Новинки » 2022 » Июль » 8 » Евгений Щепетнов. Бандит-6. Король
12:41

Евгений Щепетнов. Бандит-6. Король

Евгений Щепетнов. Бандит-6. Король

Евгений Щепетнов

Бандит-6. Король

 книга завершена

06.06.22


Жанр: боевое фэнтези, попаданцы, бояръ-аниме

Окрутили. Захомутали! А как еще станешь королем? Только мне это не нужно. Моя хата с краю. Не хочу войны, не хочу интриг, не хочу крови. Но куда денешься из подводной лодки? Придется соответствовать.



Возрастное ограничение: 18+
Написано страниц: 340 из ~340
Подписка завершена
Дата последнего обновления: 06 Июля 2022г.
готовность 100%
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 5 дней
Дата начала написания: 06 июня 2022
Правообладатель: Щепетнов Евгений



Содержание цикла Пётр Синельников на сайте Попаданец

Бандит (2021)  
Бандит-2. Петр Син (2022)    
Бандит-3. Академия (2022)  
Бандит-4. Некромант (2022)   
Бандит-5. Принц (2022)   
Бандит-6. Король (2022) Черновик 
 
Литрес
Книга 1

Евгений Щепетнов. Бандит. Пётр Синельников 1

Евгений Щепетнов. Бандит. Пётр Синельников 1

 

Сорокалетний спецназовец, боец ЧВК в Сирии попадает в ловушку, устроенную ИГИЛ. Джип, в котором он ехал вместе со своими товарищами, подорван на фугасе, и от смерти Петра Синельникова отделяют только десять магазинов в разгрузке и пять гранат на подвеске. Он знает, что уже мертв, но собирается отдать свою жизнь как можно дороже. Ведь спецназ не сдается!

Взрыв уносит души бородатых «бесов» в их рай с гуриями, а спецназовца – в другой мир, в тело нищего паренька шестнадцати лет от роду, самого что ни на есть убогого и забитого.

Ну а дальше…посмотрим, что будет с героем, который двадцать лет на войне, который прошел вторую чеченскую, Сирию, Африку, и который не привык сдаваться никому и ни за что.

Магия, кланы, выживание на улицах жестокой столицы империи мира, находящегося на уровне земного средневековья – все впереди. И мало герою не покажется…

Объем: 340 стр.

119.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Литрес
Книга 6

Евгений Щепетнов. Бандит-6. Король

Евгений Щепетнов. Бандит-6. Король

 

Окрутили. Захомутали! А как еще станешь королем? Только мне это не нужно. Моя хата с краю. Не хочу войны, не хочу интриг, не хочу крови. Но куда денешься из подводной лодки? Придется соответствовать.

Объем: 340 из 340 стр.

176.00 руб. Читать фрагмент


Бандит-6. Король

Глава 1

Четыреста с чем-то бойцов. Я не считал – сколько точно, просто нет в этом никакой надобности. Обычный батальон, численностью примерно такой же, какая есть и у земных батальонов.

Четыре роты, которые называются совсем не роты, как, впрочем, и батальон – совсем не батальон. Но мой мозг старого земного вояки сразу же преобразует иномирные названия в земные аналоги. Так удобнее. Так правильнее. Может когда-нибудь я и врасту в этот мир, но пока что Земля сидит во мне стальным гвоздем, и вытащить его будет очень трудно. Или вообще невозможно.

Впрочем, я в этом мире всего ничего…год? Нет, даже меньше года. И за это время прошел путь от абсолютно нулевого уровня, от уличного нищего мальчишки – до принца исчезающего народа ворков, аналога земных эльфов. А может и не аналога. Опять же – мой мозг усиленно пытается подобрать земные термины, чтобы подобрать похожие понятия.

Итак, вместе с батальоном пограничных стражей мы двигаемся туда, где в Лесу засели последние остатки Непримиримых, ворков, которые отказываются принять власть Империи и не желают жить мирно. Так-то бы на них совершенно наплевать – сидите в лесах, и не высовывайте оттуда нос, так ведь нет! Ворки время от времени делают набеги на мирные поселения крестьян, скотоводов, золотоискателей и охотников, иногда вырезая эти самые поселения совершенно под корень, не жалея ни детей, ни женщин, ни стариков. Что, кстати, не позволяет мне как следует проникнуться судьбой этого племени. По-хорошему, если их всех вырежут подчистую – плакать не буду. Нельзя убивать детей! Нельзя убивать женщин! Нельзя пытать мирных обывателей, устраивая из этого шоу! Это даже не мания, это…я не знаю, как назвать такую мерзость.

И кстати – может они вообще даже не эльфы, а орки? У меня разрыв шаблона – ну не могут эльфы так себя вести! Не должны!

И что интересно, эти самые ворки не видят ничего плохого в том, что развлекаются пытками пленных. Да, они утаскивают часть пленных в свой чертов Лес, и регулярно устраивают что-то вроде празднества, соревнуясь в том, кто применит к пленникам особо мучительные, изощренные пытки. И вот как мне относиться к таким людям?

Да, я старый циник, наемник, вояка с двадцатилетним стажем. На земле мне было за сорок лет, когда я умер, подорвав гранатами себя и толпу «бесов» ИГИЛ. Это здесь мне восемнадцать лет, и выгляжу я ангелочком-херувимом, ростом правда под сто девяносто сантиметров (подрос). Но сознание мое так и принадлежит старому наемнику с позывным «Синий». Так вот, я могу и умею пытать врага. Меня этому учили. Полевой допрос с целью получить жизненно важные для ДРГ сведения – это не афишируется, но это есть. Но чтобы устраивать из пыток шоу, чтобы наслаждаться муками врага?! Да вы что, спятили, что ли?! Что с вами сталось?! Как, когда вы превратились из эльфов в стадо орков?!

Зачем я еду к этим самым «оркам»? Да затем, чтобы прекратить войну. Чтобы остановить ту мерзость, что сейчас происходит на границе! Я ведь король «орков».

Смешно, ага. Некоронованный король.       Чтобы иметь права на корону, мне пришлось жениться.

Когда ты перемещаешься на расстояние в тысячу километров, проходя за день не больше тридцати (и это еще огромная скорость!), у тебя вдруг образуется невероятное количество свободного времени, которое чем-то надо занять. А чем? Разговорами? Можно и разговорами. Но в основном – ты думаешь. Думаешь, думаешь, думаешь…обо всем на свете, и о том, как оказался в такой ситуации.

Два дня меня уламывали, два дня уговаривали, что я должен жениться на Эллере, моей двоюродной сестре. Лера, так я зову ее в миру. Вначале вдвоем уговаривали (Лера и бабушка), потом откуда-то взялись еще две бабы, представившиеся Хранительницами. Уж не знаю, чего они там хранят, но говорить эти чертовы бабы умеют. Втроем (если не считать Леру), они обработали меня так, что…в общем, я сдался. Аргументы были всякими, и главный – это жизни людей. Десятков, сотен, тысяч людей. И не только, не столько жизни ворков. Поселенцы, пограничники – прогресс не остановить, Империя должна расширяться, так что если не остановить войну, добавятся сотни и сотни свежих могил с обеих сторон.

Были и другие аргументы. Например – деньги. Оказалось, что ворки владеют очень богатыми копями драгоценных камней – изумрудов и алмазов. А также, у них имеются золотоносные жилы и россыпи. Лес таит в себе огромные сокровища.

Кстати сказать, я до этого думал над тем, как же ворки умудряются так долго выживать в лесу, не имея возможности выращивать овощи, фрукты, злаки. А также – ковать оружие, плавить металл и все такое. Ведь если бы они занимались металлургией – местоположение их города можно было бы легко вычислить просто по дыму, поднимающемуся к небу, а раз вычислили, то…просто выжечь это место боевыми драконами, главной силой, главной опорой Империи. И вот что я выяснил: оружие и продукты поставляются воркам извне.

Во-первых, это контрабандисты. Не ворки, которые живут в Империи, нет! Люди. Поставка любого товара мятежным воркам категорически запрещена, но…за один рейс купец может фантастически разбогатеть. Так что там сказал Маркс насчет того, за сколько процентов прибыли капиталист сделает все, что угодно? Вроде как за триста процентов? Здесь прибыль могла достигать тысяч процентов.

Да, трудно пробраться к воркам, да, можно потерять товар, а то и саму жизнь, но если добрался, тебе заплатят драгоценными камнями и золотом. И ты станешь богат.

Многие рисковали, и выигрывали. Тем более что как и во всех мирах – если ты делаешь что-то запретное, в силовых структурах государства находятся те, кто за долю от прибыли не только разрешат тебе делать запретное, но даже и помогут в незаконной работе. Коррупция существует во всех мирах и во все времена. И неважно, что потом этим же оружием, которое привезли воркам контрабандисты, тебя попытаются убить. «Такова се ля ви».

То же самое касалось соли и муки – всего того, что ворки не могли получить в своем лесу. Их доставляли караваны контрабандистов.

Остальное, как ни странно, ворки выращивали сами. Фрукты всех видов, овощи – любые. Ворки владели магией, которая позволяла им выращивать овощи и фрукты за считанные часы. Вот только со злаками все было сложнее.

Контрабандисты ехали к оркам и не только из Империи. Северный Союз, сосед Империи, и ее давний враг – северяне с удовольствием поставляли воркам все, что тем нужно для жизни и войны. Пограничники боролись с ними (с этих мзду уже не брали), но северян слишком много, а погранцов слишком мало. Тем более что Лес частично заходит на территорию Союза, и можно спокойно поставлять воркам все необходимое.

Ранее Империя и Союз нередко воевали, и очень кровопролитно, но после того, как Империя создала драконьи легионы – войны как-то так быстро сошли на нет. Очень неприятно, когда с неба тебя поджаривают летающие твари. Содержать драконьи легионы очень дорогостоящее удовольствие, но оно точно стоит того.

Когда Хранительницы заговорили про деньги, мол – мне дадут столько, сколько я смогу унести – едва не расхохотался. Потом обиделся. Потом успокоился. А затем уже рассказал, что я вообще-то как бы…олигарх по здешним меркам! И что мне глубоко наплевать на алмазные копи и золотые россыпи! И на власть – иллюзорную и дурацкую. Власть короля, который правит жалкой горсткой загнанных в Лес и горы обозленных на весь мир извращенцев.

Тут уже обиделись Хранительницы – как так можно называть свой народ?! На что я им популярно высказал свое отношение к негодяям, которые развлекаются пытками.

Поругались, чуть не до мата, потом помирились, и снова стали разговаривать. Ну не хотел, не хотел я жениться на Лерке, что бы они там ни говорили! И дело не в том, что только недавно ее пытали и насиловали наемники из отряда Элрона. Я не считаю ее запачканной! Как там в старом анекдоте? «– Говорят, ты недавно женился? Ну и как, невеста-то честная оказалась? – Не знаю…пока что ничего не украла».

Кстати сказать, как я потом узнал – мадам-целительница, она же Старшая Хранительница, она же по совместительству моя бабушка умудрилась Лерке даже девственность восстановить. То есть – невеста честная-расчестная! Только женись! «Оставайся мальчик с нами, будешь нашим королем

Лерка красивая. Кожа белая, гладкая, без единого прыщика, без целлюлита и отвисшей задницы. Эдакая фитоняшка с белыми волосами и голубыми глазами. Кстати сказать – очень похожая на меня. И девчонка она хорошая, порядочная, готовая ради своего народа на любую жертву. Не зря же она рискнула и рванула на поиски семьи дяди – чтобы выйти замуж за двоюродного брата и прекратить войну. Авантюристка, конечно, но…что города берет? Смелость, конечно же. Как сказал один великий ученый: «Достаточно ли твоя идея безумна, чтобы быть правильной?» Леркина идея оказалась правильной. Она умудрилась ее реализовать. Хотя едва не отдала за нее свою жизнь.

Да, красивая девчонка, и мне плевать, что Лера двоюродная сестра моему носителю – Келлану. В королевских семействах и не на кузинах женились, на родных сестрах – лишь бы не выпустить власть из рук. Все хуже. Если я на ней женюсь, значит…хмм…женюсь! Глупо сказано, точно. Но это означает, что я, как честный человек (а я честный человек!), буду обязан сделать все, чтобы моя жена не испытывала недостатка ни в чем. Должен буду защищать ее, холить и лелеять. Потому что только так поступает настоящий, ответственный мужчина. И еще, это означает, что я не женюсь на любимой женщине, когда ее встречу. Я ведь не люблю Леру. Просто не люблю, да и все тут. Я скорее бы женился на Соньке – вот она мне нравится на грани любви. Заводная девчонка, шустрая, и все в ней такое, что я ценю в женщинах – красивое личико, великолепная спортивная фигура, живой ум, самоотверженность и страсть. А теперь что делать? Ну, вот как при живой жене заниматься…хмм…тем развратом, которым я занимался раньше?!

Смеюсь, конечно. Не такой уж я и развратник. Ну была групповушка с девчонками, да…но ведь не каждый же день! Разок…или два раза…точно не помню. Но чтобы я совсем уж развратничал – да не было такого!

Сдаваясь на милость победительниц, я выторговал себе условие: при первой же возможности мы с Лерой разбежимся. Вот установится мир, все станет хорошо – я сброшу с себя корону (пропади она пропадом!), и буду делать то, что хочу. А хочу я жить в своем поместье с любимой женщиной, (или женщинами), играть на гитаре, петь, сочинять песни, купаться в пруду…и злостно бездельничать. Опять анекдот вспомнился, как одного человека спросили, что он будет делать, когда выйдет на пенсию. Он ответил: «Куплю себе кресло-качалку, и первый год буду только лишь сидеть на веранде дома и смотреть на море» Его спросили: «А потом, когда пройдет год?» «А потом начну раскачиваться!».

Вот и у меня такие глупые, абсолютно непонятные большинству людей желания. Кто-то скажет, что эти желания совершенно тупые, что я – жалкий, никчемный, неинтересный человек. А я отвечу: да! Отойдите, мне пора раскачиваться.

Мы договорились, что спать с Лерой я буду только для дела – например этот чертов женитьбенный обряд лишения девственности, который меня выбесил так, что я чуть не прекратил весь фарс.

А еще – когда прибудем к воркам, должен буду доказать, что наш брак не фиктивный, что мы спим вместе, что мы настоящие муж и жена. Вот тут мне придется стараться по-настоящему. Ворки все слышат, все видят. Они не дураки.

А в остальное время – когда я уеду из Леса, там, где меня никто не увидит – я могу заниматься сексом с любой женщиной, с которой захочу. И забуду этот воркский анабасис как дурной сон.

Есть, правда, еще одна возможность спать с теми женщинами, которых хочу – взять их в наложницы. Официальные наложницы – у воркских королей это допускается. Впрочем, как и у Императора этой страны. Но у меня язык не повернется сказать той же Соне, что она будет моей наложницей. Девчонка заслуживает лучшего. Она боролась за меня и победила.

Да, Сонька победила. Эти чертовы девки устроили турнир, если можно его так назвать: они дрались на дуэли. Призом был я. Выигравшая имеет право доступа к моему телу в любое время суток, когда пожелает – если я это допущу. Остальные – если допущу я, и если допустит она, Соня. На дуэли ей сломали левую руку, рассекли скулу – до кости, сломали два ребра. Так что не надо думать, будто у девчонок дуэли происходят в щадящем режиме, типа – потыкали друг друга палками, и разошлись, утирая слезы. Ни фига подобного. Эти чертовы девки меня даже слегка напугали: если они ТАК дерутся за иллюзорное право быть рядом со мной, что могут сделать, если цель будет гораздо более серьезной? Ну, например, пожелают отомстить за невнимание к себе, любимым. Сейчас у них ко мне любовь, а завтра? Любовь проходит, а досада и злость остается.

Самые страшные враги – бывшие любимые женщины. Вспомнить только мерзкую Медею, которая чтобы досадить мужу убила общих с ним детей, приготовила из их мяса пироги и накормила муженька. И есть у меня подозрение, что древние греки сочиняли свои дикие сказки на основе каких-то исторических событий.

Батальон погранцов на самом деле не имеет ко мне ни малейшего отношения. Они просто-напросто идут на усиление Пограничья, так как Непримиримые после смерти своего бывшего короля резко активизировали свою деятельность, буквально за неделю вырезав до основания два небольших поселения – одно скотоводческое, другое землепашцев. Полтысячи людей отправилось на перерождение. Кстати, потому меня так и торопили. Если не остановить боевые действия – участь Пограничья будет весьма печальна.

Опять же – пока ехал в седле и думал над тем, что происходит, вспомнилась Брестская крепость, которая пала только тогда, когда немцы были уже практически у Москвы. Я всегда удивлялся – как это крепость продержалась столько времени, и почему немцы так упорно пытались ее взять. И когда узнал правду – все понял. Брестская крепость являлась арсеналом Западной Группы Войск. В ней содержалось невероятное количество оружие и боеприпасов, так что отстреливаться защитники крепости могли бесконечно. Кроме того, защитники крепости были не совсем ее защитниками – они время от времени делали вылазки и били немцам в тыл! Немцы просто вынуждены были как-нибудь изолировать опорный пункт советской армии у себя в тылу, иначе им придется кисло.

Почему вспомнил о крепости? Да очень уж война с Непримиримыми напоминает борьбу с этой самой крепостью. Да, ворки совсем не советские воины, мораль ворков далека от идеала. Я говорю лишь о том, почему Империя должна или добиться мира с ворками, или же их всех уничтожить. Ситуация назрела настолько, что Империя готова все свои ресурсы бросить на уничтожение мятежников, даже если для этого придется оголить другие границы. Достали, короче говоря!

Итак, я не в батальоне, я сам по себе. Командиру батальона было заявлено, что они сопровождают специальную группу, которая имеет свое задание в Пограничье. И что я, лейтенант Син, глава этой группы, а сопровождающие меня младшие офицеры – моя охрана, телохранители. Поверил он этой бумаге, или нет – пусть останется на его совести. Мне наплевать и на его веру, и на него самого. Беспокоило только одно – со мной четыре молоденьких девушки, пусть даже и в офицерской форме. Очень красивые, стройные, можно даже сказать – хрупкие, и рядом почти пять сотен озабоченных молодых парней, которые только и делают, что поедают глазами обтянутые штанами зады и ноги моих телохранительниц. Во что это вскорости выльется? Не попытаются ли особо отчаянные типы получить то, о чем мечтают в эротических снах?

Да, именно четыре девчонки. Одна – это Лера. Три другие – Соня, Фелна и Хельга. Откуда взялась Хельга и какое она имеет отношение к службе? Я не знаю. Меня поставили в известность, что эти трое девушек едут со мной в качестве телохранителей. И все. Письмо было подписано лично Леграсом. Никто не смог возразить, никто не осмелился отказаться, не пустить своих дочерей со мной.

Вообще-то, если разобраться – девушкам в Пограничье особо ничего не угрожало. Те же Непримиримые не кинутся на целый батальон погранцов – они ведь не дураки. При батальоне имелись два боевых мага, кроме всего прочего. Раскатают – просто-таки вхлам. Кстати, насчет контингента батальона я немного погорячился. Примерно десять процентов бойцов, а это не менее сорока человек – женщины. Вернее – девушки, от семнадцати до тридцати лет. Были совсем молоденькие, свежие, были и старые боевые кобылы, со шрамами на лице, и холодным взглядом волчицы. И те, и другие повадками мало отличались от своих соратников мужского пола, и кстати сказать – зная буйный нрав бойцов пограничья, ничего хорошего от этих девиц я тоже не ожидал.

Можно было бы спросить – а на кой черт тогда мне тащиться с батальоном, не проще ли добраться до места самим? И по времени это было бы раза в два быстрее. Но…приказ, есть приказ. Я обязательно должен добраться до места назначения и вступить в контакт с Непримиримыми. А по дороге многое может случиться. Случилось ведь с Лерой? Да, отряд, состоящий из магов, которые кроме всего с самого младенческого возраст тренируются в боевых искусствах – это не одинокая девчонка, законная добыча любого охотника за рабами. Но ведь от случайной стрелы никто не застрахован. И отряд врага может быть слишком большим даже для нас. Я ведь не всесилен. Силен, да, стою двух дюжин бойцов, боевой маг, но…как там сказано? На каждую хитрую задницу найдется… За мной могут следить – и убийцы-ниндзя, и люди из Лиги Чистоты, которую я вроде бы уничтожил, но на самом деле в этом не уверен.

К нам относятся настороженно – два ворка, один из которых, по слухам, якобы является принцем (это я, привет!). А с кем воюют пограничники? Кого убивают, и кто их убивает? Вот то-то же…

Ночуем мы возле источников воды – речек, ручьев, прудов, озер. В населенные пункты не заходим. Все нужное – у нас с собой. С батальоном едут крытые фургоны, нагруженные продуктами под самую крышу. Наша группа питается отдельно, но продукты получает из запасов батальона, хотя у нас есть и свои «заначки», в сумах на грузовых лошадях. Сушеное мясо, крупы, соль и сахар, чай и сухари – всего этого нам хватит, чтобы добраться до пункта назначения не испытывая особой нужды. Но наши продукты мы пока не трогаем – пригодятся.

Спим в четырехместных палатках – в одной спят девчонки охраны, в другой – я, Лера и моя бабуля, без которой все наше великое жульство может накрыться медным тазом. Ее ворки знают, уважают – бабуля легендарная личность среди воркского народа. По крайней мере, так сказала Лера. Кто-то ведь должен засвидетельствовать факт нашей женитьбы с Эллерой, наследницей трона ворков?

Мой «гарем» воспринял известие о том, что я женился на Лере очень тяжело. Это было для них настоящим ударом. Мне кажется, в глубине души все три девчонки лелеяли мысль о том, что я в конце концов все-таки женюсь на одной из них. А я взял, да и вытворил такой финт – женился на совершенно незнакомой девице, да еще и воркского племени. И неважно, что она принцесса – чужая, да и все тут. Если бы я выбрал кого-нибудь из их троицы, думаю, девушки восприняли бы это не так тяжело. Пришлось собрать их всех вместе и объяснить, как так получилось, и почему я вдруг оказался в роли консорта.

Я не стал объяснять, что этот брак на самом деле фикция – ни к чему им знать такое, мало ли что у них щелкнет в голове – влюбленные женщины существа опасные. Наплюют на политику, на людей и сделают так, как посчитают нужным – например, разгласят эту тайну, чтобы «освободить» меня от брака.

После разговора отношение ко мне девчонок изменилось, став почти прежним. До этого они смотрели на меня почти как на предателя – «поматросил и бросил ради фифы-принцессы». Теперь они смотрели на меня как на человека, пожертвовавшего своей свободой и даже честью ради блага людей. Эдакий подвижник, мессия, или как там еще можно меня назвать.

И еще – дурами они точно не были, и зная меня точно заподозрили, что с этим браком все не так уж и чисто. И что скорее всего после завершения миссии я плюну на трон ворков и займусь своими делами.

Сонька так мне и сказала, когда в один из дней мы остались с ней наедине. Мол, они все понимают, и на меня не сердятся. И что любят меня как прежде. И что я могу на них рассчитывать всегда, везде и во всем.

Нет, я не стал тут же заваливать ее под кустик (на что она, вероятно, рассчитывала), просто кивнул и пошел дальше, не вдаваясь в подробности и не делая попытку ее утешить. Хотя мне этого очень даже хотелось. Пока не закончу миссию – каждый мой шаг должен быть многократно выверен, просчитан на дни и недели вперед. Я в рейде, задача командования будет выполнена, а моя ДРГ должна выжить. И только так. На войне – как на войне.

Глава 2

Бытом ведала бабуля. Она – наш главный организатор, квартирмейстер и фуражир в одном лице. Девчонки – в ее подчинении. Только я имею право валяться на травке, глядя на то, как мои телохранительницы, они же «гарем», бегают, организуя усиленное питание и ночлег своего господина. Все остальные – кто за водой, кто костер разводит, кто стругает сушеное мясо и моет крупу. Правда, я не злоупотребляю своими альфа-правами, помогаю ставить палатки. Они хоть из тонкой ткани, водонепроницаемой, усиленной магией, но все-таки весят прилично. Так что…приходится и мне поработать.

Дежурный по кухне – тоже из числа девчонок. Кстати, на удивление – все они умеют работать руками, не гнушаются мыть посуду и разбирать-собирать барахло. И это притом, что все девушки из обеспеченных, и можно даже сказать – богатых семей.

Оказалось, что их с детства готовят к полевой жизни, когда у тебя нет ни денщика, ни слуги (что впрочем одно и то же). Не будешь знать, как развести костер, как приготовить кашу с вяленым мясом – просто сдохнешь с голоду. А если не умеешь зашивать дыры в мундире, будешь ходить оборванной нищенкой, и получать заслуженные взыскания от начальства.

Я даже невольно зауважал здешнее дворянство. Все-таки неспроста они так долго держатся у власти, не допуская никаких народных революций. Дворянин – это кроме того, что богатый человек (что не всегда верно), он еще знает и умеет гораздо больше простолюдина. Например – его с детства готовят воевать, и не просто воевать, а с противником, который превосходит его по силе и количеству в несколько раз. По крайней мере, это касается тех дворянских семей, дети из которых связывают свою жизнь со службой императору.

«Мои»…нет, все-таки МОИ девчонки умеют все – и драться, и приготовить обед, и неделями подряд ехать на коне, совершенно не замечая мерзостности этого занятия. Едет себе, дремлет в седле, чуть свесившись на сторону и усевшись на бедро одной из ног – легко так, будто родились в седле. А вот я…я ненавижу езду в седле! Только те, кто когда-нибудь начинал это мерзкое дело, меня поймут! Во-первых, седло жесткое. Это только кажется, что в нем удобно сидеть – на самом деле ты раскорячиваешься, как в седле байка, но при этом «байк» под тобой живой, он двигается, колышется, пердит и на ходу испражняется. А когда отвлекаешься – он начинает снижать скорость и потихоньку отстает от группы. А если ты попытаешься пнуть его под ребра – так скакнет, что сверзишься на землю и рискуешь сломать себе шею. Ну а сам довольный побежит в поисках хорошего хозяина, уволакивая за собой вторую, заводную лошадь. Кстати – еще и тяпнуть зубами норовит при первой подвернувшейся возможности.

После первого дня путешествия я ходил враскоряку, и ночью был вынужден лечить сам себя. Мне было неудобно просить об этом бабулю. На второй день она заметила мои мучения, и сама предложила полечить, а еще – посоветовала подложить под задницу мягкое одеяло, тогда мои мучения существенно уменьшатся, и постепенно я все-таки привыкну. Идея хорошая, но я отверг ее почти с негодованием. На нас и так смотрели, как на сборище извращенцев (два мерзких ворка плюс обслуживающий персонаж из распутных девок), не хватало, чтобы вояки еще и смеялись мне вслед. Все-таки я пусть и некоронованный, но король ворков. Королю не пристало идти на поводу у своей телесной немощи.

Через неделю путешествия я кое-как приспособился, и даже начал получать удовольствие от путешествия. Смотрел по сторонам на открывающиеся вокруг нас пейзажи, очень напоминающие горы Урала (Башкирия, Челябинская), и невольно удивлялся – насколько же местность вокруг похожа на такую же земную. Это та же Земля, только…в другой вселенной.

По моим прикидкам на месте мы будем не раньше, чем через месяц, а то еще позже. По дороге у нас должны быть три остановки в крепостях, где мы оставим часть пограничников вместо тех, которые отслужили свой срок, так что нам еще ехать и ехать.

Проблемы начались на десятый день после выезда из города, и как следовало ожидать – из-за нашего с Лерой происхождения.

Вообще-то я знал, что так будет. По-моему, это совершеннейший идиотизм – отправлять двух ворков, да еще из королевского рода, вместе с бандой пограничников. Почему бандой? Да потому, что в батальоне кроме старых кадров, служащих практически всю свою сознательную жизнь, имелись и те, кого отправили на границу за различные проступки, совершенные солдатами во время службы в других подразделениях. Проворовавшиеся, уснувшие на посту, устроившие дебош, мародеры и насильники, практически преступники, которых предпочли не судить, а списать в «горячие точки» – все тут были. И вот они наслушались рассказов старослужащих о том, что ворки делают с имперцами, и…видят перед собой трех ворков – наглого, самодовольного парня, его якобы жену, и бабу, которая смотрит на них, как на дерьмо (да, у бабули еще тот взгляд!). А с ними – явные предатели, коллаборционисты, три девки, одна другой краше и наглее. Которые втайне только и мечтают о крепком пряном теле настоящего мужчины (имперского пограничника, разумеется).

Да, скорее всего именно так они и рассуждали, когда смотрели на нас взглядами голодных волков. Особенно после того, как добывали местное пойло, по запаху очень схожее с самым что ни на есть вульгарным самогоном-первачом.

Где они его брали? Господи, да солдат, если он того захочет – найдет выпивку где угодно! Тут же – батальон идет мимо деревень и городков, в которые солдатам запрещено заходить. Идет медленно, взбивая сапогами дорожную пыль. А вокруг батальона – впереди, справа и слева курсируют группы разведчиков, отслеживающих обстановку по ходу движения подразделения. Так вот что стоит тем же разведчикам заскочить в деревню и найти там все, что угодно?

Командиры? Приказ? А ты докажи, что он нарушен, этот приказ. Может самогон до поры, до времени ехал в фургоне! Нарушение, да, но не то, за которое вздернут на виселицу. И к тому же…погранцы едут на войну. Возможно через несколько месяцев половины из них не будет в живых. Так какого черта лишать их маленьких радостей? Опять же – ну, запретишь, выльешь самогон, чтобы не пили на ночевке. А потом ты с этими отморозками пойдешь в атаку на ворков? И где гарантия, что в затылок тебе не прилетит арбалетный болт? Пограничники – парни решительные, резкие.

Но началась свара, как ни странно, не с мужиков, мечтающих о молоденьких магичках. Началось все со здоровенной бабы, лицо которой было «украшено» шрамом, пересекающим его наискосок, через нос. Лекарь плохо поработал с раной, возможно, некогда было с ней возиться, так что нос торчал чуть набок, а правый глаз из-за натяжения кожи все время прищуривался. Казалось, эта девица все время целится в невидимый прицел винтовки.

Да, девица – по крайней мере для меня, сорокалетнего мужика. Судя по всему ей было не больше тридцати. Если бы не шрам, девка вполне себе симпатичная, а то, что ее рост не соответствует представлениям о том, какой должна быть местная красавица – ничего не значит. Женщин любят всяких – особенно, если перед сеансом любви выпить поллитра мутной, воняющей сивухой жидкости.

И вот, сидим мы у костерка, отдыхая после ужина, думаем каждый о своем, и тут…подходит эта самая баба, Гвинера. Я хорошо запомнил ее имя, с первого раза – уж больно оно похоже на имя эпической королевы, до которой домогался эпический же персонаж сказок о Мерлине. А объектом домогательств эта баба выбрала не меня, и не Леру, и даже не мою бабульку, которая всю эту солдатскую массу в грош не ставила, а Соньку. Самую что ни на есть безобидную на вид, тихую и вежливую девчонку. И виноват в этом я сам.

Ну вот только представить: жара, пыль, поднятая сотнями ног, и остановка у ручья – чтобы напоить лошадей. Я нахожу место, чтобы выбить пыль из одежды и сполоснуться, за мной тенью идет Сонька, готовая к любой ситуации. Я купаюсь, выхожу, купается Сонька (по моему настоянию), у меня играет гормон, и…мы пристраиваемся под кустиком, ни на секунду не ослабляя бдительности. Ну не смог я сдержаться, каюсь!

Похоже, что нашей осторожности не хватило, чтобы уберечься от нескромного взгляда. Оно и понятно – это же пограничники, мастера маскировки, диверсанты, которые способны пройти по лесу и не хрустнуть ни одной веткой. Да и не нужно им было подходить близко – все и так понятно и видно с расстояния, хоть мы и укрыли в травке. И вот, вечером, шагает к нам такая вот «фитоняшка»-«бодибилдерша» под сто девяносто сантиметров роста, и от нее тащит самогоном за пять метров. Шагает уверенно, не шатается, однако глаза стеклянные, смотрят так, будто видят тебя насквозь, и еще на два метра вглубь земли.

Девчонки сразу же насторожились, разговоры стихли – Сонька, которая сидела ближе всех подобралась, положила руку на меч, с которым никогда не расставалась. Копия моего меча, только мой длиннее в полтора раз – под мою руку. Она-то мелкота, еле до груди мне достает.

– Ты…сука! – торжествующе заявила валькирия, указующим перстом обозначив эту самую «суку» – Тебе что, людей мало?! Ты свой зад подставляешь этому животному! (тычет уже в меня) Что, нравятся…

Дальше последовал набор нецензурных слов, обозначающих размеры гениталий «животного», и степень падения «сучек», которые ради получения извращенного удовлетворения связываются с такими, как я грязными животными.

Вот даже обидно стало. Я может и животное (все мы животные с тонким налетом цивилизации), но тело свое поддерживаю в чистоте, и вообще – кому какое дело до чужих извращений? Если они не мешают тебе жить. Не надо подглядывать – и не будешь завидовать. Конечно, Соньке следовало бы вести себя потише тогда, в кустиках, но…попробуй, заткни рот вошедшей в раж соскучившейся по любовным утехам женщине! Я сам-то после такого длительного воздержания едва не рычал, когда…хмм…это уже другая история.

Итак, баба практически орет в голос, изобличая коллаборционистку пониженной социальной ответственности и ее хахаля-животное, а я сижу и думаю о том, что же мне сейчас следует делать. Ну не убивать же эту хабалку? Убью, в этом даже не сомневаюсь – и еще несколько десятков убью. А когда пойму, что одним мечом и добрым словом весь батальон не уничтожу – начну утюжить их магией. Да и девчонки не будут стоять на месте! И что тогда получится? Смешно получится! Группа магов уничтожает батальон пограничников!

Кстати, я про их магов забыл. Они стоять в стороне точно не будут. А выдержим мы против боевых магов? Не вполне уверен. Фактически мы недоучки, и офицерские знаки различия нам выдали только для одной операции.

Пока это я думал, да рассуждал – стоит ли убивать эту дуру, ситуация резко изменилась. Соня вскочила с места, как подброшенная пружиной, и без малейших сомнений врезала ногой в многострадальный нос воительницы, мгновенно превратив его в бесформенную лепешку. И понеслось!

Воительница, при всей своей нестандартной массе, оказалась бойцом очень быстрым и умелым. Первый успех Сони едва не оказался ее последним успехом – от могучего удара в середину грудной клетки мою подружку буквально выкинуло за пределы освещенного костром круга. У меня даже сердце екнуло – не дай бог проломила кость! Да и удар в область сердца – это не любовная ласка. Спазм, фибрилляция, и…остановка сердца! И даже если не случится такого – а вдруг удар пришелся в одну из прелестных Сонькиных грудок? Между прочим – это очень болезненно для женщин, получить кулаком в грудь. А потом может еще и воспаление начаться. В любом случае – очень нехорошо.

Я уже встал с земли, когда Сонька одним движением вскочила, и снова бросилась в атаку. Вот тогда и началось настоящее месилово. Пограничница попадала все больше по воздуху, максимум – ее удары достигали цели по касательной и потому не приносили большого вреда. Соня же вертелась, между мелькающих рук и ног бабищи, и била, каждым ударом доставая болезненные точки организма валькирии. Спасало бабищу только то, что мышцы этой богини войны похоже что обладали стальной крепостью, и моя девчонка просто не могла их как следует пробить – долбила, будто в деревянную стену сарая. Удары по лицу тоже не оказывали видимого влияния на осатаневшую бабу – брызгала кровь, хрустели зубы, но это никак не влияло на скорость и силу, с которой пограничница наносила удары.

Наконец, Сонька пробила точно – двоечкой в солнечное сплетение и в челюсть. Валькирия замерла, глаза ее остановились, она тихо осела и замерла на земле в позе зародыша. Ну а я бросился к Соньке, которая тоже упала на землю. Сорвал с нее рубаху, оставив голой по пояс, и занялся лечением, не обращая внимания на происходившее вокруг. Левая грудь девчонки уже была сине-красной, чертова баба разбила ее вхлам, синяки на ребрах, на плечах, животе, ну и как вишенка на торте – разбитая, рассеченная кровоточащая губа.

Лечение заняло минут пятнадцать – опыт у меня уже достаточно большой. А когда закончил и посмотрел по сторонам, обнаружил, что мы окружены толпой разъяренных пограничников. Рев стоял – просто как от взлетающего боинга. Или близко к тому. Почему я не слышал рева раньше? Просто отбросил, как нечто ненужное. Главное было – вылечить Соньку. Испугался я за нее.

Девчонки стояли молча и спокойно, держа в руках обнаженные мечи. Бабуля рядом с ними – неподвижная, молчаливая, как кладбищенский памятник. И только я, магическим зрением видел, как к ее рукам стягиваются толстые пучки силовых линий. Она готовилась сколдовать что-то такое неприятное, что скорее всего окружающим сильно не понравится.

Что вопили разъяренные пограничники – разобрать было невозможно. Да и не хотелось. Что они могли вопить, кроме как: «Убить проклятых колдунов! Убить проклятых ублюдков!» – ну и все такое прочее. Погромщики не отличаются особым разнообразием в угрозах и способах их осуществления.

Нужно было как-то привести этих типов в порядок. И тогда я поднял руки вверх, и…между моих рук появилась широченная, скворчащая и стреляющая, как переполненный карбюратор автомобильного мотора молния. Концами дуги она уходила в землю, согнувшись, будто под тяжестью этих самых концов – я держал ее за середину. Молния была бело-красной, не такая, какие бывают во время грозы, но это все-таки молния – трескучая, извивающаяся, будто живая змея.

Народ как-то сразу притих, отшатнулся назад. Одно дело – бить «грязное животное, мерзкий ворк!», и другое – нападать на боевого мага. С магами воюют только маги, и то…когда ничего другого не остается.

– Первый, кто сделает шаг, погибнет! – в наступившей тишине сказал я – И все, что рядом с ним! Она первая напала, мы защищались! Потому отвалите, если хотите жить!

Само собой – отвалили. Фанатиков здесь не было. И боевых магов – тоже. Похоже что маги от греха тут же свалили, они-то прекрасно понимали, что такое выпускники Академии, пусть даже и недоучки. Одно меня неприятно и сильно удивило: ну ладно там отмороженные погранцы – от них всего можно ожидать. Но неужели дисциплина в таких подразделениях настолько слаба? Как посмела какая-то там…унтер-офицер, если на земной манер – в общем, как посмел нижний чин напасть на старшего? Ведь Сонька в офицерском мундире, все это прекрасно знают. Неужели посчитали нас ряжеными?

Вечер этим не закончился. Толпа потихоньку рассосалась, не желая подпадать под удар боевого мага, ну а меня вызвали к командиру батальона. И я уже знал – зачем. Догадался.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
5.0/4
Категория: Черновик | Просмотров: 4152 | Добавил: admin | Теги: Король, Евгений Щепетнов, Бандит-6
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх