Новинки » 2022 » Ноябрь » 11 » Владимир Поселягин. Уникум 2. Феномен
15:52

Владимир Поселягин. Уникум 2. Феномен

Владимир Поселягин. Уникум 2. Феномен

Владимир Поселягин

Уникум 2. Феномен

Новинка
 
15.12.22 (545) 463р. -15%
СКОРО
 

 
  -27% Автор

Владимир Поселягин

  -27% Серия

 Военная фантастика

Ростиславу Барду всегда везло. Вот и тут краешком его задела Фортуна, подарив то, о чём он и мечеть не мог. А пока тот подполковник-танкист, кинут волей советского генерала в тыл немцев. Задача помочь пробить коридор для голодающего Ленинграда. Итак, лето 42-го во всей красе...

М.: АСТ, СПб.: ИД «Ленинград», 2023 г.
Серия: Военная боевая фантастика [28]
Выход по плану: декабрь 2022    уведомить
ISBN: 978-5-17-151103-6
Страниц: 384
Выпуск 28.
Второй роман цикла «Уникум».
Иллюстрация на обложке В. Гуркова.

Содержание цикла Уникум на сайте Попаданец
1. Уникум (2021)  
2. Уникум 2. Феномен (2021)  
 
1

Литрес
1 книга

Владимир Поселягин. Уникум

Владимир Поселягин. Уникум

Его всегда считали везучим. Ростислав не отрицал, он таким и был. И в этот раз судьба была на его стороне. «Боинг» сбит зенитной ракетой, все пассажиры и экипаж погибли, но один пассажир выжил. Точнее, выжила его душа, оказавшись в прошлом и в другом теле. А впереди одна из страшнейших войн в истории. Ему придётся изрядно постараться, чтобы выжить. Хотя он и так не промах.

 

249.00 руб.
Читать фрагмент


Уникум 2. Феномен
Глава 1
Неожиданный подарок с Небес


Купол парашюта белел над головой, меня чуть раскачивало на лёгком ветерке, ремни, что пересекали торс, больно сдавливали, сзади вещмешок, спереди второй, на правом боку «ППШ» внизу темнота, похоже на лес опускаюсь, вокруг ни зги, ни света, ни костров. Надеюсь не поломаюсь. Сам не видел, от бывалых разведчиков слышал, находили они трупы на деревьях тех неудачников, что были насажены на ветки, как на колья. Такое редкость, но случалось. Надеюсь меня моя Удача не подведёт. До поверхности метров сто осталось, когда сработала, она моя Удача, но я это понял чуть позже.

Рядом со мной, освещая ночную мглу, вдруг завис яркий шар, чуть больше моей головы. Приходилось щурится. Самое интересное, замер и я, не мог шевелить телом, кроме как головой. Говорить мог, вот и высказал матерно своё мнение поэтому поводу. Испуганное мнение, я этот шар за шаровую молнию принял, хотя грозы рядом нет. Тут природа загадочна, поди её изучи. Однако шар завис и заговорил, но шока не было, к счастью испуга всё же я избежал, спасибо моей болезни, больше от неожиданности матерился. Говорил неизвестный мужским голосом, на русском, но с лёгким акцентом:

- Ростислав Бард. Внимание. У нас не больше минуты. К тебе обращаются сотрудники центра Университета Временного Кольца. Мы используем машину времени, чтобы тебе стало ясно. Нам нужен специалист в другом мире. Вскоре там умрёт полковник Богданов, командир Тридцатой танковой дивизии Четырнадцатого мехкорпуса Четвёртой армии, Западной области. Полковник уже умирает от удара виском об угол стола, поскользнулся во время совещания в штабе. Командиры, что рядом с ним, пытаются ему помочь, не получится. Нужен профессионал, чтобы вместо души погибшего полковника, поместить другую. До начала войны три недели. Задача, повлиять на историю по мере своих ил.

- Зачем это вам?

- Социальный эксперимент.

- Вы меня убьёте?

- Нет, внизу немецкая танковая колонна на отдыхе. Семнадцать опытных немецких солдат вас убьют, они вас видят, и уничтожат. Ваша душа освободится от повреждённого вместилища, и мы, перехватив её, вселим в тело полковника. Мы так уже делали, процедура отработана.

- Это ваша работа, что я в новом теле со старой памятью?

- Нет, это ваша заслуга. Мы случайно на вас вышли, ярко заявили о себе. Мы ещё разбираемся с этой неопознанной загадочной структурой как душа, но вы не один такой, кто перерождаясь сохранил память, редкость, но бывает.

- Генерала Богданова я знаю, отлично вместе поработали в штабе Юго-Западного фронта. Странно, что он погиб.

- В разных мирах жизнь идёт по-разному.

- Ладно, допустим я согласился, что мне это даст?

- Оплата?

- Да.

- Что вы хотите?.. Хотя могу предложить то, что вас заинтересует, все на это соглашаются. Вы знаете, что такое безразмерное хранилище?

- Читал в книгах.

- У нас есть такие. Максимальный размер двести пятьдесят тонн, приписываются к энергетической оболочке, той самой душе. Содержимое при перерождении сохраняется.

- Беру.

Я слышал помимо этого голоса ещё один, еле уловимый, заметно моложе, тот отсчитывал время закрытия окна, сколько те эту территорию держать смогут. Причём, заморозили только окрестности, как я понял, на горизонте что-то полыхнуло, засёк краем глаза. Значит, время останавливать те не могут, какие-то другие разработки.

- Размер хранилища?

- Что значит размер?! Максимальный. И два.

- Два нельзя использовать, оба работать не будут. Управление интуитивное, запускается у всех по-разному, у кого за три дня, у кого и через месяц. У нас шестнадцать секунд. Мы освободим вам правую руку и передадим «зерно», нужно проглотить. После этого последует ваша гибель и мы забираем вас.

- Добро.

Мне действительно разморозили руку, и на открытую ладонь легла светящаяся таблетка. Ощущая себя Нео из Матрицы, я заглотил её. А чего думать? Времени мало, хотели бы убить, давно убили, а от такого подарка не отказываются. Сразу заглотил. Как тёплое сливочное масло небольшого размера скользнуло по пищеводу. Мне пожелали удачи. Тут свечение пропало, и я продолжал спускаться, сразу вырвав из кобуры пистолет и приготовив его к бою, в зубы сунул запасной магазин. Странные эти инопланетяне, меня ещё не убили, а они уже договорились куда душу отправлять. Семнадцать немчиков. Это не смешно. Я даже вспотеть не успею. Ночь, преимущество как раз у меня. Будем бить. Я ОЧЕНЬ надеюсь, что Удача меня не подведёт, та всегда помогает, надо лишь чуть поднапрячься. Из этого мира я не хотел уходить, если только стариком. Вот и земля, до самого последнего момента немцы себя не обнаруживали, и я действительно опускался рядом с их стоянкой, чуть больно хлестнули еловые лапы по лицу, я успел закрыть глаза, какая радость что подо мной хвойный лес, и по стопам не больно ударила мягкая земля. Почти сразу с дороги загорелось четыре ручных фонарика, и раздалось окрики в несколько голосов на гортанном немецком:

- Руки в верх!

Пока я спускался, после общения с теми партальщиками, то сразу переключился на будущий бой с немцами, насчёт портальщиков, то о них позже подумаю. Там тоже есть несколько моментов, что меня насторожили. Так вот, по немцам. Лес, колонна на отдыхе, да ещё танковая, и ни одного костра. О чём это говорит? Да то что лес им как мать родная, что уже настораживает. Для кого лес может быть неопасным? Егеря? Да, вполне возможно, но не для танкистов. Так что эта колонна меня серьёзно напрягла, хотя я всё рано был совершенно спокоен, и готовился к бою. Это всё о чём я успел подумать, спуск был быстрый. А теперь бой. Резко развернувшись, дёргая левой рукой за ремень на груди, освобождаясь от лямок парашюта и четыре раза выстрелил. Практически очередью, но для каждого немца с фонариком была своя пуля. Те попадали, я же, шевеля плечами, скидывая лямки парашютной системы, шагнул за дерево. То затряслось от попадания пуль, хорошо ранее упал на старую хвою, иначе бы достали, тонкое оно. Тут было темно, фонарики падая светили во все стороны, но тут была мёртвая зона, и открыл огонь по мечущимся теням у машин. Каждому по пуле, не убью, так остановлю. Пистолет у меня был снаряжен не по инструкции, один патрон в стволе и восемь в магазине. Восемь выстрелов, и выкинув пустой магазин из рукоятки, потом подберу, вставив запасной, не взводя затвора, патрон в стволе, напомню, продолжил вести прицельный огонь. Четыре выстрела и всё. В том смысле, что немцы метаться перестали, были слышны стоны, сдавленный мат на немецком, и слышал, как двое взводят затворы своих карбонов, выбивая стрелянные гильзы. О да, по мне стреляли, как я определил, были один «МП», и несколько карабинов.

Лёжа я скинул лямки вещмешков, да и «ППШ» оставил, тут он мне не нужен, раз мне подарили за так безразмерное хранилище, то побив немчуру, что-то её мало для колонны, может что приберу. Правда, хранилище не сразу заработает, придётся прятать, но ничего страшного, тут сплошные леса, я находился где-то между Великим Новгородом и Вышним Волочком, в зоне наступления армии Петровского. Поэтому я стрелял по теням, но старался так, чтобы техника не пострадала. Как мне сказали, колонна танковая, но несколько силуэтов грузовиков рассмотрел. Глядишь, что пригодится. Так что по-пластунски уйдя в сторону, пальцами проверял перед собой дорогу, чтобы что не хрустнуло, я дважды выстрелил, на звук, по тем двум, что карабины свои так громко перезаражали, и тут же откатился в сторону, на звук сработал «МП», взрывая пулями старую хвою, весь магазин высадил, но по мне не попал, зато я одиночным выстрелом снял автоматчика. Тут нужно работать ювелирно, потому свой «ППШ» и оставил с вещами. Достав из кармана камуфляжных брюк запасной магазин, это второй и последний, я приготовил его, в пистолете два патрона, один в стволе и один в магазине. Немцы продолжали палить, так что выстрелив в ответ на звук выстрела, даже расслышал шум падения, брякнул металл о металл, быстро поменял магазины и выстрелил ещё четыре раза, снова сменив позицию, укрывшись за стволом следующего дерева. И тишина. Слышны стоны раненых, и всё на этом. А ведь семнадцать поразил, считал, всех кого нужно. Теперь зачистка. Однако пока торопиться не стоит, извлёк недостреленный магазин и доставая из другого кармана брюк патроны, снаряжал ими оба магазина, после чего снова зарядив своё оружие, скользнул к дороге. К слову, я опустился в пяти метрах от обочины дороги. Там на ветвях до сих пор купол парашюта белеет. Штурман как будто специально метил, чтобы я тут опустился.

Что я сделал, переходя от ствола к стволу, точнее переползая, тут под ёлками на ногах не походишь, нижние ветви низкие, кое-где руками приходилось поднимать, чтобы проползти, и стрелял на шум. Пять выстрелов и стоны прекратились. Вот теперь была она, нужная мне мёртвая тишина. Что я сделал, мелькнул в свете одного из фонариков, но тишина, потом и второго. Тоже. Вот так убедившись, что живых нет, быстро подобрал все четыре фонарика, три выключил, а с четвёртым обошёл тела. Семнадцать насчитал, всё верно, подранков больше нет. Ну и стало ясно почему танки не были использованы в этой схватке. А я в самом начале танкистов поразил, когда по мечущимся теням стрелял. Все тут шестеро лежали в чёрным комбинезонах, у четырёх, что не удивительно, наши советские шлемофоны танкистов, у двух других пилотки были. Я обошёл технику, тут было шесть единиц, изучил документы, что собрал с тел, и стал разбираться, что за подразделение мне встретилось. Потому что состав техники ввёл меня в недоумение. Да и догадки мои подтвердились. Значит так, танки тут были, три единицы, но все советские, два «Т-40», один с «ДШК» в башне, у второго «ШВАК-Т», двадцатимиллиметровая пушка. Третьим танком был редкий «Т-38М», их и выпустили-то всего десять единиц. Что мне нравилось в этом танке, машиной может управлять и командир, там дублировано управление. Радиостанцией их оснащали, но у этой машины пустая ниша. По автотехнике, тоже три единицы, два однотипных французских безкапотных двухосных и полноприводных грузовика. Мне уже встречалась одна такая машина в сорок первом, очень редкая модель, французы их строят для Вермахта. Обе машины сорок первого года выпуска, не особо и потасканные, хотя побегали немало, у одной тридцать тысяч пробег, у другой тридцать четыре. Третий грузовик нестандартный «Опель-Блиц». А он тоже двухосный и полноприводный. Новенькая машина этого года выпуска. Жаль языка не взял, хотя нет, не жаль, но вот к какому выводу я пришёл.

Была сформирована ягд-команда для борьбы с партизанами или диверсионными группами, ну или несколько, что входили в одно подразделение. В этой группе были и танки, причём советские, вон кресты намалёваны, краской серой броня крашена. Видимо одна ягд-команда загнала наших куда-то в болото, или на остров, где потребовалась именно плавающая бронетехника, как видите состав дольно ярко на это показывает. Вот и шла колонна в ту сторону, да ночь в дороге застала. Теперь по составу колонны. Танкисты, и два шофёра с французов, плюс старший колонны, были в форме «СС», а вот те что из третьего грузовика, миномётчики из пехотной дивизии. Вот и получается, шесть танкистов, два шофёра и офицер, это девять человек. Потом миномётчики, шофёр и командир расчёта, плюс шесть самих миномётчиков, к прицепному устройству грузовика прицеплен поставленный на колёсный ход советский полковой миномёт в сто двадцать миллиметров. Вообще у таких ягд-команд свои миномётчики, но видимо потребовался крупный калибр, или не могли дотянуться батальонными, у них вроде дальность два километра, вот и позаимствовали этот расчёт у пехотинцев. В кузове штабеля ящиков с минами. Два боекомплекта, не меньше. Хотя нет, полтора примерно. Часть кузова освобождена для перевозки расчёта, те ящики с минами как лавки использовали. В двух других грузовиках были боеприпасы для трёх танков и топливо к ним. Полные кузова. Причём наше топливо, в бочках, видимо знали, что их синтетический быстро запорет наши движки. Немцы штатное вооружение танков не меняли, как обычно любят делать, нашим пользовались. Хотя я эти бронемашины зря танками называю. По моей личной градации, это танкетки. Всё что меньше десяти тонн, и не имеет пушечного вооружения, брони хотя бы двадцать миллиметров, всё это именно танкетки. Хотя по стандартам РККА это именно танки, лёгкие, но танки. Однако для меня эти вот бронемашины идеальны. Экипаж два человека, но я и один справлюсь. Во всех трёх машинах можно перебираться с места механика-водителя на место командира-стрелка, и обратно. Не сразу и не быстро, особенно у «Т-40», из-за коробов с патронами, но возможно. А у «Т-38М» так вообще дублировано управление бронемашиной у командира.

Терять захваченную технику я не желал категорически, она мне нужна, ну и начал возится с телами, снимая всё ценнее и продолжая обдумывать ситуацию, в которую я попал.

- Гад! - отчётливо разнеслось над дорогой.

Разогнувшись над телом офицера, я с него начал, закрутил головой. Сообразив, что это те портальщики, поднял руки со средними пальцами, и сказал:

- Спасибо за подарок.

Вот так возясь с трупами, сначала всех раздел до исподнего, потом по одиночке утаскивал в лес метров на сто пятьдесят, там удобный овражек, заполненный водой, места-то болотистые, чтобы до дороги не доносилась вонь разложения и трупы не сразу нашли. Время полпервого, и за это время нужно найти укрытие и перегнать туда технику, ну и ожидать, когда запуститься хранилище. То, что оно есть, я чувствовал. Не могу описать, но то «зёрнышко» начало работу. Вся эта техника идеально подходила мне как диверсанту. Жаль мотоциклов не было, что странно, но ещё добуду. Идея использования такая, подбираюсь к месту будущей засады, не выдав себя шумом движения бронетехники, достать танк, занять место командира, и открывать прицельный огонь, а потом сматываться на танке. Тут уже можно шуметь. Это просто шикарные возможности. Петровский сказал, чтобы я тут набирал народ, но нет, это не степи Украины, где один в поле не воин, тут леса и болота, и мне комфортно воевать именно одному, так я не засвечу хранилище. Пусть размеры небольшие, как раз для использования одного, но я и этому рад. Быть складом для кого-либо я не желал категорически. А вообще, пока не до хранилища, я изучал трупы, всё с них снимал. Если с солдатами «СС» ясно, то вот миномётчики меня насторожили. Похоже командир миномётного расчёта воевал в Африке. А к его ранцу в кабине «Опеля» приторочен ПП «Томпсон», «Томмиган», как его показывают в фильмах про итальянскую мафию в Чикаго тридцатых, видимо унтер из-за этого его и прихватил, тоже фильмы смотрел, редкий экземпляр. Дисковый барабан, рукоятка спереди к стволу крепится. Два диска запасных нашёл в ранце и там же кобуру с «Кольт М1911». А почему решил, что тот из африканского корпуса? На кинжале была пальма, тактический знак этого корпуса. Патронов немного, около сотни россыпью. У пистолета и пистолет-пулемёта один боезапас, как у моего личного оружия. Удобно. У остальных оружие штатное, да и дивизия эта мне известна, читал сводки, она на левом фланге наступления армии Петровского стоит. Колонна эта ехала от фронта и стояла на обочине.

А пока стоит описать что я взял из трофеев, бронетехнику и грузовики уже описал. С тел снял, восемь пистолетов, шесть с танкистов, с офицера, это был унтерштурмфюрер СС, что соответствовало званию лейтенанта, ниже просто не было, и с унтера, командира миномётного расчёта. Пять «Вальтеров», три «Парабеллума», и отдельно «Кольт». Из пистолет-пулемётов, пять «МП-40», офицера, унтера-миномётчика и три у танкистов, оказалось по одному «ПП» входят в штат бронемашин. Там на спинках задних сидений командиров висели подсумки с запасными магазинами к ним. Стоит отметить, что по одному подсумку и трём запасным магазинам было, тогда как у офицера и унтера было по два подсумка и в каждом три магазина. Ну и плюс «Томпсон». У шофёров и миномётчиков были карабины «Маузера», девять ровным числом. Ручных пулемётов не было, только штатное вооружение танкеток. Всё это я складировал в кузов машины с минами. Всю форму, обувь и амуницию. Документы немцев в планшетку, снятую с офицера, своей у меня не было. Наспех же собирался. Приказали и уже лечу. Когда закончил, то и перетаскал тела. Потом освещая фонариком, сначала одним, пока не сел, потом вторым, замёл следы срубленными ветками. Свои вещи перенёс в передовую танкетку с автоматической пушкой. Тут колонна стояла так, впереди два «Т-40», потом все три грузовика и замыкал «Т-38М». Стоит отметить, что судя по карте офицера, им ещё километров тридцать проехать нужно, и свернуть, но куда дальше неясно. Так что куда бы те не катили, и против кого бы не должны были воевать, надеюсь наши смогут отбиться и уйти, это всё чем я могу помочь.

Сами мы находились на трассе, что шла из Твери, на Великий Новгород. Да, я знаю, что сейчас не Тверь, а Калинин, но мне так удобнее было. Вон я даже числюсь за штабом Двадцатой Первой армии Калининского фронта. Нашу армию недавно передали с Западного фронта на Калининский. Так вот, ночь, трасса, днём должна быть оживлённой, но по ночам тут никто не ездит, бояться немцы. Вот и эсэсовцы встали, переждать тёмное время суток, явно позже необходимого выехали. Причём, костёр у них был, нашёл пепелище, ужин готовили, поев освещали стоянку, но видимо услышали гул самолёта и потушили, залив водой, поэтому и произошла такая неожиданная встреча. Пусть с моей стороны… Да, чёрт, даже меня предупредили и все этой встречи ждали. Хорошо на моей стороне победа оказалась. Я прибрал все гильзы, замёл веником следы, включая следы волочения тел в лес, и теперь стоит поискать где укрыть технику. Свои вещи я уже убрал в передовую машину, сдёрнул купол парашюта и свернув в комок, убрав в парашютную сумку, закинул ту в кузов третьей машины. Той что с минами, полной оружия с немцев. Да и другими трофеями. У других машин кузова полные. Сами машины тентованные, только у третьей задний полог распахнут, но это и понятно почему. Вот так закончив с основным, теперь самое главное, укрыть технику. Причём можно не загонять её в глубину леса, главное, чтобы следы съезда не было видно. Что я сделал. Идти по дороге и искать съезды смысла нет, старые поди рассмотри, нужно по опушке идти, вот так бегом и двигался, освещая всё фонариком. Километр два пробежал, потом в обратную сторону по другой обочине, и не доходя метров четыреста до колонны, обнаружил старый тележный след. Дорога заросла уже, ею не пользовали, но это именно то что мне и нужно. Изучил её на километр, там дальше топь, болото, и поломанная гать. Я пробежался и завёл всю технику, сел в передовую танкетку и стронув ту с места, покатил к съезду. Я её отметил воткнутой веткой. Поставил тут бронемашину и вот так по одной перегнал всю технику, на месте пока глуша. Мне тишина нужна, чтобы услышать противника издали. Сняв лопату с передового «Т-40», немцы аккуратисты, положено иметь шанцевый инструмент, они имеют, и начал откапывать на опушке кустарник, относя в сторону. Сделав так проход, я загнал технику в лес, почти к гати, вернулся и стал закапывать кустарник обратно, маскируя место раскопки старой листвой. Даже усилил кустарник, из леса выкопал кусты и посадил тут же. Потом в лесу откапывал дёрн, и аккуратно укладывал на место колеи, а техника гружённая, тяжёлая, изрядную колею в мягкой почве продавила. Потом веником по дороге, заметая следы. Поправил следы лопатой место съезда, и снова веником и пылью сверху. Изучив место боя, нашёл несколько незамеченных ранее гильз и снова веником поработал. Вернувшись, с ведром, нашёл в одном из грузовиков, полил кустарник, корни, чтобы не помер. И всё, уже когда светало вернулся к колонне. Стал укладывать всё ценное в передовую танкетку. Если обнаружат, рвану на ней по лесу прочь. Я посмотрел путь, в принципе уйти можно, главное не разуться. Узкие гусеницы, беда у этих машин.

С утра начали идти колонны друг за другом, окончательно скрыв следы боя, я поправил маскировку при свете дня, полив дёрн, воду в луже из оврага брал, там на дне её хватало. Всё изучил. Ну а потом после ужина спать. Кстати, очень есть хотелось, видимо влияние хранилища, разворачивается, энергии требовало. Хотя странно, приписывается к душе, а отклик идёт физическому телу. Может душе тоже энергия нужна? От пищи, тогда да, всё сходится. Только вот беда, поел, сытость почувствовал, а через час снова хочу. А еда сытная, макароны с тушёнкой варил. Перед сном, посасывая галету, трофейную, прикинул насчёт портальщиков. То, что у них машина времени, я сильно сомневался. Читал книгу одного учёного, перед своей гибелью, зацепило, тот описывал параллельные миры. Я с ним был согласен, путешествовать в прошлое нельзя, а шастать по параллельным мирам, где время от своего родного мира течёт в разные эпохи, вполне можно. Видимо кто-то собрал такую установку, и вот пользуются. И цивилизация довольно развитая, если такие матрицы по выращиванию безразмерных хранилищ имеют. Конечно размеры у них есть, волне определённые, но это классная штука, отказываться не желаю категорически. Я конечно могу и без него прожить, тайники знаю где, куплю что нужно, но в том и разница, заполнил хранилище и пользуйся, когда нужно, а тут к схрону топать, продавать ценности, купить что нужно… Время-то теряю. Не-е, подарку такому я был рад.

***

Восемь дней как миг пролетели. Сейчас я лежу на опушке, замаскирован, наблюдаю за постом регулировщиков, и размышляю. Восемь дней, именно столько прошло времени с момента того боя на дороге и захватом колонны техники. Что я делал? Машинами занимался, трофеями, и наблюдал за дорогой, судя по нервному движению, бои уже идут серьёзные. Жаль рации нет, послушал бы. У немцев тоже не было, включая миномётчиков. Видимо на месте должны были радиста с прибором выдать для корректировки ударов. Трофеи перебрал, ранцы, определив, что заберу, а что в мусор. Нашёл фотоаппарат «Лейка», с запасом плёнок, у офицера, фотоальбом полный, для того память, для нас свидетельства зверств ягд-команды. Прибрал, особистам передам со всеми бумагами, что взял в колонне. Семь дней и хранилище заработало. Портальщики больше не появлялись, видимо махнули на меня рукой, чему я был рад. Когда хранилище заработало, я сразу понял. Картинка замерла перед лицом, пока с пустыми файлами. Поиграв, убирая и разворачивая картинку, там флажок в верхнем левом углу, стал экспериментировать. А постоянно сосущий голод начал стихать, а я за это время всё своё подъел и запасы немцев порастряс. У них они тоже небольшие, но дня на три всему личному составу хватило бы. Я свои припасы за два дня съел, а они на десять дней рассчитаны были, и ополовинил немецкие. Ну а когда заработало, сначала испытывал, разобравшись в схеме работы, потом убрал добычу, и с немалым облегчением вздохнув. Всё же заработало, я счастлив. Эту колонну искали, ох как искали, я видел, как немцы на мотоциклах медленно ехали и изучали обочины, потом через несколько дней и пешком шли. Однако не помогло, я хорошо замаскировал всё за эти дни. Хранилище работало так, убрал вещь и перед тобой список, можно листать вниз, и каждая вещь высвечивается картинкой. Для дикарей сделано, всё понятно. Бусы мне подарили. Причём, положил патрон, своя картинка, у пригоршни патронов своя, у одного ящика со снарядами своя, у штабеля своя. Если проще, что убираешь, патрон или штабель разом, то и появляется на картинке. Убирается при касании. Хранилище само картинки делает. Так что не забуду, что положил, полистал список, нашёл что нужно, и достал. Удобно.

По этой причине я и убирал всё отдельно. Танкетки и грузовики за это время обслужил, надо же руки куда приложить, заправил, боеприпас проверил, отстирал комбинезоны, шлемофоны внутрь всё прибрал. И все три единицы бронетехнике в хранилище, их картинки появились с крестами на башнях. Прямо из кузова грузовиков их содержимое также в хранилище. Отдельно миномёт, и отдельно каждый грузовик. Мне они нужны пустыми, перевозить грузы не требуется, хранилище для этого есть, меня будут катать. Стоит отметить, что миномёт да, наш, но мины немцы уже сами производят, судя по маркировкам на ящиках. Сам миномёт выпуск августа прошлого года. Видимо в боях захвачен. Немцы его очень уважают. К слову, «ДТ-29», пулемёт танковый, довольно прожорлив, все диски согласно штатам, на своих местах в бронемашинах, но если к основному вооружению боезапаса изрядно, то винтовочного калибра всего четыре ящика. Это восемь цинков, восемь тысяч патронов. Мизер. Также я обслужил всё личное оружие немцев, почистив, снарядив, форму отстирал, отчего-то избавился, от попорченного, но и немало оставил. Под себя два комплекта подобрал формы и три комбеза, зашив дыры. Шесть биноклей. Три от танкистов, офицерский, унтера-миномётчика и у него же в ранце нашёл морской, вроде британский. Для каждого оружия свой лот, как я их называл. Карабины обматывал ремнями с подсумками с боеприпасами и убирал. Также и автоматы, и пистолеты, чтобы кучей не доставать. Что важно, показывало вес, вполне русские килограммы. Видимо под меня хранилище само адаптировалось. Удобно. Так вот, бронемашины: общий вес пятнадцать тонн с небольшими килограммами. Тут и полная заправка, и боекомплект. Три грузовика едва на восемь тонн вытянули. А остальные трофеи, вышли на четырнадцать с половиной тонн. Общий вес, что и показало хранилище – тридцать восемь тонн и триста двадцать два килограмма. Уже неплохо. Больше бронетехнику брать не буду, если только «тридцатьчетвёрку», остальное не интересует. Буду набирать то что нужно для удобства жизни и для быта.

Как только я всё убрал, не стал затирать следы своей стоянки, а смысла нет, ухожу, и побежал прочь. При мне только «ППШ» с «ТТ», остальное в хранилище, включая оба сидора. Вот так воевать можно, вот это я понимаю - комфорт. Несмотря на вечер и то что через три часа стемнеет, всё равно покинул место стоянки. Отмахал километров десять, и это ещё порядочно, двигался рядом с дорогой. Почти всё время бегом, нужно форму вернуть, а то задыхаюсь. Как раз вышел к речке, откуда было видно, как автомобильный мост, колонны там так и снуют, так и железнодорожный. Повреждённый, явно наша авиация поработала. Там сейчас ремонтная бригада его восстанавливала. Ну я и решил тут повеселится, скажем так. Миномёт есть, цели вижу, коса песчаная на небольшой излучине реки отличное место для позиции. С обратной стороны меня не видно, а мне стоит привстать на цыпочки и вот они, вблизи автомобильный мост, вдали железнодорожный. Так что переплыл речку в темноте, разбил лагерь, выспался хорошо, проснулся засветло, и установив миномёт, а тяжело ворочать его одному, стал готовить мины. Немцы проснулись, позавтракали и к семи утра началось активное движение по трассе. Пока перекрыто железнодорожное, они использовали автомобильную дорогу. Я тоже позавтракал. А приготовил тридцать мин. Чёрт его знает сколько потребуется. Примерно на глаз прикинув куда полетит мина, покрутив штурвальчики, да вообще наугад, и опустил первую мину в ствол, сразу закрыв уши ладонями. Хлопок, и та ушла в полёт, а я тут же вооружился биноклем и ожидал разрыва. Вроде всё правильно сделал и мины как надо снарядил. Разрыв мины поднялся у железнодорожного моста, практически рядом, можно сказать накрытие, но я целился в автомобильный, а он на три километра ближе, в километре от меня. Хотя, то что попал, в реку, тоже порадовало, пусть она узкая, но мина и на берегу могла рвануть.

Ладно, железнодорожный мост так железнодорожный. Чуть подкрутил штурвальчики, тут к слову удобное грузило на бечёвке висит, удобно выводить горизонталь. Если проще, как миномёт стоит, его блин, ровно или нет, ориентироваться по нему. С каждым выстрелом поднос садился крепче, так что точность выстрелов была высока. Третьей миной я попал в мост, полетели обломки. Потом так по полотну от одного берега до другого и бил, досталось и ремонтному поезду. Там в топке держали пар, по дыму ориентировался. Судя по тому как полыхнуло, попал прямо в котёл. Честно случайность. Двадцать мин потратил, но мост изувечил серьёзно, не рухнул, но повреждён, на ремонт больше времени потратить придётся. Теперь автомобильный. Там на обстрел, что удивительно, не обращали внимания, так колонны и шли, причём мост широкий, регулировщиков нет, только охрана, шли сами, а вот охрана там и забеспокоилась. А когда я на них навёл, две мины потратил, наблюдая где разрывы, так вообще в панике были. По верху моего укрытия прошлись зенитками, засыпав песком, и чё?! Я в мёртвой зоне. Две мины на прицеливание, с каждым разом я стрелял всё точнее, остальные уже по мосту. Да и тут видно всё, по железнодорожному я стрелял, используя морской бинокль для наблюдения. Моща. И миномёт, и бинокль. Не стоит думать, что я выпускал мины на скорости, не успела одна мина подняться в небо, как уже другая в стволе, как работаю опытные расчёты. Ничуть. Выпустив мину, я наблюдал в бинокль где та рванёт, и только после разрыва, если требовалось, подводил прицел, и опускал следующую мину. Так что вёл огонь я уже три минуты, пока мины не закончились. Десяти мин на мост хватило, он деревянный, полыхал. Точнее пяти, потому как две на прицеливание, классическая вилка была, пятью напрочь разрушил полотно, ещё три пустил по правому берегу, там техника стояла. Красиво горели, похоже в топливозаправщики попал, но хорошего понемногу. В мою сторону уже немцы бежали. Очень злые немцы. Вот так убрав миномёт, я и рванул прочь. И ушёл. Тут леса, поди слови. А так мне понравилось использовать подобное оружие, был бы танк с пушкой, вряд ли бы результат был лучше, очень сильно сомневаюсь. Жаль мин мало, чтобы так повеселится. Одна из моих задач уничтожение аэродромов противника, я уже советовал использовать диверсантам миномёты для ударов по авиации, и идея оказалась вполне даже удачной. Воспользуюсь ею. Только мин тут нужно побольше. У меня около сорока осталось. Да, такой вот боезапас у миномёта был, кузов у грузовика не резиновый. Зато хорошее дело сделал, начал работы по вражескому тылу.

Вот так весь день и убегал, могут и собак по следу пустить, всё что в голову приходило, чтобы таких следопытов со следа сбить, использовал. По рекам уходил, болотам. Один раз вышел на трассу, пока пуста, мост-то я разрушил, достал грузовик, «Опель», и проехал километров двадцать в сторону Новгорода. Там дальше перекрёсток на карте указан, не доехал и ушёл в лес, убрав машину. Хочу фельджандармов поймать, они многое знают. Вот так я восьмой день и встретил, мысленно прокручивая, что было за эти дни. Лежал на опушке, наблюдая за постом регулировщиков, и размышлял. Надо будет ночью их брать, как стемнеет, а пока есть время, отдохнём. Ушёл вглубь леса, я так устал бегать по этим зарослям, что отбежав подальше, сделал лёжку, поел горячего супу, а у меня готовые блюда в хранилище, два котелка, на остальную провизию время на готовку тратить нужно, надо будет выделить это время и наделать готовых блюд. Вот так поел и спать. Причины так напасть на пост, я о его захвате в темноте, в том, что фельджандармов тут нет, трое солдат-регулировщиков, обер-ефрейтор за старшего, и охраняло их аж целое отделение солдат. Ну да, я говорил какая ценность эти фельджандармы, что наши разведчики и диверсанты охотились именно на них, так сократив поголовье, что те стали вымирающим видом. Скоро в красную книгу внесут. И как-то тут шутки особо и нет, факты излагаю. Тогда и аэродромы серьёзно прикрыты, миномёты против них не раз использовали, и немцы выработали тактику охраны ещё и против миномётчиков. Ничего, я что-нибудь ещё придумаю. Днём подобраться к посту шансов нет, будет бой и вряд ли тут я буду иметь преимущество.

А тут представляете, проспал. Стыдоба. Утром, матерясь, позавтракал и сбегал к посту. Вот снова лежал, на другой лёжке, и размышлял. Шансов нет, скорее меня загасят, так что уходим. Сидеть тут до следующего вечера желания я не имел. Лучше побегаю вокруг, поищу что к рукам прибрать в качестве трофея. Может что ценное попадётся, главное взять без повреждений. Сейчас-то есть куда убирать. А под вечер снова вернусь сюда, и продумаю как взять пост. Пара идей уже есть, но может ещё что появится. А пока стоит рвануть обратно, я там вчера видел озеро в стороне от дороги, лесное, мимо проехал, но с одной стороны просвет и дорогу с берега видно, отличное место для отдыха. Может кто соблазнится и попадёт в мои сети? Вот так я и устроил себе шестикилометровую пробежку по лесу. Знаете, даже сети ставить не пришлось, тут я бы их не вытащил, столько добычи. На берегу озера стоял целый табор из автомобилей, и офицеров хватало. Похоже пока дорога закупорена, думаю, скоро сапёры наладят переправу, те и отдыхали, рыбачили, у меня слюнки побежали, когда увидел бамбуковые удилища, вот это отличный трофей, я сам рыбачить любил. Фанат. Разные палатки в тени стояли, на костре жарили тушу подсвинка. Похоже дикие кабаны вышли к озеру на водопой, вот и удалось мелочь подстрелить. А запахи ничего. Вон уже обед скоро наступает. А техника всякая, вся линейка европейского автомобилестроения, но в основном конечно германского производства. Но и итальянки есть. Мотоциклов штук шесть, все с колясками и пулемётами. В основном легковые автомобили, полтора десятка, шесть грузовиков, это видимо охрана. Один из грузовиков радийный, из «КУНГа» в открытую дверь выглядывал радист, в трусах и майке, но с наушниками на голове. Один пушечный броневик, двухосный, полноприводный и три «Ганомага». У одного «Опель-Блица», в кузове двуствольная зенитка и расчёт вполне себе бдил. А так немцев тут под сотню, может чуть больше. Вон в водное поло в озере играли, шум от криков только и стоял. Офицеры, те что в возрасте, загорали на берегу, на песке, лениво общаясь. Идиллия. Однако и тут мне делать до темноты нечего, охрана более чем серьёзная. Сразу прочешут из пулемётов кусты, только пошевели ими.

Вот так ругаясь на несчастную долю диверсанта, нигде поработать нельзя, я отбежал к дороге и достал пушечный «Т-40». Против него у немцев ничего нет, а зенитку и броневик я первым делом сожгу. На дороге пусто, только небольшая колонна в три грузовика с охранной в виде мотоцикла с пулемётом прошла. Судя по брёвнам в кузове, для ремонта моста. Что, ещё не починили? Странно, должны были уже. Немцы понимают насколько важны обе дороги и должны были бросить все силы на восстановление хотя бы автомобильного. Наверное, все объездные пути забиты техникой. Сутки прошли, по времени могли успеть. Видимо что-то задержало ремонт, остро необходим знающий язык, а то как слепой и глухой во вражеском тылу. Ничего не знаю. Вопросов накопилось. Почему немцы понтонный мост не использовали? Речка глубокая, но не широкая. Наши взяли Калинин или нет? Я между прочим тоже участвовал в разработке операции. В лоб его никто брать не будет, обойдём по флангам, и армия дальше наступает. Блокировать город будут войска второго эшелона. У нас и такие есть. А наступать будут как раз по этой дороге, тут леса, других дорог нет. Другие армии по параллельным дорогам, если там что есть. Ладно, не об этом сейчас, колонна с брёвнами ушла, я достал танк, проверил ленту со снарядами, взвёл пушку и пулемёт, чехол с орудийного ствола уже снял, тот защита от пыли, и устроившись на месте механика-водителя, запустив движок, стронулся с места, и уверенно покатил по дороге к повороту на озеро. Оттуда дорогу плохо видно, но слышно, пологий спуск метров сто и будет берег, но он весь машинами заставлен. Не так и много места для техники было, но осталось для палаток и вроде волейбольную площадку готовят на песчаном пляже. Зарывают две длинные жердины, но что вместо сетки пока не вижу. Моё появление вызвало лёгкое замешательство и удивление. Вроде свой, кресты видны, тактический знак подразделения «СС», но сам танк русский. Однако то, что такой танк пропал у «СС», видимо кто-то из офицеров прекрасно знал, вскочили двое, вопя, я не слышал, видел, как те рты открывают, остальные сразу засуетились. Расчёт закрутил штурвалы, наводя стволы зенитки на меня. Чёрт, быстро они.

К тому моменту моя танкетка, клюнув носом, когда я нажал на тормоз, уже стояла, а я как можно шустрее ввинчивался с места мехвода на место командира-стрелка. Так что я успел первым, чуть довернул башню и ударил короткой очередью. От зенитки что-то отлетело, и наводчик был разорван, я тут же начал бить из спаренного с пушкой «ДТ» радийной машине, по разбегающимся немцам, многие в брызгах выбирались из воды. По технике я старался не стрелять, но потом плюнул и по ней лупил. По тем, что использовали как укрытие. Будут ещё трофеи, а тут одних офицеров за четыре десятка. Были и полковники, я так думаю. Краснолампасников не заметил, может и были тут генералы, но поди пойми. Пушкой я работал редко, не было тут для неё целей, двадцать снарядов всего выпустил, по зенитке, броневику и радийной машине. Причём она второй целью после зенитки была. Радийная и броневик горели, немного мешая мне дымами, но работать из спаренного с пушкой пулемёта это мне не особо мешало. Хорошо поработал, пять дисков расстрелял, но в лес ушло едва ли три десятка, без оружия, обнажённые. Из четырёх пулемётных расчётов, что охраняли отдыхающих, я успел два положить, два других отступили в лес. Один всё постреливал по мне, пули так и звенели по броне, но я дал туда короткую очередь из пушки, больше не стреляли. Именно из-за них о трофеях я и не думал. Ещё подстрелят, не помирать же мне из-за какого-то добра? Будут и у меня хорошие трофеи. Вот так я скрупулёзно расстреливал всю технику, большая часть горела, по палаткам пострелял, иногда по опушке работал, чтобы не приближались. Дальше, перезарядив пулемёт, к пушке половина боезапасе ещё была, точнее половины первой ленты, и вернувшись на место мехвода покинул берег озера и выехала на дорогу. А там подарок, колонна грузовиков, девять единиц с бронетранспортёром в дозоре, видимо для охраны. От расстрелянного мной моста едут. Правда, грузовики, как я видел, порожние, часть с открытыми кузовами, но мне это не помешало расстрелять их из пушки. Сразу перебрался на место командира и открыл огонь. Немногие выжили и смогли уйти в лес, а я, отъехав километра на два, как раз в сторону поста, убрал танкетку в хранилище, и побежал прочь от дороги, вглубь леса. Сейчас после бойни у озера сюда всех подтянут и ловить будут серьёзно. Валить надо. Так делая круг я как раз и возвращался к озеру. Мне язык нужен, вот и поищу там из беглецов.

А у озера изрядно народу в немецкой форме, набежали на стрельбу, и что меня напрягло, некоторые были в камуфляжных куртках с кепи, в общем «СС», ягд-команда, по повадкам видно. Два с половиной часа всего не было, а столько народу тут. Там занимались ранеными, тушили часть техники, в общем суета стояла. Следопыты ягд-команды ушли по следам, остальные егеря за ними, я вздохнул с облегчением. Что я сделал? Переоделся под немецкого солдата, карабин за спину, мокрую повязку самодельную на лицо, многие так от дыма спасались, не использовали противогазы, ну и стал бегать по берегу, собирать трофеи. Жаль, не так их и много, но попадался и жутчайший дефицит. Правда, и меня пару раз ором привлекали к переносу раненых и трупов, сбору имущества или тушению, но это не помешало мне выполнить задуманное. Первым трофеем стал мяч, обычный такой хорошо накаченный кожаный явно футбольный мяч. Поди найди такой, а тут вот он к камышам ветерком прибило. Ивовой веткой к берегу и подтянул к себе, незаметно убрав в хранилище. Потом к месту, где рыбака с бамбуковыми удилищами видел. Тому видимо не мешал ор игроков в озере, спокойно рыбачил. Удочки тут, ничуть не пострадали, на рогатках три, все бамбуковые. Причём вытаскивая и пока не сматывая, так убирая в хранилище, обнаружил на крючках двух рыбёшки. Мелкие карасики. Тут ящик, на котором сидел немец, внутри запасы снастей, донок, лесок, крючков, да всего для рыбалки. Целое богатство. Тоже прибрал. Запасся немец, явно большой любитель рыбалки. Жаль у него спиннинга нет. Или есть? Скорее всего сгорел в машине. Немецкий офицер с комфортом рыбачил, стоял большой зонтик от солнца, и раскладной столик на котором стакан пепельницы и термос с какао. Всё это сложил и тоже незаметно прибрал. С той неразберихой особо на меня не обращали внимания. Вот так, когда я на носилках переносить очередной труп к той машине, куда их грузили, отвезут в Новгород, для похорон, как я слышал, приметил в открытом багажнике дымившегося авто, тот не горел, знакомый ящик. Никак советская тушёнка? Видимо трофей. Правда, простреляна, но меня это не испугает. Прибегая мимо, одним касанием прибрал ящик. С ним и два ранца в том же багажнике. Жаль патефон разбит пулей, и его бы прибрал, зато запас пластинок в хранилище ушло. А потом у палаток приметил аккордеон, новенький, пусть без чехла, но целый. Забрал. В стороне несколько солдат к обеду готовились, расстелили брезент, провизию укладывали. Я нагло подошёл и забрал шесть буханок белого хлеба, явно сегодняшний. А на злое возмущение, также нагло ответил, что лейтенант приказал. В принципе, остальное мне или не нужно, или немцы рядом, не прихватишь, так что незаметно ушёл в лес, и обнаружил убитый расчёт. А это те что из леса по мне из пулемёта лупили. Оружие целое, «МГ-34», явно с мотоцикла снят, рядом четыре улитки на пятьдесят патронов каждая, две пустых, две снаряжённых. Видимо я их срезал, когда те пулемёт перезаряжали. Прибрал все трофеи. Надо будет отмыть от крови. Вот теперь можно заняться тем, для чего я сюда и прибыл. Прихватил правда не офицера, солдата, что отбежал в кусты по надобностям, но хоть это. Как тот закончил свои дела, оглушил, и взвалив на плечи, потопал вглубь леса. Допрошу, надеюсь, что хоть что-то знает, и дальше буду действовать по полученным сведеньям.

Для начала, Калинин наши обошли, шесть понтонных батальонов здорово помогли, уже на восемьдесят километров ушли от него, сам город блокирован, немецкие войска что там стоят, отчаянно взывают о помощи, но наше крупное летнее наступление на север продолжается. При этом немало сил были брошены на юг, где провалилось наступление Юго-Западного фронта. Сил не так и много осталось, но для наступления хватит. Это хорошо для наших, немцам плохо, войск у них тут мало, а крупные боевые соединения у Калинина стояли и сейчас в колечке. Пытаются вырваться, но не получается. Так и есть, в этом направлении аж три армии наступают. Причём, наша Двадцать Первая ведёт, а две другие, подчищают. Точнее они в кольце и держат тех, что в Твери засели и вокруг, сжимая колечко. Сил не то чтобы много, но пока удерживают. Можно было конечно сосредоточится на их уничтожении, но пока есть время, терять темп наступления нельзя, что и продемонстрировал Петровский. За десять дней сто километров за спиной. А места наступления ой какие не простые. Также узнал по потерям немцев у озера, в блокнот записывая информацию. Я вёл боевой журнал своих действий. Пленный помогал офицерам составлять скорбный список погибших, и раненых, черновики в кармане были, я переписал. Повезло с этим. Узнал, что та колонна порожних грузовиков была не совсем порожней. Чёрт, я раненых уничтожил. Да откуда мне было знать, что там тяжёлых перевозили? Крестов-то санитарных не было. Полыхали машины красиво. Это я тоже записал в боевой журнал. Про уничтоженную колонну «СС» и про обстрел мостов там тоже всё было. По аэродромам, тот информаций мало владел, но владел. Он из комендатуры Великого Новгорода, вот по нему информации больше, там и аэродром у города имелся, и я отдельно записывал всё. Целей там немало и мне нужно Новгород, так что прирезал немца, все трофеи я с него уже собрал, и побежал прочь. Я уже переоделся в своё, советский камуфляжный костюм, тут наша разведка бродит, диверсанты бегают и партизаны даже есть, подстрелят ещё, если в немецкой форме буду.

Пришлось делать большой круг, думаю за три дня доберусь до Новгорода. А тут под вечер, удалившись от места боя километров на сорок, две речки пересёк вплавь, я вдруг видел просвет впереди, и петушиный крик. Никак хутор? Достал карту офицерскую, всё того же эсэсовца, и глянул. Та точная, но хутор не обозначен, хотя тут обозначения многих мест были, включая нескольких охотничьих сторожек. Странно всё это, но глянем. На опушку я выходить не стал, мало ли что, внимательно поглядывая по сторонам, двинул дальше. В одном месте я уже наткнулся на свежее минирование, хорошо засёк случайно натянутую нить, смог изучить немецкие мины, «лягухи» поставленные на растяжку, тронь леску и подрыв. Час убил, но двадцать шесть мин снял, пригодятся, да и тропу проложил. Не так и далеко от боя у озера обнаружил тот минировании участок. Причём готов был поклясться, мину поставлены на днях, свежие. Надо будет чуть позже снова на том участке поработать, мины интересные, пригодятся. Ну а пока сблизившись с опушкой, закинул верёвочную петлю на ветку дуба, это трофей с эсэсовцев, и поднялся метров на шесть, оттуда через листву в бинокль изучил хутор. Тот отлично скрыт от наблюдения с воздуха, видимо поэтому его и не обнаружили. Только вот увиденное меня изрядно озадачили. Такое я мог увидеть в нашем тылу, но не как в немецком. Небольшая поляна, на опушке с четырёх сторон пять строений. Большой дом, большой амбар, судя по трубе, отапливаемый, банька, скотник и коровник совмещённый с конюшней. На лугу пасётся конь, а чуть в стороне три коровы и бычок. Куры бегают, коза лениво прожёвывает траву. Огорода я не заметил, но где-то тот должен быть. Все строения покрыты соломой, и частично прикрыты ветвями деревьев, обнаружить хутор тяжело. Я наблюдал как стайка детишек, трое, не старше десяти лет, играли у скотника, дед с седой бородой на тачке вывозил навоз из курятника. Однако по мимо них я обнаружил и советских военнослужащих, девушка стояла с карабином на плече, с каской, по всей положение форме, на посту, скучала, откровенно позёвывая. Ещё две дивчины в нательных рубахах и юбках на козлах пилили брёвна. Это пока всё что я видел. Ну допустим разведгруппа тут может быть, но чтобы три дивчины? Ой сомневаюсь. Тут из-за угла дома ещё одна девушка вышла, я даже рассмотрел сержантские треугольники в петлицах. Нет, тут что-то не так. Идём знакомится, но нужно подготовится.

Первым делом я оббежал вокруг хутора. Нашёл старую заросшую дорогу, вот почему немцы тут не появлялись, и тропинку. Пробежался по ней. На соседней поляне и был огород и всё что положено. Тут же ещё один колодец, бочки с водой, поливать рассаду, других водоёмов рядом я не видел. На грядках работало две женщины в гражданском, одна пожилая, другая моложе, лет тридцати, и ещё две девушки в советской форме. Хм, я могу ошибиться, но похоже девушки из какого-то подразделения, и во время наступления немцев, прошлой зимой, оказались тут, и задержались. Хуторяне приставили их к делу, странно что в форме работают, износят и порвут же быстро, и похоже просто ожидали, когда эти территории освободятся. Как-то другого объяснения у меня не было. Хотя сержанта того стоит отметить, те вполне могли переодеться под местных, но нет, видимо та не дала и продолжала командовать девушками-военнослужащими, держа дисциплину. Любопытно. Женщины были так заняты грядками, выщипывали траву, что обнаружили меня, когда я подошёл и прочистил горло, приказав девушкам в форме:

- Представьтесь.

Все четверо замерли как суслики, рассматривая меня. А что, камуфляжный комбез, точнее костюм всё же, из рубахи с капюшоном и брюк, весь перевит ремнями, тут и поясной, и портупея, и ремешок планшетки, ремень «ППШ» что висел на правом боку. Да даже ремешок бинокля, что на груди висел. Однако на голове вполне обычная пилотка с красной звездой. Вот вещей нет, сидор я держал в хранилище, пусть думают где в стороне оставил вещи. Пусть я невысок, что для танкистов норма, но как говорят - ладно скроен и крепко сшит. Несколько секунд те на меня таращились, когда обе девушки, всхлипнули как-то одновременно, одна даже воскликнула:

- Наш! - и вскочив рванули ко мне.

Дав себя пообнимать, и всё же напомнил кто тут командир, построил девчат и козырнув, преставился:

- Капитан Ветер.

Те тоже вытянулись, и будучи без головных уборов, а вот это зря, солнце палит, и представились:

- Красноармеец Милошевич, - сообщила черноволосая красотка, настоящая русская красота, и фигура уже сформировалось. Похоже та самая старшая из девчат, лет двадцать пять, остальным едва ли больше двадцати. Девчушке что рядом стояло думаю и восемнадцати нет.

- Красноармеец Юрьева, - представилась вторая.

- Кто такие? Что тут делаете?

- Обозники мы, - сообщила та что постарше и явно побойчее, похоже привыкла к вниманию мужчин, вон и на меня с интересом поглядывает. - Когда в прошлом году в конце осени срочно формировали санитарный обоз, туда всех направили. Меня отправили, я телефонистка при штабе Двести Пятьдесят Шестой стрелковой дивизии, Соня художник, карты рисовала. Двадцать человек набрали. Мы два раза до станций раненых довозили, а когда возвращались нас атаковали немецкие танки на дороге. Побежали все. Двоих ранило, меня и сержанта Фомину. Нас шестеро было, вместе собрались, потом ещё двое обозников вышло. Я сама шла, а сержанта мы несли. Долго по лесам шли, пока не вышли на хутор. С нами те два мужика было, обозники, ушли на разведку и не вернулись. Так мы и перезимовали тут, дед Михай приютил, немцы вокруг. Мы ходили к дороге, но только немцев и видели. Сержант Фомина оправилась, сказала скоро к нашим пойдём… Скажите, товарищ капитан, а наши далеко?

- Наши наступают в этом направлении, у Калинина стояли, немцы его взяли, сейчас Калинин блокирован с немецкими войсками, а наши наступают. Где-то в ста пятидесяти километрах примерно от нас. Надеюсь через месяц уже тут будут. Кто ещё кроме вас тут?

- Старший военфельдшер Богданова, она у нас старшей обоза была, потом сержант Фомина, красноармейцы Мусина, Крапивина и Зиновьева.

- Это что, девчонки что ли одни?

- Да, товарищ капитан.

- Ладно, сейчас идём знакомится. Красноармеец Юрьева, бегом на хутор, предупредите о нашем приходе. А пока, товарищ Милошевич, представьте меня местным.

Та и познакомила с дочерью деда Михай, вполне весёлой женщиной, и с её же дочкой. Оказалась вторая женщина не внучка, а дочь женщине. Хотя для хозяина хутора внучка и есть. Та жена красного командира, эвакуировалась, и вот добралась до родных. С двумя своими детьми и сиротой, мать у того погибла, тоже сын красного командира. Та мне чем-то была знакома, я всё пытался припомнить. Даже сказал той об этом, на что женщина тоже начала морщится, пытаясь припомнить, и ей моё лицо было знакомо.

- Вспомнил! - воскликнул я. - Двадцать третьего июня, озеро у села где немцы оборону держали. Мой первый бой, я за него первую награду получил, орден «Красной Звезды». Командовал огнемётным танком. Больше роты солдат заживо сжёг, пушек, грузовиков, самоходок. Генерал Потапов лично награждал. Я когда опрашивал местных мальчишек у озера, как попасть незаметно в село, вас там и видел.


 
Форум Узнать больше Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Военная боевая фантастика | Просмотров: 142 | Добавил: admin | Теги: Уникум 2. Феномен, Владимир Поселягин
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх