Новинки » 2022 » Ноябрь » 30 » Дмитрий Билик. Уникум 4. Беллум
10:59

Дмитрий Билик. Уникум 4. Беллум

Дмитрий Билик. Уникум 4. Беллум

Дмитрий Билик

Уникум 4. Беллум

 

с 30.11.22

Жанр: боевое фэнтези, книги про волшебников, магические академии

Максим Кузнецов – сирота и жил с отчимом. Он обычный подросток, но однажды к нему пришли люди из МВДО. Что это за служба? Служба занимается надзором за магией, и у Максима была зафиксированная сильная вспышка магических способностей. Он уникум и теперь ему предстоит обучаться в магической школе. Там все не так просто, взять хотя бы местную золотую молодежь, которая совсем не рада выскочке. Тем не менее, герою удается выйти победителем из многих переделок и заслужить авторитет и уважение.
В четвертой и финальной книге серии действие происходит после окончания школы. Максу, который уже стал матерым магом, имеющим помимо собственной силы, поддержу существа из другого мира и красавицы-невесты из высокородных, предстоит столкнуться со своим главным врагом и расставить все точки в этом противостоянии. Читайте завершение истории.

Из серии: Уникум 4
Возрастное ограничение: 16+
30.11.2022
Дата написания: 2022
Объем: 310 стр.
Правообладатель: 1С-Паблишинг



Содержание цикла Уникум на сайте Попаданец
Уникум 1: Тайная дверь
Уникум 2: Книга Трех
Уникум 3: Практикум
Уникум 4: Практикум

Цикл Уникум завершен
Литрес
1 книга
бесплатно

Уникум. Тайная дверь

Уникум. Тайная дверь

2

Уникум. Книга трех

Уникум. Книга трех
Максим Кузнецов – сирота и живёт с отчимом. Он обычный подросток, но однажды к нему приходят люди из МВДО. За обманчиво знакомой аббревиатурой скрывается служба, надзирающая за магией. У Максима зафиксирована сильная вспышка магических способностей. Он уникум, и ему предстоит обучаться в магической школе. А там всё не так просто, взять хотя бы местную золотую молодёжь, которая совсем не рада выскочке.

Во второй книге жизнь Максима, казалось бы, начала налаживаться: и первый ранг получен, и с силой совладать становится всё проще, даже плутоватый банник почти «приручён». Но расслабляться рано, ведь у высокородных свои планы и в них герою отведена роль разменной монеты. А он на это ну никак не согласен.
 

Книга 3

Дмитрий Билик. Уникум 3. Практикум

Дмитрий Билик. Уникум 3. Практикум

 

Дмитрий Билик – популярный писатель-фантаст, автор нескольких циклов книг в разных жанрах. Представляем третью книгу цикла романов «Уникум», которая называется «Практикум».

Максим Кузнецов – сирота и жил с отчимом. Он обычный подросток, но однажды к нему пришли люди из МВДО. Что это за служба? Служба занимается надзором за магией, и у Максима была зафиксированная сильная вспышка магических способностей. Он уникум и теперь ему предстоит обучаться в магической школе. Там все не так просто, взять хотя бы местную золотую молодежь, которая совсем не рада выскочке.

В третьей книге нас ждет продолжение приключений героя. Идет последний год обучения, однако к привычной охоте на нечисть добавляются столкновения с существами и неизвестного мира. В то же время страной теперь правит Уваров – маг, не обремененный принципами морали и преследующий исключительно собственные цели. Поэтому над школой сгущаются тучи, и предчувствие страшных событий витает в воздухе. Читайте продолжение истории.

 

149.00 руб. Читать фрагмент

 
Книга 4

Дмитрий Билик. Уникум 4. Беллум

Дмитрий Билик. Уникум 4. Беллум

 

Максим Кузнецов – сирота и жил с отчимом. Он обычный подросток, но однажды к нему пришли люди из МВДО. Что это за служба? Служба занимается надзором за магией, и у Максима была зафиксированная сильная вспышка магических способностей. Он уникум и теперь ему предстоит обучаться в магической школе. Там все не так просто, взять хотя бы местную золотую молодежь, которая совсем не рада выскочке. Тем не менее, герою удается выйти победителем из многих переделок и заслужить авторитет и уважение.
В четвертой и финальной книге серии действие происходит после окончания школы. Максу, который уже стал матерым магом, имеющим помимо собственной силы, поддержу существа из другого мира и красавицы-невесты из высокородных, предстоит столкнуться со своим главным врагом и расставить все точки в этом противостоянии. Читайте завершение истории.

 

149.00 руб. Читать фрагмент


Уникум 4. Беллум
 

Глава 1

– Хозяин, может, не надо? – мелко дрожал банник.

– Надо, Потапыч, надо, – я согнулся и на всякий случай взял приживалу за руку. Чтобы не убежал.

Катерина тоже тряслась как осиновый лист. Но она, находясь в пространственной бане, была в относительной безопасности. Нормальную, «человеческую» Потапыч построить еще не сподобился. Но в планах у него эта задумка была. Я пока не расстраивал приживалу тем, что здесь мы надолго не задержимся. У него и без этого нервяков хватало. Правда, по большей части все они были связаны с Чернышом.

– Идет, – обреченно выдохнул банник.

Теневика чувствовала вся нечисть. Они вообще, как мне стало известно совсем недавно, остро ощущали любое возмущение силы. Подобно птицам перед грозой или крысам, предрекающим скорую гибель корабля, нечисть подстраивалась под любое изменение магической энергии в пространстве. При появлении опасного хищника у каждого разумного или неразумного существа возникало самое адекватное инстинктивное желание – бежать. Но одно дело, когда речь касается обычного зверя, и совсем другое, если словно гром средь бела дня на тебя обрушивается смертоносная машина с нежным именем Черныш.

Наш мир существенно изменил теневика. Если быть точнее, ему пришлось подстраиваться под окружающую действительность. Здесь он был не так быстр, не так силен (хотя последнее я списывал еще на энергозатратный переход) и ловок. Однако, что для меня, знающего возможности Черныша, – «медленно», для прочей нечисти – молниеносная черная тень.

В довольно короткий промежуток времени все окрестности были подчищены. Хотя под последним более уместно подразумевать глобальный геноцид. Кроме того, мне приходилось немного остужать пыл теневика, аппетитам которого могла позавидовать любая бабушка, откармливающая на выходных внука. Одно радовало: к немощным Черныш отнесся равнодушно. Оно и понятно: кто будет есть вареную гречку, когда на шведском столе омары и мраморная говядина?

– Мама, – тихо сказал Потапыч, с силой вжавшись в мою ногу, как только в степи показалось могучее, будто пытающееся поглотить все солнечные лучи, черное тело.

– Не бойся. Я тебя в обиду не дам.

– В прошлый раз тоже так говорил. А он меня чуть не сожрал.

Ну да, процесс дрессировки Черныша продвигался со скрипом. Теневик искренне недоумевал, почему нельзя кушать то, что хочется. Для его мозга это было иррационально. Однако меня такое положение дел не устраивало. Черныш должен слушаться меня, чего бы это ни стоило. И так уж получилось, что меня будут окружать другие маги и разумные существа. Их кушать категорически противопоказано. Вот поэтому, воспитывая иномирное чудовище, я рисковал шкурой банника. Который, кстати, действительно пару раз был близок к смерти.

Оставляя за собой клубы пыли, теневик подскочил ко мне, облизнув холодным, как быстрая горная река, длинным языком. Он находился в превосходном расположении духа, впрочем, как и все последнее время. Оказалось, родной мир не так уж и нравился Чернышу. Что там есть, кроме снега, замерзших руин и инший? Ничего. А тут глаз радовался. К примеру, иномирец любил убегать до Енисея и нежиться в его водах, совсем как какое-нибудь земное создание. Прекрасная природа, кормежка по расписанию, полное отсутствие врагов – что еще надо теневику, чтобы встретить старость?

Увидев Потапыча, он радостно клацнул челюстью и сделал уверенный шаг вперед. А несчастный банник, которому и так с ростом не повезло, будто бы стал еще меньше. Черныш недовольно замотал головой, столкнувшись с моей силой, и глухо зарычал. Впрочем, ничего нового. Так всегда начиналась любая наша воспитательная беседа.

– Нельзя, – сказал я, даже не думая ослаблять выплеск. – Он наш друг.

Теневик имел на этот счет совершенно иное мнение. Если бы он умел говорить, то явно сейчас упоминал музей и место, за которое таких друзей туда надо тащить. Само собой, против их воли.

– Он мой друг, – спокойно говорил я.

Рычание прекратилось, но напряженная поза Черныша все еще не внушала доверия.

Я погладил теневика по шипастому носу, успокаивая, и продолжил уговаривать:

– Я же твой друг, так? А друзей не едят.

Теневик фыркнул, точно раздумывая над моими словами. А я не собирался замолкать:

– Это мой друг. Его нельзя есть. Ясно?

Черныш не ответил, но его молчание, вкупе с отсутствием попытки оторвать голову Потапычу прямо сейчас (как всегда было прежде), внушало сдержанный оптимизм. Конечно, может, причиной стало и то, что теневик сейчас относительно сыт. Я принялся постепенно ослабевать напор, давая понять, что доверяю Чернышу. А когда совсем прекратил сопротивление, произошло любопытное действие.

Теневик приблизился к баннику, отчего тот тихо заскулил, и стал обнюхивать недомерка. Почти как самая обычная собака. Я-то все понял, в отличие от Потапыча. Черныш запоминал нового «друга». Дураку понятно, что он таковым его не считал. И отвернись я на минутку, за жизнь Потапыча никто не дал бы ломаного гроша. Однако теневик искоса поглядывал на меня, понимая, что обидеть банника я не дам. А потом неторопливо раскрыл пасть, своими медленными действиями демонстрируя, что ничего плохого не замышляет, и лизнул моего приживалу.

– Ох, – банник чуть не упал без сознания.

– Умница, – похлопал я по чешуйчатой шее. – Держи.

Дрессировка – она такая. Любое правильное действие следует подкреплять вкусняшкой. А у меня как раз подобная имелась – пришлось лично поохотиться.

Стоило залезть рукой в пространственную баню, как в пальцах тут же оказалось склизкое тело. Это его Катерина туда впихнула. То ли ей не нравилось, что в одном из тазов лежит связанная шишига, то ли она хотела помочь супругу. Желание угодить хозяину я отмел сразу: что бы обдериха ни говорила, смотрела она на меня до сих пор исподлобья. Да, боялась – все-таки целый мастер, – возможно, даже уважала, но любовью и почтительностью там и не пахло.

Черныш заинтересованно поглядел на существо с рыбьими головой и хвостом (из похожих на человеческое – только руки), а потом на меня. Несмотря на скромный размер шишиги, недооценивать ее было глупо. Встреча в воде немощного и этой твари почти всегда вела к появлению нового утопленника. Пришлось немало повозиться, прежде чем удалось поймать эту особь.

Шишига, почувствовав рядом существо небывалой силы, заверещала, обнажив мелкие, но острые зубы, чем лишь подогрела интерес теневика. Тот стоял неподвижно, однако хвост в нетерпении бил по чешуйчатым бокам. От смерти шишигу спасало только то, что я держал ее в руке, которую Черныш не хотел ненароком повредить. Ну да ладно, хватит издеваться над животиной. Под последней я, само собой, имел в виду теневика.

– Это не друг, его есть можно.

Я подкинул нечисть, жадно хватающую жабрами воздух, и она исчезла в пасти Черныша. Вот была шишига – и пропала, лишь теневик принялся быстро перемалывать мелкие кости, впитывая силу, а после выплюнул то, что осталось от нечисти, на землю. Зрелище, надо сказать, было малоприятное.

Испытывал ли я какие-то угрызения совести, скармливая живое, пусть и неразумное, магическое существо Чернышу? Нет. Колебания и сомнения, на которые пенял мне Куракин, остались в прошлом. Для достижения цели всегда приходилось чем-то жертвовать.

– А это друг, – повторил я, толкнув Потапыча вперед.

Черныш еще раз понюхал банника и тряхнул головой, мол, понял, не дурак, был бы дурак – не понял бы. И уже даже приготовился уйти по своим делам. Но я его остановил. Не так быстро, дружок.

– Подожди, есть еще кое-что.

Черныш замер, переводя взгляд то на меня, то на банника. Весь его вид будто говорил: «Я же не съел этого сморчка. Чего тебе еще надо»? А если честно, необходимо было самое основное. То, что я подготавливал последние пару недель.

Мастер с ручным иномирным существом в Тыве – это, конечно, хорошо. Даже очень. Но что если нужно будет достаточно быстро переместиться в центральную часть России или еще куда дальше? К примеру, за океан, к нашим «стратегическим партнерам». Нет, в прыти теневику уступали даже скоростные поезда. Однако былой прыти он еще не набрал. И непонятно, станет ли когда-нибудь опять таким быстрым. Силы в нашем мире было в разы меньше, а ждать и надеяться на лучший исход не входило в мои планы.

Самый простой вариант – незримая аппарация с применением тактильной коммуникации, как это мудрено писали в учебнике. А проще говоря, берешь Черныша под мышку – и вперед. Но простой вариант – не всегда самый правильный. Энергии при таком переходе будет затрачено столько, что лучше уж действительно ехать на поезде Тыва – Теневик – Москва.

Но существовал более экономичный способ. Гораздо меньше сил тратилось в том случае, если объект телепортации заключен в пространственном помещении. Подобное я уже опробовал на Потапыче с Катериной. Поэтому пару последних недель мне пришлось заниматься именно этим – созданием еще одной «золотой клетки».

За основу был взят значительный и ненаселенный кусок степи – все-таки Черныш не мелкий банник, ему и пространства нужно побольше. А остальное время ушло на проработку магических схем. Под артефакт подошло копеечное кольцо «Спаси и сохрани», найденное в доме, где я жил. Довольно иронично, учитывая тот факт, что теневик действительно должен был спасти нас от Уварова. Да и до меня никто не докопается. Мало ли какой я православный, ношу кольцо – и черт с ним.

Процесс перемещения Черныша в украшение прошел нормально. Можно даже сказать, без особых эксцессов. Но я все равно отправился вслед за теневиком, оказавшись в голой степи. Блин, чуток схалтурил или просто не рассчитал – вон там пространство слегка искривлено. С другой стороны, я и не крохотную баньку сотворил.

Теневик пока не понял, что именно произошло. Он легкомысленно оглядывал все вокруг, втягивая носом воздух. Почти стерильное пространство, лишенное всякое нечисти. И вот когда до него дошло, Черныш заревел белугой. Я его понимал: сначала все дали, а следом тут же отняли.

– Успокойся, это лишь на крайний случай. Здесь ты будешь недолго, хорошо?

Теневик обиженно рыкнул и попытался умчаться прочь. И ему это удавалось ровно до тех пор, пока хватало созданного мной пространства. Впечатавшись в невидимую стену, он заревел снова и стал вырываться отсюда. Это Черныш сделать смог бы с легкостью, несмотря на полное непонимание наших магических процессов. Поэтому я решил здраво. Не можешь сопротивляться – возглавь. Я быстро переместился к теневику, дотронулся до него, и мы вернулись обратно.

– Говорю тебе, это на крайний случай, – я стал поглаживать его по морде. – Чтобы быстро путешествовать.

Черныш издал несколько забавных обиженных звуков, которые можно было отнести на тот счет, что в целом он линию партии не разделяет. Но в то же время теневик не умчался прочь, а выжидающе глядел на меня. Мол, есть у тебя еще какие-то сюрпризы? Если да, то лучше вываливай все сразу, чтобы два раза не вставать.

– Иди, иди, – нахмурился я, похлопав по шипастому загривку. – Только далеко не убегай.

Теневик фыркнул и со скоростью болида «Формулы-1» умчался прочь. Мое же недовольство было вызвано одним простым фактом: в доме, где я жил, кто-то ходил.

Как известно, дураки все же учатся на чужих ошибках. Поэтому, как только я поселился в деревне, так сразу же наложил множество рун на все, до чего дотянулась рука. Кроме защитных, там были и так называемые руны присутствия. Они напоминали колокольчики на входе в магазин. Если кто-то появлялся в доме, у меня «срабатывала сигнализация». Приятного в ней было мало, словно по оголенным нервам водили острым ножом, зато сразу становилось понятно, что к чему.

– Потапыч, в баню! – скомандовал я.

– Ага, сейчас, хозяин. Ей-богу, чуть кондратий не хватил. А язык у него такой мерзкий, одно слово – чудище. Кабы не ты, так он меня сожрал бы не задумываясь. Надо нам от этого ирода избавляться.

– Потапыч!

– Нет, такая собачонка в хозяйстве – оно, конечно, хорошо. Ее на привязь посадить – и хрен кто к тебе в дом сунется. Однако где такую цепь найти? Да и будку. Я вот что думаю…

– Задолбал, – я схватил банника и силой засунул его в баню. Станет плохо себя вести – так вообще отправлю в пространственную степь, тем более что двери там соседние.

Под комнату для аппарационных нужд я заранее выбрал старенький хлев позади дома. Который сейчас, как емко выразился Потапыч, напоминал покойницкую. Здесь лежали тела убитых, а если быть точнее, выпитых теневиком существ. Все, как один, так сказать, гильотинированные. Манера кушать у Черныша была такая – откусить голову, словно сделать в пакете с соком дырку, и уже потом выпить всю силу. От этого тела убитой нечисти скукоживались. Вместе с силой теневик пил и кровь, хотя последнюю потом отрыгивал. Слишком уж голодный и жадный у меня иномирец поселился.

Песок тихо зашелестел, формируя легкий доспех, а я вытащил нож, медленно подходя к двери. Страха не было. Если Уваров решил добраться до меня, то бегать от него глупо. Сколько веревочке ни виться, а конец будет.

– Ты, никак, захотел со мной подраться? – усмехнулся Четкеров. – А ты молодец, прибрался здесь. Халупа была та еще.

Как всегда, он оказался одет с иголочки. Даже ботинки начищены, что в нынешней местности считалось занятием почти бесполезным. Мои вот, к примеру, не то что не чистились, мылись довольно редко. Все равно пыль оседала быстрее, чем выйдешь за пределы деревни.

– МВДО дает своим сотрудникам все самое лучшее, – я опустил нож.

Четкеров оценивающе оглядел меня, не скрывая своей брезгливости. Ну да, одет я был не совсем так, как прочие поборники. Никаких черных плащей в пол, обычные джинсы, футболка и школьные кроссовки, которые нам выдавали в Терново для тренировок.

– Значок поборника куда дел?

– Там в столе лежит. Тут, знаете ли, некому им в лицо тыкать. Нечисть крайне слабо разбирается в чинах МВДО.

– Его надо носить всегда. Это обязательно. Дисциплинирует, так сказать. И на встречу с руководством необходимо надевать форму.

– А у нас сегодня встреча с руководством?

– А я, по-твоему, кто? – удивился моей наглости Четкеров.

– И что за повод?

– Конец месяца. Пора сдавать план.

Вот уж о чем я совсем забыл. Забавно, но, находясь на службе, я делал все, кроме выполнения плана. Этим занимался исключительно Черныш. Мне лишь приходилось собирать тела за ним. Но все же о задании Четкерова я помнил, поэтому сразу повел его в хлев.

– Почему они в таком странном состоянии? – скривился Павел Сергеевич. – И где головы?

– У меня такой метод охоты: взрываю головы, тела сушу, – соврал я. – Чтобы лучше хранились.

– М-да-а-а… – протянул Четкеров. – Так, пара чучунов, чотгоры, а это что, хумайя? Хорошо сохранились, все перья целые. Где ты ее нашел?

Я не стал говорить, что за этой птичкой пришлось путешествовать на теневике в Монголию. Черныш, кстати, к моему сбору трупов относился скептически, смотря как на некрофила. Зато хумайя являлась сверхопасным существом, что мне было только на руку.

– Так, план выполнен, – посчитал Четкеров убитую нечисть. – Новый я пришлю на днях. Эти останки изымаю. И, Кузнецов… попробуй взрывать непосредственно тела. Головы намного проще транспортировать.

– Постараюсь, – честно соврал я, понимая, что есть теневика по-новому вряд ли научу.

Пространственный карман Павла Сергеевича оказался более чем вместителен. Туда он сгрузил все трупы. Ну, почти все. Хорошо, что не мы не стали залезать в подпол. Там мертвечины было еще больше. Я справедливо решил, что если выбьюсь в передовики производства, то ничего хорошего мне это не принесет. Разве что только план повысят. А кому оно надо? Как известно, больше всех в колхозе работала лошадь, но председателем она так и не стала.

Четкеров уже собрался отбывать восвояси, даже начал кастовать заклинание перехода, но в последний момент остановился. Он замер, будто прислушиваясь, и лишь спустя несколько секунд я тоже уловил тихие, крадущиеся шаги. Довольно знакомые. Только теперь гость был не один.

– Как у тебя с местными? – спросил Павел Сергеевич.

– Полное взаимопонимание, – ответил я. – Я не лезу к ним – они ко мне. А так ли уж надо было делать меня участковым по легенде?

– А кем ты хотел бы быть? Фельдшером? Тогда бы видел немощных чаще.

Вскоре мы заметили Болата, который шел неторопливо, таща с собой внушительный потертый чемодан. Но тяжелая ноша нисколько не смущала старосту. Он изредка останавливался, поджидая спутницу, а потом вновь вырывался вперед.

– Здравствуй, большой начальник, – сказал он, обращаясь к Четкерову. А потом обратил внимание на меня: – Здравствуй, начальник.

– Здравствуй, Болат. Случилось что?

– Случилось, – махнул он рукой, подзывая хозяйку чемодана. – Женщина приехала, сказала к тебе. Невеста. Вот я ее и привел.

Я мрачно смотрел на его спутницу, не зная, что ответить. А на лице Четкерова тем временем расплывалась ехидная улыбка.

Глава 2

Мне пришлось применить всю выдержку, чтобы не съездить по лицу ухмыляющемуся Четкерову, когда он радостно приветствовал гостью, провожал в дом, помогал с багажом, показывал небогатое убранство, особое внимание уделяя кровати, будто «невеста» к нему приехала. И постоянно искоса посматривал на меня, ожидая реакции. Нет, я не поведусь. Я предельно спокоен. У меня есть цель, и ничто не выведет молодого мастера из себя. Проклятье. Какая, к дьяволу, невеста?

Поговорить удалось лишь спустя полчаса, когда сундук был задвинут под кровать, чай разлит по чашкам, а мой гнев немного утих.

– Катя, какого черта?

– Что именно? – Зыбунина сверкнула зеленью глаз, делая непонимающий вид. Она смахнула невидимые пылинки с короткого платья и поправила черный платок, пытающийся изо всех сил сдержать напор рыжих волос. Нет, выглядела она эффектно, тут ничего не скажешь, однако не менее чудно, чем отбывший Четкеров. Кто в такую грязь надевает ажурные черные колготки? Или это чулки? Разбушевавшаяся фантазия ушла совершенно не в то русло, поэтому я тряхнул головой, пытаясь собраться.

– Зачем ты здесь? И что еще за «невеста»?

– Иначе этот противный старикан… Как ты его назвал, Болат? Так вот, иначе он бы не проводил меня к тебе. Все время чего-то спрашивал, пытался подловить. Хитрый жук, короче.

– А на первый вопрос ответишь?

– Я же тебе сказала, что позабочусь о своем ковене и приду. Мог бы хотя бы подготовиться. Где я, к примеру, спать буду?

– Я вообще-то думал, что ты шутишь. Ну, или вроде того.

– Ты меня ни с кем не перепутал?

Так-то да. Зыбунина не отличалась особым чувством юмора и ко всему подходила более чем серьезно. Поэтому нынешний поступок выглядел, мягко говоря, глупым.

– Ты подставила себя. Надо же было заявиться именно сегодня, когда здесь Четкеров с проверкой.

– Совпало же, – хитро улыбнулась Катя.

– Так ты… специально?

– Как еще быстрее всего донести до Уварова, что я помогаю тебе? – пожала плечами моя «невеста».

– Но зачем?

– Я хочу, чтобы ты доверял мне, поэтому все это, так сказать… демонстративно, – она развела руками. – Я на твоей стороне.

– На моей стороне открыто могут выступать лишь идиоты.

– Ну, и некоторые ведьмы, – добавила Зыбунина. – Ладно, какой наш дальнейший план действий? Что будем делать?

По всей вероятности, всего моего красноречия не хватит, чтобы она уехала обратно. В этом плане Зыбунина была пожестче Терлецкой. Если что себе втемяшила в голову, то уже не выбьет оттуда.

– Что будем делать? Ужин готовить. Точнее, ты будешь готовить. Назвалась невестой – полезай на кухню.

– Без проблем. Где у тебя продукты?

– Под окном. Там что-то вроде кладовки. И ты бы переоделась, колготки сняла. Заляпаешь.

– Вообще-то это чулки, – хитро сощурилась Зыбунина и пошла к своему чемодану.

Вот за что мне все это? Вдруг Уваров подобным образом пытается свести меня с ума? Для полного счастья теперь лишь Терлецкой не хватало. Я испуганно замер, прислушиваясь к звукам на улице. Слава богу, тихо. Вот так и станешь верующим. Нет, полный бред. Уваров, конечно, садист каких поискать, но это для него уже перебор.

Но как же все не вовремя! Только я более-менее разобрался с теневиком, чтобы отправиться для разговора с очень важным мне человеком, как вдруг появляется Катя. Теперь придется, помимо Потапыча, добавлять в «телефонную книгу» друзей теневика еще и Зыбунину. Надо будет завтра наловить нечисти на закуску Чернышу. Или сегодня. И встретиться с Марковым, который попросил не связываться с ним магическим способом. За ним вроде как следят. Впрочем, сейчас во всем МВДО царит атмосфера паранойи.

Зато пока я размышлял о дальнейших планах, приготовился ужин. Катя с видом заправской хозяйки выставила на стол соленья, котлеты, жареную картошку и кувшин холодного молока. Словно только и дожидавшись этого момента, тут же на стульях материализовались Потапыч и Катерина. Ну да, эта парочка всегда чувствует халяву.

– Доброго дня, хозяюшка, рады приветствовать, – банник даже не взглянул в сторону Зыбуниной. Все его внимание было занято картошкой. – Я тебе всегда говорил, хозяин, что надо ведьму выбирать, а не ту высокородную выскочку.

При упоминании Светки Зыбунина закусила губу, но ничего не ответила.

– Когда это ты такое говорил?

– Ну, думал, значит, – Потапыч схватил тарелку и принялся быстро накладывать еду. – Катерина, ты клювом не щелкай. В бане и за столом все равны. Тут не место друг за дружкой ухаживать.

Обдериху уговаривать не пришлось. Меньше чем через пару секунд моя ручная нечисть уже вовсю уплетала приготовленный ужин. Я же решил дождаться, пока сядет за стол и «хозяюшка», как называл ее банник.

– У нас фарш был? – спросил я. – Откуда котлеты? И соленья.

– Котлеты из рубленого мяса. А соленья я с собой привезла. И еще кое-что…

Ох уж эти мне загадочные взгляды и полунамеки! Я налил себе холодного молока, которое мне раз в два дня приносил Болат, и отметил, что так картошка действительно вкуснее. Не пронесло бы, разве что, потом с соленых огурчиков. С другой стороны, организм у магов все же посильнее, чем у обычных людей.

– Горячей воды нет, холодная на колонке, – стал я рассказывать наше житье-бытье, – по поводу бани договариваться с Потапычем. Они теперь там полдня плескаются.

– Чистая душа живет в чистом теле, – с набитым ртом прокомментировал банник.

– Ну конечно, рассказывай, – хмыкнул я и продолжил: – Туалет на улице. В сарае я держу убитую нечисть. Спать ты будешь на кровати, я лягу на пол. Вроде все.

– Звучит не так уж и плохо, – ответила Катя.

Я пожал плечами. Мне не хватало банального комфорта той же терновской школы. Хотя бы одного общего душа на всех. Про готовые завтраки и обеды я вообще молчу. Тут неожиданно выяснилось, что Потапыч – замечательный едок, но совершенно никакой повар. Его спутница жизни тоже кулинарным мастерством не блистала. «Мы ж не домовые, хозяин, а банники».

– Ладно, спать. Утром встанем рано. На пробежку.

Зыбунина на удивление спокойно отреагировала на эту информацию. Казалось, ей было все равно – бегать, прыгать, стрелять, колдовать. Что скажу, то и будем делать. Все бы хорошо, но я-то знал норовистый характер Кати. Уверен, все это до поры до времени.

– Потапыч, нечисть в округе осталась? Хотя бы малыши?

– Да разбежались почти все, сам же знаешь. Если только моховиков чуток, они как раз мелкие, в две ладони.

– Сможешь одного к утру принести?

– Попробуем, – уклончиво ответил Потапыч.

Но я был почти уверен: он с заданием справится.

Гостья уснула сразу, а я ворочался полночи. Ну да, не привык спать на жестком. Однако в четыре утра, когда снаружи было уже светло, я с чувством ожившего против своей воли упыря поднялся на ноги. Постарался унять головную боль, быстро умылся и оделся для пробежки. И принялся будить «невесту».

– Давно так не высыпалась, – сладко потянулась Катя.

– Ведьма, – пробурчал я.

– Ты ругаешься или констатируешь?

– Все сразу. Две минуты жду, потом придется догонять.

А пока она собиралась, призвал Потапыча и получил связанный комочек моха, который пищал и шевелился. Убрал нечисть в карман, а сам стал размышлять.

Появление Зыбуниной не входило в мои планы. Уваров четко дал понять, что у каждого мага есть уязвимые точки. А выставлять их напоказ – вообще глупость полная. Ведь что будет, если встанет вопрос о пожертвовании Катей ради достижения цели? Я поразился, насколько цинично это прозвучало в голове. Смогу ли?

Не знаю, сложно все. Но что ясно и понятно – сейчас я был очень зол. На ведьму, само собой. И не прогонишь. Я ее знаю, поселится где-нибудь рядом, и будешь вздрагивать от колючих взглядов в спину. А так вроде как под присмотром. Но вместе с тем мне хотелось устроить ей сладкую жизнь. Раз уж бремя хозяйства ее не испугало, то пробежка подойдет как нельзя лучше.

Так и получилось. Если первые пару километров Катя держалась, пытаясь не выпадать из моего ритма, то постепенно отстала. Но вместе с тем ни разу не остановилась, продолжая бежать и одновременно держаться за бок. Я взвесил на внутренних весах, доволен ли издевательствами над ведьмой. Честно говоря, и сам уже притомился, а во рту появился железный привкус. Да и от деревни мы ушли на значительное расстояние. Пора.

Призыв теневика после перехода в мой мир изменился. Теперь не надо было кастовать заклинания или попусту выплескивать силу. Мы связаны. При сильном желании я мог стать глазами и ушами теневика. Более того, даже пару раз перемещался к нему – Черныш осматривал местность, а я совершал аппарацию. Точно так же теневик улавливал и мои желания. Сейчас мне надо было с ним поговорить, и несмотря на то что антрацитовый гигант встал на след кадука, он повернул назад. У нечисти сегодня будет небольшая передышка.

– Ты чего? – Катя согнулась рядом. – Меня не надо ждать, я справлюсь.

– Дыши, а не болтай, иначе легкие выплюнешь. И жду я совсем не тебя.

– А кого? – она завертела головой и замерла.

Вообще я никогда не видел, чтобы Катя удивлялась. Говорят, девочки развиваются раньше мальчиков. Наверное, в случае ведьм все происходит еще быстрее. У Кати всегда был ответ на мой наивный вопрос, любое действие враждебного мира встречало противодействие в лице Зыбуниной. В свои семнадцать лет она уже являлась состоявшейся ведьмой, которая могла позаботиться не только о себе, но и о ковене.

Все это было ровно до того момента, пока Катя не увидела иномирца. Я улыбнулся, понимая, что ее растерянность мне почему-то нравится. Наверное, феминистки закидали бы меня всем, чем только можно, но мне льстило, что сильная ведьма может быть слабой. Более того – я способен ее защитить.

– Не надо, – сказал я, увидев, что Зыбунина полезла в карманы, явно не за карамелькой для Черныша. – Ты не можешь ему навредить. А вот разозлить – запросто.

– Что это?

– «Кто», а не «что». Черныш, иномирное существо. Что-то среднее между псом и ящером.

Теневик возмущенно рявкнул.

– Хорошо, между волком и ящером.

– Черныш, говоришь? – Катя замерла, словно прибитая молнией.

Я подошел вплотную к Чернышу, и он положил острую морду мне на плечо. Точнее, изобразил подобное действие. Сделай он все взаправду, я бы рухнул на землю от тяжести его головы.

К моему удивлению, теневику нравился тактильный контакт. Конкретно со мной, само собой. Не потому, что тот любил поглаживания и прочие уси-пуси – через плотную защитную чешую он не чувствовал ничего. Но когда мы касались друг друга, наша сила на короткое мгновение соединялась.

– Смотри, кто со мной, – указал я ему на Катю.

Теневик не торопился с оценкой. Не рванул на нее, как это было в первую встречу с Потапычем, – и то хорошо. Хотя тут, наверное, все дело в том, что опыта общения с нечистью у Черныша хватало. А вот с магами, не считая меня, теневик встречался не так часто.

– Это друг, – сказал я.

Черныш более спокойно, чем накануне, обнюхал Катю и фыркнул. А после уставился на меня, переминаясь на лапах. Взгляд его говорил: «Друг так друг. Только что там с угощением?»

Я достал моховика и придал ему ускорение для скорейшего начала экскурсии по внутренностям теневика. Черныш благодарно перемолол нечисть и выплюнул остатки.

– Можешь идти, – хлопнул я его по боку, и черный красавец, жадно поглощая солнечные лучи, сорвался с места.

– В нем столько силы… – растерянно пробормотала Зыбунина.

– Ага, много. А скоро станет столько же, сколько и в Уварове. Он очень быстро восстанавливается.

– Значит, ты используешь его?

– Использую. Только пока не знаю, как. У меня есть мощное оружие, осталось лишь выяснить, как им пользоваться.

– Не понимаю.

– И не надо. Теневик вроде как тебя признал, но на всякий случай лучше по окрестностям не шляться. Я отскочу на пару часов, мне надо кое с кем встретиться.

– С кем?

– Много будешь знать – скоро состаришься. Пока можешь прибраться в доме, по хозяйству, там, чего-нибудь придумай.

В конце я уже заговаривал зубы, лишь бы перевести стрелки на другую тему. А то сейчас Катя зацепится своей бульдожьей хваткой – и прости-прощай. Мне же действительно приходилось торопиться. Я не ради обычного издевательства над Катей встал так рано.

– Максим… – ведьма явно хотела сказать что-то еще.

– Все остальное потом! – крикнул я ей, уже перемещаясь.

А в следующее мгновение со всего маху влетел в перегородку между унитазами. Мой лоб оказался гораздо крепче, чем гипсокартон, поэтому я встал, потирая голову и разглядывая неудачное место для перемещения. Вот надо было им именно в этом месяце в туалете два умывальника поставить! Они и сбили прицел телепортации. А Марков говорил, что тут годами ничего не меняется.

После смерти дяди Коли и назначения в Тыву я оказался морально разобран. Надо было с чего-то начинать, кому-то довериться. И так уж получилось, что этим кем-то стал протектор Марков. Он создавал впечатление правильного человека. И, что называется, не любил Уварова до того, как это стало мейнстримом. Как показало время, ставка на него оправдалась полностью.

– Что за?.. – в туалет сунулся бородатый мужик, явно услышав шум.

– Все нормально, ничего не произошло, – мне пришлось отвлечь его силой. – Иди обратно.

Когда немощный абориген скрылся за дверью, я наложил на себя Морок, улыбнувшись в зеркало мужику с длинными волосами в потертом джинсовом костюме, и двинулся следом. Бар (точнее, разливайка с туалетом) назывался «Логово», и самым большим его преимуществом были поздние часы работы. Собственно, на этом плюсы заканчивались.

Контингент заведения не внушал доверия, равно как и протертые столы с выцарапанными именами посетителей и названиями футбольных команд. Запах еды должен был вроде как завлекать новых гостей, но прогорклое масло и валящий с кухни дым почему-то заставляли задуматься о скоротечности нашего существования. Кто мы, куда идем, зачем едим то, что нас отравит? А скучающий бармен, механически протирающий грязной тряпкой не менее грязный бокал, в прошлой жизни явно был нацистским офицером в концлагере, за что теперь кармически расплачивался, работая здесь.

– «Жигули» и луковые кольца, – я протянул ему деньги, немного волнуясь.

Ты можешь быть могущественным магом, но покупка алкоголя, будучи несовершеннолетним, – для обычного мира всегда будоражащее событие. Однако я беспокоился зря. Думаю, даже если бы не работал Морок, мне бы тут продали все, что только можно, включая коды от пуска ракет, если бы они у них были.

Довольно скоро получив обещанное, я устроился в дальнем углу, наблюдая за посетителями. Вон тот явно не прочь подраться, другой заснул на столе, третий качается на одном месте, будто им кто-то управляет. Я даже на автомате потянулся за диадемой, раздумывая: может, тут правда где-то прячется маг? Но нет, после того, как мужчина грохнулся на пол, своротив пару хлипких столиков, сомнения исчезли. Он попросту пьян.

Я попробовал пиво и скривился. Ну и гадость же… И зачем это вообще пьют? Лучше уж холодной колы. Луковые кольца вот были ничего, разве что очень жирные. Интересно, придет ли Марков? Каждую среду в два часа ночи. Если кто-то из нас не приходит, значит, отбой. На первую встречу не пришел я, потому что мне нечего было сказать, на вторую – Марков. Что же будет сегодня?

Невысокий протектор появился на пороге «Логова» с таким видом, будто он только тем и занимался, что ходил ночью по всяким злачным местам. Внешне я его не узнал, на нем был накинут Морок пожилого толстого пьяницы с редкими волосами и красным носом. Но знакомая сила не могла обмануть.

– Винт, здорово! – помахал он.

– Здорово, – приподнялся я.

Мы обнялись, а протектор тихо мне шепнул:

– Говорим быстро. Я отправил проекцию вместо себя на работу. Сегодня ночное дежурство. Так что скоро вычислят.

– За вами следят?

– Не только за мной. Новый предстоятель, как я понял, не доверяет никому. Так что у тебя?

– Теневик набирает форму, но еще не готов. Собственно, за этим я и пришел. Я не знаю, как его использовать. Поэтому мне нужно найти одного человека.

– Кого? – заинтересовался протектор, попробовав пиво. – Фу, ну и гадость. Они его прямо тут бодяжат, что ли?

– Мне нужен предвестник.

– Как ты предсказуем, – улыбнулся Марков, доставая из воздуха папки, которые упали на столик. – Смотри.

– «Белобородов Сергей, – я открыл первую, – пропал без вести. Хьюз Ричард, пропал без вести. Дворжак Бранимир…» Я не понимаю.

– Пару месяцев назад все известные нашему министерству предвестники пропали. Без вести, там так и написано. Прям в алфавитном порядке нашей картотеки.

– Но как это возможно? Они же предвестники.

– Ты путаешь их с прорицателями. Последние есть у каждой уважающей себя семьи. Но и их возможности сильно ограничены. Они способны заглянуть на пару секунд в будущее, не больше. А предвестники могут сами сформировать грядущее.

– Значит, все зря.

– Нет. Пропали все предвестники из нашего архива. Но была парочка человек, которая туда не попала вовсе. Мне почему-то подумалось, что так будет лучше всего. Как в воду глядел.

Протектор, словно фокусник, щелкнул пальцами, и в «Логово» вошел еще один человек. В отличие от Маркова, он не прятался и сразу же направился к нам. А я с открытым ртом смотрел на своего недавнего учителя, который сверлил меня лукавым взглядом раскосых глаз.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новые попаданцы | Просмотров: 252 | Добавил: admin | Теги: Беллум, Дмитрий Билик, 1С-Паблишинг, уникум
Всего комментариев: 0
avatar