Новинки » 2022 » Декабрь » 19 » Валерий Атамашкин. Последний министр – 3
12:51

Валерий Атамашкин. Последний министр – 3

Валерий Атамашкин. Последний министр – 3

Валерий Атамашкин. Последний министр – 3

Последний министр - 3

 
с 13.12.22

историческая фантастика, исторические приключения, попаданцы, альтернативная история


Приключения нашего современника в теле самого ненавистного министра внутренних дел Протопопова - продолжаются. Прогрессивный блок получил чувствительный удар. Впереди предстоят допросы, борьба с ЗЕМГОР, ВПК, генералами и прочее, прочее, прочее


 Последний министр – 3
Возрастное ограничение: 18+
Дата выхода на ЛитРес: 13 декабря 2022
Дата написания: 2022
Объем: 230 стр.
Художник: Валерий Атамашкин
Правообладатель:  Автор
Литрес
1

Валерий Атамашкин. Последний министр 1

Валерий Атамашкин. Последний министр 1

 

Наш современник всю жизнь ненавидел коммунистов за то, что те в 1930-х репрессировали его родителей. На смертном одре отца, он дал клятву отомстить ненавистному режиму. Под конец длинной и насыщенной жизни, начавшейся с «подвальной качалки» и закончившейся мощной бизнес-империей, он жалел только об одном. О том, что обещание данное отцу осталось невыполненным. Как отомстить тем, кого уже нет? И судьба предоставила ему шанс поквитаться. В момент смерти сознание нашего современника перемешается в голову Александра Дмитриевича Протопопова, последнего и самого ненавистного министра внутренних дел за всю историю Российской Империии. Министра, сделавшего свержение самодержавие возможным. Идёт январь 1917. Канун событий революционного февраля. Близится отречение Николая II. Меньше года остаётся до позорного расстрела самого господина Протопопова. Что предпримет обновлённый министр? Сумеет ли сдержать данную отцу клятву и не допустить падения Империи?

 

00.00 руб. Читать фрагмент


Книга 2

Валерий Атамашкин. Последний министр – 2

Валерий Атамашкин. Последний министр – 2

 

Продолжение приключений нашего современника в теле самого скандального министра Российской Империи - Александра Протопопова в разгар событий 1917 года. На его пути псевдопатриоты, буржуи, радикалы и ворох неразрешенных проблем. Но Империя должна выстоять. За Веру, Царя и Отечество!

 

199.00 руб. Читать фрагмент


Книга 3

Валерий Атамашкин. Последний министр – 3

Валерий Атамашкин. Последний министр – 3

 

Приключения нашего современника в теле самого ненавистного министра внутренних дел Протопопова - продолжаются. Прогрессивный блок получил чувствительный удар. Впереди предстоят допросы, борьба с ЗЕМГОР, ВПК, генералами и прочее, прочее, прочее

 

199.00 руб. Читать фрагмент


Последний министр – 3

 Глава 1

 
«Ну конечно я опасен. Я полицейский.
Я могу делать ужасные вещи с людьми безнаказанно».

Настоящий детектив.



Год 1917, январь 17, после полудня,

Заячий остров, тюрьма в Петропавловской крепости, Петроград.




Ну что же, настало время для жёсткого разговора с задержанными. Первичная спесь с них была сбита, уверенность в собственных силах заметно убавилась, причём убавилось кратно. Попробуй-ка сохранить прежний настрой в тех условиях, в которых оказались господа депутаты.

То-то.

Ничего не получится.

Наш герой был почти уверен, что на начало допросов с пристрастием в душных и темных тюремных камерах, ни следа не останется от привычного для думцев пафоса и бравады.

И тем лучше, именно эта, скажем так «покорность», и требовалось Александру Дмитриевичу, чтобы поговорить с «красавцами» по душам с глазу на глаз. Конечно, насколько подобные ожидания министра совпадали с реальностью – все это лишь только предстояло узнать. Но Протопопов ехал к Петропавловской крепости в приподнятом настроении и с полной уверенностью в своих силах.

Петропавловская крепость располагалась на небезызвестном Заячьем острове в так называемом ядре исторического центра города, откуда собственно и пошла столица Российской Империи. Протопопов знал, что хоть это место и называется крепостью, оно ни разу за более чем двести лет с момента своей постройки, не участвовало в реальных боях. Зато «знаменита» эта крепость среди определенных кругов была тем, что там, на месте Трубецкого бастиона располагалась одна из самых суровых политических тюрьм России, если говорить о политических заключённых.

Вот туда и держал путь броневик Александра Дмитриевича.

Примерно через полчаса, как броневик Протопопова отъехал от Таврического дворца, Федя выехал к Иоанновскому мосту, который, собственно, вёл на заветный Заячий остров. Отсюда уже можно было разглядеть двухэтажное здание, имевшее форму правильного пятиугольника, которое и было пресловутой тюрьмой для политических заключённых.

Протопопов знал, что здесь работает специфическая и крайне жёсткая система заключения, основанная на том, что в каждой камере содержится ровно один человек. Заключённые целиком и полностью изолировались от внешней среды в любых проявлениях (книги, кофе, сигареты – все это было строго настрого запрещено), а заодно друг от дружки (потому как ввиду отсутствия вышеназванного, обычное человеческое общение было сродни спасению). В купе с рядом строжайших запретов, политические арестанты в таких условиях либо чокались и у них срывало кукушки напрочь, либо раскалывались следователям. Правила балом здесь так называемая «наблюдательная» команда от жандармерии.

Другими словами, Курлов был здесь как царь и бог.

Однако автомобиль, пусть и образца начала 20 века, передвигается гораздо быстрее, чем человек. Даже если этот человек замёрз, хочет побыстрее согреться и тому подобное.

Понятно, что речь идёт об арестованных думках, топтавших улицы предреволюционного Петрограда.

К тому моменту, как броневик министра подъехал к Иоанновскому мосту, господа думцы все ещё шли к месту своего конечного назначения. Как и договаривался с Курловым Александр Дмитриевич, весь путь от Таврического дворца к Заячьему острову, арестанты проделали пешком и налегке, выбирая для ходу самые оживлённые улицы. Отчего, во-первых, замёрзли как цуцики, а, во-вторых, собрали внушительную толпу зевак и небезразличных. Шли революционеры отнюдь не по революционному – от жуткого холода зуб не попадал на зуб, они дрожали и тщетно пытались согреться, растираясь руками. Все до одного они смотрели под ноги, боясь поднять взгляд, потому как уцепившаяся за шествием толпа в несколько сот человек, шумела и свистела, находились и умельцы, которые закидывали господ депутатов яйцами, как то разом забывая от том, что в столице царит кризис продовольствия.

Яйца чаще всего попадали господам в головы. Лопались тотчас и растекались по волосам. Ну а через минуту другую желтки и белки замерзали…

Понятно, что депутаты, мягко говоря, чувствовали себя не в своей тарелке. И, ещё до того, как сесть в камеры одной из самых жёстких тюрьм начала двадцатого века, большинство этих господ оказалось морально и в некотором роде физически сломлены (не были бы сломленные, так наверняка продолжили бы сопротивляться в Думском зале).

Замёрзшие.

Продрогшие.

В добавок униженные.

Со всех сторон на их головы сыпется брань.

Где революционный настрой? Нет его больше. Им бы вместо того чтобы речи в Думе с трибуны отжигать, чего-нибудь горячительного выпить… но не выйдет, господа хорошие.

В общем то, каждый из них прямо сейчас получал то, чего так долго выпрашивал.

Хорошего такого подсрачника.

Как говорится – напросился.

Понятно, что Протопопов приказал Феде чутка притормозить, дабы дождаться, когда красавцев заведут в здание тюрьмы. Но потом увидел Курлова.

– Федя, нагони ка Павла Григорьевича, – распорядился министр.

Федя кивнул, подъехал к Курлову.

Тот завидев знакомый броневик ту же приветственно вскинул руку.

– Александр Дмитриевич, я думал вы хоть на Набережную реки Мойка заедете, переодеться, – сказал генерал улыбаясь, когда Протопопов пригласил его сесть в машину.

– Дерьмово выгляжу, хочешь сказать?

– Ну-у-у, как как есть вроде бы говорю.

– Ты тоже не лучше выглянешь. Но ничего Павел Григорьевич, ради такого дела и в дранных тряпках походить не западло.

– Вот тоже так думаю, – согласился охотно Курлов, усаживаясь на твёрдом сиденье броневика.

– Вы мне лучше скажите, как народ этот парад на улицах встретил? – осведомился Протопопов.

– Ну как? Так. Сначала присматривались долго, шептались, удивлялись и даже изумлялись, а потом когда узнали в чем дело – пошло поехало… в общем то теперь вы сами видите, что происходит, Александр Дмитриевич. Сие господа народные избранники совершенно не оправдали возлагаемых на них надежд.

– Лихо подмечено, Павел Григорьевич, тебя хоть на цитаты разбирай.

– На самом деле, Александр Дмитриевич, я уже жду не дождусь, когда мы наших думцев в тюрьму спрячем, а то среди народа настроения больно неспокойные.

Народ, как уже видел Протопопов был действительно настроен к арестантам крайне недружелюбно и дело тут не только в бросаемых яйцах (это то само по себе не представляет реальных угроз). Нет, были среди толпы такие, кто оказался не прочь устроить свой самосуд над арестантами. Понятно, что от угроз к делу им перейти никто не даст, но господам арестованным об этом знать вовсе не обязательно.

– Такой вопрос, Александр Дмитриевич, – вернул внимание министра внутренних дел Курлов. – Как мы всю эту кодлу размещать в тюрьме будем?

– А какие проблемы с размещением? – Протопопов приподнял бровь. – Камер что ли мало? Не хватает на всех?

– В том то и дело, что мало и не хватает. Камер то в тюрьме всего шестьдесят девять и все одиночные, к тому же большинство камер заняты арестантами, которые уже сидят и ждут своего приговора, – заверил генерал. – А наших бедняг в три раза больше. Каюсь, Александр Дмитриевич, что я сразу на эту тему не подумал, а надо было, потому что сейчас больно неудобно получается.

– А сколько свободных камер? – уточнил министр.

– Камер то? Ну может пяток наберется.

– Мало…

– Ну так то времена нынче не шибко спокойные, как мы оба понимаем, поэтому это нам ещё повезло, что свободные места в принципе есть, – пожал плечами Курлов.

– Давай так делать – текущих арестантов – отпускай, остальных – сели в камеру по пять человек, – предложил Протопопов. -

– Уверен, Саш? – Курлов аж закашлялся от неожиданного предложения министра. – Я про то, чтобы вот так отпускать без суда? Надо ли?

– Выпускаем, Паша, что непонятного?

Говорить про то, что реальных виновных за решеткой тюрьмы днём с огнём не сыщешь (по крайней мере Протопопов был готов биться о заклад, что это так), министр не стал. Сам догадается Курлов – хорошо, а не догадается, то позже поймёт.

– Понятно, – согласился Павел Григорьевич на необычное распоряжение, пожимая плечами. – Амнистия министерская, так сказать, у нас получается.

– Гучкова, Керенского и Милюкова только отдельно посади, я их опрашивать стану. И мне одну камеру оставь. Под допросы.

– Кого первым на допрос готовить?

– Гучкова. Проследи, чтобы ему руку залечили, медики там в тюрьме имеются?

– Имеются.

– А то чего не хватает, окочурится. Нам это, как понимаешь, не нужно, – вздохнул Протопопов.

– Будет сделано, – снова пожал плечами Курлов.

На том сговорились и время больше терять не стали. Господа арестованные уже стояли возле тюрьмы длинной такой змейкой у самого входа. Что любопытно, они все дружно прыгали на месте, как зайчики, выпуская густой пар изо рта.

Федя остановил машину, Курлов вышел и двинулся выполнять министерские распоряжения. Вот за что Александру Дмитриевичу нравился генерал и за что министр его так ценил, так это за полное отсутсвие вопросов, когда доходило до сути дела.

Велел Протопопов – Курлов выполняет.

Жаль только не со всеми так.

Арестованных начали заводить в тюрьму и надо сказать, что по такому морозу, когда хороший минус бьет и щипает, они были только рады попасть поскорее в свои камеры. Ну что же, порадуются они недолго и наверняка эти господа не знают, что ждёт их внутри.

Протопопов отметил, что Курлов принял правильное решение, не пустив на Заячий остров толпу горожан и все это скопище теперь осталось стоять у Иоанновского моста, на подходе.

Дальше они не шли, по крайней мере пока, но люди выглядели крайне возбужденными. И, если рассудить и предположить чисто гипотетически, нескольким сотням горожан ничего не стоило продавить тонюсенькое оцепление из десятка полицейский, которые охраняли мост.

Обычно на таком морозе как сегодня терпения у народа хватало в лучшем случае на час, край на два – время за которое народ успевал отморозить себя пятые точки и носы. Но что особо не нравилось Александру Дмитриевичу так это то, что народ продолжал стягиваться к мосту. И получалось, что прибывало людей больше, чем убывало. Вот толпа и нарастала тихим сапом. Надо понимать, что причина прироста заключалась во многом в том, что среди народа по рукам ходил алкоголь – «дабы согреться». И подтягивались к мосту все больше те, кто не прочь намочить горло.

Но перед броневиком министра народ расступался более чем охотно. Люди хоть и были выпимши, но не настолько, чтобы лезть под многотонный грузовик (ровно по той же причине никто пока не пытался прорваться на Заячий остров).

Наконец, припарковались возле двухэтажного здания тюрьмы. Федя заглушил мотор.

Из здания уже начали выходить досрочно освобождённые господа, один за другим, всего несколько десятков человек. Все они совершенно не верили свалившемуся счастью.

Протопопова большинство этих людей знало в лицо, поэтому при виде министра, своей амнистией буквально снявшего их с каторжного крючка, они улыбались и кланялись.

Протопопов зашёл внутрь, где уже заканчивалось расселение арестантов по камерам. Никто не церемонился – камера открывалась, туда загоняли по пять человек, а тех, кто заходить не хотел или отказывался, таких впихивали силой, несмотря на недовольство и угрозы.

Последними на заселение остались стоять Гучков, Милюков и Керенский, каждый у своей камеры. Из обыскали предварительно и тоже завели внутрь. Как и просил Александр Дмитриевич, к Гучкову пришёл врач и из-за двери послышалось шипение Александра Ивановича.

Перелом у него был жуткий.

Судя по всему, некоторое время Гучков не сможет разговаривать. Ну пусть приходит в себя, начать любезный диалог можно и с Милюкова. Пусть расскажет, что такое Прогрессивный блок и с чем его едят.

Протопопов двинулся к камере отведённой для допросив, закатывая рукава.

– Ведите ко мне Павла Николаевича Милюкова, – распорядился он.

Господина Керенского министр собирался оставить на сладкое.


Чтобы потом его сожрать.
 
Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
0.0/0
Категория: Попаданец в прошлое | Просмотров: 89 | Добавил: admin | Теги: Валерий Атамашкин, Последний министр 3
Всего комментариев: 0
avatar