Хм, – мастер Тайрин откинулся на спинку стула. – И не жалко молодёжь?

– Будем жалеть их, никогда не продвинемся в познании, – Магистр ухмыльнулся. – Лучше пожертвовать десятком неопытных магов, чем потерять одного сильного.
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:44 | Сообщение # 4
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 3

Полутьма за дверью насторожила Леля, но он сделал шаг вперёд и услышал стук закрывшейся двери. Комната метров двадцать в длину и два метра в ширину. Полумрак и пустота. Какое тут может быть испытание?

Лель сделал ещё один шаг и оторопел от неожиданности. Из воздуха, сверху, на него обрушилась земля! Чернозём!

Отплёвываясь и стряхивая землю с одежды, вычесывая ногтями из волос, Лель не сдвинулся с места. Кто знает, что будет с последующим шагом.

Немного придя в себя, он шагнул вперёд. Ничего не произошло. Шагнул дальше – ничего. И, вдруг, перед ним небольшой около двух метров бассейн с водой, который обойти невозможно.

– Его не было секунду назад! Могу поклясться! – выдохнул Лель. – Магия…

Он решил не мокнуть и не переплывать небольшое препятствие, а перепрыгнуть. Два метра он легко прыгал ещё в школе, а тут и двух-то метров не будет.

Совершенно уверенный в своих силах он отклонился назад и с силой оттолкнулся. Нога уже почти коснулась поверхности пола, когда сильный порыв ветра опрокинул и перевернул Леля в воздухе. Даже воздуха набрать в лёгкие не успел, как вошёл в воду вниз головой. Пытаясь перевернуться, запутался в халате. От нехватки воздуха родилась паника. Всплыть не удавалось, одну руку не получалось распутать от пол халата. Сознание начало постепенно гаснуть. Лель решил рискнуть. Другого выхода на ум не приходило. Оттолкнуться от дна и так вынырнуть. Но на какой глубине дно?

Лель с трудом держался, чтобы вдохнуть воды. Погружение показалось вечностью. И когда ноги коснулись, то он на последних остатках сознания рванул вверх. Сила толчка оказалась такой мощной или организм подключился к спасению, но Леля выбросило из воды по пояс. Он успел втянуть в себя воздух и уцепиться свободной рукой за какой-то выступ. Голова кружилась, перед глазами плыли разноцветные круги. Лель стиснул зубы и, удерживаясь одной рукой, закинул ногу на каменное покрытие пола. Ещё одно сверхусилие и тело полностью оказалось на твёрдой поверхности.

Несколько вдохов с закрытыми глазами, чтобы привести себя в чувство и встать на ноги.

И это только начало!

Может плюнуть на эти испытания и не ходить дальше? Просто вернуться назад?

– Нет уж! – крикнул в пустоту Лель. – У меня слишком много вопросов, чтобы сдаваться, не получив ответы. Зря, что ли, мне дали новое тело?

Он решительно шагнул в направлении двери и закрыл глаза от вспыхнувшего перед ним огня.

– И что на этот раз? Сожжёте живьём?

Лель вгляделся в препятствие и понял, что пламя по кругу. Получается, чтобы дойти до двери надо прыгнуть в горящий обруч, как тигр. Лель усмехнулся.

– Полметра не высота. Тем более я мокрый. Заодно и подсушусь. Прыгну как тигр или лев. Смешно.

Он снял халат, отжал, свернул жгутом и обвязал вокруг пояса.

– Так-то оно лучше будет, – улыбнулся Лель и нырнул рыбкой в горящее кольцо. Мягко приземлился, перевернулся через плечо и встал на ноги, готовый к новому сюрпризу.

Но он оказался у заветной двери. Положил ладонь на металлическую ручку и оглянулся назад. Полутёмный и пустой коридор. Никакой воды и огня.

За дверью он остановился сразу, и услышал голос, которым в девяностые годы двадцатого века озвучивали кинофильмы в видеосалонах.

– Ваша задача проста – дотронуться до тех предметов, которые увидите и задача выполнена. Сделайте три шага вперёд.

Лель отсчитал положенное количество шагов и опять остановился. Слева и справа в круглой комнате (а может ему показалось, что комната круглая?) начали вспыхивать предметы. Кувшины, сабли, ножи, амулеты и вообще всякая всячина. В глазах зарябило, а потом и вовсе на всё это смотреть стало невозможно. Комната светилась ярче, чем новогодняя ёлка.

– Я тут надолго останусь, если ко всему прикасаться начну. Да ну вас, – он махнул рукой и прошёл в другую комнату.

И вновь прозвучал тот же голос.

– Перед вами 4 амулета разных стихий. Проведите над ними открытой ладонью и прикоснитесь к тому, который засветится. Это и есть ваша стихия.

Лель пожал плечами и сделал, как просили.

Амулеты не засветились. Ни один.

– Не понял, – в растерянности застыл Лель.

Провёл второй, третий раз, но результат остался прежним.

– Походу испортилось у них что-то. Идём дальше.

Привычный голос, лишённый эмоций, поставил задачу: любой ценой пройти до следующей двери.

Коридор шёл зигзагом. Лель двигался осторожно, ожидая любой пакости от испытателей. Прежде, чем повернуть за угол, он быстро выглядывал и прятался обратно. Ничего не происходило до последнего поворота. Он уже хотел было выглянуть, но тут вдруг, угол уехал и Лель оказался перед мордами двух десятков собак разных пород, цвета, лохматости и роста. Их взгляд ничего доброго не сулил. Лель оглянулся назад и увидел, что стена перекрыла проход. Выход виднелся только один, за спинами готовых броситься на него четвероногих друзей человека.

Оскаленные морды, с текущей и капающей из пасти слюны, медленно приближались.

Страх постепенно сковывал конечности, сердце рвалось наружу, а виски начало ломить до невозможности.

– Так мы не договаривались, – буркнул Лель.

Собаки подошли, чуть ли не вплотную. Шерсть на холке стояла дыбом. Каждая из собак на полусогнутых лапах, готовая прыгнуть в любое мгновение.

Леля взяло такое зло, что он решил продать свою жизнь как можно дороже. Он упал на четвереньки и зарычал, обводя взглядом опешивших собак. Но не все собаки замерли в растерянности. Лель краем глаза заметил прыжок зверя из-за спин собак, и резко перевернувшись на спину, выставил вперёд ноги.

Удар, визг и жалкое поскуливание в стороне.

Лель вернулся в прежнюю позу и зарычал ещё сильнее. Все собаки легли на пол и прижали уши. Он медленно поднялся на ноги. Медленно двинулся на отползающих в стороны собак.

– Делов-то, – проговорил он, открывая дверь подрагивающей рукой, и опасливо оглядываясь на продолжающих лежать четвероногих друзей. – Отдыхайте.

Следующая комната представляла собой каморку квадратов шесть. Пусто. Полумрак. И никаких голосов с заданиями. Непонятно что делать. Лель дошёл до выходной двери, дотронулся до ручки, и замер. За спиной кто-то стоял.

Лель резко обернулся, но никого не увидел. Пожал плечами и вышел. Коридор испытаний пройден.

После прохождения коридора испытаний всех скопом повели на обед. Только сейчас Лель ощутил голод. Ведь в этом мире он ещё ничего не ел. А тело, в которое Леля угораздило попасть, похоже, что вообще недоедал постоянно.

Столовая мало чем отличалась от виденных в прошлом мире. Столики на четверых, разве что вся мебель деревянная, а не пластмассовая.

Еда. Гречишная каша, как назвал один из юнитов. Обычная гречка, ничего особенного. Но почему-то гречишная, а не гречневая. Ягодный компот. Ни сахара, ни соли, ни хлеба. Лель поставил себе зарубку в памяти разузнать позже. Может, здесь они неизвестны?

Надо спросить у друзей.

Группа, в которую попал Лель, оказалась самой многочисленной. Здесь были собраны все, кто не прошёл какой-либо экзамен. Либо средоточие энергии не велико и не позволяет достичь высоких уровней изначально.

Руководителем группы оказалась женщина бальзаковского возраста с тяжёлым цепким взглядом, ровной спиной и родинкой в форме маленького сердечка на правой щеке ближе к верхней губе.

– Давайте знакомиться, – заговорила она твёрдым практически мужским голосом. – Меня зовут мастер Зея. Моя задача сделать из вас хоть что-нибудь полезное для нашего государства. Некоторые из вас сумеют раскрыться и продвинуться по уровню, специализации и направлению. Но не все. Остальные будут заниматься самой простой магической работой. Например, заряжать амулеты. Сейчас рано говорить о ваших способностях. Коридор испытаний вы будете проходить до тех пор, пока ваши показатели перестанут расти.

Лель огляделся. В аудитории не оказалось его друзей, которые, похоже, более талантливы, чем он.

– Неужели нет способа для повышения уровня? – спросил стриженый наголо мальчик с глазами небесного цвета.

– После гибели древней цивилизации многие знания утеряны. Вот уже несколько тысячелетий лучшие маги планеты бьются над решением проблемы, но пока безуспешно.

– А как выявляются показатели? – спросил Лель.

– Коридор испытаний построен древними. И как вы могли убедиться, до сих пор работает. Раньше он был настроен так, что был способен самостоятельно проанализировать все данные по каждому юниту и выдать заключение.

– Юниту? – усмехнулся Лель.

– Юнит – первая магическая степень. Нулевой уровень. Юниты – это все вы, – улыбнулась мастер Зея, и её родинка дёрнулась вверх.

– И как коридор мог сам анализировать? – не унимался Лель. – Его изучали?

– Пробовали изучать, но знания и технологии утеряны. Говорят, что во времена древних и комнат было больше. Раньше верховные маги академии ещё могли и воочию наблюдать за действиями испытуемых на большом экране. Но сейчас работает только система прохождения комнат и вывод по итогам делают верховные маги академии.

– А можно узнать свои показатели? – спросила девочка с первого ряда, три косички которой были заплетены так, что смотрели вверх, образуя корону.

– Свои показатели вы обязательно будете знать. Вам каждому будет введён в организм чип мага, который будет выдавать всю нужную информацию вам в мозг при вашем запросе.

– А это не безопасно? – спросил, содрогнувшись, Лель, представляя, как в него вводят чужеродный предмет.

– Совершенно безопасно, – улыбнулась мастер Зея. – А давайте мы сейчас вас и разберём, юнит Лель. Первая комната бодрящая. Вас окунали во все стихии, знакомили со стихиями. И уже здесь вы чуть не утонули. Это первый случай за всю историю коридора испытаний. Сумели удивить! Вторая комната. В зале артефактов вы вообще не выполнили задания. Почему вы не затронули рукой светящийся предмет? Или ни один предмет не засветился?

– Там темно было. Я ничего не нашёл, – ответил Лель и услышал смех одногруппников.

– Это самый худший показатель. Третья комната. Ни одна стихия вас не выбрала. Тут даже магистр затрудняется объяснить происходящее. Четвёртая комната – собаки. Они призраки. Утрачено понимание, зачем они там, но магический совет считает, что для преодоления страха. Надо просто пойти на них, и они расступятся. Не все, конечно, решились, но ваше поведение вызывает вопросы о вашем психическом состоянии. Наблюдатель, который находился в этой комнате, после вашего прохождения попросил замену. Его трясло! Что вы сделали, Лель? Мастер Акоп не в состоянии говорить!

Лель пожал плечами.

– Ничего особенного. Просто поговорил с собаками на их языке.

Аудитория опять засмеялась, но была оборвана жестом мастера Зеи.

– И что у них за язык?

– Ясно дело, собачий!

Одногруппники в этот раз затихли не сразу. Заглушаемые смешки продолжались долго.

– Мастер Акоп придёт в себя и всё расскажет. Что скажете по поводу пятой комнаты? Вы кого-нибудь видели?

– Мне показалось, что в комнате кто-то есть, но я никого не видел.

– Странно. Призрак всегда выходит перед испытуемым и даёт советы. К кому призрак не выходил? – обратилась мастер Зея к юнитам.

Ответом была полная тишина.

– Вы единственный из всех, к кому призрак не вышел! Такого в академии не случалось! Выводы будет делать совет магов.

Лель пожал плечами.

– Не отчислят же из академии?

Мастер Зея сверкнула глазами, но тут же отвела взгляд и спокойным голосом ответила.

– Не отчислят. Никого не отчислят, пока не будет понятно, что каждый из вас представляет и на что способен.

– А практика будет? – Лель перевёл разговор в другое русло.

– И практика будет, – невозмутимо ответила мастер Зея.

В это время открылась дверь, и заглянуло лопоухое чудо с круглыми большими глазами, словно их японского аниме.

– Юнит Лель к магистру! – крикнуло и исчезло.

– Разрешаю, – кивнула мастер Зея.

Лель оглянулся на одногруппников и прочитал на их лицах заинтересованное выражение. Подмигнул и усмехнулся.

Стоило оказаться в коридоре, как услышал шепотки юнитов старших курсов.

– Вот бездарь, к нему призрак не вышел.

– Подзарядник для нас идёт!

– Это худшее, что может появиться в школе.

Лель шёл по коридору и ловил на себе различные взгляды. Насмешливые, полные презрения, сочувствующие, нейтральные.

Шёл и думал об устройстве иерархии в академии и во всём этом странном мире. Надо скорее разобраться со всем этим, а то ведь можно влипнуть как муха в мёд. Вопрос в том, где получить сведения? Должна же быть для юнитов какая-то библиотека?

В кабинете магистра сидело трое. Сам магистр, его заместитель мастер Тайрин и старший преподаватель мастер Бец. Магистр перебирал белоснежные чётки из туманного стекла и слушал мастера Беца, тёмного крепыша с лысым черепом и далеко посаженными от носа глазами. Его стихией был огонь, а родом занятий алхимия. Родился, по его словам, он далеко отсюда, но родину и место для магии нашёл здесь.

– И всё-таки, что значит не выход призрака к юниту? – спросил магистр, не отводя взгляда от мастера Беца.

– На моей памяти ничего подобного не случалось! Я проштудировал журнал академии и ничего не нашёл. Надо попытаться прочесть книги древних.

– Книги древних, – засмеялся магистр. – Их тайнопись не могут прочесть лучшие умы нашей планеты. Кое-что удалось, конечно, но это капля в море. Каждый фрагмент рукописи зашифрован при помощи своего ключа, который закладывался в каждого мага при обучении.

– Я думаю не всё просто с этим Лелем. Может он быть шпионом Шанты? Может.

– Зачем им наша академия? – усмехнулся магистр, – с их оружием никакая магия не справится. А если что-то мы сумеем открыть, то шпионов и без Леля у нас хватает. Быстро узнают. Главный вопрос, почему призрак не вышел?

– А мог Лель соврать? – спросил мастер Бец, задумчиво почёсывая пальцем небольшой шрам на лбу.

– Мог, но датчики правды остались в покое. Значит, либо он не соврал, либо умеет обманывать датчики! – высказался мастер Тайрин.

– Обмануть датчики невозможно, – отмахнулся магистр.

– Тогда он не врёт, – пожал плечами мастер Тайрин.

– Я вызвал его, хочу немного испытать, – отложив чётки, произнёс магистр. – Либо он ничтожество, либо…

Магистр хмыкнул.

– Либо одно из двух? – засмеялся мастер Тайрин.

Перед самой дверью в кабинет магистра, Лель ощутил смутное беспокойство. Руки внезапно задрожали. От неожиданности Лель остановился, продолжая удерживать ручку двери. Несколько глубоких вдохов привели к контролю над руками, но не убрали беспокойство.

Лель постучался, получил разрешение и вошёл в кабинет. Посреди комнаты длинный стол, во главе которого в кресле с высокой резной спинкой восседал магистр, слева и справа на стульях расположились два мастера. Один смуглый и лысый, второй светлый и с длинными, чуть ниже плеч, вьющимися волосами.

Магистр притворно радостно улыбнулся.

– Юнит Лель, у нас есть несколько вопросов, ответы на которые, надеюсь, разъяснят нам некоторые недоразумения. Готов ответить на вопросы?

– Готов, – склонил голову в знак согласия, Лель.

– Скажи, почему всех юнитов призрак встретил и дал напутствие? А вот тебя не встретил?

Лель пожал плечами, переступил с ноги на ногу, тыльной стороной ладони вытер нос.

– Я уже говорил, что там был кто-то, но ко мне не вышел. А звать не понятно что, на свою голову я не решился.

– Что ты в себе ощущаешь? Какая сила рвётся из тебя? Огонь, вода, воздух, земля? – спросил мастер Бец и смешно склонил лысую голову набок.

– Так всего помаленьку. Чувствую, что энергетический источник полон.

– Можешь высечь огонь, выдавить воду, поднять ветер или осыпать землю? – спросил мастер Тайрин, пристально глядя в глаза Лелю.

– Знать бы, как это делать?

– Тут больших знаний не надо. Представь стихию в руке. Допустим, вода. Наполни мысленно руку водой и резко выбрось вперёд. Стихия сама найдёт выход.

Лель выбросил вперёд руку несколько раз и никакого эффекта. Закрыл глаза, сосредоточился, ясно представил воду, но опять неудача. Огонь. Ничего не произошло. Тоже самое постигло и воздух с землёй.

– Всё ясно. Призрак не вышел, потому как стихии в тебе нет, юнит. Но это означает, что в тебе есть что-то иное. Не такое сильное и нужное. Но не стоит расстраиваться, зарядка амулетов тоже хорошо оплачивается, – магистр улыбнулся. – Свободен.

Лель в расстроенных чувствах, что магия, какую он себе представлял, ему не подвластна, с силой захлопнул дверь. В нём взыграла обида. Закинули в магический мир, жали вторую жизнь, но отняли возможность пользоваться настоящей магией. Жестоко.

Он посмотрел на бронзовую табличку на двери с витиеватой надписью «магистр Боремир». Именно магистр сейчас подтвердил слова юнитов, услышанные по пути сюда. Магистр, который поставил сейчас на нём крест. Магистр, который мог бы открыть дар…

Лель отвернулся и в сердцах махнул рукой за спину в сторону двери. По руке пробежали мурашки, словно прошёл небольшой электрический заряд. Но Лель не акцентировал на этом внимания.

«Есть источник энергии, значит, есть направление, для которого источник создан. Это значит, что дар надо открыть! Они тут все помешаны на четырёх стихиях. А что если у магии направлений больше? И я просто не вписываюсь в их шаблоны?»

Интересная мысль повысила настроение. Даже косые взгляды юнитов не могли сейчас его испортить.

Нужна библиотека, нужна информация.

Лель схватил первого попавшегося юнита за руку.

– Где в академии хранилище для книг?

– Руку отпусти. Больно, – взмолился щуплый мальчуган на рукаве халата, которого, красовались две золотистые полоски второго курса.

– Извини, покажешь?

– Странный ты какой-то, – кивнул щуплый и потёр руку в месте хвата. – Первому курсу должны были рассказать, где и что находится.

– Пропустил. Так получилось. Доведёшь?

– Пошли. Только ты меня больше так не хватай.

Но дойти до библиотеки не удалось.
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:44 | Сообщение # 5
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 4

Они появились неожиданно. Четыре пятикурсника с видом всё повидавших людей. В красных огненных халатах с нашивками на рукаве. Неспешно окружили Леля и его проводника.

– Тамир нам привёл новенького должника, – усмехнулся невысокий с глубоко посаженными глазами подросток, и с крашеной в красный цвет чёлкой. Насмешливый голос протяжно выговаривал гласные звуки, – Сейчас у него явно ничего нет, кроме маны, а бесплатная мана пригодится.

– Ага, – кивнул другой, с головой наполовину выкрашенной в красный цвет. – У нас расход маны большой при стольки дуэлях.

Все четверо заржали. Двое других, явно на вторых ролях. Головы обоих выкрашены в красный цвет полностью. Одного роста. Одного телосложения, только у одного нос кривой. А так почти одно лицо. Может и братья.

Красные халаты – стихия огня. А 5 курс – это серьёзно. Они уже что-то должны уметь. И Лелю быть поджаренным совсем не хотелось, но и соглашаться отдавать «ману» он был не намерен.

Лель принял беззаботную позу, хотя все поджилки бешено тряслись и как можно невозмутимей обратился к своему проводнику.

– Тамир, это что за академическая шваль? Подопытные для магов или уборщики мусора?

Тамир побледнел, сжался и задрожал.

– О, братишка, да ты никак заболел, – протянул Лель и взглянул на нахмурившихся врагов. – Вы, господа-товарищи, никак дорогу до библиотеки хотели мне показать? Правильно я понял? А то мой проводник слегка занедужил.

– Ты откуда взялся отброс? – возмутился тот, у которого только половина головы была красной.

– Погоди, Редис, – остановил его с красной чёлкой.

– Редис? – переспросил Лель и засмеялся. – Это кличка или имя?

– Чего тут смешного? Хвост поросячий! Я тебя научу, как дворян уважать!

Огненный шар пролетел рядом с головой Леля и ожёг ему щёку.

– Редис! – красночубый подбил руку Редису и оттолкнул в сторону.

– Узнаю, что выдали нас, убью! Граф Рюшка слов на ветер не бросает и всегда их держит.

– Цельный граф? У чего же рюшка у тебя такая маленькая?

Граф Рюшка зло сверкнул глазами, и, схватив за рукав Редиса, исчез, как двое тех, что стояли за их спинами.

Тамир схватил за халат Леля и потащил в сторону, в какой-то отнырок.

– Ты чего? – усмехнулся Лель, но не сопротивлялся.

– А то! Применение боевой магии в неположенных для этого местах карается отчислением и запечатыванием источника для тех, кто не дворяне!

– Так это они применяли!

– Никто разбираться не будет! Их пожурят и всё! А тебя на полную катушку! Низшее сословие прав не имеет, – сказал Тамир и горько тяжело вздохнул. – Иногда накладывают годы служения дворянам. Будут из тебя ману выкачивать и тренировать на тебе свои способности.

– Что-то мне это не нравится, Тамир. Давай быстрее отсюда сматываться!

Тамир уверенно вёл Леля по коридорам, отводам, переходам и ни разу не заблудился.

– Как ты здорово ориентируешься в этих лабиринтах?

– Первый курс, – улыбнулся Тамир. – Много приходилось убегать и прятаться, вот и выучил.

– Тогда будем знакомы. Лель. У тебя какая стихия?

– Земля, – ответил Тамир, – Вот же на отвороте значок. Халаты по стихиям только на третьем курсе. А до него дожить надо. Я вот стараюсь быть незаметным, и иногда получается.

– Как это, незаметным? – остановился Лель. – Невидимкой становишься?

– Хи-хи-хи, – весело захихикал Тамир. – В каком-то роде.

– Что значит, в каком-то роде?

– Если я иду один, то посылаю вокруг себя мысль, что меня никто не видит. И меня просто не замечают.

– Ну, я то тебя заметил!

– Заметил, – Тамир странно посмотрел на Леля. – Почти год никто не замечал, а ты…

– Бывает, – усмехнулся Лель.

– Нет. Не бывает. Никто не может…

– Ну, я смог! Увидел тебя!

Тамир оценивающе оглядел Леля, словно увидел его впервые.

– А у тебя какая стихия? Способность одну твою я понял. Ты видишь то, что не могут видеть другие. Могут точнее, но не замечают. Это очень редкая способность, Лель! Я о ней в книжке читал! Но никого до тебя не встречал!

– Хоть кто-то меня обрадовал, – хмыкнул Лель. – А стихии у меня никакой нет. Только что проверяли на совете магов.

– Как это нет стихии? Источник есть, а стихии нет? Хотя и такое может быть, – Тамир задумался на мгновение. – Где-то я читал, что стихии могут открыться позже. Так что, Лель, не переживай. А вот и библиотека. Что хотел найти? Могу помочь. Давно ни с кем так хорошо не разговаривал.

– Ну, мне интересно всё. Планета, государства, история. Я ведь ничего не знаю о мире.

Тамир почесал затылок.

– Давай сделаем так. Бери книги, которые вам выдадут. Здесь мало о планете, о странах. Я тебе расскажу больше.

– Ты откуда так много знаешь?

– Из книг, – улыбнулся Тамир. – Но только не из тех, которые издают сейчас. Новые книги всё врут. А вот…

Он неожиданно умолк.

– Потом скажу. Я тебя вечером найду. Вас ведь ещё в спальный корпус поведут, комнаты выделят. До вечера.

Лель проводил взглядом нового друга. Немного странного, но доброго, умного и интересного. Когда эти четверо наехали, не сбежал, хоть и видно было, как сжался от страха. А мог сбежать! И легко!

В библиотеке оказалась очередь. Пришлось стоять. Все в очереди в синих халатах первокурсников без отметок стихий, ещё пока. Библиотекарей два. Точнее две девушки, лет двадцати. Эмма и Юлия. Эмма, курносая, со светлыми вьющимися волосами на круглой голове. Розовые губки постоянно растянуты в улыбке. Она заполняет бланк на каждого юнита. Эмма высокая, с тёмными длинными волосами, перехваченными синей лентой у основания, почти не улыбалась. Она выдавала книги.

Очередь дошла до Леля, и он успел только открыть рот, когда его бесцеремонно отодвинул белобрысый подросток в лимонном халате воздушника и с четырьмя нашивками.

– Эммочка, найди мне «Магическое наложение».

– Азим, – подняла на него взгляд Юлия, улыбка на её лице дёрнулась, но не исчезла. – У нас сегодня выдача учебников первокурсникам, и другим курсам не выдаём. Приходи завтра.

– Мне сейчас надо, красавица. А вот они, – он обвёл рукой очередь. – Пусть приходят завтра.

– Азим, есть правила…

– Я здесь правило! – перебил Юлию белобрысый. – Захочу, и вылетишь отсюда с голой задницей! И для тебя я князь Азим! Я жду!

– Не будет ли любезен, господин торопыга, встать в очередь как все нормальные люди? – не выдержал наглости Лель.

Азим сморщился и медленно повернулся к нему.

– Ты чего сейчас сказал, навозная куча? – процедил он сквозь зубы.

– Для глухих и ненормальных говорю – встань в очередь!

– Очередь для вшей и отбросов! Для меня нет очередей!

Азим попытался пятернёй толкнуть Леля в лицо, но тот неожиданно отклонился и Азим крякнул, согнулся пополам и опустился на колени.

– Даже не проси. Очередь не уступлю. И ноги мне лизать не надо! – игриво отшатнулся Лель.

Широко распахнутые глаза Юлии выражали испуг. Эмма замерла с учебниками в руках. Очередь застыла и не проронила ни звука. Лица юнитов выражали неподдельный страх и ужас, словно здесь и сейчас произошло что-то страшное, из ряда вон выходящее.

Лель с трудов выдрал из рук Эммы учебники. Глянул на Юлию.

– Запишите на меня. Лель.

Князь Азим пришёл в себя и начал подниматься на ноги, рассыпая проклятия и ругательства.

Лель скользнул по нему взглядом и пошёл к выходу.

– Я тебя сгною! – донеслось со спины.

Лель отмахнулся, не глядя, отмахнулся рукой в сторону князя. Там что-то заскрипело и стукнуло.

Обратно Лель двинулся наугад. Попробуй запомнить дорогу, когда ведут по лабиринту, порой настолько тёмному, что ничего не видно. Первый встречный показал куда идти. Оказалось дорога не такая уж и длинная, если по прямой.

– Юнит Лель! – раздался знакомый голос.

– Да, мастер Зея! – Лель сделал лёгкий наклон головы в сторону куратора.

– Где ты ходишь? Вся группа тебя заждалась! Быстро в спальный корпус, там покажут комнату. Потом все в библиотеку!

– Хорошо, мастер Зея, – опять склонив голову, почтительно ответил Лель.

У куратора дёрнулись уголки губ, и поднялась левая бровь.

Спальный корпус. Двухэтажное строение из красного кирпича. Над землёй торчат заложенные кирпичом верхние части окон подвала. Ничего удивительного в этом нет, в моём мире я тоже встречал такие дома с засыпанными окнами и дверями. Историки и археологи утверждают, что это культурный слой. Поверим на слово.

Внутри ничего примечательного – обычная общага. Некогда огромные залы разделили перегородками и сделали отдельные комнаты на двоих с длинным через весь этаж коридором.

Комната девять квадратов с узкими кроватями и прикроватными небольшими столиками. Окно почти во всю стену. Узенький проход между кроватями и в углах, справа и слева от входа высокие под потолок пеналы. Оказывается шкафы для одежды. Потолки! Высота потолков два метра с половиной! Это же на какой рост рассчитано? Двери в комнату без замков и запоров. Хм, странно.

Лель выбрал кровать слева, кинул на них учебники. Соседа не наблюдалось, пока. Ну и ладно.

Подошёл к окну с чистыми отмытыми стёклами. Двор академии. Как-то не до осмотра было утром. Пробежал мельком и всё, а сейчас есть время и возможность глянуть сверху на альма-матер. Лель даже усмехнулся, вспомнив слово.

Странное дело. Он помнил из прошлой жизни многое, но имя так и не вспомнилось. Он работал охранником в банке там, в том мире. Все дни сливались в один единообразный поток, разделённый неделями, месяцами, годами. А тут за один день событий столько, что заменили лет пять его жизни из того мира. И день ещё не закончился!

Итак, площадь. Не просто площадь, как показалось ранее, а внутренний двор с пространством внутри. Вокруг него не стены, а здания, которые и служат стенами. Интересное решение. Здания высокие по пять этажей. Длинные, полукругом. Видно, они и оцепляют внутренний двор учебного заведения. Ворота массивные из белых огромных каменных блоков. Вверху закреплена решётка, которая видимо, опускается вниз при первых признаках опасности. Сами ворота двустворчатые из непонятного материала. Охрана – четыре стражника и ещё один, видимо, старший над ними. Напротив входа и стоит академия. А она действительно похожа на Исаакиевский собор и американский Капитолий. Словно скопировано. Мощные гранитные колонны, а над ними, вверху на фасаде, вылеплена птица с распростёртыми в стороны крыльями. Не орёл. Голова одна и напоминает какое-то знакомое мифическое существо. Здание длиннее и шире, чем Исаакиевский собор. Это только внешнее сходство. Внутри же всё иначе. Смотрится здание величественно. Золотые купола с золотыми шпилями, отдалённо похожими на кресты. Перекладины, которых, соединены с основанием шпиля то ли тросами, то ли верёвками, то ли цепями. Непонятно.

И ещё одна забавная вещь. Внутри академии есть электричество, свет, но к зданию никаких проводов не подходит. В земле проложено?

– Любуешься? – голос заставил Леля вздрогнуть и резко обернуться.

Тамир по-хозяйски прошёл в комнату и плюхнулся на свободную кровать.

– Переезжаю к тебе, – сказал он и улыбнулся.

– Без вещей? Или у тебя их нет, как и у меня?

– Есть, как не быть. Только они у меня в укромном месте. Как-нибудь позже покажу.

В это время дверь открылась, и на пороге появился волшебник Луи, молодой человек с бритой наголо яйцевидной головой и жгучим взглядом, похожим на укол шпаги.

– Магистр Боремир приказывает тебе прийти к нему сейчас же.

Лель переглянулся с Тамиром.

– Я же сегодня уже был у него!

– Я выполняю приказ.

– Ну, пошли, коли нужен.

– А с тобой весело, – хитро улыбнулся Тамир.

Волшебник Луи довёл Леля до двери, постучался, открыл и кивком головы пригласил войти внутрь.

Лель обратил внимание, что табличка на двери оплавлена и оставшиеся буквы слагались в слово «магир».

В этот раз за столом сидел только магистр. Насупленный вид выдавал крайнее недовольство.

– Луи, подожди за дверью, – бросил магистр злым голосом. – Юнит Лель, как прикажешь понимать?

Лель удивлённо вскинул брови.

– По какому праву ты набрасываешься на дворян? В стенах академии все равны и законы для всех равны. Но нападать без причины на людей возмутительно!

– Как без причины? Там куча свидетелей…

– Все твои свидетели говорят о твоём нападении на князя и унижении у них на глазах! И зачем было после этого ронять ему на голову настольную лампу!

– Вы хотите повесить на меня кучу обвинений? После того, как выяснилось, что я не владею стихиями, вы решили от меня избавиться таким подлым образом? – выпалил Лель, тяжело дыша и забывая, кто перед ним. Несправедливость взвинтила его до предела.

– Юнит Лель! – магистр вскочил на ноги и выскочил из-за стола, роняя чётки на пол. – Что за тон?

Лель понял, что перегнул палку, но остановиться уже не мог.

– Вы специально всё подстроили, чтобы меня выкинуть из академии!

– Мне не надо ничего подстраивать! Я и так тебя могу выкинуть!

Они сближались, глядя друг другу в глаза. Сближались словно два магнита с противоположными полюсами.

– Этот ваш Азим оскорбил девчонок библиотекарш, влез без очереди и хомил налево и направо! Такова ваша справедливость в стенах академии?

– Лампу, зачем было швырять на него? – успокаиваясь, произнёс магистр.

– Какую ещё лампу? Пока он валялся на полу, я вышел и всё, – также понижая голос, произнёс Лель.

– Точно не кидал?

– А как? Спиной?

Магистр задумался, отвёл взгляд, подобрал чётки и уселся обратно в кресло.

– Садись. Что-то я ничего не понимаю. Вот, слушай. В стенах академии были различные эксцессы, конечно. Столько лет существует академия, накопилось разного. Но никогда не случалось столько выбивающихся из обычного событий, да ещё и в один день! Библиотека. Ладно, поспорили, ударил, поставил на колени. Тут объяснимо. Но падение лампы на голову Азима! Лампа стояла не на краю! Но упала! И не прямо упала, а наискосок! Точно на голову! А ещё расплавленная табличка на моей двери! И след от огненного шара боевой магии на стене коридора! Знаешь, что самое интересное во всём этом?

– И что же? – Лель откинулся на спинку стула.

– Во всех случаях присутствовал ты! – торжествующе произнёс магистр, перебирая чётки.

– Совпадение, – пожал плечами Лель.

– Интересное совпадение, надо сказать. С огненным шаром понятно, не ты его запускал. А вот остальные случаи, – магистр встал со своего кресла и присел на стул напротив Леля. – Оставшиеся два случая я связываю с тобой. В тебе дремлет стихия, и она может проявиться в любой момент. Но её надо укротить. Ты обязан её подчинить себе! Если не сумеешь, то она убьёт тебя. Сейчас она срабатывает стихийно. Смущает меня во всём это только одно. В библиотеке использован воздух, а в случае с табличкой – огонь. Бывали случаи, когда маг имел две, три и даже четыре стихии сразу, но после катастрофы маг с двумя стихиями редкость, не говоря о большем. И я допускаю, что в тебе могут сочетать две стихии, но это и опасно! С одной стихией бывает начинающему и ничего не умеющему магу, трудно совладать, а уж две, и очень тяжело. Так что, Лель, я готов тебе помогать. Будут вопросы, всегда отвечу и дам совет. И постарайся следить за собой, чтобы кого-нибудь случайно не спалить. Я со своей стороны буду держать наше открытие в секрете.

Как бы долго не длился день, а всё же и он закончился. Попытка найти друзей перед отбоем была пресечена волшебником Сью. Или точнее волшебницей Сью. Безулыбчивой смуглой дамой средних лет, не терпящей никаких возражений. Пришлось возвращаться в свою комнату.

Лель долго ворочался на узкой кровати, пытаясь к ней немного привыкнуть, и слушал соседа по комнате.

– Давно, несколько тысячелетий назад, существовала могущественная цивилизация. Все люди в ней говорили на одном языке. Закон был един для всех. Богатый ты или бедный. Не было рабства и голода. Много чего было изобретено. Подземные и наземные поезда, виманы, на которых можно было летать в любой уголок земли и даже на другие планеты.

– Наша планета – Земля?

– Ну, ты спросил! Конечно! Атмосфера другой была.

– Виманы – это самолёты?

– Не знаю. На рисунке, такой кол с крыльями. Или птица с раскинутыми в стороны крыльями, только металлическими. А ещё существовали порталы. Были порталы для быстрого перемещения для всех и порталы между мирами. Остатки порталов для всех остались, но не работают. Даже в академии есть такой. Маги чего только с ним не делали, но заставить его работать так и не смогли. То ли магических сил не хватает, то ли работает он по другому принципу. Порталы между мирами в наше время считают легендой. Как их находить, нигде не написано.

– Что вообще произошло с древними? – спать совершенно не хотелось, и Лель старался выпытать из Тамира всё, что он знает.

– Что произошло? Никто точно сказать не может. Летописцы говорят о войне богов, но сами в это вряд ли верят. Маги говорят, что произошла катастрофа с планетой и почти вся цивилизация погибла. Есть обрывки рассказов о том событии. Наводнение, землетрясение, извержение вулканов – всё разом. Правители стран изымают такую литературу из оборота и не дают разобраться.

– Но почему? – удивился Лель.

– Я не знаю, – сонно потягиваясь, ответил Тамир. – Давай спать.

Лель долго лежал с открытыми глазами и размышлял над тем, что случилось с ним, над рассказом Тамира, над словами магистра. И он после испытаний не виделся с Владой и Ольгом!

Слух Леля неожиданно уловил странный звук, словно кто-то копал землю и долбил камни где-то глубоко внизу под зданием.
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:45 | Сообщение # 6
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 5

События прошлого дня, слова магистра, информация Тамира загрузили Леля по полной. Он даже не узнал, как дела у его новых друзей. И ещё этот ночной шум никак не выходил из головы.

Учёба началась по удару колокола на одной из башен академии. Вводное занятие по магии Лель слушал в пол уха. Ему хотелось разобраться в окружающем местном мире, понять, что, кто, где и как. Пока главный и полезный источник – это Тамир. Несмотря на откровенный разговор с магистром, Лель чувствовал, что тому доверять полностью нельзя. Сквозило в нём нечто ускользающее, неприятное, он напоминал ужа, осторожного и скрытного. И ухо с ним надо держать востро.

– Юнит Лель! Вернитесь к нам! – строгий голос мастера Зеи вывел из задумчивости.

Одногруппники прыснули со смеху.

– Так вы никогда не овладеете наукой магии. Ваше отношение к древнему виду искусству вызывает только сожаление.

– Я исправлюсь, мастер Зея, – вежливо ответил Лель, принимая серьёзную позу внимательно слушающего юнита.

Так и пролетели три урока, из которых Лель так ничего нового и не почерпнул. Всё это было на сайтах в интернете, которые он иногда проглядывал и даже немножко читал.

В перерыве, на обеде, он подсел к своим друзьям за обеленный стол. В этот раз давали странную кашу из непонятного зерна. Вид каши выглядел не аппетитным, но все вокруг работали ложками с таким усердием, что Лель решил попробовать неизвестное «лакомство».

Ольг и Влада молчали. И не выражали особой радости от встречи. Лель поглядывал на них украдкой, и до него стало доходить, что здесь что-то не так.

– Ольг, Влада, вы мои друзья, за которых я готов отдать свою жизнь. Я прекрасно чувствую людей, кто лжёт, кто говорит правду. На кого можно положиться, а кому нельзя довериться, – быстро шёпотом, не поднимая на друзей взгляда, глядя в тарелку, говорил Лель. – На вас надавили. И я так понимаю, что запретили со мной общаться. У всех на глазах пусть так и будет, но нам надо поговорить. Сегодня, после занятий, жду у третьего от подземного хранилища сарая, заросшего травой и деревьями. Я буду не один. Там поговорим.

И не ожидая ответа, встал и пересел за другой стол.

«Что в прошлой жизни, что в этой умею заводить друзей и врагов. Второй день в этом странном мире, о котором я знаю мизер, а врагов уже достаточно. Как тайных, так и явных».

Лель краем глаза уловил ненавидящий взгляд и успел найти его владельца, продолжая жевать кашу и делая вид, что смотрит в тарелку.

Не высокий, худой, с бледным, болезненным цветом лица и лихорадочным блеском глаз. Форма головы напоминала треугольник, перевёрнутого углом вниз. Лимонный халат воздушника и пять нашивок. Пятый курс. Боевая магия?

«Это серьёзно. Правда, что из себя она представляет, я пока понимаю не очень. Но само название говорит за себя. Поэтому надо держать ухо востро».

Не успел сообразить, как тарелка скользнула от Леля по столешнице и опрокинулась на пол, раскидывая остатки каши. Гул и стук посуды в столовой разом затих. Несколько секунд потребовалось Лелю для того, чтобы взять себя в руки.

Он медленно облизал ложку и поднял взгляд на ухмыляющегося рыжего парня в лимонном халате. Молча, встал, и быстро воткнул свою ложку парню в нагрудный карман.

– Прикольно будешь смотреться, если тебе на голову пристроить чашку с кашей, – ехидно улыбнувшись, сказал Лель, и тут же пропел. – Не ошибись, выбирая пути.

Голос прозвучал достаточно звонко, чисто и мелодично. Никогда до этого Лель не замечал за собой вокальных данных. И сейчас спетая строчка его немного удивила исполнением.

Тишина сменилась шёпотом и рычанием «лимонника». Увернуться от такого размашистого удара сложности не составило. Встречный толчок в левое плечо, к которому добавилась сила удара правой рукой, и парня развернуло спиной к Лелю. Грохот от падения на стол, а затем и пол был такой, что в столовую вбежал волшебник Луи. Картина, которая предстала ему: лежащий на полу в остатках каши воздушник пятого курса с тарелкой на голове.

Шёпот и настороженность сменились неудержимым смехом всех присутствующих.

– Разрешите идти, тарелкоголовый? – в шутку бросил Лель и направился на выход.

Волшебник Луи ухватил его за руку.

– Что тут произошло?

– Ничего особенного. Парень поскользнулся, упал на стол, на котором стояла тарелка с кашей. Итог перед вами.

Оказавшись в коридоре, в одиночестве, Лель пытался понять, что произошло. Проверка? Запугивание? Попытка вывести из себя или что-то ещё? И опять вопросов только добавилось, а ответы по-прежнему найти негде.

Следующий урок – плетение. Плетение узоров из ниток. Чем тоньше нитка и идеальней узор, тем удачней будет выходить плетение нитей магии и качественнее сама магия. А значит, если боевая магия, то урон будет намного больше.

Ох, и намучился Лель с нитками. Они постоянно путались, не желали пролазить туда, куда их направляли, всё время выскальзывали из пальцев.

У девочек получалось намного лучше, чем у мальчиков, но и они получали советы от мастера Лизы. Белокурой симпатичной девушки, лет двадцати пяти, с милыми чертами лица. Но эта милота только кажется доброй. Строгость, чёткая стена между учеником и преподавателем. Никаких любимчиков, все равны.

Тамир ждал Леля у выхода, скромно прислонившись к стене в стороне от дверей. Никто не обращал на него внимания. И Тамир спокойно читал какую-то книгу.

Вместе с Лелем они прошли площадь до общаги, завернули за угол и дошли до хранилища. Постояли, немного оглядываясь и осматриваясь, а затем направились к третьему сараю, который давно зарос деревьями, кустарником и травой.

Ольг и Влада уже были здесь. Тамир, который отлично знал здесь все ходы и выходы, подмигнул им и приставил палец к губам. Затем раздвинул кустарник и кивком головы пригласил за собой. Чуть заметная тропка вела внутрь полуразрушенного здания. Тамир уверенно вёл мимо зарослей крапивы и ещё какой-то неизвестной Лелю травы, вымахавшей под два метра. Обломки балок и перекрытий, на которых росла трава или мох, обходили то сверху, то снизу. Вскоре спустились в подвал, как показалось Лелю, но Тамир зажёг фонарь и протиснулся под одним из просевших пролётов. Остальные встали в нерешительности. Через несколько секунд луч фонаря ослепил всех.

– Чего встали? Давайте за мной. Тут узко, но пройти можно.

– Может тут, где поговорим? – высказался Ольг.

– И где тут? – Тамир нетерпеливо ухватил за руку Владу и потянул за собой.

Лель подтолкнул Ольга и полез последним. Узковато, но протиснуться вполне реально. Фонарь давал отсвет и Лель видел, что потолок и стены гладкие из камня, а вот под ногами чувствовался грунт. Лель нагнулся и взял щепотку, растёр. На ощупь песок с глиной. Шли недолго, сделали несколько поворотов. Тамир остановился.

– Здесь я свалился, когда оказался тут первый раз. Внизу ещё этаж, а под ним ещё. Ниже спуститься не получилось, засыпано. Идём по правому краю, слева провал. За провалом сразу влево.

– Нас не хватятся, если не успеем к отбою? – спросил Ольг, помогая Владе устоять на ногах.

– Они в комнаты не заходят. Тут важно не попасться на глаза после отбоя. Вернёмся, когда все заснут. Вот только заснёте ли вы? – усмехнулся Тамир и двинулся дальше.

Лель провёл рукой по стене и наткнулся на ровные, словно выдавленные в камне знаки или буквы. Останавливаться не решился. В темноте всё равно ничего не разглядишь. За провалом прошли узким ходом шагов двадцать, повернули влево, и перед ними предстала гладкая хорошо отполированная широкая каменная колонна.

– Я когда сюда попал, прошёл по кругу и не обнаружил ни выхода, ни дверей. Сел у этой колонны отдохнуть, а когда вставал, опёрся на неё. Я чуть со страху не умер, когда колонна поехала в сторону. Она отъехала и встала. Я долго не решался войти. Пытался фонарём светить внутрь, не получается. Луч словно в тумане, ничего не видно. В общем решился. Сделаю шаг и жду, что колонна за мной закроется, а она так и осталась на месте. Тогда я осмелел и чтобы совсем подавить страх, крикнул. И что вы думаете? Вспыхнул свет! Моментально! И я упал на пол от неожиданности. Короче, заходим. Сами всё увидите!

Лель вошёл последним и столкнулся с Владой. В это время Тамир крикнул.

– Чудо явись!

И тут же вспыхнул свет, равномерно освещая все углы широкой залы. Три возгласа удивления вырвались одновременно.

Лель ожидал увидеть всё, что угодно, но увиденное поражало воображение. Размер залы как баскетбольная площадка. Стены, пол, потолок разрисованы различными животными. Свет струится сверху, но никаких лампочек не видно. У дальней стены стоит круглый стол, вокруг двенадцать кресел с вычурными высокими спинками. Справа во всю стену. В длину и высоту – книжные полки с книгами в ярких переплётах.

– Это же сколько они тут стоят? – выдохнула Влада.

– Они должно быть труха? – выдал Ольг.

– Сами вы труха, – улыбнулся Тамир. – Здесь библиотека. Книги в них в хорошем состоянии. Здесь постоянно поддерживается одна и та же температура. А ещё…

Тамир загадочно улыбнулся и бросил на пол бумажку.

Непонятно откуда выскочил маленький бронзовый человечек и быстренько замёл бумажку на совок.

Лелю удалось разглядеть, что он на колёсиках и уезжает в чуть заметную дверцу, которая открывается перед ним и сразу закрывается после.

– Видали? Прошли тысячелетия, а созданное предками работает! И это ещё не всё! – Тамир с удовольствием следил за реакцией друзей. – Когда эта дура выехала и включила свой хобот, я реально намочил штаны. Но она выезжает утром. Всасывает в себя пыль. Книги чистит и пол со стенами. Как-нибудь потом увидите. А сейчас прошу за стол. Выбирайте места.

– Двенадцать рыцарей круглого стола, – проговорил Лель.

– Каких рыцарей? – начала приходить в своё прежнее состояние Влада.

– Потом как-нибудь расскажу.

Они расселись, пробуя мягкость и удобство кресел.

– Используя свою незаметность, я с вами познакомился…

– Тамир, давай выслушаем их, – перебил Лель друга.

– Вы знаете, а я догадываюсь, что к чему, – положил ногу на ногу Тамир.

– Ольг, рассказывай, – Лель посмотрел на посерьёзневшего вмиг Ольга.

Оказалось, что к Ольгу, а затем к Владе, подходили трое в лимонных халатах с нашивками пятого курса. Прижали к стене и потребовали прекратить отношения с Лелем. Иначе сделают из них генератор бесплатной маны для хозяина.

– Ну что тут к чему? – удивился Лель и посмотрел на Тамира.

– А я тебе скажу, что тут и к чему, – широко улыбнулся в ответ тот. – Есть легенда. Очень древняя легенда, что однажды появится маг, к которому на испытании не выйдет призрак. Потому как по своей силе и уровню он не может давать совет сильнейшему.

Друзья переглянулись.

– И ты молчал? – упрекнул Лель.

– Это не всё. Легенда также гласит, что призрак может не выйти к тому, кому суждено уничтожить мир, – на этот раз с налётом грусти усмехнулся Тамир. – Выбирай, кто ты? Похоже, что об этой легенде прочитал не только я, но и граф Сирпак. Если легенда станет достоянием всех, то тебя, либо уничтожат, либо закуют в мифрил.

Всегда говорливая Влада вела сегодня тихо, словно набрала в рот воды. Слова не вытянуть.

Ольг крякнул, словно взрослый мужчина.

– Не весёлые перспективы. Мифрил подавляет всю магию и волю. Тут лучше умереть, чем быть марионеткой в чужих руках.

– Вот именно поэтому я привёл вас сюда, – Тамир положил ногу на ногу. – В любой момент всё может измениться, и Лелю надо быть готовым исчезнуть. И данное место для исчезновения весьма неплохое. Не так ли?

От неожиданного известия Лель немного растерялся.

– Мне тогда что, всегда придётся прятаться?

– А ты хочешь умереть или стать рабом? – изумился Тамир.

– Всегда должен быть и другой выход. Его не может не быть!

– Если ты исчезнешь, то первыми, кого будут трясти, это нас, – Тамир откинул игривое состояние и серьёзно взглянул на друзей. – Сейчас каждый из нас должен решить, на чьей он стороне. Предательство будет караться смертью.

– Какие стороны? Какая смерть? Мальчики вы о чём? Легенда слишком древняя и о ней никто не знает! – выпалила Влада, прижав к груди ладони.

– Если знает граф, то скоро узнают другие. Думаешь, что магистр и маги не ломают голову над тем, что призрак не вышел к Лелю? Ещё как! Мастера Крога и волшебников Ани и Чука кто-нибудь видел? Зуб даю, что они перетряхивают всю библиотеку академии по данному случаю!

– Может, Тамир, ты сгущаешь краски? – высказался Лель.

– Я умею складывать факты и их понимать. Мне шестнадцать. Я думал, что мой источник никогда не откроется. И прошлый год был последним годом ожидания. Он открылся накануне испытаний. За всё это время научился складывать разные факты, не имеющие ничего общего между собой в целостную картину. Я вижу и замечаю то, что не видят другие. Надо играть на опережение. Драка в столовой хороший повод кинуть тень на графа. Пусть отбрёхивается. Любишь делать плохо другим, получи в ответ тоже самое! Итак, что скажете?

– И где я буду прятаться? – развёл руками Лель.

– Здесь! Здесь тебя никто не найдёт. Место хорошее…

– Без еды я не продержусь долго!

– А мы на что? – Тамир улыбнулся. – Или кто-то против помогать другу?

– Я готова умереть за Леля! – неожиданно выдала Влада и покраснела.

– Я с вами, – кивнул Ольг.

– Тогда у нас появился «Союз четырёх», – сказал Лель. – Никогда не думал, что окажусь в тайной организации.

Мастер Бец ходил по кабинету магистра своими короткими ножками и постоянно тёр лысый череп. Сам магистр задумчиво перебирал чётки в своём излюбленном кресле. Мастер Тайрин усиленно смотрел в одну точку, словно пытаясь прожечь дыру. Мастер Крог сидел за столом, сложив перед собой руки в замок. Весть, которую он принёс из хранилища древних книг, не понравилась никому.

Магистр несколько раз перечитал легенду и склонялся к тому, что на Леля необходимо одеть мифрил и использовать в своих целях. Остальные предлагали от него избавиться.

– Я думаю вот он шанс прорыва на новый уровень! Маг, не владеющий стихиями, не умеющий управлять своей силой и с большим источником энергии!

– Это маг разрушитель. Там ясно сказано, что он уничтожит мир! – закричал мастер Бец.

– Там сказано или-или. Мифрил не даст ему пользоваться магией. А мы не будем его учить, как пользоваться магией, – магистр хитро улыбнулся. – Запрём его в подвале в вашей мастерской мастер Бец.

– Исчезновение юнита станет известно королю, – вставил слово мастер Тайрин.

– Я сам доложу о побеге юнита королю, – магистр обвёл всех взглядом. – Пусть ищут!

– Они первым делом заявятся к нам, и перевернут всю академию!

– Не истерите, мастер Бец! – прикрикнул магистр. – В ваших подвалах можно спрятать армию! И никто её никогда не найдёт! Подумайте лучше, как обставить побег юнита. Всё должно указывать на то, что он не просто сбежал, а был шпионом Тартии или Бриота.

– Это меняет дело, – остановился посреди кабинета мастер Бец.

– Вы читали его дело, магистр? – неторопливо спросил мастер Тайрин. – Найден в куче навоза, родителей нет, дома нет, никто его не знает, отчего-то обзывают дурачком. Странный набор фактов. Откуда он вообще взялся?

– Это вас напрягает? – сощурил глаза магистр и пристально уставился на мастера Тайрина.

– Напрягает! Я не люблю загадки! Появляется из ниоткуда, из какой-то неизвестной всему миру России, проходит испытание не так как все! Мастер Акоп до сих пор в состоянии стресса. Я разговаривал с ним. Лель завыл так, что собаки попадали от страха! И призрак к нему не вышел, прекрасно зная, что он разрушитель! У меня есть подозрение, что в комнате с предметами он видел слишком много!

– Глупости! В нём есть магия, но не настолько он силён, как вы тут расписываете! – сорвался с места магистр, подбегая к мастеру Тайрину, который даже головы не повернул в его сторону. – Он сейчас пластилин! Лепить можно так, как пожелаешь! Источник у него открылся не так давно, а вы сами знаете, какими счастливыми и доверчивыми становятся дети, когда узнают об этом! Юношеская пылкость и незнание, что делать с доставшимся богатством наша удача!

– Есть ещё одна легенда о маге, – мрачно произнёс мастер Тайрин. – Я нашёл это в записках древнего предсказателя. О ней вряд ли кто знает или помнит. Он придёт из ниоткуда, дрогнет мир, рассыпаясь, его сила всех стихий сразу, мир перестанет быть прежним.

– Сила всех стихий сразу? – мастер Бец вскинулся и опять заходил по кабинету. – Всех стихий сразу! Это уровень великих магов! Такое возможно?

Магистр пожал плечами и прошёл на своё место. Кресло скрипнуло, принимая тело.

– Раньше было возможно. Сейчас, сомневаюсь. Максимум две. Но если это он, то наша удача вдвойне! – магистр схватил чётки и начал быстро перебирать бусинки. – Кто оденет на него мифрил?

– Силой не выйдет, магистр, – отозвался мастер Крог. – Неподчинённая энергия может убить любого и нанести такие разрушения, что…

– Давайте полюбовно! – магистр улыбнулся. – Пусть он сам его оденет!

Мастера, все трое, разом повернули голову в сторону магистра.

– Найдите среди юнитов симпатичную подружку. Мастер Тайрин, а вы придумайте для нашей девочки хорошую легенду о нехорошем мальчике. Так даже лучше будет. Оденем мифрил и спрячем Леля в подвалы. Остальных посвящать в наши дела не стоит. Особенно мастера Зею и мастера Лизу!

Лель долго думал над предложением Тамира и пришёл к выводу, что надо не просто сидеть и ждать неизвестно чего, а действовать. Граф Сирпак заинтересовал его, но прежде, чем встретиться с этим странным дворянином, надо было собрать информацию о нём. И, наконец, выудить из Тамира сведения о мире и стране.

– После занятий принесу тебе поесть, – Тамир задержался и прошептал на ухо. – Под крышкой стола есть кнопка. Она открывает другое помещение. Схоронись там.

– Тамир, а ты пытался пройти дальше этого зала? – спросил Лель, когда друзья уже выходили из зала.

– Пытался. Но выходов так и не нашёл. Но они точно есть!

Оставшись один, Лель первым делом решил посмотреть «тайную комнату». Кнопка нашлась под столешницей после продолжительного времени поиска. Удивительно сделано. Взглядом не отыскать. Только на ощупь. Великие мастера жили в прошлом!

Комната оказалась небольшой, словно комната в общежитии. У дальней стены диванчик и стол. Свет включался по голосу. А у стены с входом оказалась интереснейшая особенность. Со стороны комнатки стена была прозрачной! Вся зала словно на ладони!

Ничего подобного не было на стене в зале!

Одностороннее стекло? Но как это возможно?

Усталость брала своё, и Лель решил выспаться. Закрыл двери в залу, в комнатку, погасил свет, и отрубился, как только голова коснулась маленькой диванной подушки.

Сквозь сон Лель ощущал, как прохлада комнаты сменяется теплом и наоборот. Словно помещение подстраивалось под тело человека и давало ему то, что было нужно на данный момент. Сознание Леля расслабилось, открылось…

– Здравствуй, маг!

Лель от неожиданности резко сел на диване и во все глаза удивлённо рассматривал странного человека в лёгкой римской тунике со стаканом розовой жидкости в руке. Умные печальные глаза с нежностью смотрели на Леля.

– Извини, не хотел тебя напугать, – сказал человек и пригубил напиток. – Я не желаю тебе зла. Совсем наоборот. Мой мир погиб. Давно. Погиб из-за разобщённости, недоверия и жажды власти. Несколько магов успели произвести обряд и стать призраками как я и как маг Юр, которого ты встретил на испытаниях. Мы давно тебя ждали, Лель.

Призрак встал и прошёлся по комнате, долго молча, простоял у одностороннего стекла, не обращая внимания, на пытавшегося сообразить что происходит, Леля.

– Твои друзья решили правильно. Хорошие ребята. На Тамира не сердись, что он тебе многого не рассказал. К сожалению, как маг, он слаб. Его сила в его голове. Отличный аналитик и верный друг. Береги друзей, Лель. Они твой настоящий фундамент, – призрак развернулся к Лелю лицом. – Давай знакомиться? Архат Рарог. Архат одно из наивысших званий в иерархии магов. Рарогом назван в честь прадеда. Владею всеми стихиями.

Рарог прошёл обратно и присел на свой стул.

– Неужели я настолько тебя шокировал, что ты до сих пор не в состоянии разговаривать? – усмехнулся он, улыбаясь. – Я думал, ты засыплешь меня вопросами.

Лель уже пришёл в себя и ждал, что ещё скажет Рарог.

– Могу засыпать, – усмехнулся Лель. – Как я понимаю, уважаемый архат, владельцем этого поместья были вы?

Рарог поморщился.

– Говори – «ты». Это доверие, а «вы» прибереги для врагов.

– Непривычно, но запомню, – кивнул Лель.

– Ты прав, мой юный друг. Владельцем этого поместья. Точнее того, что от него осталось, являлся я. Ты спрашивай, спрашивай. Я отвечу на все твои вопросы.

Лель сел удобней, ладошки зачесались. Он с наслаждением потёр их друг о дружку. Данный процесс не остался без внимания Рарога. Он улыбнулся.

– Ты призрак, а как же ты пьёшь?

– Хороший вопрос, – рассмеялся призрак. – Я существую в другом измерении, выше этого. Могу являться в низшие миры в виде призрака и в виде человека. Но материализовываться сложно и нудно, а призраком легко. А стакан в руке это воля моего воображения. Захотелось мне в моём бывшем поместье посидеть как раньше и попить божественный напиток. Могу ведь себе позволить, верно?

– Верно, – улыбнулся Лель, и последние крохи страха растаяли. – Что произошло с миром?

Рарог сразу помрачнел, прочистил горло.

– Сотни лет назад огромное неуправляемое космическое тело ворвалось в атмосферу планеты. Тогда был всего один материк, разделённый на две части, на два больших государства. Гость из космоса летел точно в центр планеты. Гибель цивилизации была неминуемой, и надо было срочно принимать меры. Была рассчитана траектория тела, мощное атомное оружие приготовлено. Четыре выстрела могли разнести нежданного гостя на мелкие кусочки. Но когда пришло время для выстрелов, то прозвучало только два. Из центральной части. Власти западной и восточной областей государства выстрелов не сделали. Итогом предательства стало раздвоение небесного тела на две глыбы. Одна, из них осталась на орбите планеты, а вторая упала в центр государства. Огромная волна в доли секунд прокатилась по планете, сметая и уничтожая всё на своём пути. Половина атмосферы выплеснулась в космос, а её место заполнил вакуум. Прежний мир перестал существовать. Царь и вся власть царства Антии погибли, остался только наместник на западе. И он начал строить другой мир. Мир денег, наживы и рабства. И никто ему помешать в том не мог. Сейчас множество государств, которые выживают, как могут. Постоянно воюют между собой. Человеческая жизнь обесценилась, на первое место вышло богатство, а знания отодвинули. Долго пользовались плодами прежней цивилизации. Но за всеми механизмами надо следить и ухаживать. Общество деградировало. С пятнадцатого уровня развития скатилось до второго. Много знаний утеряно. А что удалось сохранить, предприимчивые дельцы их применили для личного обогащения. После великого потопа появились богатые и бедные.

– Неужели не было попыток вернуть прежний устрой государства?

– Как не были. Были. И часто. Но те, кто получил в руки возможность наживы, умели манипулировать людьми. За кусок хлеба нанимались в их армию и шли против тех, кто хотел им вернуть не кусок, а целый каравай вместе со свободой. Да и некоторые технологии остались в руках захвативших власть. Вот такой расклад.

– А что с магией?

– С магией, – засмеялся Рарог. – С магией нам удалось справиться. Несмотря, что нас всего двенадцать призраков, мы сумели ограничить возвышение с уровня на уровень. А условия простые. Надо быть чистым душой, жить в гармонии с планетой. Она тоже живая. И трудиться. Никто не вложит в тебя заклинание или какое-то обучение, как было в прежнем мире. Надо с потом и кровью завоёвывать уровни. Есть и другие нюансы, но они второстепенные.

– У вас на меня планы? – Лель задал вопрос прямо.

– Надежды, – туманно ответил Рарог. – Всё зависит от тебя. От твоего желания, помыслов и поступков. Я не могу тебе помогать в этом. Такие установлены правила. Но моё поместье в твоём полном распоряжении. Одна библиотека чего стоит!

Лель хотел спросить что-то ещё, но вопрос словно застыл на губах, а Рарог внезапно исчез вместе со стулом и стаканом розовой жидкости.

Леля трясло. Он пытался отмахнуться, но кто-то жёстко ухватило его за воротник…
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:45 | Сообщение # 7
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 6

Чувство самосохранения сработало. Лель непроизвольно отмахнулся, не открывая глаз, и услышал металлический стук. Показалось? Вскочил с дивана, протёр глаза и уставился на маленькое симпатичное существо с огромными круглыми глазами.

От пола сантиметров тридцать. Выглядит, как обычный человек, только в миниатюре. Смешно двигает круглой головой и смотрит на Леля большими выразительными глазами.

– Ты кто? – задал вопрос Лель и сел на диван.

Существо продолжало с интересом рассматривать Леля.

– Ты меня понимаешь?

Существо опять никак не отреагировало.

Стоило Лелю попытаться встать, как существо сделало несколько шагов назад, но продолжало с интересом наблюдать за Лелем.

– Не желаешь говорить, не надо.

«Сколько сейчас время? Где Тамир? Кушать хочется. Свет я выключал вроде, а он горит и здесь, и в зале. Дверь в залу открыта. Ну, да, как ещё это существо вошло? Эм, а до ручки двери его кто подсадил? Или её? Смотрит так, словно жениха рассматривает».

Лель усмехнулся и сделал шаг навстречу. Существо резво развернулось и сбежало на своих маленьких, но шустрых ножках.

Выглянув в залу, он никого не обнаружил. Дверь-колонна закрыта.

– Ладно. Займёмся духовной пищей.

Прошёл вдоль стеллажей с книгами. Ни пылинки. Взор скользил по корешкам книг. «Магия, какая есть». Остановился и вытянул из ровного ряда книгу с красной обложкой. Открыл наугад. Пахнуло древностью с пожелтевших страниц. От осознания того, что в руках неимоверно ценная книга, а точнее бесценная, Лель весь затрепетал. Во рту пересохло. Пальцы начали трястись, и он бережно закрыл книгу. Взял наугад ещё две и вернулся в кабинет.

Аккуратно, словно книги могли разбиться, он положил их на столик, придвинул ближе к дивану. Но открыть не решался. Несколько раз прошёлся взад-вперёд, нервно покусывая ногти от нетерпения и важности (вернулась детская привычка), и искоса поглядывая на драгоценные фолианты.

«За такие книги в прошлом мире бооольшие бабки бы отвалили! Или голову открутили…»

Лель бережно взял верхнюю книгу, сел на диван, открыл первую страницу. На него смотрело мифическое существо с крыльями. Хотя, кто знает, в этом мире мифическое оно или настоящее? Вон мелочь странная разбудила и сбежала. Ни как зовут, ни чего было надо.

«Зря согласился с друзьями и остался здесь. Сейчас бы ел, как её, гречишную кашу, и не думал о еде. Вчера я был уверен в том, что говорили, а сегодня сомневаюсь, что принял правильное решение. Тамир, конечно, голова, но в данном случае его аналитика, похоже, подвела. Напридумывал бог весть чего, а страдаю я. Мог бы пожрать принести».

Резкий звук застал врасплох. Лель не просто вздрогнул, а подскочил на месте. Книга отлетела в сторону. Взгляд пробежал по кабинету и остановился на стекле.

– Вот ведь, зараза! Я совсем забыл про пылесос!

Лель перевёл дух. Сердце бешено стучало.

– Так сдохнуть можно от разрыва сердца!

Он подобрал книгу и уставился на страницу, на которой та открылась. Интересная картинка с подписью «Другие миры».

Лель замер. Медленно прочёл абзац.

– Миров много. Нижние миры и верхние. Из какого мира пришёл я?

После нескольких часов чтения, Лель отложил книгу.

«Мой мир второго уровня. Вот почему у людей задействовано всего пять процентов мозга. Мир, который пережил катаклизм, как, впрочем, и этот. Они даже немного схожи по описанию. И планета одна – Земля. Получается, что они параллельны? До катаклизма они развивались симметрично одинаково, а после него пути разошлись. Мой мир развился до ядерного оружия, полётов в космос, а этот…»

Лель встал и начал нервно нарезать круги по кабинету.

«Здесь до потопа была магия, которая есть и сейчас. Судя по местным магам, волшебство оказалось на начальном этапе. Маги выше пятого уровня пробиться не могут. Не хватает знаний? Умений? Почему у них возникла эта проблема? Или они что-то делают не так? Древние что-то скрыли от потомков?»

Звука пылесоса не слышно. Тишина. И Тамира нет.

Лель заволновался. Не случилось ли чего? Отложил книги и решил выбраться на поверхность. Голод не тётка. Но прежде всего надо сходить в туалет. И куда? Он оглянулся по сторонам. И решил, что там, где-нибудь на выходе сделает «мокрое» дело.

Дверь-колонна открылась. Лель прислушался. Тихо. Темно. Без фонарика можно провалиться куда-нибудь. Он беспомощно огляделся и вспомнил про существо. А куда оно делось?

– Должен быть ещё один выход!

В это время за штанину кто-то дёрнул.

Лель посмотрел вниз и увидел круглые выразительные глаза маленького существа. Его рука крепко сжала подол халата и потянула к кабинету.

– Что-то хочешь показать? – спросил Лель и только сейчас увидел существо в ином свете. – Не может быть!

Открытие стало шоковым потрясением. Лель смотрел в глаза существа и не мог осознать, что это робот!

Он протянул к голове существа раскрытую ладонь, оно сначала дёрнулось от него, но потом позволило дотронуться. Мягкая тёплая кожа. Невероятно!

«Как я сразу не сообразил! У него глаза всегда раскрыты, не мигает. И движения не так плавны. Тамир о нём ничего не сказал. Получается, что скрыл или не видел его вообще?»

Лель послушно пошёл за роботом. Когда они зашли в кабинет, то робот неожиданно остановился и показал себе на плечо.

– Что это значит? – недоумённо произнёс Лель.

Робот призывно махнул ручкой и пальцем медленно провёл по плечу.

– У тебя там что-то написано, – понял Лель и склонился к надписи, написанной очень мелко. – Славянские руны? Хотя. Лада?

Робот покачал головой из стороны в сторону.

– Неправильно?

Робот кивнул.

– Лаза?

Робот кивнула в знак согласия, и Лелю показалось, что она улыбнулась.

Лаза опять взялась за халат Леля и потянула к дальнему углу. Её пальчик указал на чуть заметную точку.

– Ты хочешь, чтобы я нажал? – Лель тоже указал на ту же точку.

Лаза кивнула.

– И что произойдёт? Ударит током? – Лаза на шутку не отреагировала.

Лель пожал плечами и надавил на точку, которая оказалась кнопкой открытия двери. Не было шума, шороха, скрипа. Часть стены, размером с обычную дверь, ушла вглубь и открыла проход. Лаза щёлкнула пальцами и зажгла свет. Лель с долей удивления посмотрел на её пальцы.

Лаза не обратила на это никакого внимания и мелкими шажками пошла первой.

– Постой, – не вытерпел Лель. – Мне надо это, как тебе сказать, туалет. Ты понимаешь?

Лаза остановилась, обернулась, и призывно махнула рукой. Ничего не оставалось, как двигаться за ней. Через какое-то время Лаза свернула влево. Лель уже готов был оросить стенку коридора, как увидел приглашающий жест Лазы. Она открыла дверь в спальню. Да. Это реально была спальня. Широкая кровать под балдахином. Слева и справа от кровати тумбочки с блестящими над ними бра. У ближней стены бельевой шкаф, разделённый пополам огромным во всю высоту комнаты зеркалом. И запах. Лаванда! Как такое может быть?! Лель подскочил к кровати, схватил за угол покрывала. Свежее!

– Кто здесь живёт? – внезапно охрипшим голосом спросил он, оглядываясь по сторонам и обнаруживая ещё одну дверь за неплотно завешенной шторкой.

Лаза склонила голову набок и указательным пальцем указала на Леля.

– В смысле я?

Лаза посмотрела наверх, пытаясь сделать озадаченную мордочку, что у неё почти получилось, и развела руки в стороны.

– Рарог? – догадался Лель.

Лаза кивнула и её указательный пальчик указал на дверь за шторкой.

Туалет! Просторный, белый, чистенький с запахом моря. После процесса ничего не надо делать, всё происходит само собой. Смыто, точнее засосано внутрь, ополоснуто и в воздухе появился свежий аромат моря. Остаётся только сполоснуть руки с душистым жидким мылом. Чудеса и только! Откуда вода берётся? И как вообще всё функционирует?

Стоило выйти в спальню, как Лаза призывно махнула рукой. Опять коридор и на этот раз свернули вправо. Коридор, кстати, выложен, насколько понял Лель, мраморными плитками. Полностью потолок, стены, пол. Где в потолке свет спрятан, который освещает пространство, непонятно.

Зал, в который привела Лаза, был наполовину меньше первого с библиотекой. Напротив входа стояла кафедра, прямо как в институте. Вот только кафедра была со стеклом, словно у мотоцикла. А там, где обычно лежат листы доклада и стоит графин с водой несколько кнопок. Все стены отделаны странным материалом, напоминающим керамзит, но более плотный и на взгляд мягкий. Лель потрогал стену и убедился, что она достаточно прочная.

– Для чего этот зал? – спросил он у Лазы, которая следила за каждым его движением.

Вместо ответа, она указала на надпись: зал магии.

– И что тут тренируются с магией? – усмехнулся он, но кивок Лазы заставил задуматься. И чего он? Попал в мир магии, а тут есть свои законы, отличия и тому подобное.

Впереди были ещё две залы. Тут и ежу было понятно, что за залы. Танцевальный и фуршетный залы. В танцевальном много картин с танцующими людьми. И одеты они в туники, лёгкие, полупрозрачные. Что мужчины, что женщины. А в фуршетном – длинные столы. Пустые. Ни одного стула. В каждом по две двери – туалеты. Из фуршетного зала в углу вниз вела круговая лестница.

– Как же они по этой лестнице с блюдами поднимались? – спросил Лель и подошёл к спуску вниз. – Крутовато. Навернуться раз плюнуть.

Внезапно что-то зашуршало, скрипнуло, загудело. Лель оглянулся. Лаза нажимала кнопку в углу залы, а столы вместе с полом опускались вниз.

– Напугала! Предупреждать надо! Эмм, – Лель глянул, как пол закрылся, скрыв от взора столы. В желудке забурлило от воспоминания о пище. – Покушать бы не помешало. Я бы сейчас сотню мамонтов съел.

Лаза наклонила голову, а её глаза стали ещё шире. Она отвернулась в угол и что-то там сделала. Развернулась, подбежала к Лелю и настойчиво потянула за рукав халата в танцевальный зал.

– Ты хочешь танцевать? – спросил Лель, когда они вошли в зал.

Лаза согласно кивнула, не отводя выразительного взгляда от Леля.

– Я как-то сильно не умею, я больше петь люблю, – пытался отнекаться Лель. – И музыки нет! Без музыки никак!

Чуть заметные бровки над глазами Лазы нахмурились. Она опять схватила его за рукав и потащила в другой конец залы. А тут оказалась стенка-ширма, за которой стояла странная аппаратура. Она лишь отдалённо напоминала пульт диджея. Экран и куча разных кнопок, под которыми стояли иероглифы. Понять их оказалось делом затруднительным. На выручку пришла Лаза, которая довольно быстро нажала необходимые кнопки, вспыхнул экран, и полилась музыка. Приятная, незнакомая, поднимающая настроение. Лаза в который раз схватила Леля за руку и потащила в залу.

У Леля отвалилась челюсть, когда он увидел, что вытворяет маленький робот! Это что-то сродни со спортивной, художественной гимнастиками и танцами! Перуэты, па, прыжки, перевороты, стойка на руках, колесо! И по окончании музыки она села на шпагат!!!

– Так я точно не умею! – замахал руками Лель, но вырваться от маленькой прохиндейки не удалось, она увлекла его за собой под новую музыку. – Мне неудобно так танцевать! Мы разного роста!

Челюсть отвалилась повторно. Конечности Лазы вытянулись, и она оказалась одного с ним роста!

Партнёрша повела, Лель несколько раз почти наступал ей на ноги, но она умело уворачивалась. К концу композиции он, мокрый, но с приподнятым настроением, выучил несколько па.

Лаза не стала продолжать танцы, а вернулась в прежнее состояние и потянула Леля обратно в фуршетный зал. Глаза округлились от увиденного, а желудок радостно издал урчание.

– Откуда такое изобилие? Лаза! Я сплю? – говорил Лель, а сам пристраивался на стул перед одним единственным квадратным столом.

В центре на высоком блюде, возвышался ананас, нарезанный дольками, а вокруг него дольки мандаринов, апельсинов, яблок, киви и ещё много разных фруктов, названия которых Лель не помнил и даже не знал. Несколько видов салатов из овощей и тех же фруктов. Отдельно лежали две веточки зелёного винограда. В графине с серебряным отливом, виднелась рубиновая жидкость. Для питья стоял позолоченный кубок на длинной ножке. Ни хлеба, ни мяса, Лель не обнаружил. Впрочем, и за это спасибо!

Лаза отошла в сторонку и, наклонив к плечу голову, смотрела, как Лель уминает за обе щеки. Жидкость в графине оказалась брусничным соком, смешанным ещё с какой-то ягодой. Вкусно!

Наелся до отвала и встал из-за стола. Стоило чуть отойти от него, как он ушёл вниз.

– Удивила! Но откуда это всё? Не из воздуха же?

Лаза кивнула и пригласила за собой движением руки. Теперь они спускались вниз по той самой круговой лестнице. Она вела в коридор этажом ниже. Здесь свет был лишь в начале коридора. Лаза открыла первую же дверь и шагнула внутрь. Лифт! Как в том мире!

На панели семь круглых кнопок с надписями букв. Получается семь этажей! Лель нисколько не удивился, когда рука Лазы вытянулась и нажала на самую нижнюю кнопку.

Доехали быстро и плавно, без шума и шебуршания. Интересно, как он устроен?

Лаза вышла первой. Вокруг светло, и ощущение, что светит солнце, а не электрические лампы. Они попали в широкое вытянутое помещение с небольшими странными каменными строениями. Были здесь и небольшие пирамиды. Вокруг суетились небольшие роботы не такой изящной отделки, как Лаза, но всё равно впечатляюще. Они носили какие-то коробки, ящики. Заносили их в пирамиды и в другие помещения и выходили опять с ними через какое-то время. Лель проследил, что выходили они через каменную арку.

– А за аркой что? – спросил он и увидел, как Лаза махнула рукой, и двинулась туда.

Лель пропустил вереницу роботов, которые не обращали внимания на них, и пересёк арку.

Он хотел крикнуть или издать звук удивления, но не смог. Язык присох к нёбу от увиденного. Глаза не хотели верить. Мозг отказывался понимать.

Это был огромный сад! С аккуратными прямо проложенными аллеями, покрытыми интересным песочного цвета материалом. Весь сад разделён на квадраты, в которых росли фруктовые деревья, кустарники, овощи, ягода. И за всем этим ухаживают роботы! Без всякого надзора человека! Чем дольше Лель стоял, тем понятней становилось. В ящики и коробки роботы собирали урожай и уносили в место хранения, откуда возвращались с пустыми тарами. У каждого робота своя делянка и работает он только на ней. Вода подведена тоже на каждую делянку. Умно!

– Лаза, так ведь живых людей здесь нет?

Лаза кивнула.

– А урожай собирается, наверное, круглый год?

Лаза опять кивнула.

– Хорошо. Получается, что новый урожай складывается на хранение, а старый, который начал портиться, куда?

Лаза указала рукой вправо.

– Компостная куча? Переработка в удобрение?

И снова Лаза кивнула.

Лель ещё раз обвёл взглядом сад и внезапно остановился на голубом небе с ярким солнцем в зените.

– Это солнце? – в замешательстве спросил он.

Лаза кивнула и наклонила голову набок.

– Надеюсь, искусственное? Люди сделали?

Лаза опять кивнула.

– Обалдеть, и не встать! Сказочное царство-государство! Наверху всё завалено, закопано, а тут…

Лаза дёрнула за подол халата. Лель опустил глаза и увидел робота, который протягивал…связку бананов!

От предложения Лель не отказался. Съел два подряд. Вкуснотища! Поискал, куда выкинуть кожуру. Лаза молча выхватила и положила у стены. Кожура поехала в компостную кучу! Чудеса!

Лель отдал связку Лазе.

– Мне надо наверх. У меня там друзья! И что-то я волнуюсь за них.

Вернулись тем же путём, которым и пришли сюда. Лель не успел открыть дверь-колонну, как наверху громыхнуло, пол под ногами вздрогнул. Через небольшой промежуток времени всё повторилось. И так было несколько раз.

– Что это могло быть? – спросил он у Лазы, пытаясь сообразить сам. – Я посмотрю, что там, и вернусь. Возможно, и друзей приведу. Будь готова приготовить нам обед.

Лаза кивнула.

Лель ощутил в руке продолговатый предмет. Это Лаза сунула ему фонарик. Вот ведь умница! Он оглянулся на неё, и ему показалось, что она сейчас заплачет.

– Я обязательно вернусь! Не скучай! – и она, словно улыбнулась.

В душе Леля поселилось беспокойство. Он быстро включил фонарик и вышел. Дошёл до поворота вокруг провала, продвинулся по коридору и застыл. Пути не было. Ход оказался завален камнями, из которых был сложен, и глиной. Лель постоял в замешательстве. Откопать нереально. Надо искать другой выход. Он тяжело вздохнул и вернулся назад.

Когда вошёл в залу, сразу позвал Лазу.

Подождал немного. Тихо. Не пришла. Видимо, далеко от залы. Прошёл в кабинет и уселся на диван. Надо что-то делать!

– Выход искать!

«Только где этот выход найдёшь? Это самый верхний этаж на данный момент. Двери есть в конце коридора. Они засыпаны с той стороны глиной. Всего этажей семь. Нижний – сад. Два этажа мы проехали. Заходили в лифт этажом ниже фуршетного зала. Значит, я нахожусь на пятом! Так, выяснили один момент. Два верхних этажа стоят в развалинах. Значит, что? Значит, должен быть подъём на следующий этаж! Так, так. А куда тогда вела дверь с пятого этажа, заваленная глиной? Опять одни вопросы. Может, есть в библиотеке чертёж здания? Тогда я бы точно разобрался, что к чему. Куда запропастилась Лаза?»

– Лаза! – позвал Лель и подпрыгнул на диване, когда она тронула его ногу. – Уф! Ты меня заикой оставишь! Как ты так тихо вошла? Двери не открывались.

Она лишь показала пальчиком на маленькую открытую дверцу у дивана.

– Сюрприз! – Лель вскочил с дивана и упал на колени перед необычным выходом. – Понял! Это специальный тоннель для тебя, чтобы ты незаметно могла войти и выйти!

Лаза согласно кивнула в ответ.

– Дверцу открыть можешь только ты, как я понимаю?

И опять она кивнула.

– Здорово жили предки! Слушай, а есть ещё выходы на верхние этажи? Или другие выходы?

Лаза сделала вид, что задумалась, и через некоторое время отрицательно замотала головой.

– А план здания есть в библиотеке? Чтобы понять, где, что и как раньше было?

В этот раз Лаза развела руки в стороны и пожала плечами.

Лель залюбовался её изящными движениями, похожими на женские.

– Будем искать! – констатировал он, усаживаясь прямо на пол. – Покажешь, где раньше были выходы на шестой этаж?

Лаза кивнула. Вот повезло, так повезло! Жаль, не говорит только, а так золото робот!

Лель думал, что они пойдут обратно в коридор, где двери на пятом этаже, а оказалось, что Лаза повела в залу. За дверью-колонной, она свернула к провалу и показала пальцем вверх.

Лель, который так и таскал в кармане халата фонарик, осветил потолок. И как это всё держится? Задал он вопрос себе и потянул за какую-то верёвку. Лаза рванула его за подол халата, но вытащить не успела. Потолок рухнул вниз…
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:46 | Сообщение # 8
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 7

Растерянный и помятый магистр Боремир сидел на стуле напротив другого магистра. Темноволосый, с аккуратной причёской, заплетённой на затылке в косичку. Горбатый огромный нос напоминал клюв птицы. Острые глаза прожигали насквозь. Чёрная накидка с гербом Тарты (череп, пронзённый стрелой), имела две цветные полоски мага огня и воздуха. По виду двух магистров сразу было понятно, кто в каком статусе.

Магистр Боремир, словно нашкодивший школяр, сидел перед расслабленным всемогущим директором.

– Магистр, никто тебя распылять не собирается, – вяло произнёс директор. – По крайней мере, пока. Мне нужен этот ваш юнит, как его там, Лель, кажется. Так вот, скажи, где он и всё! Я оставлю тебя руководить академией и дальше. Прятать его от нас не имеет смысла. Всё равно найдём. Но! Если найдём без твоей помощи, то сам понимаешь, что с тобой будет. Не подчинение власти карается смертью. Ваша Астрея доживает последние дни. Её армия бежит, бросая всё, всех и вся. Теперь на этих землях будет править король Тартии. Величайший из королей Карл Первый! И твои юниты будут служить Тартии и её королю.

– Магистр Шлёц, я очень ценю твоё отношение ко мне. Я, правда, хочу помочь! Но он исчез! Как сквозь землю провалился! – магистр Боремир упал на колени. – Но я знаю как его найти! У него есть друзья в Академии. Их надо допросить! Они точно знают, где он!

– Трындец! – крикнул магистр Шлёц.

Невысокий, юркий и неприметный мужичок занырнул в кабинет.

– Слушаю магистр, – он склонил почтительно голову.

– Вот он скажет кого разыскать и притащить ко мне.

Магистр Боремир вскочил на ноги.

– Надо найти трёх юнитов первого курса. Ольга и Владу. И второкурсника Тамира.

– Будет сделано, – буркнул Трындец и, кивнув головой, исчез.

Не успел магистр Шлёц налить себе вина, как перед ним уже стояли Ольг и Влада.

Не поднимаясь с места и не меняя положения тела, магистр Шлёц пронзил обоих своим острым взглядом.

– Где Лель? Не врать! Я знаю, когда врут!

Ольг и Влада опустили голову и молчали.

– Они знают, где Лель. Подвешать вверх ногами и не снимать пока кто-то из них не скажет!

Юнитов увели.

– Магистр, нашёл его на развалинах, – Трындец втолкнул в кабинет Тамира, перепачканного глиной с ног до головы.

– Юнит! Почему в непотребном виде? И что делал на развалинах?

– Копал, – буркнул Тамир и вытер слёзы. – И что ты там копал?

– Друга завалило под землёй! Его надо спасать!

– А друга твоего как звать?

– Лель! Распорядитесь его откопать! Он же погибнет там!

– Трындец! Всё слышал?

Трындец ловко наклонил голову и испарился.

Тамир, Ольг и Влада были взяты под стражу. Раскопки длились долго.

– Магистр, – Трындец говорил уверенно, не громко и не тихо. – Два завала в местах, куда угодили наши бомбы. Нашли только часть халата.

– Нет! Так не может быть! – магистр Шлёц подскочил с кресла, нижняя губа его сильно дёргалась. – Он жив! Кусок халата не доказательство! Копайте! Ищите!

– Больше там некуда копать…

– Но тела не нашли! Значит он ушёл! Ушёл! Но ничего! Далеко от меня не уйдёшь! От меня вообще никто не уходил! Я ждал этого момента всю жизнь! И теперь ни за что не упущу! Я…

Магистр резко остановился, медленно обвёл всех присутствующих в кабинете. Взгляд остановился на Трындеце.

– Найти художника. Написать его портрет. Портретов как можно больше! Раздать охране, командирам воинов, которые выделены нам и тайным ищейкам. Пусть носом землю роют! Я чую, он недалеко ушёл. Магистр Боремир, приготовьте полосу испытаний. У меня есть несколько экземпляров, которые надо проверить. И, кстати, все результаты испытаний Леля принести мне. Я должен их посмотреть.

– А что делать с его друзьями? – несмело спросил магистр Боремир.

– А что с ними?

– Так они висят вниз головой.

– Отпустите, – махнул рукой магистр Шлёц. – Но следить за ними днём и ночью! Надеюсь, у тебя в Академии есть люди, способные это сделать?

Лель пришёл в себя и с трудом разлепил глаза. Приглушённый свет не раздражал глаз. Полная тишина. Он лежит на диване в кабинете с перемотанным тканью плечом. Взгляд упал на штырь, торчащий из плеча.

– Что за чёрт? Откуда?

Лель попытался встать и не смог, скривившись от боли.

В прошлой жизни в 14 лет он играл с мальчишками на стройке. Перепрыгивал через кирпичи и оступился, упал на штырь и пробил плечо насквозь. Рука потом долго не хотела нормально работать. Теперь получается, что и в новой жизни он опять получил штырь в то же самое место!

– Сейчас мне сколько? Четырнадцать! Совпадение? Как такое может быть? Етишкин кот! Не о том думаю! Кто меня лечить будет? Врачей нет! Тьфу ты! А как штырь в меня попал? – Лель провёл здоровой рукой по голове. – И голова перевязана! Где это я так? Ничего не помню! Лаза!

От прикосновения её пальцев он вздрогнул.

– Уф, ты всё время рядом стояла?

Она кивнула в ответ.

– Рассказала бы тогда, что произошло, – Лель вздохнул и увидел, что Лаза подаёт ему книги. – Ты хочешь, чтобы я прочитал?

Она кивнула.

– «Магия и боевые раны» прочитал Лель название.

А вот название второй книги поставило в тупик. Иероглифы.

– Китайского я не знаю, – ответил он и хотел отложить в сторону книгу, но Лаза настояла не откладывать и протянула другую книгу. – «Письмо Атлантиды». Атлантиды?

Он открыл книгу и замер. Это же славянские руны! Китайские иероглифы – руны! В голове не укладывалось. Когда-то давно Лель пытался изучать китайский язык, но усидчивости не хватило. И вот теперь он столкнулся с иероглифами опять. Что же получается? Ему дали вторую жизнь в другом мире и повторяют ситуации из его прошлой жизни? Для чего? Лаза подсунула книгу по медицине, а ведь в детстве мечтал стать врачом! Высшие силы намекают на мои не исполнившиеся желания? Интересно!

Лель решил начать с книги «Магия и боевые раны». Для разных стихий разный подход, но много общего. Характер ранений, наложение повязок, осложнения, к каждому описанию подробные картинки. Лечебный эффект от применения магии. Лель читал запоем. То, что можно лечить без инструментов, он знал. Сколько таких целителей нарисовалось в 90-е годы в разваливающемся СССР. Да и после были экстрасенсы, которые могли исцелять. Шарлатанов хватало, но были и целители. Единицы, но были! И теперь в руках Леля бесценная книга!

Всё здесь просто! Всё расписано, указано, показано, описано. Бери и делай! Проблема одна, как управлять магией и потоками силы внутри организма? Последний вопрос он озвучил Лазе.

Та привычно кивнула и исчезла, а когда появилась, в её руках были книги по стихиям и методам пробуждения силы.

Он читал. Читал взахлёб. Память усваивала большую часть материала, потому как было интересно. В книге очень подробно расписано, как открывать узлы в организме и как их использовать. Как накапливать силу в определённом узле и многое такое, о чём Лель никогда не подозревал. Была подробно расписана техника применения при различных узлах, в которых находилась сила. И как переливать силу из одного узла в другой. За эти знания многие отдали бы свои жизни.

От теории к практике. Для начала надо ощутить источник. Лель закрыл глаза. Интересно, а что дают в Академии и как учат работать с магией?

– Тьфу! И как очистить мысли от всего? Невозможно сосредоточиться!

Лель опять закрыл глаза. Взор устремился внутрь. И где он, источник? Вскоре он так увлёкся процессом, что забыл про еду. Желудок напомнил о себе, а нос учуял запах жареной картошки!

Он медленно открыл глаза, боясь, что вкусный будоражащий запах исчезнет, и удивлённо икнул.

Перед ним на столике стояло кушанье. Тарелка с жареной картошкой, огурчики, помидорчики, бананы, апельсины и множество того, что он никогда не видел и не ел. Рядом стояла Лаза и, склонив голову набок, смотрела на него.

– Спасибо, Лаза! Ты – прелесть!

Ему показалось или на самом деле она покраснела от удовольствия?

Штырь немного мешал, но Лель быстро нашёл положение, при котором достигалось максимальное удобство. Стоило ему сытому откинуться обратно на подушку, как Лаза убрала посуду и на их место поставила кувшин с напитком и вазу с фруктами.

На сытый желудок оказалось ещё сложнее сосредоточиться. Клонило в сон, и Лель сдался. Проснулся от лёгкого прикосновения к руке.

Лаза протягивала стаканчик с напитком.

– Кому рассказать – не поверят!

Напиток оказался со вкусом черники и приятно разлился по телу. Лаза протянула книгу.

Лель хмыкнул. Все тридцать три удовольствия! Не жизнь, а малина! То, в каких условиях он жил в том мире, не шли ни в какое сравнение. С другой стороны, мир на поверхности не такой и безопасный. Сидеть здесь всё время Лель не намеревался. Он помнил, что там остались друзья, которые переживают о нём. И ему хотелось настоящего солнца, ветра, голубого неба и вкуса полевых трав. Ему хотелось походить по миру, посмотреть, что он из себя представляет. Вот и ещё одна его мечта – путешествия!

В который уже раз Лель обратился в себя для открытия внутреннего зрения. Сначала в голову лезли посторонние мысли непонятно о чём, а затем жуткая боль накрыла всё его существо, и затопило ярким ослепительным светом. Мозг закипел и будто начал разбухать от этого света. И когда боль стала невыносимой, Лель увидел свой источник силы! Он сиял ярким голубоватым светом, и от него шло тепло. Боль, под воздействием тепла и света медленно уходила, мысли прочищались. Лель увидел всю свою внутреннюю систему! Неоткрытые узлы силы казались белыми, не исследованными токами карты. Невероятное ощущение!

Когда открыл глаза, то не мог отделаться от чувства, что он и источник становятся единым целым. Период болезненности прошёл и теперь Лель ощутил, что может управлять силой.

Он нашёл в книге заголовок «Открытие узлов». Ничего сложного быть не должно. Внутренним зрением определил узел в ладони, который поможет в исцелении. Мысленно проложил путь энергии из источника к конечному узлу и посмотрел по картинке, сколько узлов надо открыть. Оказалось три для левой руки и три для правой. Сейчас здоровая сторона – правая.

Итак. Обращаемся взором к источнику и толкаем энергию в нужный ближайший узел. Хорошо сказать! Ушло немало времени, пока Лель научился выталкивать энергию из источника. Потом много времени ушло на то, чтобы энергия не уходила обратно!

Мокрый, потный, измотанный Лель смотрел на потолок и улыбался. Он смог! Пусть это только первый узел! Но он его открыл и наполнил силой!

Внезапная мысль заставила похолодеть. Он лежит с железякой в плече и давно лежит! А ведь может начаться заражение, если уже не началось! Рана не вычищена, не обработана!

– Вот дурак!

Он схватил книгу и почти сразу нашёл нужное. Очищение раны от инородных частиц. В данном разделе обнаружилось любопытное место.

– Если из раны невозможно вынуть попавший в него предмет, то применяется магическая пелена, способная предмет закупорить и не дать ему разложиться и проникнуть в тело. Из источника энергию можно отправить лишь в узлы, а из узла в тело.

Узел-то открыт! Лель обратился к своему внутреннему зрению. Зачерпнул энергию, толкнул и… ничего!

– Не понял!

И тут же сообразил, в чём ошибка. Путь энергии по меридианам от узла к узлу одно, а вот когда надо энергию залить в органы тела, то тут надо действовать совершенно иначе.

Лель, согласно учебнику, определил края раны и медленно начал распылять энергию в тело, определяя ей путь к ране. Он понял, что надо было открывать узел в раненом плече и таких усилий, которые он сейчас применяет, применять бы не пришлось. Написано, что чем чаще этим заниматься, то тем быстрее энергия будет доходить до проблемного места. Пока же первые шаги. От неимоверных усилий разболелась голова, появились тошнота и головокружение, но Лель продолжил свой эксперимент. Ведь на кону стоит его жизнь!

И вдруг, в какой-то момент, края раны засветились. Энергия постепенно заливала всю рану, создавая вокруг штыря сияющий кокон. В какой-то миг Лель осознал, что влитого достаточно и устало вздохнул.

Руки дрожали, мысли путались, перед глазами плясали чёртики. Никто не говорил, что будет легко, но чтобы так, на пределе возможностей…

Лель вырубился. Напряжение и усталость вместе с расходом энергии уморили окончательно.

Сколько длился сон – неизвестно. Впрочем, тут вообще ничего неизвестно. Ни времени, ни ощущения дня и ночи. И словно один во всей Вселенной! Хотя чего один. С роботом! Толпой работящих роботов!

Голова не болела, лишь лёгкое ощущение слабости. Рана светится при внутреннем зрении. Точнее, кокон вокруг раны.

Оказывается, что когда создан кокон, можно удалить посторонний предмет (надо срочно и времени не хватает) вручную. А можно вытолкнуть при помощи энергии. Первый способ сопровождается болью. Второй безболезненный. Первый быстро, второй долго. При первом нет расхода энергии, при втором очень сильный расход энергии.

Нашёл фразу про источник. При пустом источнике невозможно пользоваться магией.

– Это и ежу понятно, – буркнул Лель. – Источник можно выжечь, если взять энергии больше, чем есть в источнике. Это как? Надо будет разбираться и запомнить. Лаза!

Она тронула за руку, но в этот раз не испугала, Лель был готов.

– Сможешь выдернуть из меня эту штуковину? – он показал на штырь.

Кивнула.

– Хорошо. Берись. Вытаскивай медленно. Я потерплю. Только для начала сними повязки. Зеркало есть?

Через мгновение в руках Леля оказалось небольшое круглое зеркальце из металла. Ничуть не хуже, чем из стекла.

Повязки сняты. Он осмотрел плечо при помощи зеркала. Края раны чуть обожжены. Крови не видно.

– Ты обожгла и смыла кровь? – догадался Лель.

Лаза склонила голову набок, слегка кивнув в знак согласия.

– Может, ты и крестиком вышивать умеешь, – буркнул Лель себе под нос, но Лаза услышала и вопросительно глянула на него. – Проехали. Берись за штырь и тащи его точно вверх.

Лаза вытянулась вверх, как она это делала в танцевальном зале, и нависла над Лелем. Осторожно взялась за штырь и неспешно потянула вверх. Сильной боли не чувствовалось. Кокон, похоже, взял на себя функции анастезии. Лель осмотрел рану, из которой показалась кровь. Лаза точным движением закупорила оба отверстия от штыря ватой и затянула плечо новой повязкой.

Золото, а не робот, подумал Лель. Ещё бы разговаривала!

Постепенно он вспомнил, что произошло с ним, и откуда в плече оказался штырь. Повезло, что голову не проломило. Осторожней надо быть в таких местах. Каску раздобыть что ли?

Открытие следующего узла далось намного сложнее. Лель толкал энергию, и она вроде доходила уже до нужного места, но вдруг откатывалась назад. Незавершённость действий пронзала болью. Стряхнув со лба пот, Лель попытался найти причину неудачи в книгах. Лаза по его просьбе притащила ещё несколько книг по магии, но данного случая описано не было.

Окончательно вымотанный неудачами, Лель, после вкусного ужина, заснул.

– Сон – лучшее лекарство, – улыбающийся Рарог смотрел на Леля. – Я рад, что ты остался жив при обвале. Тебе много чего ещё надо освоить и усвоить. Чувство опасности, например, чтобы не попадать в такие нелепые ситуации. Я уже говорил прошлый раз, что не могу помогать тебе напрямую. Но подсказки не запрещается давать, только если они обтекаемые и витиеватые. Вот только не люблю я словоблудие. Буду краток. Ищи и обрящешь. А ещё такое: через боль и слёзы пролегает путь к звёздам.

– Я могу задать вопрос?

– Можешь, – улыбнулся Рарог. – Я так понимаю, на счёт Лазы?

Лель согласно кивнул, и получилось как у Лазы.

– Универсальный робот последнего выпуска. Лаза осталась на Земле одна из всей партии, которая была выпущена за месяц до катаклизма. С ней тебе повезло. Всё понимает и всё умеет, но говорить не может. Остальные роботы разных лет выпуска. В них заложены свои программы, от которых они никогда не отступают. Они тоже есть только здесь.

– У меня не получается открыть второй узел. Энергия доходит до него и откатывается. В книгах ничего не смог найти. Почему?

– Ты решил всё сделать за один день? Сколько ты энергии потратил? Не забывай, что восстановление организма забирает очень много энергии. Попробуй позже с новыми силами. Учи медицину. Это поможет тебе в будущем. Кто знает, куда забросит тебя судьба. Теперь не скоро увидимся. Сейчас ты в начале пути. Славного пути или нет, будет зависеть только от тебя. Через боли, лишения и познание ты сможешь достигнуть за короткое время то, на что некоторые тратят всю свою жизнь. Твори добро, будь чист перед собой. Всегда есть тот, кто нуждается в помощи. Будь тем, кто эту помощь оказывает.

– Ты уходишь?

– Я знаю, что вопросов у тебя много, но вскоре ты сам начнёшь отвечать на них. Береги друзей.

Выспавшегося и отдохнувшего Леля приветствовала Лаза с маленьким тазиком с водой для умывания. Полотенце пахло ромашками. Завтрак состоял из горячего напитка со вкусом кофе и каши из неизвестной крупы. На столе опять стояла ваза с фруктами.

Лель решил не расслабляться и начать трудовое время с изучения рун. Он понимал, что без них он не сможет прочесть древнюю книгу по медицине. Книгу, которая, возможно, существует в единственном экземпляре на планете. И у него есть шанс почерпнуть древние знания.

Второй узел открылся сразу. Видимо, отдых пошёл на пользу. И третий узел сопротивлялся недолго. Узлы правой руки открыты. Попытка всё же открыть узел в левом плече увенчалась неудачей, и Леля обожгло изнутри. Будто костёр вспыхнул в груди и плече. Наверное, чудом он не потерял сознание. Левая рука на некоторое время потеряла чувствительность и онемела.

Пот обильно струился по лицу и по телу.

И что сейчас было?
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:46 | Сообщение # 9
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 8

Сколько времени прошло с момента обвала, Лель понять уже не мог. С каждой минутой он начал ощущать себя Обломовым. Читает, ест, спит. Даже горшок ему приносит Лаза. Хоть и робот, а женщина. Каждый раз приходилось просить её выйти, когда приспичит.

И всё же Лель попытался сообразить по течению времени. Вышло – не более четырёх дней. А показалось, прошла целая вечность. Проблем с тем, чтобы встать на ноги не выявилось. Слегка шатнуло и всё, и зашагал.

Куда бы Лель ни пошёл, его всюду сопровождала Лаза. А он решил перебраться, наконец, в спальню. Пора обживать доставшееся наследство. С собой прихватил и книги.

Изучение языка древних сдвинулось с мёртвой точки только после осознания, что язык включает в себя не просто слова, звуки, образы, но и память, дух, дыхание, пространство, расстояние, знание. Язык древних объемлющ и многогранен. При прочтении книги Лель почувствовал ощутимую связующую нить с древними на уровне подсознания. И теперь, когда он смотрел внутрь себя, видел не только точки узлов, но и связь между ними. Кроме основных путей силы, существовало множество мелких, соединяющих все точки организма. Лель толкнул энергию по разветвлённым мелким капиллярам в район раны и был поражён. Энергия легко заполнила пространство и начала затягивать место ранения. Обновлялись, стягивались и срастались мышцы. Кожа на краях разрыва розовела и прятала рану. Удивительно! Лель не мог поверить и на сотворённое им чудо!

Глупая улыбка блуждала по его довольному лицу. Это был первый реальный успех в мире магии. Получается, чтобы исцелить себя не надо рук и предметов. Достаточно имение источника силы, концентрации и потока энергии при помощи мысли. А вот, чтобы лечить других людей, необходимо открыть узлы в руках.

И вообще узлов этих целое созвездие. Сейчас они закрыты, а согласно книге, они должны светиться, как те два узла, которые Лель уже открыл.

Чем больше узлов будет открыто, тем ты сильнее, тем сильнее твои заклинания. И самое важное, что почерпнул Лель из книг – уровень не всегда отражает настоящую силу волшебника. Большая часть магов соответствует заявленному уровню, но есть те, чьи способности и сила намного превышают видимый уровень. Зачастую это те, кто владеет несколькими стихиями и у которых открыто много узлов.

От открытий закружилась голова. Лель натянул лёгкую воздушную рубашку небесной расцветки и тёмные удобные штаны. Такое впечатление, что одежда тщательно подогнана именно под него. Лаза! Вот ведь проныра! Всё успевает!

– Блинчиков бы! – мечтательно потянулся Лель и опять погрузился в чтение.

Багаж знаний рос, но это всего лишь теория. Лель понимал – нужна практика. В одной из книг по магии, он обнаружил главу о приручении магии. Пробегая строки, он начинал понимать, что существует несколько способов пробуждения и приручения магии. И зависит это всё от ряда факторов. Во-первых, источник. Чем он больше, тем быстрее идёт освоение и проще управление энергией. Во-вторых, количество открытых узлов. Возможность усиливать любое магическое заклинание. В-третьих, образность мышления. Многие маги работают на примитивном уровне – читают заклинания и посылают в объект свой вид стихии. И лишь единицы способны мыслить образами, и им не нужны заклинания при использовании магии. Некоторые волшебники заучивают заклинания и переводят их в устоявшийся образ. То есть вызвал мысленно картинку соответствующую заклинанию и пользуйся. Но, образно мыслить, можно научиться. Проблема в том, что не каждый созданный образ способен нести магию. В-четвёртых, желание и концентрация на цели. И в-пятых, познание через боль, опасность и лишения.

Магия в нём пробуждена, осталось приручить. Конкретных шагов по приручению нет. Всё зависит от самого мага. Приложит достаточно усилий – приручит, нет, то и результат применения магии будет слабый и малоэффективный. Шаг к приручению магической энергии Лель уже приложил. Он даже содрогнулся, когда вспомнил, как у него не получилось залить энергией второй узел, и какой болью ужалила неудача с заливом энергии в рану.

Осторожное прикосновение к руке вывело Леля из задумчивости. Он обернулся на робко стоящую Лазу. И как у неё получалось изображать человеческие эмоции?

Хотел сказать ей что-то и забыл. Перед ним лежали блинчики. Горячие! Жаль будет потерять этот рай и такую прекрасную помощницу!

Изнежится и облениться в этом месте, раз плюнуть! Магия и знания хорошо, но нужны и физические упражнения.

– Лаза, скажи, а есть здесь зал для качания мускулов?

Лаза склонила голову набок и ждала продолжения вопроса.

– Зал-качалка, чтобы тренироваться? – он показал на себе, как накачивать мышцы, согнул руку в локте и потрогал бицепс.

Лаза кивнула и отправилась в фуршетный зал. Они спустились на этаж. Прошли мимо лифта. Справа, как догадался Лель, находилась кухня. Слева, сразу за лифтом, широкая комната со столом посередине и скамейками вокруг него. Справа от стола имелась дверь из дерева. Лель прошёл через комнату, дёрнул за ручку. Раздевалка! А дверь дальше – баня в полной готовности!

– Уф! – воскликнул Лель, и тело сразу зачесалось. – Лаза ущипни меня! Может, я сплю? А-а-а! Зачем так больно?

Щепок оказался довольно чувствительным. Слёзы брызнули из глаз.

– Понял. Лаза! Хорош! – Лель увидел, что Лаза пытается повторить действие. – Я не сплю! Я! Не сплю! Лучше приготовь мне полотенце и сменную одежду. Через часок схожу в баньку! Хм, часок. Как определить часок? Здесь время идёт непонятно как.

Дальше по коридору несколько одинаковых комнат с кроватями, заправленными свежими постельными принадлежностями. Как понял Лель – гостевые комнаты. Справа, за баней – туалет, душ и гимнастический зал с различными приспособлениями.

– То, что нужно! – воскликнул Лель и обратил внимание на взгляд Лазы дальше по коридору. – А за той дверью что?

Лаза будто ждала именно этого вопроса. Закружилась и в мгновение ока оказалась у двери. Она с каким-то трепетом и придыханием открыла её и плавно вошла внутрь. Лель удивлённо икнул от грации робота и последовал следом.

Это был театр! Красно-зелёные мягкие кресла расположились полукругом перед возвышающейся над ними сценой. Три огромные люстры, собранные из множества мелких лампочек хорошо освещали помещение. Барельефы, лепнина, настенные росписи, колонны у стен, обвитые вьющимся растением. Лель не выдержал и подошёл к колонне. Широкие листья растения манили и словно переливались от капель росы. Каково был его удивление, когда он понял, что это из камня! Растение не настоящее!

– Это же, какие мастера резали такое чудо?

Кресла не были обычными, как в театрах того мира. Сделаны не из дерева, а из…

– Керамика? – Лель даже сглотнул от удивления, и в голове прозвучала песня в исполнении Димы Билана. – Я знаю точно: невозможное возможно.

И получилось неплохо. Акустика в зале на сто баллов!

– Что? – он встретил удивлённый взгляд Лазы. – Что не так?

Она, вдруг схватила его за рукав, развернулась и потянула к сцене.

– Лаза! Отпусти!

Но никакие призывы не подействовали, пока Лаза не вытянула его на сцену. Потом сделала просящую мордочку и показала на губы и развела руки в сторону зала.

– Погоди. Ты хочешь, чтобы я спел? – догадался Лель.

Лаза обрадовано кивнула.

– Я не умею петь! Мне в детстве медведь на ухо наступил…

Лаза нахмурилась.

– Ладно, – сдался Лель. – Всё равно никто больше не услышит. Только гитару бы мне, а то акапелла я не умею без…

Хм. Другое тело, другой мир, другой голос. Лаза указала за кулисы, но прежде, чем Лель пошёл туда сам, она метнулась и вынесла гитару! Шестиструнку! Лель бережно принял инструмент, провёл пальцами по струнам. Мелодичный звук взлетел к потолку, оживляя всё вокруг.

– Про любовь?

Лаза расцвела и захлопала в ладоши.

Лель улыбнулся, подвинул вычурный стул, удобно уселся. Слегка подстроил одну струну.

– А у нас во дворе есть девчонка одна,

Между шумных подруг неприметна она,

Никому из ребят неприметна она.

Я гляжу ей вслед.

Ничего в ней нет,

А я всё гляжу,

Глаз не отвожу…

Спел и задумался, глядя на Лазу. Была бы настоящей женщиной, точно смахнула бы слезу. Романтичная натура.

– А голос звонкий, приятный. Даже самому понравилось. Надо будет потом поиграть ещё, – сказал самому себе и обратил внимание, как Лаза кивнула.

Подушечки пальцев, не привыкшие к струнам, горели, покалывали и побаливали.

В гимнастическом зале немного размялся, попотел в баньке, обмылся под душем. Хорошо! Тебе 14 лет, за плечами одна прожитая жизнь и у тебя всё есть! А ты ещё и владеешь магией!

Лель вернулся на верхний этаж и завернул в магический зал. Постоял на входе и всё же решился попробовать. Он встал за кафедру со стеклом, пробежал пальцами по кнопкам, но нажать не решился. Оглянулся и увидел стоящую в дверях Лазу.

– Что-то не так делаю?

Она зашла и закрыла дверь за собой дверь. Кнопки на кафедре зажглись и проступили надписи. Огонь, вода, воздух, земля.

– Ты прелесть, Лаза! Осталось понять, какие стихии есть во мне, – проговорил Лель и нажал первую кнопку «Огонь».

Вид зала изменился. Поменялся материал стен и потолка.

– Однако, – выдохнул Лель.

Лаза показала на светящийся перед кафедрой круг.

– Мне встать туда?

Лаза кивнула.

Он вспоминал наставления из книги по магии и пытался соорудить заклинание. Выходило плохо. Точнее, никак. Концентрация на цели, энергия из источника идёт в руку.

И тут Лель хлопнул себя по лбу.

– Дурак! Из второго открытого узла энергия течёт не напрямую в узел, потому как он не открыт, а через тело. Значит, скорость энергии снижается! Открываем третий, главный узел в руке!

Лель погрузился в себя, сконцентрировался на источнике и толкнул энергию к неоткрытому пока узлу. Всё шло хорошо. Казалось, что сейчас немного и узел заполнится энергией, но вдруг, поток встал. И как Лель не пытался влить энергию в узел, она не двигалась. Словно некая невидимая преграда не давала открыть вход в узел. Попытка за попыткой срывались одна за другой. В итоге Лель сдался.

В книге он нашёл причину. Всё оказалось банально просто. Чтобы открыть новый узел, мало достаточного количества энергии и концентрации, необходимо единение мысли, духовной силы и энергии. Лель вспомнил открытие первых двух узлов. И точно! Он, не осознавая, соединил в потоке все три компонента!

Вот теперь препятствий не было! Три узла открыты. Конечный узел даёт возможность направлять пучок стихии в цель более точно. Увеличивается сила заклинания и скорость притока энергии. Перспективы увеличения мощи пугающие!

Второй заход в зал магии сразу дал результат. Огненный сгусток ударил в стену и растворился в ней. Лель некоторое время пребывал в осознании произошедшего. А потом, как ребёнок, радовался, что он может управлять магией.

Объём огненного сгустка зависит от вложенной в неё энергии. Можно кидаться сгустками или огненными шарами, а можно непрерывно держать стену огня. Для второго необходимо много тренироваться, чтобы подпитка энергией используемого узла шла постоянно и не прерывалась. Здесь очень важно следить за своим источником, чтобы он не опустел.

Эксперименты настолько захватили Леля, что он забыл про сон и еду. Попытки Лазы отвлечь его от игрушки, оставались безрезультатными. А он посылал файерболы стоя, сидя, лёжа. У него через определённое время стало получаться регулировать размер шара и его скорость. Лелю очень понравилась пулемётная очередь шарами, размером с теннисный мячик. Летят красиво, завораживающее зрелище! И целиться долго не надо. Но всему приходит конец. Лель ощутил, что источник энергии сильно просел. Ощущение не из приятных. Пришлось прекратить эксперименты.

Лаза тут же схватила его за руку и потащила в фуршетный зал.

– Давай я умоюсь, а ты накроешь стол в спальне? – остановил Лель робота.

Та кивнула и умчалась.

Стоило умыться и присесть на кровать, как Лель понял, насколько сильно он устал. Вяло пожевал приготовленное Лазой кушанье и отрубился…

Сон состоял из разных обрезанных фрагментов, никак не связанных между собой. Влада с широко раскрытыми глазами что-то говорит ему и толкает в грудь, словно хочет, чтобы он уходил. Ольг хмуро стоит перед какими-то воинами в чёрных одеждах. Тамир с разбитым лицом с ненавистью плюёт в сторону горбоносого мужика в чёрной накидке и со странным посохом в руке. В навершии шар, а к низу идёт сдвоенная палка, которая в середине соединяется и в конце становится единым целым. Этот мужик нависает над Тамиром и медленно поднимает свой посох, который переливается тусклым устрашающим чёрным цветом. И много фрагментов, которые запомнились плохо, но выглядели слишком реалистично. Маги, простые люди, воины, пожары, убийства.

Возвращение в стадию бодрствования оказалось тяжёлым. Голова, забитая фрагментами сна болела, давило затылок. Всё тело ныло, словно Леля долго и с особым тщанием хлестали или били.

Он спустил ноги с кровати и уставился на стоящую напротив Лазу.

– Ты что так и стояла, пока я спал?

Лаза кивнула и убежала.

Он взял полотенце и побрёл в душ. Надо сказать, что душ оказался в туалете при спальне. При первом осмотре Лель не заметил встроенную дверцу. Вышел, замотав бёдра полотенцем, и увидел свежую одежду и завтрак. Лазы не было.

Быстренько переоделся, покушал и обратил внимание, что источник энергии полон.

– Сколько же я спал? Как они тут время определяют? Часы бы найти, сразу легче стало бы. А то пойми, ночь сейчас или день?

Появилась необходимость контролировать расход энергии. Ведь в бою, а такое может случиться, без источника будет сложно.

Он открыл книгу по магии и замер. Что-то он упустил! Что-то важное и серьёзное! Вот только что?

Лель встал и задумчиво прошёлся по спальне. С силой потёр пальцами виски, лоб. Создавалось стойкое ощущение того, что это важное вот оно и стоит только напрячься немного, поднатужиться и удастся поймать! Но как Лель, ни старался, важное ускользало, словно сквозь пальцы просачивалось и утекало…

Магистр Шлёц стоял у окна кабинета и смотрел на площадь, на которой стояли все юниты Академии. От первого до пятого курса. Дворяне и простолюдины. Разных стихий, силы и таланта. Среди них не было одного, ради которого король Карл Первый, по наущению магистра Шлёца, решился на вооружённый поход против соседнего государства. Тогда проблемы не виделось. Зато сейчас проблема стояла остро. Исчезновение юнита, который мог стать сильным магом, из-под самого носа магистра сильно ударило по репутации. На поход отводилось всего две недели! Одна неделя уже растаяла! А результатов нет! Это может стоить магистру должности при дворе в лучшем случае. В худшем – измена и смерть, либо лишение источника, что сродни смерти.

– Он жив! Я чувствую это! – вскричал магистр Шлёц и пристукнул по полу своей необычным посохом. – Спрятался! И хорошо спрятался! Под землёй много засыпанных древних построек. Вот только без еды и воды он всё равно долго не протянет и вылезет на поверхность! Мои люди везде! Вот и сейчас всех юнитов обрабатывают. Часть из них уйдёт со мной, а часть останется здесь и будет докладывать мне обо всём, что здесь происходит. Но тысяча мамонтов! Где прячется это урод, способный помочь в прорыве магии? Я ведь так мечтал об этом, когда узнал об этом Леле! У него минимум две стихии! Это точно! И у него точно есть особый дар! Вопрос, какой? Пока не важно. Он единственный, кто прошёл коридор испытаний иначе, чем все вместе взятые юниты. Его уровень магии не определяется! У Боремира четвёртый уровень, но он в самом начале пятого уровня, а я застрял на границе четвёртого и пятого. 42 года на границе четвёртого и пятого! 42 года испытаний и неудач! И вот шанс! Лелю нет двадцати, он слаб, магия ему не подчиняется, владеет более чем одной стихией! Я могу его растворить в себе и получить новый уровень!..

Стук в дверь прервал монолог и заставил нахмуриться. На пороге появился магистр Боремир в сопровождении мастера Тайрина.

– Что это значит? – недовольным голосом спросил магистр Шлёц, переводя взгляд с одного на другого.

– Магистр, – заговорил магистр Боремир и он, вместе с мастером, склонился в лёгком поклоне. – Нельзя растворять малолетних магов! Этот путь приводит к растворению во тьме!

– Я знаю! – отрезал магистр Шлёц. – И там написано при злоупотреблении! А ты как хотел использовать юнитов? Разве есть более быстрый способ? Все остальные способы требуют время.

– Зато надёжные в совершении трансформации, – вставил голос мастер Тайрин.

– Вам какое дело до меня? Решили проявить заботу? Или усыпить мою бдительность? Я в силах растворить трёх сильных юнитов сейчас и Леля позже. Или вы думаете, что я слабее их? А! Я понял! Вы хотите прибрать к рукам Леля! – магистр Шлёц ехидно улыбнулся. – Понимаю. Я спутал вам все карты!

– Зачем растворять в себе юнитов, которые не только не прибавят вам сил и знаний, но и приблизят вас к тьме? – спросил мастер Тайрин.

– Начитались трактатов! Что такое тьма? Ты видел её? Ты её ощущал? Нет! Она существует только в легендах древних! А что касается юнитов, то чем меньше способных магов, тем сильнее мы. Не так ли, магистр Боремир?

– Говорите вроде правильно, магистр, но убивать людей только за то, что они стремятся стать лучше и сильнее – это…

– Что замолчал? Говори! – зло усмехнулся магистр Шлёц и с силой сжал посох.

– Это подлость, – тихо проговорил магистр Боремир.

Шлёц рассмеялся.

– Не ты ли готовишь юных магов, с помощью которых хочешь прорваться на следующий уровень? Твоему лицемерию может позавидовать даже наш король!

– Я их не убиваю!

– Сожжённый источник хуже смерти! – Шлёц выплюнул слова и бухнулся в кресло.

– При испытаниях бывает всякое, – магистр Боремир твёрдым взглядом посмотрел на Шлёца. – Но я никогда специально не убивал юнитов и не выжигал им источник!

– Перестаньте, магистр, – устало махнул рукой магистр Шлёц. – Не надо оправдываться, это только усугубляет ваше деяние!

– Магистр! Я…

– Что ты? Забыл, как стоял на коленях и умолял не убивать? Так я напомню!

– Подавление воли – не слабость в том понимании, о котором вы говорите! – процедил магистр Боремир сквозь зубы.

– Молчать! Я же могу вас всех тут помножить на ноль! Вы живы только из-за моей природной доброты! Но всему и всегда приходит конец! Если через четыре дня Лель не будет стоять здесь, передо мной, ты и ты, – магистр Шлёц с силой тыкнул пальцем в магистра и мастера. – Лишитесь источника!

Лель пытался заниматься стихией воды в зале магии, но ощущение важного, ускользающего от него, не давало покоя. Концентрация не получалась, что влияло на качество изучения. Лаза держалась на расстоянии и, казалось, была очень грустна. Лель поглядывал в её сторону и не понимал состояния, в котором может находиться робот.

Уловить неуловимое удалось за трапезой. Поедая кашу, он вспомнил о друзьях и в памяти всплыли фрагменты сна.

Он взглянул на Лазу, и всё понял. Она знала или догадывалась, что час разлуки близок. Вот только как он выберется отсюда? Выхода нет! Или есть?

Лаза смотрела ему прямо в глаза. И если не знать, что это робот…

– Ты всё-таки знаешь, как отсюда выйти? – вкрадчиво спросил Лель.

Лаза резко исчезла и тут же появилась, держа в руках гитару.

– Ты хочешь, чтобы я тебе спел, и тогда ты покажешь выход на поверхность?

Лаза кивнула в ответ.

Лель ухмыльнулся и взял гитару.

– И что же тебе сыграть? – он провёл по струнам и задумался. – Эта песня из моего мира. Её сочинил очень хороший человек.

«Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены,

Тих и печален ручей у янтарной сосны,

Пеплом несмелым подёрнулись угли костра,

Вот и окончилось всё – расставаться пора.

Милая моя, солнышко лесное,

Где, в каких краях

Встретишься со мною?..»

Лаза какое-то время не двигалась, а затем подошла и обняла ногу. У Леля на глазах появились слёзы. Она прощалась!

У этого робота человеческих чувств больше, чем у некоторых людей. Лель отложил гитару и погладил Лазу по щеке. Она довольно моргнула своими огромными глазами, и, казалось, улыбнулась. Взяла гитару и положила на стол. Затем потянула его вниз по лестнице, к лифту. Лель не сопротивлялся. Они спустились в сад. Но в этот раз Лаза повернула влево, к пирамидам. Они прошли мимо снующих туда-сюда роботов, мимо двух стоящих рядом пирамид и уткнулись маленькую пирамидку, высотой максимум метра два. Двери не было. Входной проём сужался кверху и получался неправильный четырёхгранник. С обеих сторон пирамидки на уровне пояса крепились непонятные маленькие чёрные коробочки. Лаза нажала на каждую из них, сунула в руки Лелю рюкзачок, туго набитый чем-то и показала на вход.

– Ты уверена, что я выйду на поверхность? – усомнился Лель. – И кто успел прокопать такой длинный тоннель?

Он хотел вернуть рюкзачок.

– Я туда и обратно. Это же быстро!

Лаза никак не отреагировала, лишь заставила взять рюкзачок.

Он сделал шаг внутрь и понял, что другого выхода отсюда нет! Но не крикнуть, ни обернуться, он уже не успел. Его накрыло словно туманом и…
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:47 | Сообщение # 10
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 9

Он открыл глаза. Вокруг ничего не изменилось. Впереди виднелся прямоугольник выхода, но ветер…

– Откуда ветер под землёй? Вентилятор что ли включили? А почему свет приглушённый, как на закате? – в это время он сделал шаг из пирамиды и замер.

Его взору предстали горы. На невысоких вершинах не было снега, но они отсвечивали красным от лучей заходящего солнца. Красиво! Лель замер на некоторое время, любуясь природой, пока солнце не стало исчезать за дальней горой.

Он с удивлением огляделся вокруг. От входа в усечённую пирамиду не было никаких тропинок. Впереди – обрыв. Лель взял рюкзак и закинул лямки на одно плечо. Надо же посмотреть, что там за пирамидой?

Обойдя её вокруг, перед глазами предстал лес. Огромные секвойи с толстыми стволами, устремлялись вверх, заслоняя потемневшее небо. Идти куда-то на ночь глядя, расхотелось. Сплошная стена величественного леса пугала и завораживала.

Надо устраиваться на ночлег. Другого выхода нет. А уже утром осматриваться, определяться, куда это Лаза отправила? Лель вернулся в пирамиду. Здесь не холодно и не жарко. Подложил под голову рюкзак, закрыл глаза, но сон не шёл. К тому же в рюкзаке ощущалось что-то твёрдое выпирающее углом.

Но как посмотреть, если темно и ничего не видно? Только на ощупь. Лель отстегнул липучки, дёрнул за верёвку, расширил горлышко. Рука нащупала сложенное в несколько…одеяло? Тонкое. Может ткань какая? Ладно, пойдёт. Дальше была книга. Вот что выпирало.

Фонарик!

Щёлкнул кнопкой, и сразу стало веселее. Точно! Одеяло! Мешочек с чем-то мелким. В сторону. Книгу тоже в сторону. Так, сменная одежда. Хорошо. Полотенце. А это, похоже, контейнер с едой и ещё контейнер. Запасливая.

И тут Леля обожгла мысль. Он даже вскочил на ноги, выбежал наружу и осветил пустые места для крепления коробочек, которые активировала Лаза. Здесь их не было!

Ступор!

– А как вернуться обратно?

Для надёжности он несколько раз провёл рукой по остаткам крепления. Шершавый прохладный камень Слёзы потери выступили на глаза. Теперь стало понятно поведение Лазы. Она предвидела его невозвращение. У него хватило хоть ума не выкинуть рюкзак из портала.

– Выходит, что внутри дома остался действующий портал, а снаружи уже не работают. Коробочки с аппаратурой уничтожены катаклизмом. Знать бы принцип действия и содержание коробочек, то я бы…

Лель грустно посмотрел вверх на звёздное небо и тяжело вздохнул. Что-то много у него потерь за последнее короткое время. Потерял жизнь и свой мир, потерял друзей, потерял Лазу и шикарный дом…

А если на всё посмотреть с другой стороны? Приобрёл новую жизнь и новый мир. Приобрёл новых друзей и новый дом. Ведь старый мир и старое тело вернуть нельзя, а всё остальное вернуть можно!

Значит, раскисать некогда. Надо искать друзей. Интересно, портал программируется или выход у него всегда один и постоянный? Если программируется, то Лаза не должна была меня закинуть далеко от города. А если не программируется, то перенос произошёл в случайный не разрушенный портал. Во втором случае получается, что я неизвестно где и куда идти – не знаю!

Будем верить в лучшее.

Лель заставил себя пойти спать. Что день грядущий готовит неизвестно, а выспаться надо. На свежую голову, умные мысли приходят порой.

Он улыбнулся. Расстелил одеяло. На одну сторону лёг, а другой прикрылся. Под голову сначала положил рюкзак, но оказалось жёстко. Тогда вытащил одежду аккуратно уложил на книжку (она формата а 4), обернул получившееся рубашкой. Подушка готова.

Устроился. Закрыл глаза и не заметил, как уснул.

Проснулся, потянулся и вспомнил, что он не в кровати. Резко сел, огляделся. В квадратном проёме пирамиды виднелось голубое небо и горы.

Есть не хотелось. Начал заталкивать в рюкзак импровизированную подушку и одеяло. Распихивая, обнаружил две фляжки с водой. Серебряные! Такое богатство светить нельзя. На пояс не повесишь. Рядом продолговатый предмет, завёрнутый в тряпку. Осторожно взял, развернул. Кинжал в ножнах! Ножны сверху обтянуты потёртой кожей. Рукоятка кинжала удобная, ручка переплетена кожаными узкими ремешками. Острый и баланс отличный. Ну, Лаза, ну, красатулька!

Кинжал лежал вместе с ремнём. Тоже потёртый, шириной в два пальца, из кожи. Опоясался, кинжал занял место на ремне. Вот и вооружён. Лучше так, чем с пустыми руками. На фляжки бы сшить чехлы и одну повесить тоже на пояс.

Сделал пару глотков воды. Уложил рюкзак, закинул за спину.

– Хм, тут ещё застёжка между лямками. При беге рюкзак не потеряю. Отлично! – пробормотал Лель и решительно двинулся на выход.

Лес, действительно величественный. Где верхушки деревьев, не разобрать. Но толщина стволов вызывает уважение и нервный тик. От метра до десяти метров! Толщина ствола! Это целые горы, которые замучаешься огибать! Стоят деревья не плотно, но видимость практически нулевая.

Вздохнул, и вошёл в лес. Рука постоянно находилась в напряжении. Если что, сразу выхватить кинжал. Чем дальше Лель продвигался по лесу, тем выше становилась трава. Деревья расступались в стороны, расстояние между ними увеличивалось, видимость должна была стать лучше, но трава стала подниматься выше роста Леля. Продираться сквозь заплетающую ноги траву, становилось всё сложнее и сложнее. Пот лился градом. Первая фляжка как-то незаметно закончилась. Вторую Лель решил использовать только в крайнем случае.

Лес закончился внезапно. Обойдя очередное могучее дерево, Лель замер перед обрывом. Через несколько метров, за пропастью, стоял такой же лес, через который прошёл он, но дороги на ту сторону не было.

Лель почесал затылок, посмотрел влево – вправо, но кусты, трава и неровные очертания не давали полной картины. Тут надо быть осторожней. Не ровен час в пропасть свалишься. И надо иметь полное понимание, на вершине горы ты или есть какой-то выход в какую-нибудь сторону.

Пока жевал бутерброды, положенные Лазой в контейнер, обратил внимание, что вокруг только свист ветра, шум травы и листьев. Иногда скрипнет какое-нибудь дерево. Не слышно пенья птиц, жужжания насекомых. Странно.

Решение идти налево возникло сразу. Потянуло туда, словно магнитом. И через несколько шагов Лель увидел пирамиду. Точь в точь, как та, из которой он вышел.

– Назад я вернуться не мог. Или мог?

Он подошёл к ней и понял, что именно в ней он и ночевал.

– Получается, что в лесу я сильно отклонился влево. В итоге вышел в начальную точку путешествия. Через лес больше не пойду. Надо идти вдоль обрыва.

Идти вдоль обрыва оказалось проще. Есть ориентир и трава намного ниже, чем в глубине леса. Солнце то светило в глаза, то сбоку, то в спину. Ветер тоже менял своё направление. Или так Лелю только казалось? В какой-то момент он заметил, что обрыв становится положе, а горы остаются за спиной.

Вскоре перед ним сплошной стеной стояли огромные стволы деревьев и между ними дорога. Ну, как дорога? Длинный прямой проход, покрытый низкорослой травой. Будто деревья высаживали специально вдоль неё. Дорогой давно не пользовались, и кроме травы на ней были лишь мелкие побеги деревьев. По-другому и не назовёшь их рядом с исполинами.

– Туда дорога есть, а…

Лель замер, заметив, что дальше идёт не дорога, а чуть заметная тропа.

– Вернуться и проверить? – желание исследователя пересиливало всё остальное, и он уже развернулся, чтобы посмотреть, что там. – А если друзья и, правда, в опасности?

И Лель решительно зашагал в противоположную сторону.

Долго ли, коротко ли, но эта длинная дорога закончилась. Лель вышел к озеру, имеющему идеальную круглую форму. Со всех сторон к берегу подступали деревья, но они были намного ниже исполинов. Дорога прерывалась как раз этим озером, словно уходила в него. Выглядело очень странно. За озером никаких просветов и дорого не виднелось.

Лель зачерпнул ладошкой воду и попробовал на вкус. Вода как вода. Чистая, прозрачная, вкусная. Вон и дно видно. Будто дно огромной чаши. И растительности почти никакой.

Постоял, подумал, вглядываясь в сверкающую на солнце воду, наполнил опустевшую фляжку.

– Бинокль бы! – мечтательно протянул Лель, осматривая округу из-под ладони. – А это что? Деревня? Я для них чужак, но мне надо знать, где находится Академия. Тем более я немного владею магией. Но, думаю, это в последнюю очередь, когда станет совсем невмоготу. Тьфу! Стою на себя жути нагоняю. Будут проблемы – будем решать!

Чем ближе Лель подходил к деревне, тем беспокойнее становилось на душе.

– Что же здесь не так? – прошептал он, ступая по центральной улице, и вдруг остановился, как вкопанный.

Людей не видно!

Дома добротные, шторы видны в окнах, на верёвках висит и сушится бельё. А вон кот! Рыжий! Лежит на крыше, греется на солнце. Живность есть, значит, должны быть и люди.

Лель прислушался.

– Голоса! – ветер принёс признаки присутствия людей.

Улица шла в гору. И через некоторое время он увидел толпу. Подойдя ближе, услышал трубный голос.

– А кто скроет, тому – смерть! И все должны ходить в дом великого бога! А кто ходить не будет – смерть!

– Что тут происходит? – шёпотом спросил Лель у старика с седой бородой до груди, который опирался на посох.

Старик внимательно оглядел Леля. Прищурился, оглянулся на говорившего, стоявшего на деревянном помосте посреди площади, и схватил Леля за локоть.

– Пошли отсюда, у меня поговорим, – прошептал он.

Лель не сопротивлялся. От старика не веяло никакой опасностью, к тому же он готов поговорить.

Они вышли из селения и по заметной тропке направились в лес. Лес обычный, как в том мире, где Лель родился. Берёзы и осины, даже сердце кольнуло.

– Далеко идём? – не выдержал Лель.

– Не слышал, значит, – ответил старик и продолжил идти.

– И что я должен был слышать?

– Ты же маг, а всех у кого есть магический источник, новая власть насильно забирает и увозит.

– Да какой я маг…

– Пусть не маг, но источник даже я вижу!

Лель опешил.

– Как это?

Старик усмехнулся.

– Я хоть и не маг, но ведающий. Волхв. Слыхал? – старик остановился и посмотрел на Леля, прищурив один глаз.

– Слыхал, – ответил Лель.

– То-то! – старик поднял вверх указательный палец. – Почти пришли.

– А что за новая власть?

– Ты и этого не слыхал? Где же ты был? Уже как семь дён война идёт.

– Война? – остановился Лель. – Значит, мои друзья в опасности!

– Сам-то с Академии, поди сбежал?

– Хм, а как…

– Тебя ищут.

– Меня? – совсем опешил Лель. – Почему меня?

– Я знаю, – буркнул старик и пошёл дальше.

Лель развёл руки в стороны. Он говорит так, словно всё знает!

– Идёшь или дальше побежишь? – на ходу оглянулся старик.

Чем ближе к дому, тем явственней Лель слышал кваканье лягушек.

– Ты живёшь на болоте?

Старик усмехнулся.

– Твоя правда.

– А почему?

– Негоже ведающему смущать простой люд своими знаниями, вот и живу в отдалении. А то, что болото, так лишний раз никто просто так ко мне не пойдёт. Если только нужда какая сильная или болезнь. Раньше болезней почти не было, а сейчас люди от всего болеют. Лечить приходиться. Да и власти не очень любят нас. Древнюю веру изгоняют. А мы хранители древней веры. Новая власть так всех в дом великого бога загоняет под страхом смерти. Оно и понятно. Чтобы подрубить корни народу, надо им насадить чужую веру и историю, разбить на ячейки, раздробить на множество мелких государств, придумать огромное количество языков, чтобы люди друг друга не понимали. И всё – властвуй! Тьфу!

Лель шёл за стариком и с изумлением слушал то, о чём в своей прошлой жизни никогда не задумывался. А ведь верно. Порознь людей сделать рабами легко, а попробуй огромную страну!

– Источник не учили прятать? – спросил он и махнул рукой. – Откуда вас там научат! Название оставили, а учить некому! Собой все занимаются!

– Не пойму я вас…

– Тебя! – резко остановился старик и ткнул пальцем в грудь. – Тебя! А не вас!

– Хорошо, тебя, – Лель от такой прыти, опешил уже в какой раз.

– И чего не понять? Они не могут на пятый уровень перейти! А додуматься, что дело не в том как и чем, а всё дело в голове! Мысль, тело, планета и вселенная должны быть созвучными! Всё просто!

– Как это? – не понял Лель.

– Ты – поймёшь, но позже. Вот и пришли.

Лель чуть не расхохотался. Перед ним стояла изба на курьих ножках! Как в сказке! Только старик на бабу Ягу никак не тянул. Да, впрочем, и изба стояла на четырёх ногах, а не на двух. Но схожесть есть!

– Избушка, избушка, повернись ко мне передом, а к лесу задом!

Вопросительный взгляд старика почему-то заставил Леля впасть в краску.

– Это я так, вспомнил. Из детства.

Старик задумчиво потеребил бороду, широко растопырив пятерню.

– Интересная идея, – пробурчал он и что-то дёрнул у одной из ног избы.

Из края избушки выпало деревянное крыльцо, и все его части собрались в полёте на глазах Леля.

Старик, довольный произведённым эффектом, крякнул.

– Пойдём в избу. Небоись, наступай, – подбодрил он, увидев, что Лель медлит. – Рюкзачок у тебя занятный. Сейчас таких уже не делают. Проходи, проходи.

Посреди избы стол, с двух сторон от него лавки, в углу бочка с крышкой, на которой стоит кружка. С правой стороны у стены сундук, покрытый одеялом. Здесь старик и спит, похоже. Никакой печки нет. И всё пространство завешено, утыкано, завалено пучками различных трав. Запах стоял дурманящий.

– Тут же спать невозможно, – Лель посмотрел на старика.

– А я тут и не сплю. Я тут людей лечу, траву сушу, а сплю под крышей, наверху.

Лесенку за пучками трав Лель и не заметил.

– Садись, – старик уселся на лавке и сцепил пальцы рук в замок на столе.

Лель присел напротив.

– Зови меня Лонда.

– А меня…

– Лель, – отрезал Лонда.

– Откуда…

– Волхв. Соседняя страна Тарта напала на нашу Астрею. И поводом для войны стал ты, – он поднял ладонь, останавливая Леля. – Именно, ты! Твой большой источник привлёк внимание всех магов. Конечно, источник силы не показатель. Но, ты обладаешь четырьмя стихиями! Ты единственный на всей планете, кто обладает сразу четырьмя стихиями! Источник плюс четыре стихии и плюс минимум две легенды, в которых идёт совпадение с твоими данными. Я многого не вижу, конечно. Но могу точно сказать, что у тебя большое будущее. Только и условий для этого много. С условиями, суть испытаниями, сам будешь разбираться. И ещё в тебе много скрытого, что может открыться неожиданно. Подожди с вопросами, времени мало. Источник можно скрыть. Навсегда. Надёжно. Никто и никогда его не увидит. Есть такая трава – осока. Сама трава ничего не значит, но её сок влитый в кашицу из пижмы, синца, тысячелистника и ромашки, спрячут твой источник от всех глаз.

Лонда встал, нашёл нужные травы, накрошил их в плашку и высыпал в маленький синий шёлковый мешочек.

– Держи. Осоку надо свежую, чтобы выжать сок. Опустишь травы в кипяток, распаришь, и только потом капнешь осоки. Хватит одной капли. Выпить можешь и потом. Отвар хранится десять дён.

– А я источник видеть буду? – спросил Лель, вспоминая, как он толкал энергию в узлы.

– Хм, а ты с сюрпризом! – воскликнул Ландо и улыбнулся. – Ты видишь свой источник! И это не каждому дано! Эх! Время совсем мало! Город и Академия находятся за этим болотом. Если ты истинный маг, то найдёшь тропу и уйдёшь от погони!

– Какой погони? – удивился Лель.

– Я сообщил о тебе и о том, что задержу тебя в своей избе! С этого момента тебя начинает экзаменовать жизнь. Уходи! Скоро они будут здесь!

Лель таращился на Ландо, и не понимал, как можно было так поступить!

– Чего расселся?! Ты маг или кусок лепёшки мамонта?!

Лель выскочил из избы. И как он рюкзак не снял, когда садился за стол? Лель не заметил, как пролетел крыльцо и чуть не сбил воина Тарты в чёрной одежде с рисунком черепа, пронзённого стрелой на левой стороне груди. Тот увернулся и выхватил меч.

Лель рванул в сторону болота. В голове стучала мысль: есть ли она вообще, тропа через болото?

Краем глаза он заметил, что в его сторону бегут около десятка воинов и все с мечами. Один на один неизвестно, что будет, а тут их десяток!

Болото. Место открытое, без деревьев. И тропа! Из воды торчали пеньки деревьев, диаметром сантиметров тридцать. Недолго думая, он ступил на первый пенёк и чуть не поскользнулся. Обувь типа сапог, ему дала Лаза. Думать, что делать, было некогда. Лель аккуратно пошёл по пенькам, спиной ощущая опасность. Отойдя немного от берега, он оглянулся. Воины один за другим пошли следом.

– Хорошо, что у вас стрел нет и пистолетов, – прошептал Лель и продолжил путь.

И, вдруг, он остановился. Пеньков дальше не было. Покрытая ряской поверхность воды казалась жуткой. Он сглотнул появившийся в горле комок, смахнул выступивший пот со лба.

– Вот тебе бабушка и Юрьев день, – пробормотал Лель, разворачиваясь к врагу лицом.

Воин приближался, и на лице виднелась ухмылка.

«Он знал! Его этот Ландо предупредил!»

Воин замахнулся мечом сверху вниз.

«Они убить хотят или схватить?»

Бежать некуда, уйти нельзя. Стоять в раскоряку на двух пеньках сложно. На одном, наверное, ещё сложнее.

«Что можно сделать против меча? Мне даже нечем защититься!»

Меч начал падать прямо на голову…
 
adminДата: Воскресенье, 21.08.2022, 16:47 | Сообщение # 11
Избранник
Группа: Администраторы
Сообщений: 829
Репутация: 28
Статус: Offline
Глава 10

Почему он начал действовать так или иначе, Лель и сам объяснить не мог. Он сделал шаг навстречу врагу на его пенёк и столкнул не ожидавшего такой подлости воина в воду. Как удержался и не упал следом за ним, непонятно. Потому как меч всё-таки опустился на него сверху.

Спасло то, что Лель опустил голову вниз и удар пришёлся по рюкзаку и то, что меч развернулся и ударил плашмя. Удача? Везение? Пусть так!

Одна нога на колене, вторая согнута, пальцы вцепились в сырой остов бывшего дерева. Второй воин такой ошибки не допустит. Первый ушёл на дно сразу, столько металла на себе таскать! Металлист. Ряска быстро затягивала место утопления.

Лель хотел встать, но в глазах потемнело, зажмурился на мгновение и резко открыл глаза. И в это время посмотрел назад, за спину. Странная картинка мелькнула и исчезла. Лель замер. Он только что, всего на миг, отчётливо видел, что под водой есть точно такие же пеньки, уходящие дальше в болото! Но почему не видал раньше?

Взгляд на приближающегося врага, в глазах которого ненависть и злость. Такой не пожалеет. Расстояние сокращается.

«Только маг может увидеть тропу…»

Лель выпрямился и направился обратно в болото. В голове стучала навязчивая мысль: «А если это мираж? А если это то, что хочу увидеть, но на самом деле этого нет? И кто ты старик, друг или враг?»

Все эти мысли пролетели за доли секунды.

На последнем пеньке остановился, стало боязно и жутко от осознания, что пеньки под водой могут быть обманкой. Надо было что-то решать.

Он спиной ощущал опасность, которая жгла сильнее и сильнее. И Лель рискнул. Словно шаг в пропасть, в пустоту. Но нога, разогнав ряску, встала на твёрдую поверхность, что вселило уверенность. Примерное расстояние между пеньками. Шаг. Ещё шаг. И ещё, и ещё. Ступня подростка хорошо помещалась на пне, и шаг был вполне приемлемый. Вот взрослому человеку тут сложно будет. Соскользнуть, раз плюнуть.

Вдруг, позади, раздался крик и всплеск. Лель оглянулся. Второй воин пенил тёмную воду и пытался зацепиться за торчащий над водой пень. Но не смог. Вода сомкнулась над его головой, а остальные смотрели на тонущего со страхом.

Ещё бы! Только что на их глазах потоп их товарищ, а мальчишка спокойно стоит на воде!

Ещё мгновение, и они заторопились на берег. Лель выдохнул. Хвостик сбросил. Теперь надо идти дальше. Но как? Он опять ничего не видел! Только ряска на поверхности воды! Была бы палка! Но палки не было…

До темноты надо пройти, осенило Леля. Выходит, что назад пути нет, они будут его ждать. Надо вперёд. Он зажмурил глаза до боли в голове и резко открыл их. Вот она! Тропа! Всего на миг показалась, но чётко отпечаталась в памяти. Значит, ещё один отрезок пути удастся пройти! Тропа шла прямо, никуда не сворачивая. Лель двигался медленно, не торопясь, аккуратно. Как-то не очень хотелось искупаться в болотной жиже.

Тропа несколько раз поворачивала, то влево, то вправо. То углублялась болотистый лес, то шла под водой безлесного участка, ты выныривала на поверхность, но всегда огибала различные сухие участки суши, хотя пеньки к ним были. Лель решил пройти по максимуму, кто знает, не отправят ли людей встретить его на выходе с тропы?

Когда начало темнеть появился выбор. Либо заночевать на небольшом островке, либо успеть дойти до земли. Это было последнее разветвление. Желание как можно скорей оставить болото позади, перевесило.

Не дошёл до суши метров тридцать. Тьма опустилась такая, что хоть глаз выколи. Направление тропы известно, надо только не соскользнуть…

Холодная вода накрыла с головой. Из груди от неожиданности выбило дух. Лель попытался нащупать пенёк, но рука не нашла твёрдых предметов. Зато нога оттолкнулась от чего-то, и Лель поплыл. Удар головой о пенёк оказался ещё более неожиданным и болезненным. Чертыхнувшись, Лель вцепился в осклизлое дерево и вытянул себя до половины наверх. Полежал некоторое время на животе, протирая лицо от сочащейся из рассечённой брови крови. Пытался отправить энергию на лечение раны, но не смог. Не хватило сил и концентрации. Зато отметил, что здесь вода без ряски и водорослей. Помедлил немного и решил просто доплыть до берега. Несколько взмахов и под ногами оказалась относительно твёрдое дно.

Выбравшись, наконец, на сушу, Лель без сил завалился на траву. Надо обсушиться, поесть, хотя бы перевязать рану. Перевернулся на бок. Отстегнул рюкзак. Пришлось немного повозиться. Пальцы замёрзли и потеряли чувствительность. Матерясь вполголоса, Лель сумел открыть рюкзак, внутри, что очень обрадовало, сухо. Вытянул сменную одежду. Мокрую, выбивая зубами азбуку морзе, быстренько скинул, утёрся полотенцем. Странно, что ноги не замёрзли, а ведь он столько времени находился в воде. Стараясь быстрее натянуть штаны, встал, но штанина запуталась, и он упал в траву. И только хотел ругнуться, как услышал совсем близко голос.

– Слыхал? Зверь какой? Или тут есть кто?

– Зверьё. Людишкам сюда можно только через каменную арку попасть. А со стороны болота и вовсе прийти невозможно, – ответил другой голос. – Мимо Хруни ни одна живая душа не проскочит.

– Хотян, а мы тут чего делаем?

– Ждём, – коротко ответил Хотян.

– Ты же сам только что говорил, что человеку через болото не пройти!

– Так то человеку, а мы ждём не совсем человека.

– Как это?

– Буль, тебе сказали ждать? Вот и жди! Я и сам не знаю, кого ждать. Сказали, что похож на мальчишку, отрока.

– А чего он не совсем человек? – удивился Буль.

– Чудесник он. Волшебник или маг, по-вашему.

– Так и у нас их вон сколько!

– А толку от них? Костёр разжечь, воду очистить, ранку залечить.

– А от этого толку будет больше? – ехидно проговорил Буль.

– Я тебе и говорю, он не совсем человек, и если захочет, то испепелит тебя одним пальчиком!

– А чего сразу меня?

– Так меня вроде не за что!

– И меня не за что! – вскинулся Буль.

– Тихо! Дурья твоя башка! Тихо! А, не. Показалось. Сегодня он не придёт. Точно. Поздно уже. Хоть и сильный маг, но по болоту ночью? Не, не сможет.

– Я так и не понял, а почему он не совсем человек?

– Опять одно и про тоже? У тебя внутри есть источник магии?

– Нет. Откель ему взяться?

– А у него есть!

– И что? У наших тоже есть!

– Вот ведь остолоп! Я же тебе объясняю, что может тебя испепелить! А кто из наших может?

– Никто.

– Дошло?

– Может, костёр разожжём? Зябко тут у болота. И темень такая, что не зги не видно.

– Ты чем слушал, когда нас сюда посылали? Никакого огня, никаких криков, и не спать!

– Так нам чего с ним делать, если придёт? Я чего-то не понял, – продолжал свои вопросы Буль.

– Увидим, и ты побежишь к Хоме. Скажешь так, мол, и так, пришёл маг.

– И всё? – не поверил Буль.

– А чего тебе ещё надо? Вылезешь к нему на глаза, он тебя и испепелит! Что тогда делать будешь?

– Не надо меня пепелить!

– Вот и молчи! Устал я от тебя.

Лель лежал в траве, пока длился этот разговор странных людей. Получается, что его тут встречают! Но кто они, друзья или враги? Лёжа, неспешно, натянул штаны. Пока лежал и слушал, согрелся. Стараясь не шуметь, оделся, пришлось на ноги натягивать мокрые ботинки. Обсушиться здесь не получится. Полотенцем перетянул рану. Мокрую одежду связал в узел и понёс в руке. Забросил рюкзак на плечо, и осторожно ступая, направился в противоположную сторону от незнакомцев.

Костёр накрылся, как и кипяток. И где здесь приткнуться, чтобы немного вздремнуть? Ночевать в траве как-то нет желания. Кто знает, какие здесь водятся звери и насекомые, а то и двуногие пожалуют и свяжут спящего.

«Интересно, а работает видение здесь, на земле? Может чего путного удастся найти для ночлега?»

Лель с силой зажмурил глаза до появления боли в голове и резко открыл. Картинка проплыла перед ним, словно подсвеченная изнутри. Рядом оказалась гора и в ней пещера. Луч фонарика скользнул по шершавым гранитным стенам, потолку, полу. Не глубокая, но другую Лель искать не собирался. Устал. Столько сил отдал. Сначала костёр и поесть. Костёр. Хорош же он, Лель, а дрова кто бы принёс!

Внезапно мелькнула мысль, а если при помощи магии зажечь огонь, сколько он будет гореть? Зажёг, положил на земляной пол пещеры. Огонёк быстро затух.

Лель тяжело вздохнул, выбрал место поудобней в дальнем углу, и сел, чтобы видеть входящего. Тому надо будет сделать целых два поворота, прежде, чем он окажется в пределах видимости.

Глотнул воды, достал последние бутерброды и сушёные фрукты. Прожевал, проглотил и не заметил, как быстро они закончились. Завернулся в одеяло и снял полотенце с головы. Кровь продолжала сочиться. Лель прижал края кожи пальцами, толкнул из средоточия энергию в узлы и почувствовал, как нагрелась бровь. Проделав манипуляции с энергией несколько раз, он ощупал место рассечения. Под пальцами чувствовался небольшой рубец.

– Хорошо быть магическим лекарем, – пробормотал он.

Полил из фляжки на ладонь и смыл с лица кровь. После этого выжал одежду и развесил на гранитных выступах. Авось подсохнет к утру. Подложил под голову рюкзак, поворочался, неудобно. Отставил в сторону. Завернулся в одеяло и отрубился.

Проснулся от солнечного зайчика, бьющего прямо в глаз. И откуда здесь солнце? Лель приоткрыл глаза и залюбовался. Вверху пещеры проходила трещина, и именно в эту трещину попал луч солнца, который его разбудил. Смотрелось просто великолепно на фоне текущего ручейка через щель в пещеру. Попадая внутрь, вода по интересному узкому желобу уходила в гранитную стену, а под стеной, словно половинка круга, бережно обложенная идеально подогнанными камнями, стояло озерцо. Назвать это лужей у Леля не получилось. Он прислушался, но звука текущей воды так и не услышал. Странно.

Подполз к маленькому озерцу, метр на метр, и зачерпнул прозрачную воду. Опавшая вода издала обычный знакомый звук. Голову ломать над такой непонятной странностью не хотелось, хоть и заинтересовало, как так получается, что вода течёт, а звука от неё нет.

Умылся. Осмотрел высохшую одежду и сложил в рюкзак. Хотел было поесть, но вспомнил, что остались только крупы, которые надо варить, а значит и разжигать огонь.

– Если есть дрова, то можно соорудить костерок. А есть дрова или нет, сейчас посмотрим.

Лель осторожно выглянул из пещеры. Зелёная растительность переплетала всё вокруг. Солнце, зелень, ни троп, ни дорог и горы. И как он умудрился ночью пройти сюда, не запутавшись в лианах и высокой траве, ни разу не упав! И вообще, как такое может быть?! Совершенно не осталось следа от его пути!

«Я же шёл напролом, не выбирая дороги! А тут заросли такие не тронутые, словно первобытные! И как я прошёл?»

Лель обратил внимание на крупные листья ползущего растения, которое оплело всё вокруг. Странное, не виданное им никогда. Смотрится довольно необычно и красиво. Особенно, когда растение вьётся на дерево как серпантин и спадает вниз как дождь с новогодней ёлки. Он вышел из пещеры и разинул рот от увиденного. Все горы были покрыты этим растением, словно зелёным, переливающимся на солнце ковром.

Лель потянулся к листу и попытался провести по нему пальцами, пощупать, но тут же отдёрнул руку. На трёх пальцах, которыми он коснулся листка, вспухли волдыри. Ожог! Вот те на! И как он сюда прошёл, если растение обжигает? Ночью он даже не заметил его!

В пещере Лель обратился к своим узлам и с лёгкостью заживил раны. Чем сложнее повреждения, тем больше времени и энергии уходит на лечение. Это Лель уже усвоил. Но вопрос остался. Почему ночью листья на обожгли? Спят? Или они обжигают только на солнце, впитывая в себя солнечную энергию и при её помощи защищая себя? А может, они таким образом охотятся? А что, в том мире были такие растения. Даже Николай Дроздов рассказывал о растительных хищниках в своей передаче или не он. Впрочем, какая разница? Так что вполне возможно.

Второй выход из пещеры уже был с другим настроением. Пока лечил пальцы, желудок напомнил о себе. Деревья есть, значит, есть дрова. Другой вопрос, как их добыть? Лель внимательно осмотрелся по сторонам. Гостей тут можно не опасаться, но шуметь лишний раз тоже не следует.

Беглый осмотр выявил, что дрова есть, и главное достать одну длинную ветку. Вот тогда всё будет проще. Чтобы достать метровую ветку, пришлось обжечься опять. На этот раз рана получилась глубже, и боль вызвала крик, который Лель с большим трудом заглушил в себе, беззвучно открывая рот.

Толчок энергии к ране и заживление прямо на глазах. Осталась только боль.

«Интересно, а если бы я владел стихией воды и сумел использовать вместе со своей энергией её, получилось бы лучше или нет?»

В это время заурчало в животе и заставило вернуться к более приземлённому занятию, сбору дров для костра. Лель нещадно рубил красоту листьев, которые прятали необходимое, и через полчаса, у него уже скопилось достаточное количество для поддержания огня на время приготовления пищи.

Как называется крупа и приправы, выданные Лазой, он не знал, но пахло вкусно и аппетитно. Солнце уже не заглядывало в щель пещеры, видимо сменило положение.

Попробовал на вкус полученное блюдо в виде каши и принялся снимать котелок. Вкусно получилось. И вдруг, слух уловил шаги, в пещеру кто-то крался!

Лель сосредоточил в ладони стихию огня, готовый ударить в не прошеного гостя. Огонь он для себя открыл. Думал, что и воду может, но, увы, возможно эта стихия для него неподвластна.

Замер Лель, затихли шаги. И совсем рядом затихли, за последним поворотом. Он аккуратно поставил котелок на пол и приготовился достойно встретить гостя.

– Кто там? Враг или друг? – спросил он, с трудом сдерживая в голосе волнение.

Послышался шорох и Лель отреагировал молниеносно. Огненный шар взорвался там, где должен был появиться тот, кто пытался тайно подкрасться. От яркой вспышки Лель инстинктивно прикрыл глаза рукой.

Когда глаза смогли различать предметы, Лель, приготовив очередной шар, осторожно двинулся к углу поворота. Постоял, прислушиваясь, но ничего не услышал. Опасаясь подставы, быстро выглянул и спрятался обратно. Волчонок! Маленький ещё! Исхудавший!

Лель встал перед ним и не знал, что делать с ним. Маленькое тельце волчонка чуть заметно вздымалось. Детёныш ещё. Но это волк! Волк, которого не приучить! В прошлой жизни боязнь волков преследовала всюду, но судьба его сохранила от встречи с ними. И вот теперь перед ним лежало тельце умирающего волчонка. В душе смешались чувства боязни, отвращения и жалости. И Лель плюнул на то, что будет потом, осторожно поднял вздрагивающее тельце и перенёс к огню. Сложил своё одеяло вчетверо и уложил волчонка. Толкнул энергию в узлы руки и положил ладонь на мокрую шерсть. Закрыл глаза и внутренним зрением попытался войти в тельце. Сначала ничего не получалось, словно твёрдое упругое стекло преградило дорогу. Лель потыкался, попытался обойти, но ничего не выходило. Волчонок стал дышать реже, по тельцу побежала дрожь…

– Какого хрена ничего не получается? – раздражённо вскрикнул Лель и толкнул в ладонь в два раза больше силы.

Ладонь нагрелась и будто прилипла к коже волчонка. Он дёрнулся всем тельцем и Лель добавил энергии ещё, а затем ещё! Волчонок задышал ровнее, и теперь удалось довольно легко проникнуть внутренним зрением в тельце.

Сильное истощение и остаток стрелы у самого сердца и большая кровопотеря.

– Как ты вообще держался? – удивился Лель. – Повезло, что стрела остановилась у сердца, не проткнула его. На излёте, видно. Но столько крови потерять! И не ел ничего! За такую волю к жизни я готов отказаться от своих принципов! Хоть и нет их у меня! Потерпи чуток. Поспи ещё, а я вытяну наконечник с обломком.

Пришлось брать нож, что освободить выход остатков стрелы. Брызнула кровь.

– Одеяло! Дурья башка! Ай, хрен с ним! – воскликнул Лель продолжая делать надрез.

Справившись, толкнул энергию в повреждённое место и словно отгородил наконечник с древком от тела. Сделал то, что удалось проделать со штырём. Как ухватить? Другого выхода нет, Лель втолкнул в рану два пальца, нащупал острый слом и потянул вверх. Наконечник был ромбовидный и вышел легко. Лель добавил энергии, омыл ей рану, чтобы не было заражения. Нырнул на короткое время внутренним зрением в волчонка и принялся заживлять края раны.

Когда рана стала представлять собой рубец, Лель выдохнул и прекратил лечение. С него градом тёк пот, руки тряслись, глаза слезились и горели болью узлы руки. Он устало сел прямо на пол, откинулся на стену пещеры и закрыл глаза. Лёгкое головокружение и тошнота.

«Сколько я энергии потратил? И сколько времени я провозился со зверёнышем?»

Он заставил себя встать, разжечь костёр по новой. В процессе лечения, даже не заметил, когда тот успел погаснуть. Водрузил обратно котелок с остывшей кашей. Встал и выглянул наружу. Темно!

«Вот так-так! Я провозился с волчонком весь день! И не заметил! Много времени и сил занимает моё лечение! Эскулап магический, недоделанный!»

Он вернулся, посмотрел на волчонка, который по-прежнему спал, но дышал ровно и тихо, смешно высунув язык лопаткой из приоткрытой пасти.

Лель улыбнулся.

– Придётся тебе имя подбирать.

Снял котелок, достал ложку, открыл крышку. Ароматный запах вмиг разлетелся по пещере. Волчонок вздрогнул, потянул воздух ноздрями и поднял голову. Голодный взгляд жёлтых глаз встретился со взглядом Леля, который только и успел поднести ложку ко рту.

Из пасти волчонка повисла тягучая слюна и Лель дрогнул. Отложил в крышку котелка каши, разбавил водой и присел рядом. Осторожно поднял опустившуюся на одеяло голову и подставил еду. Волчонок пытался есть сам, но не смог. Тогда Лель брал пальцами кашу и вкладывал в рот, поливая водой из этой же крышки. Много ему давать нельзя после такого длительного голодания, поэтому он скормил только третью часть того, чем поделился со зверем. Остальное поставил возле костра. Пожевал в задумчивости кашу и заснул, сидя у стены пещеры.
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: