[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Reann, Nalsh 
Форум » Новые книги о Попаданцах » Новинки книгоиздания о Попаданцах » Пираты Тевтонский орден (Выдержка из текста)
Пираты Тевтонский орден
ДимитрисДата: Суббота, 26.02.2011, 17:38 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Засланцы
Сообщений: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
ВВ начале 16-го века Тевтонский орден (Ordodomus Sanctae Mariae Teutonicorum) доживал свои последние денечки. До перехода гроссмейстера Альбрехта Бранденбургского из рода Гогенцоллернов в лютеранство оставалось совсем чуть-чуть. В 1190 году Ганзейские купцы из Любека основали орден как персонал госпиталя для крестоносцев из германии. Отличительным знаком рыцарей ордена стал черный крест на белом плаще. Когда турки-сельджуки шуганули рыцарей из Палестины, тевтонцы перебрались в Трансильванию. Не получилось, совсем не смиренная братия попыталась оседлать Дунай и установить преференции для торговцев Ганзейского союза. Поведение пришельцев и вводимые ими правила не понравились королю Эндре II. Через пятнадцать лет 398 рыцарей с четырехтысячным войском бежали в Польшу. Здесь им повезло, герцог Конрад Мазовецкий дал им Кульмскую землю и обязал покорить пруссов. Император Фридрих II подсуетился и поставил магистром своего приближенного Германа фон Зальца.
Постепенно орден начал развиваться, в 1237 году к нему присоединились остатки Ордена меченосцев. Схизматики предприняли неудачную попытку перекрестить Новгород, за что и поплатились своей армией, от меченосцев осталось 120 рыцарей и 400 воинов. Война с прусами дала плодородные земли и рабов, что позволило набрать в орден новых людей. Полубратьев признали братьями, кнехтов повысили до полубратьев, а часть вассалов сделали кнехтами. Перестановки в какой-то мере коснулись и рабов, коих перевели в разряд вассалов. Подобная «честь» давала им право брать в руки оружие и отправляться на войну. Пополнение рыцарей за счет свободных крестьян из Германии позволило начать экспансию в ливонские земли. Грозная армия отправилась крестить Прибалтику. Создание обособленного Ливонского ордена не подтверждается хрониками Ватикана. Как, впрочем, и его нынешнее существование. Сделанная гусиным пером черта навсегда вычеркнула орден из жизни.
Начало получилось многообещающим, прибалты не могли противостоять такой силе, а русский князь Вячеслав Борисович защищал свои земли без поддержки соседей. Рыцари начали с русской крепости Кукона, после захвата переименовали её в Динабург (сегодня это Даугавпилс). Продвигаясь дальше на север, взяли крепость Юрьев (Дерпт, затем Тарту). Во время защиты своего последнего города князь Вячеслав Борисович погиб. Следующим оказался Псков, жители которого не смогли устоять перед мощным штурмом. Уверовав в непобедимость, орден пошел на Новгород. 300 братьев-рыцарей, 1200 орденских наемников и около 2500 вассальных всадников. Кроме того в записях кастеляна указано: «сотни стрелков, легкая кавалерия лейманов и около 20 тыс. земессаргов». Огромная свора двинулась на Русь в предвкушении жирных грабежей. Возглавил поход «совет старейшин» из двенадцати Великих комтуров и ландмейстеров, высших чиновников ордена. План похода предусматривал не только захват Новгорода, но и выход к Студёному морю. Самоуверенные рыцари начали строить замок на месте Копорского погоста. Однако новгородцы не сидели в ожидании врага. Собрав дружину в 15 тысяч ратников и, разделившись на две части, ударили по оголенным тылам рыцарской вотчины. В Новгород пошли освобожденные русичи и обозы с имуществом из разграбленных замков.
Рыцари заметались, вместо ожидаемого гешефта получился сплошной убыток, пришлось повернуть назад и вызвать подкрепление. Тем времени новгородцы ударили на Псков, где захватили и привели в цепях пятерых ландмейстеров. Конфуз озлобил немцев, они пошли напролом. Зимний поход закончился на льду Чудского озера ощутимой плюхой по соплям, где погибли практически все рыцари. Понятное дело, кнехтов и вассалов никто не считал. Кстати, построение новгородских войск можно считать образцом военной науки, русские встали вдоль берега спиной к небольшому обрыву. Тевтонский клин ударил в центр, пробил его и уперся в обрыв. Всего-то полтора метра, но попробуй влезть на него в условиях сражения. По хроникам кастеляна Рудольфа Пернштейна в 273 мызовских воеводствах осталось всего два рыцаря. «Земли между Двиной и Юрьевом превратились в сплошную пустыню. Не слышно ни пения петуха, ни лая собаки, люди ушли в Новгород. Из 19 рыцарей Риги и 14 рыцарей Ревеля никто не вернулся домой, столь же печально и в других крепостях». Облом Ледового побоища не повлиял на военную мощь рыцарей черного креста, но сыграл для Прибалтики судьбоносную роль. Потерпев сокрушительное поражение, орден слишком поспешно восстанавливал потерянный рыцарский состав. Были бы замки, а добровольцев поселиться в них всегда достаточно. Только эти самые добровольцы приехали из Франции, Италии, Нормандии и так далее. Для новых хозяев, что славянский язык, что китайский. Как следствие родилась тарабарщина под названием латышский язык.

Добавлено (26.02.2011, 17:31)
---------------------------------------------
Не смотря на поражение от новгородцев, Тевтонский орден продолжал укрепляться. За покорение прусских земель польский король подарил рыцарям замок Мальборк, куда Великий магистр без промедлений перевёл свою резиденцию. До этого он жил в Венеции. Почувствовав силу, правитель ордена первым делом «отблагодарил» короля и захватил Восточное Поморье с Гданьском. Далее оккупировал Эстляндию и вынудил датского короля Вальдемара IV уступить ордену эти земли. По сути, орден являлся военной составляющей Ганзейского союза, и следующей целью стал разгром Готландского союза. Датские конкуренты монополизировали торговлю на Скандинавском полуострове. Вместе с тем продолжали успешно торговать с Новгородом, Псковом и Полоцком. Оккупация острова Готланд, основной перевалочной базы датской торговой империи, нанесла купцам фатальный урон. Следующим шагом ордена стала высадка десанта на сам полуостров. Рыцари начали захватывать город за городом. Потомки викингов выбросили белый флаг. Они обязались блокировать проход в Балтийское море и разрешили строить на своем побережье орденские замки. Мера крайне необходимая для Ганзейского союза, ибо замки служили наилучшей защитой от пиратского беспредела. На этом восхождение тевтонцев закончилось. Регулярные попытки захватить Соловецкий монастырь разбивались о высокие гранитные стены.
Бедственная пора начались с польского короля Казимира IV, который разгромил орден в Тринадцатилетней войне. После поражения в Грюнвальдской битве Тевтонский орден вернул полякам захваченные ранее земли и выплатил контрибуцию. Казимир IV выкинул великого магистра из замка Мариенбург (Мальборк). Ливонский орден немедленно откололся, местные рыцари выбрали своего магистра с резиденцией в Риге. В Цесисе (бывшем русском городе Кесь) остался только немец-епископ. Между рыцарями Ordodomus Sanctae Mariae Teutonicorum и Domussancte Marie Theutonicorum in Lyvonia уже не оставалось никаких связывающих нитей. Собственно Тевтонский орден состоял из выходцев Рейнских княжеств, в ливонском отделении большинство было за пришельцами с южной Европы. Между двумя ветвями ордена отсутствовала даже символическая взаимосвязь. С 1413 года глава Тевтонского ордена стал именоваться тейчмейстером (на новонемецком языке дойчмейстер), однако в Ливонии де Ланнуа продолжал именовать себя магистром, а ландмейстеры остались ландмаршалами.
Погибель пришла из Испании, где алхимики определили состав «немецкого серебра». Ганзейский союз чеканил деньги из медно-никелевого сплава! Новость привела торговую империю к краху. Сначала Иван III выгнал ганзейцев из России, затем в Дании «Графская распря» сняла блокаду с Балтийских проливов. Последний гвоздь забил Карл I Ваза, начав пиратские захваты кораблей Ганзейского союза. Оказавшись без денег, гроссмейстер Альбрехт Бранденбургский (Гогенцоллерн) перешел в протестантизм и секуляризовал земли Тевтонского ордена, превратив их в светское герцогство. Так родилась Пруссия. Недолго трепыхался и Ливонский орден. Рыцарство раскололось на католиков и протестантов, междоусобица подпитывалась нападениями датчан, шведов, литовцев и поляков. Война свела земли ордена до небольшого клочка земли. Последний магистр Ливонского ордена Готтгард дер Кеттлер призвал к унии, после чего объявил себя курляндским герцогом. Так родилась Курляндия.

Добавлено (26.02.2011, 17:32)
---------------------------------------------
Сейчас никто не подозревал о грядущем коллапсе самого сильного и богатого рыцарского ордена. Финансовые проблемы усилили разброд и шатание в правящей верхушке обоих ветвей ордена. Ну и что? Епископы, гроссмейстеры, магистры, комтуры и так далее, никогда не жили в дружбе и братской любви. Отчетливо ощущалось недовольство рядовых братьев. Соседей не пограбишь, Польша с Литвой сами алчно смотрели на орденские земли. Рыцари нищих Эстляндских земель дружно дали вассальную присягу датскому королю. Карл I Ваза энергично создавал свое государство, переметнувшимся тевтонцам выплачивалось щедрое жалование чистым шведским серебром. Орден давно уже не представлял собой ни единой воинской силы, ни духовно-религиозного союза. Ничто не напоминало «рыцарей Божьих, которые сражались в битвах, угодных Богу, и которые, словно львы, покорили злые народы, и уничтожили их до последнего человека». Основной постулат ордена давно превратился в привычную надпись над троном Hoch – und Deutschmeister (так официально назывался верховный магистр) «Святой Рыцарский Орден Госпиталя Святой Марии Германской ревностно сражается с язычниками, уничтожая их. Восстанавливает мир в земле своей и заслужил быть украшенным многими почетными членами, ибо есть рыцари и избранные воины в Ордене, которые из любви к чести и земле отцов уничтожали врагов веры рукой своей. Также они, от изобилия любви к ближним, принимают гостей и пилигримов и бедных. Также они по доброте своей ухаживают с усердием за больными в госпитале».
Именно такую картину увидели прибывшие из Ватикана папские посланники. Впрочем, для кардиналов Доменико да Сангалло и Пьетро Бельведо сие не являлось сюрпризом, они хорошо подготовились к своей миссии. Именно развал ордена и угроза проникновения идей реформации послужили главной причиной решения Павла III. Ватикан в упор не видел основной причины зарождения протестантизма. Если для южной Европы латынь была сродни старославянскому языку, то в западной Европе никто не понимал смысла молитв. Люди хотели всего лишь понимать произносимые слова, требовали службы на родном для них языке. В тупом упорстве лидеры католической церкви даже не задумывались о том, что основные и самые древние книги Ватикана написаны на греческом языке.
Капитул принял единогласное решение, Тевтонский орден необходимо оградить от влияния германских отступников и поход в Крым наилучший повод. Польско-литовские короли зарекомендовали себя преданными послушниками церкви, а орден дал вассальную клятву Сигизмунду I. Захват Крыма не только создаст угрозу для Сулеймана Великолепного, но и усилит Польшу. Пополнение ордена за счет шляхтичей выведет тевтонцев из-под тлетворного влияния реформаторской заразы. Кроме того поляки сумели создать на своих восточных землях унию с ортодоксальными священниками. А это многого стоит, тем более что поход в Крым возглавят родовитые дворяне Скопины-Шуйские. И здесь просматривается выгода, по матери они из знатного литовского рода Бельских. Ватикан не сомневался в поддержке Сигизмунда I, здесь даже не вопрос веры, а личная выгода короля.

Добавлено (26.02.2011, 17:33)
---------------------------------------------
Бегство поляков от воинов Сулеймана Великолепного сильно разозлило Карла V. Король священной Римской империи, Испании и Австрии отобрал у Сигизмунда I наследные права на Венгрию и Чехию. На этом беды не закончились, Ганзейский союз захотел силой вернуться в Московию. Понимая недостаточность военной мощи Тевтонского и Ливонского орденов, торговцы уговорили поляков присоединиться к походу на Русь. Снова облом. Вместо взятия Москвы отдали Смоленск. Могло быть и хуже, да помог князь Федор Острожский, староста и великий литовский гетман. С его помощью русские войска были остановлены под Оршей. Столь же неудачно складывались дела внутри Польши. Попытка укрепить королевскую власть, стать полноценным монархом с правом передачи трона по наследству, привела к бунту шляхты. По закону шляхтичи являлись дворянами, по сути, обычными наемниками, заинтересованными в добыче от грабежей. Сигизмунд I без сомнений поддержит военный поход на Крым, ибо там всех ожидают богатые трофеи и плодородные земли.

Поздним вечером, пыльные и усталые папские посланники приехали в замок Ковно (Каунас), где предстояла встреча с гроссмейстером Тевтонского ордена и магистром Ливонского ордена. Мощные трехметровые стены поражали своей тринадцатиметровой толщиной, а каждая башня способна разместить две пушки. Сигизмунд I с почетным караулом из сотни татар встречал кардиналов у крепостных ворот. Если король собирался поразить гостей видом крещеных крымчаков, то здесь он промахнулся. В Ватикане прекрасно знали о беглых татарах, что поселились на польских землях в районе местечка Жлобин, где на берегу Днепра нашли себе сытую жизнь. Ну а война? Так где её нет? Король смиренно подошел за благословением и опустился на одно колено. Доменико да Сангалло перекрестил монарха, затем протянул для поцелуя крест.
Сопровождавшие карету уланы без пиетета к происходящей церемонии проехали к замковой конюшне. Татары равнодушно смотрели на священников и стоящего на колене короля. Что власть имущим простой люд? Сплошь серая масса. Соответственно и народу нет дела до проблем королей и кардиналов.
- Лёгкой ли была дорога? – поднимаясь с колена, спросил монарх.
- В познании веры не бывает легких путей – нравоучительно ответил Пьетро Бельведо.
Сдерживая дерзкий ответ, Сигизмунд I прикусил губу. Не в его положении затеивать перепалку с посланниками, он фактически изгнан из Польши, где на троне утвержден его малолетний сын. Psâ krev! Война за Крым просто необходима! Это шанс не только вернуться домой из захудалой Литвы, но и выторговать у Карла V хотя бы чешские земли. Ох и крут в последнее время стал король Священной Римской империи. После смерти Андриана VI новый папа Климент VII помог золотом французскому королю. Matka Boża! Разгневанный Карл V ввел в Ватикан испанские войска! Новый папа Павел III запомнил урок и всецело поддерживает идеи короля Священной Римской империи. Татарский сотник заметил движение гостей в сторону замковых покоев. Стража сноровисто разогнала снующую прислугу и безмятежно копошащихся во дворе кур, обеспечив важным церковникам спокойный проход.
Идея похода на Крым не нравилась ни гроссмейстеру Альбрехту Бранденбургскому, ни магистру Вальтеру фон Плеттенбергу. В Ватикане хорошо знали положение дел, как в Тевтонском ордене, так и в его ливонском отделении. Знали о личных встречах гроссмейстера Альбрехта с отщепенцем Лютером. Знали из какого серебра чеканит свои талеры магистр Вальтер. Рыцари Ливонского ордена ненавидели своего магистра лютой ненавистью. Мало того, что он просто купил свой чин магистра и устранил коадъютора Жака Бое. Фон Плеттенберг приобрел право на сбор церковной подати и посадил всех на голодный паёк. Не только простые рыцари, даже архиепископ Иоанн не видели ни единого талера из собранной церковной десятины. Ох, это талеры! Не лучшим образом обстояли дела в собственно Тевтонском ордене. Принц Кристоф Мекленбургский откупил три голоса соправителя архиепископа Вильгельма и фактически стал единоличным хозяином церковной кассы ордена. Если во время войны погибали обычные рыцари, то в мирное время частенько хоронили комтуров, коадъюторов и даже ландмаршалов. Это если повезет, некоторые просто исчезали. Не зря среди рыцарей ходили слухи о проваливающихся полах или особых опрокидывающихся креслах

Добавлено (26.02.2011, 17:35)
---------------------------------------------
Постороннему человеку могло показаться, что кардиналы Доменико да Сангалло и Пьетро Бельведо мирно дремлют в своих креслах. В зале Sanāksmes княжеского замка в Ковно посторонних не могло быть по определению. Тевтонцы, ливонцы, представители Сейма и церкви чинно усаживались на свои места. В то же время за внешним смирением хорошо просматривалась отчуждение капитулов Кёнигсберга и Риги. Они еще не враги, но уже не соратники.
- Как ты думаешь – прошептал соседу кардинал Доменико – они в походе друг дружку не перебьют?
- Кишка тонка – шепнул кардинал Пьетро – скорее перетравят.
- Santa Maria, до чего опустилось рыцарство!
- Обленились и разжирели. Вон у Альбрехта во рту все зубы золотые.
- И ночной горшок в спальне из золота – прошипел кардинал Доменико.
- Ещё бы! За двести лет они превратились в обычных купцов.
- Мне показывали письмо герцогини Пави Габсбург. Очень лестно пишет о новых маршалах. Подчеркивает твердость характера и решительность.
- Наслышан. За два года повесили всех конкистадоров. Дон Аревало посылает хвалебные отчеты.
- Тяжко им придется – вздохнул кардинал Доменико – капитул Тевтонского ордена придется полностью сменить.
- Ничего, поможем, накрутим хвост Сигизмунду I, он сейчас на все согласен.
Однако оба посланника не питали иллюзий по поводу предстоящих сложностей с Тевтонским орденом. Строгая дисциплина, идеальная организация, любой рыцарь сначала выполнит приказ, и только затем подумает о его сути. Во владениях ордена вдоль основных дорог через каждые сорок километров построены комендатуры с казармами. В случае общего сбора любой отряд после дневного марша получит полноценный ночной отдых. Если верхушка ордена погрязла в сваре и борьбе за жизненные блага, то братья, полубратья, сержанты и прочие кнехты жили в условиях строжайшей воинской дисциплины. За двести лет славянская Пруссия превратилась в отлаженную военную машину.
Последним в зал вошел Сигизмунд I в сопровождении самых преданных дворян, среди которых выделялись великий гетман Константин Острожский и великий коронный канцлер Ян Замойский. Оба не только богаты, но и сильные духом воины. При всей своей преданности королю они откровенно враждовали друг с другом. Замойский настаивал на полной ликвидации православной церкви, даже в ущерб отношений с казачеством. Острожский энергично защищал права православной церкви и вел беспощадную войну с казаками и крымчаками.
- Господа – начал кардинал Доменико – настало время согласовать наши усилия по уничтожению Крымского ханства.
- Походом будут руководить москали – презрительно усмехнулся канцлер Замойский.
- Папа назначил двух маршалов, Александра и Владимира Скопиных, по матери они Бельские – спокойно ответил кардинал Пьетро.
Среди литовцев и поляков возникло некоторое замешательство. Род Бельских уважаем, отъезд главы рода в Москву ни о чем не говорил. Понятие «национальность» еще не существовало. На первом месте стояла религия и личные отношения между правителем и вассалом.
- Сейчас они на службе у Карла V – Сигизмунд I подкинул палочку-выручалочку.
После этих слов недружный шепот прошел по всем рядам, включая тевтонцев и ливонцев.
- Король Священной Римской империи доверяет им свои войска? – спросил гроссгебитигер Вигберт Серрат.
- У них своя армия, и смею вас уверить, очень хорошо подготовленная – усмехнулся кардинал Доменико.
- Сколько мечников и стрелков? – не отставал гроссгебитигер.
- Нет ни мечников, ни стрелков – кардинал Доменико уже не скрывал своей усмешки – только пушки и мушкеты.
Зал дружно ахнул. Невероятно! Вооружить армию огнестрельным оружием мог только очень богатый человек! Вопреки досужим домыслам даже в 17-м веке все европейские армии на половину состояли из стрелков, мечников и пикенеров.

Добавлено (26.02.2011, 17:37)
---------------------------------------------
- Сколько у них пушек? – теперь уже несколько растеряно спросил гроссгебитигер.
- Точно неизвестно – честно ответил кардинал Пьетро – по донесению генерала дона Филиппа Рамиро в десяти крепостях установлено более тысячи пушек.
- В арсенале Картахены пять тысяч пушек – кардинал Доменико откровенно наслаждался растерянностью присутствующих.
- Они отправили родственникам в Московию 1200 пушек в подарок – теперь уже усмехнулся кардинал Пьетро.
- И тридцать тысяч мушкетов – добил кардинал Доменико.
- Царь Московский будет участвовать в походе? – спросил дойчмейстер Альбрехт.
- Да – резко ответил кардинал Пьетро – Тевтонский орден будет усилен русскими рыцарями.
- Русскими рыцарями? – ландмаршал Генрих фон Штернберг не скрывал своего удивления – где они найдут рыцарей?
На этот раз по залу прокатился смешок.
- У вас мозги жиром заплыли! – кардинал Доменико гневно ударил посохом об пол – вы что, никогда русских монастырей не видели?
- Так у них на стенах монахи! – ехидно заметил дойчмейстер Альбрехт.
- Монахи!? – кардинал Доменико перешёл на крик – служитель церкви не может брать в руки оружие!
- Так кто же защищает православные монастыри? – дойчмейстер несколько сбавил спесь.
- В Московии, как и в Византии, в монастырях служат белые послушники, их еще зовут белым воинством.
- Никогда не слышал – не сдавался дойчмейстер.
- Может ты никогда не слышал об Ослябе и Пересвете? Олухи! Тупицы! – кардинал Доменико кричал, разбрызгивая слюну.
Он многое мог бы рассказать этим недоумкам, да незачем смущать недоразвитые мозги. Они все уверены в том, что рыцарство родилось с походом на Святую землю. Отнюдь! Испанцы переняли идею рыцарства у арабов во времена реконкисты. Еще в далеком 8-м веке какой-нибудь Ахмед подъезжал со своими оруженосцами к стенам испанской крепости и вызывал лучшего воина на поединок во славу Аллаха, Мухаммеда и прекрасной Гюльчатай. Увы, об этом нельзя говорить, не поймут. Пусть живут в уверенности, что идея рыцарства принадлежит Ватикану. Рыцари арабского мира назывались шахадами, они совершали джихад, следуя по пути шариата. В общем-то, католики и мусульмане преследовали одинаковые цели приобщения язычников к вере, но с одной существенной разницей. Иудеи и христиане в мире ислама, - «ахл ал-китаб» - люди Книги, держатели Писания, не подлежащие насильственному обращению в ислам. Они своего рода мессии - махди. В свою очередь католический канон гласил: «Рыцари Божьи должны быть судьями среди евреев, сражаться в битвах, угодных Богу, и уничтожать языческие народы до последнего человека». Понятное дело, мусульмане приравнивались к язычникам. Для решения внутренних проблем существовала инквизиция. Так что ни у кардинала Доменико, ни у кардинала Пьетро не было и мысли рассказать истинную историю возникновения рыцарства. Неожиданно последовал вопрос от рижского архиепископа Иоанна Бланкенфелда:
- Из сказанного Вашим преосвященством получается, что русские рыцари подчиняются епископу.
- Прямое подчинение игумену монастыря. Уже через него исполнение воли епископа.
Оба посланника прекрасно поняли скрытый смысл вопроса. Противостояние церкви и рыцарства не раз переходило в открытую войну. Население под знаменем церкви штурмовало орденские замки, рыцари захватывали и грабили резиденции священников. За всем этим стояли только деньги и больше ничего. Опасаясь вспышки взаимных обвинений в воровстве денег и несправедливом распределении церковной десятины, кардинал подозвал своего служку. Монах с рыхлым лицом встал рядом с папскими посланниками и начал читать нараспев:

Добавлено (26.02.2011, 17:38)
---------------------------------------------
«Я, герцог Александр Скопин, маршал военного похода на неверных, что свили свое змеиное гнездо на полуострове Крым, сим повелеваю:
1. Маршалу Тевтонского ордена благочестивому Генриху фон Гезе отправить в устье реки Днепр отряд рыцарей святого креста под предводительством лучшего ландмаршала ордена. Сим рыцарям предписывается найти удобное место и заложить крепость под названием Херсон.
2. Вышеназванная крепость получит сто пушек под двадцатикилограммовые ядра и надлежащее количество припасов.
3. Вышеназванная крепость должна послужить отправной точкой для уничтожения неверных, для чего в ней должно быть достаточно места для размещения войск, припасов и снаряжения.
4. На начало работ выделяется тысяча рублей золотом (двое служек вынесли поднос с золотыми монетами), для экипировки выделяется тысяча рублей серебром (четверо служек вынесли два подноса).
5. Каждый рыцарь под обустройство на новом месте получит сто рублей серебром. По его желанию прежние земли будут выкуплены по оценке Верховного госпитальера.
6. О начале работ сообщить незамедлительно».
Подносы с золотом и серебром свои магнетическим блеском притягивали взоры всех присутствующих. Перед глазами сияли полновесные золотые и серебряные монеты, а не крошечные тевтонские шиллинги, талеры или польские злотые. Верховный госпитальер, чьи обязанности в лечении людей уже давно забыты, судорожно подсчитывал возможный гешефт от «правильной» оценки имущества рыцарей. Маршал лихорадочно придумывал повод, по которому ему необходимо уехать на строительство крепости. Только Hoch - und Deutschmeister сидел мрачнее тучи. Он понял, в тело его ордена вбит золотой кол раздора.

 
Форум » Новые книги о Попаданцах » Новинки книгоиздания о Попаданцах » Пираты Тевтонский орден (Выдержка из текста)
Страница 1 из 11
Поиск: