Новинки » 2019 » Ноябрь » 1 » Михаил Атаманов. Искажающие реальность - 6
22:53

Михаил Атаманов. Искажающие реальность - 6

Михаил Атаманов. Искажающие реальность - 6

Михаил Атаманов

Искажающие реальность - 6


Оказаться на сильно повреждённом в космическом бою звездолёте без двигателей совершенно в другой галактике... Казалось бы, причина для паники, и уж как минимум повод для уныния? Вовсе нет! Комар не теряет оптимизма, постепенно восстанавливает свой звёздный фрегат и находит в случившемся даже положительные моменты. Тем более что скучать не приходится - и в виртуальной игре, и в реальном мире Комар обнаруживает себя в самом эпицентре интересов великих космических рас, хоть и не понимает столь пристального внимания к своей персоне. Сумеет ли Комар удачно сыграть свою роль в этой сложной дипломатической партии, на кону в которой стоит будущее всей человеческой расы? Читайте в шестой книге серии "Искажающие Реальность"!

Цикл: Искажающие реальность - 6
Жанр: ЛитРПГ, Космическая фантастика

Содержание цикла:
Искажающие реальность (2017)  
Искажающие реальность-2 (2018)  
Искажающие реальность-3 (2018)  
Искажающие реальность-4 (2019)  
Искажающие реальность-5 (2019) 
6

Введение. Далёкие планы

Планета Урми II, историческая прародина миелонской расы

Звёздный Город, столица Союза Миелонских Прайдов

Западный Храм памяти Великой Первой Самки






– Все правители в сборе, можно начинать собрание! – шепнула своей задумавшейся хозяйке служанка-помощница и, закончив расчёсывать великолепную снежно-белую шерсть Великой Проповедницы, собрала инструменты и шустро удалилась.

Амиру У-Маяу, своей мудростью и безукоризненной женской красотой олицетворявшая для сородичей воплощение Великой Первой Самки миелонцев, неторопливо и с достоинством встала со своего кресла. Миелонка внимательно обвела взглядом традиционное место собрания правителей, дабы лично убедиться, что все двадцать семь светящихся голограмм участников проявились на положенных местах по периметру круглой площадки. Да, все участники собрания правителей оказались на месте.

– Уважаемые главы прайдов, я инициировала это собрание для обсуждения двух важных тем, напрямую затрагивающих интересы нашей миелонской расы, – хорошо поставленным голосом опытного оратора начала своё выступление Амиру У-Маяу. – Прежде всего, я по официальным дипломатическим каналам получила послание от лидеров воюющих с нами мелеефатов. По своей сути послание представляет из себя ультиматум, густо замешанный на угрозах. Свора мелеефатов сообщает, что сворачивает космическую экспансию по всем направлениям и перебрасывает боевые звездолёты в зону военного конфликта с расами миелонцев и гэкхо.

Великая Проповедница расслышала удивлённые возгласы собравшихся. Да, случилось нечто действительно невероятное: впервые за всю известную расе миелонцев историю свора мелеефатов прекращала звёздную экспансию и возвращала свой основной боевой флот с границ неисследованного космоса, чтобы разобраться с возникшими глубоко в тылу проблемами. А ведь бесконечное расширение территорий и покорение всё новых и новых рас, чьи живые и производственные ресурсы вливались в свору, было самой сутью и философией мелеефатов. И потому должно было произойти нечто действительно невероятное, чтобы жуткие многоногие космические захватчики изменили своим вековым традициям.

– Неужели наши военные переусердствовали и своими недавними громкими победами нанесли древнему врагу неприемлемый урон? – предположила Айви У-Мау – белоснежная грациозная миелонка, самая молодая из трёх ныне живущих воплощений Великой Первой Самки.  

– Насколько знаю, нет. Война велась строго по утверждённому нашими стратегами плану, – вступила в беседу командующая Четвёртым Звёздным Флотом, популярнейшая в войсках воительница Кисси-Мяу. – Воспользовавшись тем, что все находящиеся в ближайших секторах космоса силы своры крепко сцепились с гэкхо, все четыре наших флота внезапно вступили в войну. Первый Флот без особого сопротивления захватил двадцать мелеефатских станций и планет в своей зоне ответственности. Второй Флот взял шестнадцать. Третий двадцать две. Мой отобрал у своры ещё тридцать три станции. Для своры мелеефатов, контролирующей сорок процентов известного нам космоса и владеющей тысячами звёздных систем, такие потери территорий неприятные, но вовсе не критичные. До поставленной нашими аналитиками и прорицателями красной черты в сто тридцать обитаемых планет и станций, после пересечения которой ожидалось повышенное внимание своры к нашему Союзу Миелонских Прайдов, оставался ещё какой-то запас. Видимо, реальная причина возвращения главного флота своры мелеефатов кроется совсем в другом. Есть у кого-нибудь из собравшихся предположения?

Великая Проповедница даже залюбовалась выступлением командующей Четвёртым Звёздным Флотом. Растёт Кисси-Мяу! И как оратор, и как мудрый стратег, и как умелая командующая флотом, да и как правительница одного из сильнейших миелонских прайдов. Вроде совсем недавно ещё юная и наивная, ничем кроме выдающейся внешности и непомерных амбиций не отличавшаяся, сейчас Кисси стала опытным политиком. Недавнее получение ею статуса «кунг» в игре, искажающей реальность, подтверждало эти наблюдения. Ещё бы решила эта молодая самка проблему бушующих гормонов, умерила свою любвеобильность, о которой судачат по всей галактике, и разобралась со своими бесчисленными самцами-ухажёрами. Глядишь, и доросла бы тогда кунг Кисси-Мяу до «кронга» – единой полновластной правительницы всей миелонской расы.  

А между тем на заданный командующей вопрос поступил осторожный ответ немолодого Тирр-Мяусса, мудрого главы службы миелонских архивов:

– Возможно, истинной причиной возвращения главных флотов мелеефатов служат понесённые ими тяжёлые потери? Ходили слухи о тяжёлом разгроме своры в Скоплении Айсар три тонга назад...

– Это уже не слухи, – поспешила вклиниться в обсуждение Великая Проповедница, – данная вызывавшая множество вопросов информация полностью подтвердилась. В переданной нашим глубоко внедрённым агентом посылке, содержащей информацию о подробном состоянии дел в своре мелеефатов, нашлась сведения о грандиозном проигранном мелеефатами сражении в звёздной системе Скопление Айсар три тонга назад. А также о не менее жутком разгроме своры мелеефатов при попытке повторной атаки.

– Известно ли, кто сумел остановить победную поступь членистоногих захватчиков? – вопрос принадлежал командующему Первым Звёздным Флотом.

Амиру У-Маяу и сама могла бы ответить, но переадресовала вопрос обычно молчаливому, но наиболее информированному о состоянии дел в далёком космосе главе миелонской разведки кунг Вауу-Мяу. Седой миелонец, известный своей нелюбовью к публичным выступлениям, недовольно поморщился, но всё же дал собравшимся правителям подробный ответ:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Да, известно. Это сделали люди. Ещё одна, ранее нам неизвестная, ветвь этой рассыпанной по всей Вселенной расы. Информации на самом деле крайне мало. До нас дошло лишь имя командующей флотом, распылившем на атомы звёздную армаду своры мелеефатов: человеческая женщина адмирал Николь тон Савойя. Известны ещё титул и имя правителя тех людей: Император Георг Первый, хотя эта информация требует дополнительного подтверждения. Так или иначе, лидеры своры серьёзно напуганы встречей со столь грозной силой и прекратили все активные операции по тому вектору наступления и всем соседним секторам. Оставшиеся в строю корабли мелеефатов отозваны с границы и переброшены на другие направления. В том числе на текущую войну с Союзом Миелонских Прайдов и расой гэкхо.

Наступило долгое молчание. Все присутствующие прекрасно понимали, что даже в сильно ослабленном после понесённых потерь состоянии основной флот своры мелеефатов представляет из себя очень и очень грозную силу. Появление же многотысячной армады звездолётов противника на местном театре военных действий разом поменяет баланс сил. Лёгкая скоротечная война, какой она пока что выглядела для Союза Миелонский Прайдов, разом превратится в кровавую бойню, в которой сойдутся многотысячные флотилии звездолётов, а на кону, возможно, будет стоять даже само выживание миелонской расы. Допускать такое никто не хотел.

– В чём же заключается ультиматум мелеефатов? – поинтересовалась Айви У-Мау. – От нас требуют отдать захваченные звёздные системы?

Более опытная в военных и политических вопросах Великая Проповедница даже фыркнула от такого нелепого предположения своей юной коллеги:  

– Вовсе нет. Да и кто добровольно отдаст такие богатые трофеи? Мелеефаты прекрасно это понимают и не требуют невозможного. От нас они просят отдать лишь комету Ун-Тау – это место религиозного паломничества нескольких гнёзд ренегатов мелеефатской расы. А также хотят заключить с нами официальный мирный договор сроком на девять тонгов. Ответа на своё послание свора мелеефатов ждёт до окончания этого дня.

С минуту все собравшиеся молчали, обдумывая сказанное. Наконец, своё слово высказал командующий Вторым Звёздным Флотом лэнг Рау-Мяяуу – один из самых опытных и уважаемых командующих Союза Миелонских Прайдов.

– Наша раса изначально и рассматривала текущую войну как удобную возможность безнаказанно «откусить» немного территорий от нашего исторического противника, слегка ослабив тем самым свору мелеефатов. А вовсе не как полноценный затяжной конфликт, в котором нам встретятся крупные силы мелеефатов, и потери нашей стороны возрастут на много порядков. Моё мнение: задачи военной кампании выполнены, из войны нужно выходить.

– Это и моя тоже позиция, – объявила Кисси-Мяу, после чего шум среди собравшихся правителей стих. – Миелонцы славятся скоростью принятия решений и гибкостью в звёздной политике. Свой шанс усилиться мы не упустили. А наивные прямолинейные гэкхо… вот честно, мне их даже несколько жаль! – веселящиеся глаза командующей Кисси-Мяу резко контрастировали со смыслом сказанных ею слов. – Наши предсказуемые союзники повели себя именно так, как мы и предполагали. Объявили войну, связали силы мелеефатов, расчистили нам путь. И именно гэкхо теперь предстоит нести всю тяжесть войны с уже оправившейся от внезапного нападения сворой мелеефатов, которая к тому же, как сейчас выясняется, посылает на фронт основные свои силы.

Великая Проповедница Амиру У-Маяу снова восхитилась выступлением Кисси-Мяу. Насколько же глава прайда Острого Когтя выросла как мудрый и уважаемый другими правителями политик! Не зря командующую Четвёртым Звёздным Флотом уже фактически официально именовали Великой, хотя этот почётный титул по миелонским законам воительнице был пока что не положен из-за молодости возраста. Лэнг Амиру выждала ещё какое-то время, но других точек зрения, противоречащих позиции Великой, никто из собравшихся правителей не высказал.

– Хорошо. Тогда я сегодня же отвечу лидерам своры, что мы принимаем предложение мира на указанных условиях. Союз Миелонских Прайдов выходит из войны и подписывает мирный договор на девять тонгов. Миелонские военные покинут комету Ун-Тау в ближайшие пару-тройку умми, остальные же захваченные нами планеты, станции и космические поселения становятся законной территорией нашей расы.

Закончив таким образом с первым вопросом сегодняшней повестки заседания, Амиру У-Маяу перешла ко второй теме:

– Мой надёжный источник сообщил, что в космосе обнаружена хорошо замаскированная мобильная лаборатория древней расы реликтов. Причём лаборатория находится в исправном и даже активном состоянии и напичкана древними устройствами, артефактами и технологиями. Думаю, что никого из присутствующих не нужно убеждать в том, что данная лаборатория представляет огромный интерес для миелонских учёных и любой ценой должна быть доставлена на территорию Союза Миелонских Прайдов.

– Так за чем же дело стало? – поинтересовался глава службы миелонских архивов. – В чём сложность отбуксировать лабораторию на любую из наших научных станций и изучить на месте?

– А сложность состоит в том, уважаемый Тирр-Мяусс, что данная находка, по словам уже МОЕГО источника, – Кисси-Мяу сделал акцент на предпоследнем слове, – сперва находилась на территории мелеефатов в необитаемой звёздной системе H9045/WE, а затем непостижимым образом мгновенно перенеслась в соседнюю галактику!

Командующая Четвёртым Звездным Флотом продемонстрировала прекрасную осведомлённость в данном вопросе, даже сама Великая Проповедница не знала этих подробностей.

– Надо же, нуль-переход! – восхитился ранее молча стоявший и только сейчас впервые вступивший в беседу Азари Ур-Мая, глава департамента научных разработок. – Нашими учёными ещё триста тонгов назад была предсказана возможность такого перемещения, но вот на практике создать действующий образец подобного устройства так никому и не удалось. А ведь раса, первая освоившая данную технологию, станет доминировать в космосе!

– А ещё одна сложность, – снова включилась в беседу Великая Проповедница, – что открыла эту затерянную лабораторию древней расы не наша научная группа, а смешанная команда одного из Свободных Капитанов. В которой присутствуют представители самых различных рас, причём миелонцы составляют в экипаже меньшинство. В списке рас присутствуют и гэкхо, и мелеефаты, и люди, и даже джарги. Так что, подозреваю, о ценной находке осведомлены уже все заинтересованные стороны. И вскоре, если мы не подсуетимся первыми, обнаружившему ценный объект капитану поступят предложения от других игроков большой звёздной политики.

– Подсуетимся? Это значит выкупим всю древнюю научную базу, пока капитан не понял её истинную стоимость? Или так? – командующий Первым Звёздным Флотом проделал наглядный жест, имитирующий перерезание горла острым клинком.  

И Амиру У-Маяу, и Кисси-Мяу одновременно насмешливо фыркнули. Командующая Четвёртым Звёздным Флотом пояснила собравшимся свой скепсис:

– Мне доводилось общаться с этим Свободным Капитаном. И потому могу сказать однозначно: не стоит тешить себя иллюзиями насчёт того, что капитан не понял, какое сокровище ему досталось. Понял, однозначно понял. Незаметно же атаковать такого опытного псионика с хорошо развитым чувством опасности? Не получится! Да и, если покушение всё же удастся, что потом делать с научной базой реликтов? Искусственный интеллект её охранной системы общается только с реликтами. Да и то, насколько мне сообщили, для контактов с ним требуется ранг не ниже второго уровня в иерархии Пирамиды. Убей лэнг Комара, и охранная система никого не станет слушать, а нужная нам научная станция навсегда застрянет в другой галактике. Да и получить возродившегося без ценного трофея озлобленного лэнг Комара в личные враги… неразумно, это как минимум, поскольку ранее его морф демонстрировал способность дотянуться даже до лэнг Амиру У-Маяу, несмотря на приставленную к ней бесчисленную охрану.

Великая Проповедница вздрогнула от неприятного воспоминания. Да, план покушения был заранее согласован с ней, но всё равно произошедшее стало для опытной миелонки шоком. Крайне неприятно, когда тебя потрошат заживо!

– Так нашедший лабораторию Свободный Капитан и есть лэнг Комар? Да, наслышан об этом удачливом авантюристе… – глава службы миелонских архивов задумчиво потёр когтистой лапой переносицу. – Этот капитан – весьма неординарная личность! Работает на командующего Вторым Ударным Флотом гэкхо кунг Вайд Шишиша и уже очень многое для него сделал. Замечен в симпатиях к миелонской расе и неоднократно помогал нам. К тому же официальный враг своры мелеефатов. Моё личное мнение: c этим Свободным Капитаном нужно поддерживать дружеские отношения, и Комар сам приведёт столь желанную лабораторию реликтов прямо к нам в лапы. А ещё мне попадалась на глаза выписка, что некий человек по имени лэнг Комар перенёс своё физическое тело на миелонскую станцию Касти-Утш III. Кажется, это удобный повод пообщаться с ним по душам в реальном мире и обо всём договориться.

Прежде, чем кто-либо из собравшихся правителей успел отреагировать на слова главы службы архивов, встрепенулась Кисси-Мяу:

– Я сама поговорю с лэнг Комаром! Как-никак, мой партнёр по брачному танцу. К тому же ранее я во всеуслышание обещала этому человеку личную встречу и задолжала её. Самое время мне выполнить данное обещание!



Глава первая. В чужой галактике



– Аюх, ты сбросил только прожитые годы, но не мастерство и опыт! Ты же один из лучших Навигаторов современности! Что значит «не знаю, где мы»?!



Да, я давил и требовал от подчинённого выполнения его прямых обязанностей – именно так, на мой взгляд, в трудной ситуации и должен был вести себя настоящий капитан. Но вот на Аюха было больно смотреть, помолодевший гэкхо едва не выл от бессилия и отчаяния:



– Но, лэнг Комар, я действительно не могу ничего сделать! Бортовая навигационная система зависает при попытке определения наших координат!



Я недовольно поморщился. Навигационная система моего фрегата зависает? Только этого не хватало… К многочисленным повреждениям корпуса, утечке воздуха из трёх отсеков, потере гиперпространственного двигателя и двух лазерных пушек, а также смерти пяти членов команды добавилась ещё и проблема с навигационными программами? Но, возможно, компьютерный сбой удастся как-то исправить? Там, перезагрузить систему или переустановить какие-то программы… Я поинтересовался у Навигатора, что инструкции предписывают делать в подобных ситуациях.



– Так ведь, капитан… – гэкхо набрал побольше воздуха, помолчал и решительно выпалил: – такая ситуация вообще не предусмотрена! Навигационная система звездолёта параллельно пробует все возможные способы определения координат. От банального опроса ближайших маяков по дальней связи, до определения гравитационных смещений, вычисления ближайших экстремумов пространства и направления потоков нейтрино. И уж поиск соответствия видимых звёзд по уникальным характеристикам спектра, классу и массе с данными из справочников первым делом проверяет! Так вот, ни одной из видимых нами сотен тысяч звёзд, – Аюх указал мохнатой когтистой лапой на экран, – нет в навигационном справочнике гэкхо! И даже данные скачанной нами более полной карты мелеефатов нисколько не помогают! Я попробовал определить векторы направлений на квазары, хоть в космической навигации это считается крайне неточным и устаревшим методом, но результат получился совсем неутешительным. Мы очень далеко от области изученного космоса, а скорее всего вообще в другой галактике!!!



Окончание своей фразы гэкхо фактически выкрикнул, причём в голосе моего старшего офицера отчётливо слышались нотки паники. После объяснения Навигатора, признаться, я тоже немного струхнул. Пожалуй, только я со своей удивительной способностью попадать во всяческие переделки мог умудриться так конкретно влипнуть: оказаться в другой галактике на звездолёте без гиперпространственного двигателя! Хотя… даже если бы гипердрайв у моего фрегата был исправен, чем бы он смог помочь? Если полёт до далёкой звезды в пределах нашей же галактики мог составлять годы, то уж возвращение на родину совсем из другой галактики заняло бы тысячи, а возможно и миллионы лет! Или, как альтернативный вариант совсем уж на крайний случай, смерть и возрождение всех членов экипажа в точке респауна на Касти-Утш III, но уже без великолепного фрегата-спарки и найденной нами бесценной мобильной лаборатории. Потеря всего, крушение надежд и сильнейший удар по моему Авторитету и репутации удачливого капитана…



Нет, тут нужно было действовать по-другому. Разбираться с оборудованием зашвырнувшей нас в другую галактику мобильной лаборатории, изучать навигационные карты реликтов и принятые у этой древней расы системы координат, чтобы рассчитать обратный прыжок. Или требовать от охранной системы лаборатории подкинуть фрегат «Паладин Тамара» куда-нибудь поближе к одной из станций расы гэкхо или миелонцев, чтобы дальше мы могли уже добраться своим ходом на уцелевших маршевых и маневровых двигателях. Вот только проблема состояла в том, что после прыжка общение со станцией прекратилось, и охранная система лаборатории не отвечала на все мои попытки контакта.



На мостик вернулся Дмитрий Желтов, которого я посылал в медицинский блок – у нашего основного Пилота Звездолёта сильно болела левая рука в плече, и после проведенного Сканирования у меня зародилось подозрение на перелом. Дмитрий же упорно отнекивался – говорил, что травма ерундовая, и всё само пройдёт. Но, судя по фиксирующей повязке, моё подозрение подтвердилось.



– Ты был прав, капитан, трещина в кости, – сообщил Дмитрий со смущённой улыбкой. – Наш Медик Мауу-Ла быстро провёл обследование, вколол мне в предплечье заживляющие наниты и выставил меня за дверь, сказав дня три поберечь руку. На самом деле я даже удивлён, что Медик меня принял. Он там сильно занят, операцию нашей миелонской Переводчице проводит. Причём похоже очень сложную, раз даже взял в ассистенты ремонтного бота Кирсана. У герд Айни тяжелейшие травмы, я даже расслышал обращённую к Кирсану жутковатую фразу: «если не восстановим сосуды, миелонской девушке потребуется ампутации обеих передних лап».



Да, я знал, что рыжая миелонская красавица пострадала очень сильно – её вынес сам герд Мауу-Ла из разгерметизированного разрушенного взрывом отсека. Ампутация обоих рук… Жуть-то какая… Если страшный диагноз лекаря подтвердится, то на месте Айни я бы предпочёл переродиться в здоровом теле в точке воскрешения на Касти-Утш III. Кстати… нужно бы передать ожидающим там четырём членам экипажа инструкции, что делать дальше. Моя компаньонка Торговка герд Улине Тар, Штурмовик герд Тыо Пан, Пулемётчики Тимка-Ву и Кислый, а также Суперкарго Аван-Той не пережили космического сражения с мелеефатской флотилией и должны были уже возродиться на миелонской космической станции. Я обернулся ко всё ещё рвущему на себе волосы от расстройства Навигатору и произнёс чётким командным голосом:

– Аюх, хватит ныть, соберись и возвращайся к работе! Выходи в реальный мир и свяжись там с моей первой помощницей. Передай Улине-Тар, пусть вместе с остальными возродившимися членами экипажа ближайшим грузопассажирским «Шиамиру» летит на Землю. Ей там и к свадьбе нужно готовиться, и прибывшие два перехватчика нужно приводить в порядок и оформлять в местном космопорте. Да и вообще, что ей без толку время терять на миелонской станции? Мы не станем возвращаться в систему Касти-Утш, а полетим сразу к Земле… Если, конечно, придумаем способ, как туда добраться… – последнее предложение я произнёс совсем тихо, скорее лишь для себя самого, чтобы остальные находящиеся в капитанской рубке игроки не могли расслышать.



Авторитет повышен до 84!



Да, всё правильно сделал! Члены команды по-прежнему верили в своего капитана и рассчитывали, что я сумею их вытащить из сложной ситуации без необходимости самоубиваться и возвращаться таким неприятным способом в изученную часть Вселенной. Я немного приободрился и воспользовался рацией, чтобы связаться с нашим Инженером Орун Ва-Мартом и руководимой им первой ремонтной бригадой из восьми игроков, которые в скафандрах вели сейчас работы на внешней стороне корпуса фрегата, топая при этом как слоны. Я мог наблюдать за их действиями с камер двух Малых охранных дронов, которые носились сейчас в «пузыре» под силовым полем лаборатории.



Второй бригадой руководила принцесса герд Минн-О Ла-Фин, в задачи этой группы входили расчистка повреждённого коридора у грузового отсека от обломков и восстановление пригодной для дыхания атмосферы во всех жилых каютах. В число работников второй ремонтной бригады я включил и Нефертити. Да! Это стало для меня удивительным, но НПС-дриада не исчезла с корабля после гибели своего мужа Пулемётчика Кислого и как ни в чём ни бывало, по крайней мере пока, продолжала существовать самостоятельно. У меня имелось возможное объяснение этому феномену, но я пока не спешил его озвучивать остальным.



Орун Ва-Март ответил мгновенно, словно только и ждал моего вызова:



– Капитан, ведём осмотр повреждений обшивки фрегата, отмечаем пробоины. Пока насчитали восемь сквозных дыр, все в правом фюзеляже. Это, не считая оторванного грузового отсека и половины правого стабилизатора. Дыры заделать герметиком возможно, уже занимаемся этим. Но вот запасных плит на восстановление всей обшивки не хватит, я уже подсчитал. И грузовой отсек придётся полностью отсоединять – он представляет из себя сплошное месиво перекрученных кусков металла и для дальнейшего использования непригоден.



– Эээ… – я решил уточнить важный момент. – Правильно понимаю, что после такого центровка собьётся, и сесть на любую планету с атмосферой фрегат больше не сможет?



Из наушников послышался горький смех Инженера:



– Капитан, с такими серьёзными повреждениями фюзеляжа и оторванным стабилизатором о посадке на планеты можно пока что забыть. Тут скорее нужно думать, как вообще привести звездолёт в более-менее пригодное для полётов состояние…



– Понятно, – я прервал Инженера на полуслове, не дав ему в общем канале портить настроение всей слушающей наши переговоры команде. – А катер в ангаре исправен? Я собираюсь слетать к лаборатории реликтов. Нужно посмотреть, что там да как.



– Катер в порядке, – обнадёжил меня Орун Ва-Март, – хотя тут до станции метров шестьдесят восемь всего, можно и на левитаторах, да и просто на реактивном ранце добраться.



Явно называл миелонец совсем другие цифры и размерности, но игровая система транслировала для меня сказанное в привычные человеческой уху единицы измерения длины. К таким забавным моментам с «автопереводом» я всё никак не мог привыкнуть, каждый раз они резали ухо нелепостью упоминания земных величин инопланетными существами. В любом случае, до древней лаборатории было буквально рукой подать, а именно её посещение с выяснением текущего состояния древнего объекта становилось для меня сейчас первоочередной задачей – от этого напрямую зависела сама возможность вернуться домой.



Хотя нет… имелась ещё более первостепенная, чем посещение древней лаборатории, задача: выбрать моему Комару три новых возможных для изучения навыка, поскольку мой персонаж достиг уже сотого уровня. Я открыл вкладку игрового меню с описанием характеристик персонажа:



Лэнг Комар. Человек. Фракция Реликт.

Слышащий 100-го уровня



Характеристики персонажа:

Сила 14

Ловкость 18

Интеллект 33+5

Восприятие 29+2

Телосложение 17

Модификатор удачи +3

Дронов в управлении 2 из 3



Внимание!!! Имеется возможность получения Большого дрона взамен уничтоженного



Параметры персонажа:

Очков здоровья 2178 из 2244

Очков выносливости 1305 из 1639

Очков магии 1380 из 2061

Переносимый груз 28 кг

Известность 92

Авторитет 84



Навыки персонажа:

Электроника 94

Сканирование 67

Картография 84

Космолингвистика 100 * Взята первая специализация

Ружья 66

Минералогия 60

Средняя броня 86

Зоркий глаз 95

Меткость 51

Целеуказание 53

Ощущение опасности 89

Псионика 110 * Взята первая специализация

Ментальная сила 109 * Взята первая специализация

Управление механизмами 104 * Взята первая специализация

Мистицизм 55



Внимание!!! Имеется три нераспределённых очка навыков

Внимание!!! Возможно изучение трёх новых навыков



Информацию о возможности получения нового Большого охранного дрона реликтов взамен уничтоженного в сражении с флотилией мелеефатов я учёл, хотя пока что не понимал, как и где мне заказать его. А вот с первым из возможных новых навыков я давно определился: Телекинез! Очень полезное умение для обладающего магией персонажа, позволяющее за счёт Очков Магии манипулировать удалёнными объектами. Сколько раз, проведя Сканирование, я на мини-карте за стеной или другим непреодолимым препятствием видел нужный мне рычажок или переключатель и ничего не мог с ним поделать! Теперь у меня появится способ решать любые подобные задачи!



Получен навык Телекинез 1-го уровня.



Отлично! Для проверки я попробовал удалённо включить планшет, оставленный на своём рабочем столе вышедшим из игры в реальный мир Навигатором. Есть, получилось! Теперь раскрутить кресло под ничего не подозревающим вторым пилотом. О, какая у Сан-Дуна стала удивлённая и даже испуганная рожа! А нечего дремать на рабочем месте!



Навык Телекинез повышен до второго уровня!



Да, первые уровни любых навыков прокачивались совсем просто. Нужно будет уже сегодня подкачать Телекинез уровня хотя бы до десятого, это вполне возможно при активном использовании навыка. Вторым же из трёх возможных я выбрал навык «Обучение»:

Обучение. Навык, отвечающий за ускоренный набор опыта при любых совершаемых персонажем действиях (+1% получаемого опыта за каждый уровень навыка). Необходимые минимальные характеристики персонажа для получения навыка: Интеллект 20, Восприятие 15.



Кто-то может возразить – мол, зачем забивать бесценный слот навыком, который сам со себе ничего не делает и не добавляет персонажу никаких новых умений? Возможно и так, но меня встревожил и заставил серьёзно задуматься рассказ моего мелеефатского Бортового Стрелка герд Ииззз 777-го о том, насколько же тяжело высокоуровневым игрокам прокачиваться дальше. Тратить два-три года жизни на то, чтобы перейти, скажем, со 190-го на 191-ый уровень… это невыносимо долго, причём любая смерть за это время обнуляет прогресс, и приходится начинать заново.

Именно поэтому я целенаправленно и продуманно выбрал своему лэнг Комару навык «Обучение». Да, казалось бы, уже сотый уровень, далеко не новичок в игре, и по-хорошему этот навык нужно было брать гораздо раньше – ещё на самых первых уровнях моего Комара. Возможно, и так. Но тогда у меня были другие приоритеты и задачи, да и уровни набирались достаточно быстро без всяких дополнительных усилий и навыков. На сотом же уровне ситуация стала уже совсем иной, и каждый новый уровень давался с большим трудом. Я же строил планы на долгую многолетнюю игру, и потому нужно было обеспечить дальнейшее движение вперёд и развитие персонажа.



Получен навык Обучение 1-го уровня.



А вот с последним возможным для выбора навыком я пока не определился. Интересных вариантов было много, нужно было хорошенько всё взвесить и просчитать последствия различных выборов. Вот только спокойно подумать мне не дали.

Большой и мохнатый гэкхо Аюх, неподвижно замерший в кресле Навигатора… вдруг исчез! Я даже вздрогнул от неожиданности. Какого хрена?! Тут же открытый космос, опасная «красная» зона даже внутри космического корабля, и персонажи вышедших в реальный мир игроков не исчезают. Или… зона уже не «красная»? Действительно, в настройках игрового интерфейса почему-то категория данной местности сменилась на «зелёную», безопасную! С чем это было связано, я пока не понимал, но вот последствия этих перемен уже начали сказываться. По громкой связи раздался встревоженный и даже перепуганный голос нашего Медика:

– Капитан, у меня пациентка исчезла прямо с операционного стола! Я не успел закончить с ней! – герд Мауу-Ла Мя-Сса находился в близком к панике состоянии.

– Скажи, герд Мауу-Ла, а Айни находилась в тот момент в игре или вышла в реал? – уточнил я, и получил ответ лекаря, что ещё в самом начале операции он отпустил девушку в реальный мир – всё равно игровой аватар оставался в игре, а живому игроку лежать умми на операционном столе бессмысленно и скучно.

– Тогда всё понятно. Игровая зона только что сменилась на «зелёную», вот тело пациентки и исчезло.

– Это очень-очень плохо! – ужаснулся Медик. – Тело пациентки было подключено к установке искусственного дыхания и вскрыто, часть крупных сосудов пережата медицинскими зажимами. Боюсь, герд Айни не выживет, когда вернётся в игру...

Моё общение с Медиком прерывал удивлённый крик Космодесантника Эдуарда Бойко, он был в числе работающих в космосе на обшивке фрегата:

– Капитан! Лаборатория реликтов раскрывается!

Все находящиеся на мостике игроки прильнули к мониторам, на которые транслировалось изображение с внешних камер фрегата и двух Малых охранных дронов реликтов. Действительно, со станцией происходило что-то странное: в средней, самой толстой части станции, несколько металлических плит обшивки разъехались, обнажив семь отверстий, каждое метра полтора в диаметре. Из этих семи туннелей-колодцев в разные стороны выдвигались длинные телескопические антенны-отростки. Затем вся поверхность ещё недавно казавшегося монолитным трёхсотметровой длины веретена пришла в движение, по всей же станции плиты обшивки разворачивались вокруг своей оси, меняя цвет с серебристого на чёрный.

– Что происходит? – задал я вопрос охранной системе, не очень-то рассчитывая на ответ, так как последние минут двадцать станция меня откровенно игнорировала.

Но на этот раз ответ всё же поступил, причём даже весьма подробный, перед глазами пробежали колонки текста:



– Слышащий, наш переход прошёл успешно и не был отслежен автоматическими охранными системами противника. Новая локация признана безопасной. Станция выходит из режима длительной (тут незнакомый мне иероглиф, возможно «консервации» или «спячки») и возвращается к активной работе. Пространство под энергетическим полем заполняется (тут ещё одно непонятное слово, но по смыслу «пригодным») для дыхания воздухом. Начата процедура отключения темпоральных капсул персонала. Слышащий, готовься предстать пред начальником станции!



Глава вторая. Древняя лаборатория



Сообщение давно уже исчезло с экрана, а я всё стоял и переваривал информацию. Меня ждёт встреча с живым представителем расы реликтов, пробуждающимся сейчас после долгого многовекового сна! Признаться, на душе стало очень тревожно. Ведь непонятна реакция древнего и наверняка очень могущественного существа, когда оно поймёт, что представитель совсем другой расы самовольно переделал под себя Энергетический доспех Слышащего и выдаёт себя за реликта. Едва ли начальник станции будет рад самозванцу. Хотя… кто знает психологию существ этой давно вымершей расы? Возможно, реликт наоборот будет настолько рад возможности вернуться к активной жизни после многих тысяч лет спячки, что даже наградит меня знаниями и технологиями своего народа? Хотелось бы верить…

– Капитан, за бортом уже не вакуум! – вырвал меня из задумчивости возбуждённый голос Космодесантника Эдуарда Бойко. – Барометр показывает пять тысяч четыреста семьдесят Паскалей, и давление быстро растёт!

– Так и должно быть, – успокоил я Эдуарда и заодно всех остальных. – С базы реликтов только что передали, что заполняют всё пространство под силовым полем пригодной для дыхания воздушной смесью перед пробуждением персонала лаборатории. Похоже, из-за этого и появление «зелёной» зоны у нас на фрегате. Только не спешите расслабляться и снимать шлемы – для начала нужно проверить, что состав воздушной смеси будет пригоден для дыхания не только реликтов, но и других существ.

– Уже проверил, капитан! – моментально отреагировал Медик герд Мауу-Ла Мя-Сса. – Кислород двадцать пять процентов, азот семьдесят пять процентов, ядовитых примесей газовый анализатор не обнаружил. Миелонцам такой состав в самый раз, а вот людям и особенно гэкхо как бы кислородное опьянение не схватить!

Думаю, лекарь перестраховывался, поскольку слегка повышенное содержание кислорода людям было совершенно не критичным. Главное, что дышать будет возможно. Если, конечно, наполнение пространства воздушной смесью не прекратится раньше времени, и давление повысится хотя бы раз в пятнадцать. А вот когда атмосфера на станции и под силовым полем станет пригодна для дыхания, и откроются темпоральные капсулы с пробудившимся персоналом, возникнет более серьёзная проблема: начальник станции, и мой к нему обязательный визит. Отказаться от общения я не мог, нужно было лететь. В катер помещалось шесть игроков, и правильным будет сразу показать реликтам, что у меня смешанный экипаж из представителей разных рас.

– Внимание, команда! Со мной на станцию пойдут Джарг, Эдуард Бойко, Баша Тушихх, Тини и Ииззз 777-ой. Тяжелое вооружение с собой не брать и вообще вести себя предельно вежливо – мы гости тут на станции, причём гости непрошенные. Встречаемся у катера.



Навык Обучение повышен до второго уровня!



Выскочившее сообщение напомнило мне, что я так и не успел выбрать последний из возможных для изучения навыков персонажа. Жаль, конечно, но с выбором определюсь уже после встречи с начальником научной лаборатории.

Катер повёл мой Бортовой Стрелок, и в уверенных профессиональных действиях мелеефата сразу же угадывался огромный опыт пилотирования им малых летательных машин. Возможно, я тоже бы справился, так как ничего сложного в управлении катером не видел – имелся лишь штурвал и одна-единственная кнопка включения антигравитационного двигателя. Вот только я затратил бы втрое больше времени на все эти развороты и облёт мешающей прямому маршруту вытянувшейся из станции «спицы». Кстати, самая лаборатория закончила уже трансформацию и представляла из себя три больших вращающихся кольца диаметром метров по сто пятьдесят, «нанизанных» на длинную трёхсотметровую ось. Формой станция сейчас весьма напоминала Пространственный резак механоидов, разве что увеличенный в размерах раз эдак в пятьдесят.

– Туда! Вон, открывают для нас шлюз! – указал Баша Тушихх на появившийся в корпусе станции треугольный проём.

Ииззз 777-ой залихватски крутанул штурвал, из-за чего катер одновременно с поворотом совершил вращение вокруг своей оси и точь-в-точь вписался в предоставленный нам для входа проём.



«Внешний шлюз №4. Перед открытием двери во внутренние помещения лаборатории убедись в том, что выровнял давление!» – гласила полустёртая надпись иероглифами языка реликтов на металлической стене.



Не все символы были мне знакомы, но я практически моментально догадался о смысле неизвестных. Возможно, уровень знания языка реликтов был уже достаточно высок, а возможно сказывался первый перк к навыку Космолингвистика, дававший ускоренное понимание письменного текста.



Навык Сканирование повышен до шестьдесят восьмого уровня!



Да, это я уже на автоматизме активировал пиктограмму Сканирование, чтобы заранее понять, что ждёт мою группу за закрытыми пока что дверями. Там имелся короткий коридор, за ним что-то вроде комнаты-распределителя, из которой можно было пройти в центральный туннель, пронизывающий всю станцию.

– Включилась искусственная гравитация, – сообщил Тини вслух, хотя все и так это почувствовали.

Мы выгрузились из катера и остановились перед запертой дверью. Прошла минута, вторая. Никаких изменений в нашем положении не происходило. Затем у меня на внутренней поверхности шлема проявилась надпись:

– Слышащий, возникла техническая накладка. Не активировался один из энергетических контуров. Пройдите на станцию через шлюз №3 или ждите пробуждения техника, который устранит неполадки и откроет дверь изнутри.

Что? Реликты, которых мои современники считают едва ли верхом технологического совершенства, также подвержены привычным людям техническим проблемам? Я не удержался от смешка и сообщил своим спутникам:

– Охранная система станции пишет, что-то сбоит у неё, двери не открываются. Предлагает ждать пробуждения техников или идти обходным маршрутом. Не хочется опять садиться в катер и улетать… Тини, попробуй вскрыть дверь привычными тебе способами. Хотя… погодь! Вижу проблему.



Навык Телекинез повышен до третьего уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до сто четвёртого уровня!



Я даже не понял, за счёт какого из своих умений заставил нажаться закисшую от тысяч лет бездействия кнопку. Возможно, комбинацией Телекинеза и Управления Механизмами, раз игровой системой засчиталось использование обоих. Так или иначе, металлическая дверь бесшумно убралась вниз, и мы остановились на пороге, всматриваясь в темноту и освещая стены фонарями. Похоже, персонал станции ещё не вышел из спячки, раз освещение не включили.

И тут я почувствовал, как пол уходит из-под ног! Пришлось срочно включать магнитные подошвы, вот только это нисколько не помогло – пол оказался керамическим или пластиковым, и ботинки скафандра совершенно не держались на нём. От неуклюжего полёта в невесомости меня спас Эдуард Бойко, успевший ухватить проплывающего капитана за ногу. Сам же Космодесантник включил антигравитационный ранец и именно им корректировал своё положение в пространстве.

– Освещения нет. Искусственная гравитация пропала. Так и должно быть? – поинтересовался я у местного искусственного интеллекта, уже подозревая отрицательный ответ.

– Слышащий, проблема с электропитанием. Не все контуры обеспечены энергией. Открытие станции разрядило аккумуляторы, энергии в которых оказалось критически мало. Ниже расчётных показателей.  Не хватает мощности. Возможная причина: долгий простой и совершение дальнего прыжка. Ищется решение проблемы.

Моё мнение о техническом совершенстве расы реликтов уже второй раз за короткий срок серьёзно пострадало. Хотя наивно, наверное, было рассчитывать на то, что после десятков тысяч лет простоя всё оборудование заработает идеально. На всякий случай я уточнил:

– Мне ждать техника? Или могу сам исправить?

Вот только ответа не последовало. Мы постояли немного и двинулись вперёд, стараясь при этом ступать осторожно из-за скачущей, то включающейся, то отключающейся гравитации, и даже достигли того самого увиденного мной на схеме хаба-распределителя. Лучи наших ярких фонарей пронизывали темноту, показывая исписанные иероглифами реликтов стены. Я вчитывался и сразу же переводил надписи для своих спутников:

– Второй жилой блок… Выход на первый контур… Зал осмотра космоса… Зал связи с Пирамидой… Комната долгих размышлений. Интересно, что бы это могло быть? Архив? Рабочий кабинет?

– Может, туалет? – предположил свою версию Эдуард Бойко, и я аж засмеялся от такого нестандартного объяснения.

Гравитация опять включилась, и даже на долю секунды мигнул свет – похоже, обслуживающая станцию программа попыталась восстановить электропитание. Впрочем, неудачно. Но сразу после этого пришло новое сообщение:

– Слышащий, твоё местонахождение на схеме определяется неверно. Ищется возможная причина сбоя позиционирования…

– Нет, всё правильно! – заверил я охранную систему. – Я открыл запертые двери у шлюза номер четыре и прошёл внутрь станции.



Навык Ощущение Опасности повышен до девяностого уровня!



В груди заныло от предчувствия страшной беды. Видимо, я допустил какую-то грубую ошибку, разом потеряв доверие охранной системы. Видимо, крайне нехарактерно для представителей расы реликт взламывать двери и без спроса вторгаться на режимный объект. На экране шлема появилась тревожная пульсирующая надпись:

– Слышащий, немедленно назови свой шестнадцатеричный код идентификации или будешь уничтожен! Семь. Шесть. Пять. Четыре…

Вот же чёрт! Не став дожидаться окончания обратного отсчёта и последствий невыполнения приказа, я быстро достал из инвентаря и открыл Сканнер Изыскателя. Не меняя ранее установленных настроек (совершенно не до того было), взял треногу Геологического Анализатора и развёл металлические штыри в тот момент, когда обратный отсчёт дошёл уже до цифры «два».



Навык Сканирование повышен до шестьдесят восьмого уровня!



Снова невесомость и неуклюжий полёт кувырком по тёмному коридору. Только на этот раз взлетели все, кроме растопырившего лапы и упёршегося в стены мелеефатского Бортового Стрелка. Перед моими глазами проплыл кувыркающийся Джарг, эдакий шестиногий броненосец в скафандре, сверкающем в лучах фонарей. Затем Космодесантник в тяжёлой экзоскелетной броне – видимо, летающий ранец Эдуарда оказался плохо экранирован от электромагнитных импульсов.

Внутренне сжавшись, я ждал окончания обратного отсчёта и своего последующего уничтожения. Но прошла пара секунд, затем ещё десяток, а ничего страшного не случалось. Да и ощущение беды постепенно проходило. Похоже, мне удалось вывести из строя автоматическую охранную систему мобильной лаборатории. Неизвестно, перезагрузится ли она вскоре и снова потребует от меня назваться, или кризисный момент миновал, но теперь нужно было объяснять свои действия членам моей группы. А особенно оставшейся на фрегате «Паладин Тамара» части экипажа – на звездолёте сработала боевая тревога, поскольку бортовой компьютер фрегата расценил мощный электромагнитный импульс как атаку, и все терялись в догадках, засоряя эфир переговорами и весьма далёкими от истинны предположениями причины тревоги.

Я начал объяснять своему экипажу случившееся, нисколько не скрывая правды: управлявшая древней лабораторией программа сперва впустила нас внутрь, а затем неожиданно потребовала назвать какой-то код идентификации, угрожая в противном случае немедленно уничтожить. Как вдруг…



Помогите! Задыхаюсь!



Полный отчаяния и страданий голос раздался в моей голове. По тому, как замер и стал прислушиваться Бортовой Стрелок Ииззз 777-ой, было видно, мелеефат тоже услышал этот ментальный призыв о помощи. Кстати, мой Бортовой Стрелок никогда не признавался, что обладает псионическим даром. Похоже, получало подтверждение распространённое мнение, что большинство мелеефатов способны к псионике.

– Муж мой, кто-то на станции взывает о помощи, – голос в наушниках принадлежал Минн-О Ла-Фин, моя супруга также услышала просьбу помощи.



Помогите! Сил совсем нет. Нечем дышать. Нахожусь в заблокированной темпоральной капсуле... Не могу выбраться… Сознание отключается от недостатка воздуха…



– Постучи по стенке своей капсулы, чтобы спасательная группа могла сориентироваться на звук и прибыть на помощь! – предложил Бортовой Стрелок, но я нашёл способ надёжнее.



Открыв составленное после получения откликов изображение на экране Сканнера Изыскателя, я поискал отметки живых существ. Так, вот большая группа отметок. Ясно, это мой фрегат. Кстати, миелонка 107-го уровня??? Это могла быть только вошедшая в игру Переводчица Айни. А Медик говорил, что герд Айни умрёт после входа в игру. Выходит, ошибался. Но не до миелонки сейчас. Вот на схеме моя группа внутри станции. А вот эта одиночная отметка тогда что?



Реликт. Техник 209-го уровня



Отметка постороннего существа оказалась вообще единственной – судя по всему, на всей древней станции был один-единственный обитатель. Похоже, именно его охранная система и называла пафосно «начальником станции». Теперь понять бы, где он находится.



Навык Картография повышен до восемьдесят шестого уровня!



Я сориентировался в запутанной схеме коридоров и указал своим спутникам на длинный тёмный туннель:

– Туда! Второй коридор слева. Там живой реликт! Поспешим, его ещё можно спасти!
Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.
4.9/7
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 1026 | Добавил: admin | Теги: Искажающие реальность - 6, Михаил Атаманов
Рейтинг:
4.9/5 из 7
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх