Новинки » 2020 » Май » 26 » Максим Зарецкий. Небесный шаг (1 арка)
07:58

Максим Зарецкий. Небесный шаг (1 арка)

Максим Зарецкий. Небесный шаг (1 арка)

 

Максим Зарецкий

Небесный шаг (1 арка)

 
 

с 07.05.20

 
В этом мире существует один закон, и это закон силы! Боевые искусства, великие воины и бессмертные способные одной рукой уничтожать целые планеты! Но что делать в таком мире человеку без таланта и знаний? Неужели Сонгу, молодому рабу остается лишь опустить руки и сдаться? Это история терпения, упорства и трудолюбия! Это история становления нового великого бессмертного!

Автор: Максим Андреевич Зарецкий
Возрастное ограничение: 16+
Дата выхода на ЛитРес: 07 мая 2020
Дата написания: 2019
Объем: 380 стр.
Правообладатель: ИДДК

 
Книга 1

Глава 1

Огромное, раскалённое солнце достигло зенита, а его меньший двойник ещё не коснулся горизонта, зависнув над далёким горным кряжем. Сегодня, несмотря на палящий зной, в городе Темной Звезды начались первые в этом году торги на невольничьем рынке. Столь знаменательное событие как обычно сопровождалось небывалыми торжествами и праздниками, привлекая в город толпы людей. Работорговцы всех мастей стремились сюда в поисках молодых и сильных рабов, которых можно было приобрести за половину, а то и за треть стоимости. Купцы всех гильдий торопились сбыть свой товар, а зевак манили зрелища.

Естественно, многие кланы и секты также изъявили желание поучаствовать в столь грандиозных торжествах, тем более что рабский труд широко использовался в местных эрундовых и серебряных шахтах.

Не стала исключением в этом и секта Повелителя Сумерек. Сегодня ее представители активно шастали по всему рынку, высматривая разных рабов для одной только им известной цели. Люди, преимущественно одетые в темные бесформенные балахоны, в один момент наводнили торговые ряды. В отличие от прошлых лет, секта отправила на торги на порядок больше своих представителей.

Такое необычное поведение не укрылось от других великих сил города Темной Звезды. Все они с настороженностью следили за действиями членов Повелителя Сумерек.

– И все-таки, что задумали «сумеречные», госпожа Блу? Как вы считаете? Только посмотрите на то, с каким рвением они скупают рабов! – сказал мужчина в чёрном, обращаясь к своей молодой спутнице.

Они как раз и являлись одними из множества наблюдателей, которых направили следить за сегодняшним необычным поведением секты.

Напарница мужчины – стройная девушка со светлыми волосами, пожала изящными плечами, и слегка нахмурив брови, ответила:

– Кто знает… Несколько недель назад мы потеряли связь со всеми нашими информаторами из секты. У меня создается ощущение, что сейчас она, похоже, готовится к чему-то крупному. Возможно, всему виной та проклятая пещера, которую они недавно нашли и исследуют?

– Ох, у меня плохие предчувствия, не случилось бы беды, – проворчал в ответ мужчина, вспоминая некоторые рассказы разведчиков о загадочной пещере.

– Не беспокойся насчёт пещеры, старейшины присматривают за входом, и если им покажется что-то странным, они тут же доложат главе.

Уверенный ответ девушки немного успокоил мужчину. Он кивнул в знак согласия и продолжил наблюдать за суетливыми действиями представителей секты.

Время шло. На рынок всё прибывали покупатели. Даже для столь крупного поселения, как город Темной Звезды, такое количество людей являлось редкостью.

Между тем в вольере с самыми слабыми и малоценными рабами пришел в себя после длительного обморока молодой человек. Первые секунды он никак не мог понять, где находится, непонимающе осматриваясь. Лишь спустя несколько мгновений, когда память вернулась, в его глазах появился еле заметный отблеск отчаяния.

Внешность юного раба со стороны казалась совершенно непримечательной, а из всех отличительных признаков можно было назвать разве что татуировку в виде одной толстой полоски, перечеркивающей предплечье. Грязные короткие волосы и худощавое телосложение делали его похожим на нищего из любой подворотни города Темной Звезды.

Молодой человек некоторое время смотрел на проходящих мимо рабского вольера людей, мужчин и женщин, взрослых и детей, торговцев и обывателей. Как юноша ни старался, рассмотреть лиц проходящих не получалось, точно это были какие-то тени или призраки.

Постепенно из глаз молодого человека начало пропадать отчаяние, и ему на смену пришло безразличное спокойствие. За время рабства парень отлично приучил себя усилием воли прогонять отчаяние из сердца. По-другому выжить здесь было нельзя.

– Перестань пожирать глазами покупателей, от этого ничего не изменится, а плетьми огреют, – старик, сидящий около молодого человека, протянул ему чеплашку с мутной теплой водой. – На вот, выпей, а то полдня провалялся без сознания. Говорил я тебе, незачем упрямиться и выводить Грэ! Не так же просто тот получил назначение старшего надсмотрщика.

– Знаю, но я все еще с трудом понимаю, чего хочет этот толстяк, – ответил молодой человек и приложился к чеплашке, одним махом выпив её содержимое.

Гнилой запах протухшей и грязной воды ударил в нос, а желудок почти сразу скрутило судорогой. Чудом удержавшись от рвоты, юноша постарался успокоить взбунтовавшийся организм.

– У Грэ три полоски, и почти создал четвертую. Теперь ему достаточно просто ударить тебя, чтобы убить на месте, так что постарайся не злить нашего поводыря, – посоветовал старик.

Парень, всё ещё борясь с рвотным рефлексом, утвердительно кивнул в ответ.

Молодого человека звали Сонг, этим именем его наградил старик, что сейчас сидел возле него. Сам Сонг мало что знал о своем прошлом. Первым воспоминанием юноши стала пустыня. Как он брёл по ней, можно сказать, без единой мысли в голове. Просто шел вперед, не разбирая дороги. В какой-то момент проходящий мимо караван работорговцев заметил бредущего по пустыне одинокого подростка. Надо ли говорить, что работорговцы, обнаружив полуживого человека без роду и племени в пустыне, не стали проходить мимо?

Так Сонг из бродяги попал в рабы. Вот только на этом его злоключения не заканчивались. Татуировка властителя, главное мерило силы и предмет гордости многих воинов в мире боевых искусств, оказалась у парня на крайне низком уровне.

Старик как-то обмолвился, что впервые за свою жизнь увидел такую татуировку властителя у человека возраста Сонга. Всего одна полоса. На вопрос, почему так произошло, старик лишь пожал плечами. Возможно, родители юноши никогда не занимались его развитием. Или у него просто отсутствовал талант к боевым искусствам. В последнем случае это ставило на молодом человеке настоящее клеймо.

Естественно, текущее развитие всего в одну полоску резко уменьшало ценность Сонга как раба, именно потому он и оказался в загоне со слабыми людьми, а будущее юноши, как считалось, будет безрадостным. Правда, вскоре обнаружилось, что парень обучен грамоте, а значит, умел читать и писать, но это мало волновало работорговцев, для них Сонг как раб все также оставался бесполезен. Со слов старика наиболее вероятный вариант событий был таким, что их купят какие-нибудь алхимики или мастера, специализирующиеся на техниках Смерти, для своих исследований. В лучшем случае слабые рабы могли рассчитывать на рудники какого-то клана или секты.

Когда Сонг подумал о своем будущем, где-то глубоко внутри его души начало зреть чувство невыносимо жгучего протеста.

«Совершенно точно я не стану так глупо заканчивать свой путь! Если понадобится, войду в огонь или мороз, лишь бы вновь стать свободным!»

Всё то время, что он находился в караване работорговцев, парень не терял надежды. Раз за разом он пытался развить собственную татуировку властителя. Веря в лучшее, молодой человек с упрямством продолжал практиковаться.

«Надо стараться, надо тренироваться, и тогда, возможно, появится шанс!»

Подойдя к краю вольера, Сонг прислонился спиной к решетке и посмотрел на руку. Ему не было дела до любопытных взглядов проходящих мимо свободных людей.

Парень закрыл глаза и попытался сосредоточиться на ощущениях. Представляя, как тоненькая струйка силы неспешно течет по направлению к его кисти, юноша почувствовал, как стремительно теряет силы. Минута, вторая, и вот уже на его ладони появилось нечто осязаемое.

Открыв глаза, Сонг с радостью отметил появление в руке полупрозрачного, точно сотканного из воздуха, шарика. Секунда, и шарик с приглушенным хлопком лопнул, обдав лицо юноши потоком духовной энергии.

– Все еще плохо, – резюмировал Сонг.

Никак не получалось добиться от духовного шара стабильной формы больше, чем на пару десятков секунд.

– Ну, лучше, чем раньше, – утешил подошедший старик. – В любом случае, ошейник раба не позволит тебе нормально использовать духовную силу. Оставь эту идею. Я уже пожалел, что пошел на поводу, обучив тебя технике духовной тренировки.

Это упражнение самого начального уровня Сонг узнал от старика не так давно. Применяя его, маленькие дети учились контролировать и познавать духовную энергию. Желание стать практиком боевых искусств всё больше крепло внутри Сонга. Однако раз за разом сталкиваясь с ограничениями как рабского ошейника, так и своей единственной полоски татуировки, юноша продвигался очень медленно.

Когда Сонг практиковался в использовании духовной силы, Грэ – старший надсмотрщик – наблюдал за ним, находясь на другой стороне вольера. От него не укрылось поведение юноши и то, что тот уже некоторое время практиковался в использовании своих способностей. Лицо надсмотрщика озарила кривая ухмылка. Очевидно, что он ждёт не дождётся окончания торгов, чтобы объяснить молодому рабу, почему невольникам запрещают практику боевых искусств.

В этот момент к улыбающемуся Грэ подошел представитель секты Повелителя Сумерек, его черное одеяние резко контрастировало с одеянием окружающих людей, одетых преимущественно в светлые одежды. Сегодня стояла довольно жаркая погода. Но, похоже, жара нисколько не волновала представителя знаменитой секты. Подойдя к Грэ, человек бесцветным голосом поинтересовался.

– Сколько за всех?

Странный вопрос застал врасплох старшего надсмотрщика, он не ожидал, что уважаемый человек обратит внимание на мусор вроде столь слабых рабов.

– Кхе-кхе, – закашлялся Грэ, но через минуту сумел вернуть самообладание и ответил. – Четыре средних камня развития, мастер.

– Держи.

В руки удивленного надсмотрщика прилетел мешочек, в котором что-то ощутимо побрякивало. Заглянув внутрь, Грэ насчитал целых пять средних камней развития. Невидная щедрость! Мало того, неизвестный мастер даже не стал торговаться!

От столь внушительного подарка надзиратель тут же засуетился, крайне быстро оформляя бумаги на покупку своих рабов. Взяв тяжелый духовный пергамент, он влил ощутимый кусок духовной силы в него, запечатлевая образ каждого раба и слепок энергии напротив каждого из начерченных имён. В конце Грэ увеличил приток силы, формируя на свитке причудливую печать.

С созданным пергаментом и печатью рабов выпустят из города вместе с представителем, купившим их. Стандартная процедура – город Темных Звезд не желал, чтобы невольники сбегали, потому всегда строго относился к подобным вынужденным мерам и требовал неукоснительного их исполнения.

Представитель секты спокойно подождал, пока Грэ проделал все требуемые действия, и по окончанию забрав свиток, направился к вольеру с купленными рабами.

– Встать и следовать за мной!

Приказ человека в черном был лаконичен, а тон холоден. В его словах явственно слышалось добавление толики духовной силы, отчего все находящиеся в вольере почувствовали сильный озноб. Ошейники после произнесенной фразы тут же сжались вокруг горла, напомнив о том, что следует незамедлительно повиноваться приказам хозяина.

По очереди рабы вышли из вольера, выстраиваясь в общую колонну. Сонг оказался где-то в середине вереницы невольников. Их новый хозяин молча махнул рукой, призывая следовать за ним, и уже не обращая внимания на подопечных, направился к выходу из торговых рядов. Колонна, не отставая, последовала за уходящим прочь человеком.

Тем временем наблюдатели начали замечать увеличение покупок секты Повелителей Сумерек. С каждой минутой они покупали всё больше и больше рабов, совершенно не заботясь об их качестве. Сектой были куплены как достаточно сильные на уровне пяти, а то и шести полосок, так и слабые. Наблюдатели даже обнаружили десяток купленных воинов со сформированным рисунком!

– Это невероятно, скупить столько рабов… А сколько это будет в камнях развития?… Невероятно! Это же больше десяти тысяч средних камней развития! Полугодовая прибыль клана!

Практик, наблюдающий за покупками секты, оказался шокирован сценой, разворачивающейся перед ним, невероятные траты представителей Повелителей Сумерек просто не укладывались в его голове.

– Успокойся. Думаю, для Повелителей Сумерек это тоже немалая сумма. Такое ощущение, что сегодня они полностью потратили своё состояние.

В отличие от мужчины, Блу была куда спокойнее, хорошо понимая, что подобные траты поставили секту в очень неудобное положение. Если их план, каким бы он ни был, провалится, они точно потеряют статус одной из Великих Сил города Темной Звезды.

– Госпожа Блу, вы, конечно же, правы, – со вздохом сказал мужчина, после чего продолжил. – Нам следует доложить обо всем главе.

Девушка согласно кивнула на реплику и без слов направилась, развернувшись, в резиденцию своего клана. Мужчина в последний раз окинул взглядом невольничьи торговые ряды, наблюдая за множеством колонн рабов, идущих за черными силуэтами, и последовал за спутницей.

Тем временем Сонг и остальные рабы продолжали идти в неизвестность за представителем секты Повелителя Сумерек. Они кое-как успевали за стремительной фигурой черного человека.

Ноги Сонга постепенно начали деревенеть, и парень почувствовал, что вплотную приблизился к лимиту собственного тела, однако проклятый ошейник заставлял передвигать ноги, не позволяя остановиться ни на секунду. Если молодой человек по какой-то причине начинал отставать, ошейник, чувствуя что-то, затягивался туже, грозя задушить своего обладателя.

В итоге для Сонга это путешествие превратилось в сплошной кровавый туман, где его выносливость подстегивало чувство нависшей гибели.

Наконец, через некоторое время, показавшееся для Сонга вечностью, группа прибыла на место. Ошейник ослабил хватку, и молодой человек обессиленно повалился на землю. Ноги мгновенно скрутило судорогой. Татуировка властителя посылала в его тело раз за разом волны успокаивающей энергии. К сожалению, ее сил оказалось недостаточно. Сонг, несмотря на все свои попытки сопротивления, в очередной раз потерял сознание.

Глава 2

Пробуждение оказалось крайне неприятным. В нос и рот Сонга набились пыль и песок, мешая нормально дышать.

– Кха-кха-кха, – непроизвольно закашлялся юноша.

– Ха-ха! Гляди-ка, брат, он действительно очухался! Я был прав, достаточно просто пнуть в лицо песок, и он проснется!

– Кэл, угомонись, – прозвучал другой голос, куда спокойнее первого.

– Брат, да ты просто не понимаешь. Посмотри на его татуировку, он же как маленький ребенок! Интересно, способен ли этот неудачник сам себе подтереть зад? Ха-ха-ха…

Где-то на краю сознания Сонг услышал издевательский смех. Один только этот смех вызывал в душе молодого человека ненависть. Отплевываясь от песка, парень хотел было рассмотреть своего обидчика, но сумел разглядеть только лишь смутные тени.

– Эй, слабак, я еще ни разу не видел никого с одной полоской татуировки в твоём возрасте. Тебе хорошо жилось-то до этого? Наверно, сами боги оберегали тебя! Ха-ха!

Голос продолжал издевательски звучать над самым ухом. Сонг попытался ударить в место, где слышал смех. Но в ответ его со всей силы огрели по уху. Голова мгновенно наполнилась гулом, а по шее потекла теплая кровь.

– Отстань от него, у нас есть проблема куда серьезнее, чем этот бедолага, – послышался рядом строгий голос второго человека.

В нем слышалась сила. Несомненно, его обладатель, являлся сильным практиком боевых искусств. Спустя какое-то время, несмотря на гул и боль в голове, Сонг сумел очистить глаза от пыли и, наконец-то, смог осмотреться. Странно, но почему-то ошейник раба на шее сейчас бездействовал, позволяя в полной мере использовать силу татуировки для самовосстановления.

Юноша находился в какой-то плохо освещённой пещере с низким потолком. Он различал вокруг себя много народу, по большей части сидящего поодиночке, хотя можно было заметить и небольшие группки по два-три человека. К сожалению, знакомых лиц среди окружающих он найти не смог, видимо, пока юноша находился без сознания, его подселили к другой группе рабов.

Сонг почувствовал ноющую боль, отдающую в ухо, тут же вспомнив причину её появления. Пробежавшись взглядом по находившимся возле него людям, он почти сразу обнаружил своего обидчика. Это оказался довольно молодой парень, сидящий неподалёку со скрещенными ногами и руками. Его издевательская улыбка и прямой взгляд ясно говорили, что именно он был тем, кто совсем недавно ударил юношу.

– На что ты смотришь, неудачник? – с гадкой ухмылкой спросил он, перехватив взгляд Сонга.

Теперь уже окончательно пропали все подозрения – это и был урод, что высыпал ему в лицо песок и нанес удар. На руке у молодого парня была отлично видна татуировка властителя в четыре полоски.

Таких как он называли четвертым владыкой по числу созданных полос татуировки на руке. Весьма незаурядный талант для столь молодого раба. Рядом с наглым парнем, прислонившись к стене, сидел мужчина неопределенного возраста. Он с напряжением вглядывался куда-то в темноту, где виднелась железная решетчатая дверь из прочной стали.

Сонг в полутьме не мог разобрать его татуировку, но подумал, что мужчина как минимум был пятым владыкой, а то и выше

– Куда это ты уставился? Тебя мой брат заинтересовал? Такой, как ты, даже взгляда моего брата недостоин! А ну прекрати пялиться!

Волна силы и негативной энергии хлынула от молодого четвертого владыки, и её хватило, чтобы Сонг мгновенно почувствовал себя простым муравьём. Казалось, достаточно одного жеста, чтобы мгновенно убить его, настолько страшным было это давление.

Сонг постарался вжаться как можно сильнее в землю и призвал всю свою незначительную силу первого владыки, чтобы максимально уменьшить тот урон, что несла за собой приближающаяся волна энергии.

Удар силы оказался настолько мощным, что мгновенно исказил его зрение. Окружающий мир подернулся пеленой и начал постепенно выцветать. Сонг смог остаться в сознании исключительно благодаря своей силе воли, но окружающая действительность перестала интересовать его, боль скрутила тело и волнами накатывала на него.

– Проклятье… Кэл, что ты здесь устроил?! – гневный крик мужчины оказался последним, что услышал Сонг перед тем как волны силы накрыли его с головой.

Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем духовная сила первого владыки начала ослаблять действие враждебной энергии, и молодой человек, наконец, смог сфокусироваться на окружении. Все это время, пока он боролся с болью, краем сознания он чувствовал что-то странное, что происходило в пещере. Несколько раз он ощущал, как его кто-то звал и пытался растормошить, но поделать с этим ничего не мог.

Сейчас, когда он прекратил бороться с болью, Сонг попробовал отыскать того гада, что сотворил с ним это. Нахальный парень обнаружился все там же, только в отличие от себя прошлого сейчас он сидел, обняв колени, и пустым, невидящим взглядом пялился в одну точку. В его широко раскрытых глазах читался ужас.

«Что произошло, пока я тут валялся в полуобмороке?» – подумал озадаченно Сонг. В помещении, где их держали, стало намного меньше рабов, даже тот сильный мужчина куда-то пропал. Поразмыслив над всей ситуацией, Сонг пришел к выводу, что, скорее всего, их хозяева что-то делают с рабами. Оставался вопрос, что именно, возможно, переселили в другое место? Хотя тот факт, что все без исключения присутствующие здесь люди сейчас выглядели очень испуганно, говорил о том, что тут произошло, и ещё будет происходить что-то очень нехорошее.

Кое-как приподнявшись, Сонг переполз к ближайшей стене. Опершись на нее и прикрыв глаза, он постарался стимулировать свою татуировку властителя. Хоть ее сила и была небольшой, она все же немного помогала в самоисцелении. Жаль, только оставшейся в ней энергии сохранилось уже не так много.

Лишь только закрыв глаза и начав использовать силу, Сонг почувствовал волны успокаивающей энергии, прокатывающейся по телу от татуировки. По ощущениям, исцеляющей энергии ему должно хватить еще и на то, чтобы поставить тело на ноги, а большего он и не хотел.

Спустя довольно долгое количество времени в пещеру, занимаемую Сонгом и другими рабами, пришли.

Два воина, облачённые в черные легкие доспехи и с закрытыми лицами молча зашли в темницу и поочерёдно указали на нескольких рабов, в числе которых оказались и Сонг с наглым парнем.

В тот самый момент, когда палец воина указал на испуганного Кэла, парень тут же забился в настоящей истерике. Подвывая и плача, он начал кричать, что имеет много денег и все их отдаст, лишь бы только они выбрали кого-то другого. На его измазанном грязью и соплями вперемешку со слезами лице отражался настоящий ужас, он просто отказывался вставать и не позволял двум воинам подойти к себе, то и дело завывая, словно зверь. Сонг с презрением посмотрел на корчащегося в истерике молодого четвертого владыку. А ведь не так давно он выглядел таким уверенным, запугивал всех, кто был слабее его, зато сейчас от страха даже не мог стоять на ногах.

Через пару минут все это небольшое представление надоело воинам, и они просто шикнули в сторону бьющегося в истерике парня. Сонг почувствовал от них сильное колыхание энергии, после чего молодого владыку тряхнуло с такой силой, что все услышали клацанье его челюсти. Застыв на секунду, он словно кукла встал с земли и деревянным шагом направился в сторону выхода из пещеры. Сонг пораженно проследил за ним взглядом, и, почувствовав на своей шее усиливающееся удушение, поспешил на выход вслед за ним.

Выбравшись из пещеры-камеры, где их держали, Сонг обнаружил, что оказался в еще большей пещере с искусственным сводчатым потолком – кто бы его ни делал, он потратил на это уйму времени. Тем временем, построив всех выведенных рабов в один ряд, воины повели вереницу людей через бесконечные ветвящиеся искусственные тоннели. Уже через десять минут Сонг потерял возможность ориентироваться во всех этих темных поворотах и ответвлениях, но у него складывалось устойчивое ощущение, что они с каждым шагом спускались все ниже, так как окружающий воздух ощутимо потеплел, а дышать стало труднее.

Через некоторое время их группа вошла в огромный, искусственно построенный грот. На его потолке неизвестным мастером было выгравировано множество рун, светящихся мягким голубым светом, и этого света вполне хватало, чтобы осветить всю невероятных размеров пещеру. Шагая вперед, Сонг попытался прочесть загадочные надписи, выведенные на потолке и стенах, однако к его глубокому сожалению, этого у него сделать не получилось – такие руны ему были просто неизвестны.

Как место, подобное такому, могло существовать в реальности? Без каких-то подпорок или колонн, колоссальный грот простирался на несколько километров вдаль, и везде, куда ни глянь, на стенах и потолке можно было заметить светящиеся руны неизвестного Сонгу алфавита, от одного взгляда на которые молодому человеку внутренне становилось не по себе.

Впрочем, само существование пещеры оказалось наименее удивительным среди всего, что он увидел дальше. Вдалеке начал вырисовываться массивный дворец из черного точно смола камня. Его высота поражала любое воображение, он практически упирался в свод пещеры. Было хорошо видно, сколько сил затратили на постройку этого невероятного здания неизвестные люди или иные существа, вещи, настолько впечатляющие сознание, никогда не делаются просто так. Это чья-то обитель или, возможно… тюрьма? Тут он терялся в догадках.

Но об истинных размерах этого дворца Сонг получил понимание лишь только когда смог приблизиться к нему. Каждую колонну, украшающую фасад гигантского здания, не смогли бы обхватить и тридцать человек. Мощные врата, чьи створки были сделаны из какого-то непонятного зеленоватого металла, на вид весили не одну сотню тонн. Высота врат не менее грандиозна – в них смело мог войти даже дракон, изображение которого красовалось на каждой из створок.

Еще до того момента, как вереница рабов начала подходить к дворцу, тяжелые врата дрогнули и начали неторопливо раскрываться перед ними. В абсолютной тишине пещеры, медленно и величественно дворец распахивал свои двери всем пришедшим к нему людям.

Сонгу отчего-то показалось, что те, кто, сейчас населял дворец, не имели ничего общего со строителями и настоящими хозяевами этого места. Его уверенность строилась на каких-то внутренних ощущениях и догадках. Отчего-то он был уверен – создатели дворца и те люди, что присвоили его сейчас, были абсолютно разными силами.

Открывшиеся массивные ворота позволили увидеть, что находилось внутри дворца. Огромный ярко освещенный зал с черным, как ночь, возвышением посередине. Вокруг стояло великое множество практиков разных рангов развития. Сонг видел лишь часть толпы, но судя по его ощущениям, здесь собралось не меньше пары тысяч воинов. Все эти люди были одеты в одинаковую черную одежду и казались издалека шевелящейся массой червей. Молодой человек ясно чувствовал угрожающие взгляды со стороны этих странных людей, а в воздухе ощутимо веяло необычной, вязкой, будто смола, силой, от которой в душу начинал заползать удушливый страх. Другие рабы тут же начали беспокойно оглядываться по сторонам в попытках найти хоть какой-то выход из той ловушки, в которую их, судя по всему, вели. Сейчас уже ни у кого из них не осталось особых иллюзий по поводу скорого будущего, что их там ожидало – куда бы они ни шли, ничего хорошего там с ними произойти не могло.

Наглый парень, который до входа во дворец механически переставлял ноги, начал, по-видимому, приходить в себя, так как его стала колотить безудержная дрожь, но это не мешало ему уверенно идти дальше, находясь все ещё под действием сил, конвоирующих рабов, отчего его походка приобрела размашистую дёрганость.

Проведя рабов через врата, охранники направились в сторону возвышения, толпа расступалась перед ними и тут же смыкалась за их спинами. Гнетущее давление с каждым новым шагом увеличивалось, и по мере приближения к возвышению рабы уже с трудом переставляли ставшие неимоверно тяжелыми ноги. Когда до него оставалось несколько десятков метров, Сонг взглядом отметил необычные ступени у черной конструкции. Они были острыми, будто кромка ножа и, похоже, их вытесали из камня наподобие обсидиана. Сам камень хоть и был темен, под ярким светом огромного зала немного отливал красным.

Из-за все более усиливающегося напора силы Сонг постепенно начал терять связь с окружающим миром и временем. Вот он подходит к ступеням; миг, и уже поднимается по ним; еще один миг, и он стоит на вершине возвышения, осматривая зал и стройные ряды одетых в черное людей. Казалось, обрушившаяся на него тяжелая и липкая, точно кровь, энергия сейчас затопит его до самых краев, и он окончательно потеряет себя. Но в этот момент прилив странной силы вдруг оборвался, и Сонг почувствовал нескрываемое облегчение, будто целая гора свалилась с его плеч.

Глава 3

Однако, несмотря на то, что напор силы на него прекратился, Сонг все еще находился под контролем рабского ошейника, а сжавшаяся вокруг горла удавка сразу напомнила ему об этом.

Со стороны людей под возвышением послышался гул, судя по всему, это был какой-то речитатив – непонятный напев на неизвестном Сонгу языке. С каждой секундой этот напев все усиливался, и чем сильнее он звучал, тем яростнее в него вкладывалась сила. Море людей начало расступаться, пропуская к возвышению другую делегацию, состоящую из людей в длинных черных балахонах, чьи лица не скрывали капюшоны. По мере их приближения Сонг смог понять, что к нему сейчас направлялись никакие не люди.

Вытянутые лисьи морды выглядывали из-под капюшонов, цвет шерсти этих существ был темен, как и возвышение, к которому они подходили, а глаза их горели ярким алым светом, будто вытащенные из огня угольки. Даже с расстояния в пару десятков метров Сонг смог смутно ощутить исходящее от этих существ удушливое чувство ужаса. Кем бы ни были странные создания, их сила настолько высока, что одним своим присутствием они подавляли окружающих людей.

Взойдя на возвышение, людолисы разошлись вокруг и выстроились в пятиугольную формацию, заключив в свою импровизированную фигуру всех стоящих рабов. Охранники, лишь только нелюди выстроились, поспешно покинули место проведения мрачного ритуала, спустившись с возвышения и смешавшись с толпой.

Тем временем речитатив от людей уже не звучал, он яростно звенел везде и повсюду, сотрясая стены огромного дворцового зала. Неизвестные слова пробирались в голову и мешали думать, Сонг несколько раз ловил себя на мысли, что он опять начинает терять связь с реальностью.

Сила напева все увеличивалась и увеличивалась, пока в какой-то момент, повинуясь команде одного из людолисов, резко не завершилась на самой высокой ноте. Поднятая лапа заставила всех присутствующих в зале людей замолчать одновременно.

Внезапная тишина обрушилась на рабов подобно кувалде, заставив почувствовать тяжесть окружающей энергии сильнее, чем до этого звучащая мелодия. Когда это произошло, кто-то из соседей Сонга, не выдержав, повалился на пол, потеряв сознание.

Но это был еще не конец. Внезапно черный обсидиановый пол под рабами стал плавиться, как если бы это оказался зыбучий песок или болотная топь. Послышались испуганные крики людей, погружающихся все глубже в черный песок.

Людолисы бесстрастно наблюдали за медленным поглощением рабов мрачным черным возвышением.

Сонг пытался сопротивляться, но ошейник раба мгновенно пресекал любые его попытки что-либо сделать. Он мог только наблюдать за блестящими глазами людей с лисьими мордами, медленно продолжая погружаться в черный обсидиановый пол.

«Великий глава, мы должны вмешаться», – девушка по имени Блу, что тайно следила на рынке за сектой Повелителя Сумерек, не выдержала и обратилась мыслеречью к кому-то, скрытому в вышине зала.

Сейчас Блу, как и многие ее братья, находилась в толпе людей, окружающей возвышение, они были одеты в темные балахоны секты Повелителя Сумерек, скрывая свое происхождение. В любой момент по команде главы они готовы были сорвать с себя этот маскарад и остановить проводящийся зловещий ритуал. Теперь уже стало ясно, что секта Повелителя Сумерек пошла по темному пути, став угрозой для других сект и кланов! Помимо клана Лунного Феникса, родного клана Блу, здесь присутствовали главы и представители еще двух кланов и двух сект. Все они были обеспокоены последними действиями секты Повелителя Сумерек и естественно желали понять, насколько она стала для них опасна. То, что они увидели здесь, окончательно развеяло всякие сомнения – секта Повелителя Сумерек отныне враг всех великих сил города Темной Звезды.

Однако, несмотря на происходящее на черном возвышении и слова Блу, глава клана так и не ответил ей, оставшись безмолвным. Девушке пришлось продолжить просто наблюдать за происходящим ритуалом. Главы других присутствующих сил также молчали, не желая прерывать то, что происходило на постаменте. Возможно, они желали понять, что же именно привлекло падшую секту к черному возвышению.

В то время как представители сильнейших кланов и сект безмолвно наблюдали за происходящим, сами жертвы ритуала как могли, боролись за свои жизни. Кто-то из окружения Сонга пытался исключительно благодаря отчаянию и своей силе воли вылезти из черной трясины, несмотря на боль от удушения ошейника, раб делал резкие рывки всем телом в сторону людолисов, но в конечном итоге закончил лишь тем, что увяз в черных песках еще сильнее.

В отличие от сопротивляющегося раба, Сонг не мог пошевелить даже пальцем, сказывалась крайне слабая татуировка властителя на его руке – первый владыка был не той силой, что могла преодолеть ограничения рабского ошейника.

Потому Сонгу оставалось лишь смотреть за неумолимо приближающимся концом. Последнее, что он увидел перед тем, как его окончательно поглотил черный обсидиан – это безразличный взгляд людолисов.

Блу со своего места не могла проследить за окончанием мерзкого ритуала, но легко его почувствовала. Сила, напитанная страданием, пронеслась по всему залу, охватывая каждого из присутствующих. Развитие людей в зале резко начало увеличиваться.

«Пуф-пуф-пуф!»

Повсюду раздавались звуки прорыва, и даже сама Блу ощутила, как ее развитие седьмого владыки претерпело изменение, она смогла прорваться сразу через два уровня и стать девятым владыкой. В один миг став одним из лидеров по развитию в молодом поколении ее клана!

Но какой ценой? Только подумав о том, что за ее прорыв заплатили ни в чем не повинные люди, и их жизни теперь текут в ней, Блу сразу начало тошнить. Возможно сила, полученная таким способом, навсегда оставит след в ее развитии практика боевых искусств, не позволив совершить дальнейший прогресс.

Однако далеко не все были такими как Блу, многие из представителей присутствующих кланов и сект почувствовали небывалый подъем, испытав столь быстрый и легкий способ увеличения собственной силы! По их сверкающим от восторга глазам стало хорошо видно, что люди не прочь совершить что-то подобное вновь или даже еще несколько раз.

– Внимание клану Лунного Феникса! Мы начинаем! Не щадить никого из секты Повелителя Сумерек, эта пещера должна стать достоянием всех сил города Темной звезды!

Голосу главы клана Лунного Феникса вторили голоса других глав, отдающих тот же приказ.

Прозвучавшая в вышине зала команда вывела всех из ступора, и в один миг окружающее пространство превратилось в настоящий ад. Многочисленные эксперты буквально вцепились друг другу в глотки. То тут, то там происходили мощные взрывы энергии, повсеместно были задействованы навыки такой силы, что периодически кто-то из самых сильных мастеров отправлял на тот свет десятки противников одним ударом.

Четыре главы сошлись в бою с людолисами, и высвобождаемая ими энергия во время боя не позволяла даже близко приблизиться к возвышению, где велась битва. Любой обычный властитель до девятого включительно превратился бы в пыль, попытавшись присоединиться к их бою.

Весь этот хаос никак не задел само возвышение, и Сонг, находящийся сейчас в нем, ничего не чувствовал. Окружающий его мир выглядел как сплошная чернильная тьма, и лишь в отдалении, где-то очень и очень далеко впереди можно было различить маленькую одинокую искорку. Складывалось ощущение, что он оказался в каком-то огромном темном тоннеле. Под ногами при каждом движении что-то то и дело сухо похрустывало, как если бы пол был устлан старыми костями.

Не имея идей лучше, Сонг направился к загадочно горящей точке, поминутно оглядываясь и вслушиваясь в звенящую тишину тьмы. Через несколько минут хруст под ногами прекратился, что его очень сильно обрадовало, тяжело думать, когда идешь по возможно чьим-то костям. Он повернулся лицом к уже достаточно яркой искорке и с удвоенной скоростью направился дальше. Только подойдя ближе, Сонг понял, что это никакая не искорка, а небольшой костер, рядом с которым сидел одинокий старик, время от времени подкидывающий в слабое пламя сухие ветки, беря их из заготовленной охапки, лежащей тут же. У старика была внушительная копна седых спутанных волос и небольшая борода. Его одежда на вид казалась очень простой, и больше походила на нищенские лохмотья или одеяния раба – точно такие же, что на Сонге. Хотя, если приглядеться, этого старика никак нельзя было назвать слабым, от него веяло аурой древности и силы – он производил ощущение настоящего воина и мастера.

– Приветствую старшего, – произнес Сонг как можно почтительнее, лишь только подойдя к костру.

Старик молча кивнул и, не обращая внимания на гостя, продолжил смотреть на маленькое пламя. Немного помявшись, Сонг, решившись, присел чуть сбоку от старика, так же уставившись на пламя.

Так они и сидели, молча думая каждый о своем, глядя на едва горящий огонь. Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем Сонгу начало казаться, что пламя перед ним было не простым, оно выглядело живым, отдаленно напоминающим какого-то человека. Изо всех сил Сонг пытался уловить в движении огня что-то, похожее на фигуру, но каждый раз, когда вроде он смог уловить ее, она ускользала от него. Наконец, в какой-то момент он сумел поймать образ танцующей девушки, играющей на флейте. Однако уцепиться за него не удалось, и он рассыпался перед глазами молодого человека сотнями ярких искр. Спустя еще какое-то время он стал видеть в огне фигуру мужчины, практикующего боевое искусство, он занимался какими-то упражнениями, попеременно используя то руки, то ноги.

После этого образы начали сменяться один за другим. Старик, занятый дыхательными практиками, девочка, ловящая бабочек, старуха, ухаживающая за садом, образы никогда не повторялись и всегда были уникальны, они выдергивали небольшие кусочки из жизни разных людей, до этого момента незнакомых Сонгу.

Так продолжалось довольно долго. Смотря в огонь, терялось чувство времени, и Сонг уже давно сбился со счету, скольких людей ему показали. Через некоторое время старик начал говорить. Его голос нельзя было назвать каким-то особенным, но отчего-то он казался молодому человеку крайне внушительным. Складывалось впечатление, что говоривший вкладывал в свои слова сразу несколько скрытых смыслов, то и дело ускользающих от Сонга.

То, о чём старик говорил, по большей части касалось тех образов, что демонстрировал огонь. Он рассказывал, кто были эти люди, чего добились и как они пришли к этому. Все без исключения показываемые практики являлись настоящими гениями, титанами развития, достигшими непостижимых высот и ставшими лидерами своих поколений. Каждый из них был совсем не простым человеком, оставившим след в истории боевых искусств.

Старик закончил говорить и посмотрел прямо на Сонга. Его молчание продолжалось довольно долго, а глаза оценивали молодого человека перед ним. Он изучал его вдоль и поперек.

– Скажи, а ты бы хотел стать одним из них? Великим воином своей эпохи? – спросил он после затянувшейся паузы.

Глава 4

– Скажи, а ты бы хотел стать одним из них? Великим человеком своей эпохи?

Вопрос застиг Сонга врасплох. Он даже открыл было рот, чтобы ответить, но в нерешительности замолк. Хотел ли он стать великим? У него не было ответа на этот вопрос. Он даже не знал, что это значит. Взглянув на старика, все так же ожидающе смотрящего не него, Сонг попытался хоть как-то озвучить свои прыгающие туда-сюда мысли:

– Старший, я не знаю, как ответить. Всю жизнь, что я помню, можно описать лишь парой предложений, и слову «великий» в них нет места. Но могу сказать точно, я не хочу больше никогда быть рабом. Да! И стать сильнее, чтобы, наконец, самому определять свою судьбу!

– Самому определять судьбу? – казалось, такой ответ удивил старика, судя по слегка дрогнувшим в момент ответа бровям.

– Да, старший.

Услышав утвердительный ответ, старик вдруг засмеялся, оглашая смехом пустоту тьмы, окружающую их.

– А что, если я скажу, что определять свою судьбу могут лишь бессмертные и боги, ты все равно продолжишь желать этого?

Отсмеявшись, старик тут же задал свой вопрос, при этом пристально наблюдая за реакцией Сонга.

– Да, старший, это мое желание. Величие мне не нужно!

Старший усмехнулся, услышав утвердительный ответ молодого человека, сидящего перед ним, после чего перевел взгляд на огонь. Спокойным движением руки он взял сухую ветку и разломил ее на несколько частей.

– Тебе знакомо понятие кармы? – произнеся эти слова, он одним движением кинул разломанные ветки в потрескивающий костер. Посмотрев немного на вспыхнувшее пламя, он продолжил. – Так вот, карма – это невидимые нити, связывающие всё сущее друг с другом. Ребенка с родителями, учителя с учеником, возлюбленную с возлюбленным. Это называется судьбой, или кармическими связями. Разорвать такие связи не так легко, как кажется – пройдя свой путь до конца, ты либо станешь бессмертным, либо бесславно погибнешь и, не смотря ни на какую карму, это зависит лишь от тебя. Разорви оковы мира, что сковывают нас, став свободным, или подчинись судьбе – иных путей нет.

Сказав это, старик хмыкнул и, махнув рукой, кинул что-то в руки Сонгу. Поймав предмет и попытавшись его рассмотреть под тусклым светом костра, Сонг озадачено покачал головой. Вещь, что сейчас была у него в руках, напоминала желтое яблоко размером с кулак взрослого мужчины. Поверхность этого необычного фрукта имела шершавую текстуру, теплую на ощупь. Сонгу даже чудилось, будто внутри этого предмета что-то ритмично, каждую секунду пульсировало, точно там билось сердце живого человека.

– Это фрукт яростного огня, приложи его к животу.

Молодой человек в сомненьях посмотрел на странный фрукт, затем на безучастно смотрящего в огонь старика и, решившись, последовал его совету.

В момент, когда фрукт соприкоснулся с кожей, Сонга скрутило от невыносимой боли, в глазах потемнело, а через секунду его вырвало кровью. Руки и ноги начало сводить судорогой. Не в силах терпеть такую пытку, он повалился на землю. В это время голос старика продолжал звучать:

– Фрукт яростного огня даст то, чего тебе больше всего не хватает – он увеличит потенциал и талант почти до безграничного уровня. В записях ушедших мастеров говорится, что чем хуже у человека талант до принятия фрукта, тем лучше от него эффект. В твоем случае, я думаю, не имеет смысла говорить, насколько важным он окажется для тебя. Перед тем как ты уйдешь отсюда, помни о моих словах! Есть только человек и его путь. Найди свою цель и иди к ней, не боясь разрывать те кармические связи, что мешают взлететь выше.

Смотря на то, как молодой человек все больше впадает в безумие от боли, старик с грустью вздохнул и добавил, пробормотав еле слышно:

– Надеюсь, в этот раз все получится.

Печальный взгляд старика окинул окружающий его темный мир, тьма не мешала ему видеть множество человеческих костей, разбросанных по округе. Миллионы человек нашли свой конец в этой темной долине, лишь единицы смогли удачно переработать фрукт яростного огня, не потеряв жизнь и душу. Старик еще раз печально вздохнул и продолжил бездумно смотреть в огонь.

Тем временем тело Сонга претерпевало качественные изменения: его мышцы развивались, а жилы становились крепче. Кости то и дело с щелкающим звуком ломались, и тут же восстанавливались, с каждым разом приобретая беспрецедентную твердость. Но и это было не все – татуировка властителя на руке Сонга начала светиться ярким обжигающим красным светом. Ее длина постепенно увеличивалась, превратившись через некоторое время из полоски в полноценное кольцо вокруг кисти. Он все еще оставался первым владыкой, хотя по своей силе смело мог поспорить с третьим или даже четвертым.

Все эти изменения прошли мимо сознания молодого человека, в тот момент он изо всех сил пытался сохранить рассудок. Волны боли с каждым разом накатывали на него все интенсивнее и злее, силясь уничтожить его душу раз и навсегда.

Спустя несколько часов старик, до этого продолжавший безучастно смотреть в огонь, оторвал взгляд от костра и удивленно посмотрел на юношу, до сих пор корчившегося около него, судя по удивленно вскинутым бровям старика, результат его сильно удивил. Сонг продолжал упрямо цепляться за жизнь, раз за разом преодолевая волны накатывающей боли, его лицо, покрытое испариной, искажалось от испытываемых мук, но он продолжал держаться.

«Неужели на этот раз всё иначе?!»

Тем временем возле возвышения, куда не так давно засосало Сонга, происходила настоящая бойня. Объединённая мощь ведущих сил города Темной Звезды была куда больше одной секты Повелителя Сумерек, и в какой-то момент в битве наметился явный перевес. Два людолиса уже превратились в небольшие горки пепла, не выдержав интенсивности напора энергетических всполохов проходящего боя, оставшиеся же нелюди из последних сил отбивались от наседающих на них со всех сторон глав кланов.

Изначально в зал для жертвоприношений смогли проникнуть не больше сотни практиков объединения кланов и сект, но благодаря их неожиданному нападению в самый критический момент у основных сил появилась возможность ворваться в укрепленный дворец без каких-то особых проблем.

Сотня бойцов вместе с главами были элитой и намного превосходили по своим силам большинство представителей секты Повелителя Сумерек. В эту элиту смогла попасть и Блу, одна из младших дочерей главы клана Лунного Феникса города Темной Звезды, ее талант называли одним из самых выдающихся за всю историю существования клана. И, безусловно, уж она-то была одной из самых сильных практиков боевых искусств среди всего младшего поколения клана.

Сейчас эта гордая девушка сражалась на переднем крае, являясь, по сути, острием одной из атакующих формаций объединённых сил. Техники и печати молодой госпожи можно было назвать идеальными, после каждого атакующего движения законы мира вокруг удара колыхались и искажались не в силах противостоять напору такой мощи.

Сама Блу при этом счастливой себя не чувствовала. Даже более того, она изо всех сил сдерживала себя, стараясь избавиться от подкатывающей дурноты. От тошнотворного запаха свежей крови и вида раскуроченных тел представителей секты Повелителя Сумерек могло вывернуть и бывалых бойцов, чего уж говорить о девушке. Впрочем, не зря Блу называли самым одаренным воином клана, она стоически продолжала идти на переднем крае, сосредоточившись на своей задаче. Девушка старалась не обращать внимания на липкие от крови ладони, сжимающие меч, и спутавшиеся грязные волосы.

В момент небольшой передышки, окинув взглядом весь зал, где сейчас происходила кровавая битва, Блу оценила и поняла, что остатки секты Повелителя пытались упорядоченно отступить, однако держались из последних сил и вот-вот должны были разбить свою защитную формацию, похоронив при этом любые надежды на спасение. Что же касалось людолисов, у тех было еще менее завидное положение – главы Великих Сил фактически втаптывали их сейчас в пол обсидианового возвышения. Непонятно, каким чудом они еще держались.

Спустя небольшое время с глухим звуком «Пдф-ф-ф» защитная формация остатков секты Повелителя дала трещину и почти сразу рассыпалась, посеяв панику в рядах врагов. Заставляя их словно тараканов броситься врассыпную, спасая свои жизни. Жаль, но для них это была тщетная попытка, буквально за пять минут после разрушения защитной формации остатки секты Повелителя Сумерек оказались уничтожены.

Примерно в то же время не выдержали и людолисы. Вначале один из них, издав трагичный рев, превратился в кровавую лужу, получив удар чистой мощью одного из глав объединённых сил, а за ним и оставшиеся два были сметены совместными усилиями других мастеров, превратившись в горки пепла.

Так закончила своё существование одна из крупнейших сил города Темной Звезды, секта Повелителя Сумерек, все ее практики боевых искусств были убиты, а те, что не участвовали в темном ритуале и находились сейчас в городе, бежали. Имущество секты позже станет добычей победителей и его разделят поровну.

Со смертью последнего врага Блу не удержалась и, не в силах сдерживать себя, со стоном прислонилась к одной из не запачканных декоративных статуй, стоящей в огромном зале. Со своего места ей было прекрасно видно глав великих кланов и сект, сейчас они находились на возвышении и пытались изучить его своим восприятием, время от времени тихо о чем-то переговариваясь. Блу призвала свою силу и, сформировав зондирующий пучок, попыталась подслушать, о чем они говорили, но любые попытки это сделать разбились о сферу полной тишины, начинающейся прямо подле обсидианового возвышения. Очевидно, что лидеры не желали, чтобы кто-то смог их услышать.

Между тем сами лидеры сейчас с тревогой обсуждали прошедший бой:

– Здесь не было сильнейших воинов секты! И я еще не говорю о главе секты Повелителя Сумерек, ее старейшинах и протекторах! Мы уничтожили все молодое поколение секты, а они даже не явились! – заявил один из глав.

– Давайте успокоимся. Все мы прекрасно знаем главу Повелителя Сумерек, он бы ни за что не бросил своих младших, значит, что-то с ним и его людьми произошло, – попытался успокоить всех глава Лунного Феникса.

– Предлагаю отправить часть наших старейшин с расследованием в резиденцию Повелителя Сумерек, возможно, они смогут выяснить их загадочное отсутствие.

– Хорошо, так и поступим. А пока в городе Темной Звезды мы объявим положение повышенного внимания – стражи должны знать, с кем они имеют дело, – резюмировал глава секты Темного облака.

Тем временем, немного разочарованная Блу обратила внимание на несколько статуй, расположенных по периметру возвышения. Статуи изображали воинов в свободных одеждах с накинутыми на голову капюшонами, и державших перед собой оружие. Кто-то с мечом, кто-то с копьем, а кто-то с луком. Одинаково изображенных статуй здесь не было. Также Блу обратила внимание на то, что если долгое время всматриваться в эти скульптуры, что-то начинало происходить с ее восприятием, появлялось стойкое ощущение таинственности и неизвестности. А через некоторое время такого наблюдения скульптуры взрывались огромной неудержимой духовной силой, настолько пугающей, что хотелось тут же закрыть глаза. Испытав это в первый раз, Блу не на шутку перепугалась, в ее жизни эксперты такого уровня никогда не встречались, даже ее отец, глава клана Лунного Феникса, не давал такого давления, как эти необычные статуи.

Видимо, не только Блу заметила странность изваяний, многие эксперты кланов по всему залу старались как можно дальше отойти от возвышения со странными статуями, то и дело кидая боязливые взгляды в их сторону.

В тот миг, когда почти все эксперты кланов отошли от возвышения, все скульптуры одновременно открыли глаза, смотря на практиков живым, источающим силу взглядом.

 
Читать Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
4.2/4
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 255 | Добавил: admin | Теги: Небесный шаг (1 арка), Максим Зарецкий
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх