Новинки » 2022 » Сентябрь » 16 » Андрей Лео. Сделай, что сможешь. Начало
12:00

Андрей Лео. Сделай, что сможешь. Начало

Андрей Лео. Сделай, что сможешь. Начало

Андрей Лео

Сделай, что сможешь. Начало

 

с 16.09.22

Жанр: боевая фантастика, попаданцы, путешествия в прошлое, путешествия во времени
 
с 16.09.22 (545) 382р. -30%
по коду COZY30 (от 2700р.)


  с 22.08.22 667  487 р.  -27%
 
Сделай, что сможешь. Начало
  -27% автор

 Андрей Лео

  -27% Серия

 Попаданец

Сознание немолодого предпринимателя, инженера нашего времени, попадает в тело крестьянского паренька, живущего в Сибири середины девятнадцатого века. Суровое время, суровые условия жизни. Нужно выжить и обеспечить дальнейшее достойное существование себе и близким. В этом нашему герою помогут сестра Машка и знахарка Софья Марковна, которая приютила и вылечила его.

Автор: Лео Андрей Васильевич
Редакция: Ленинград
Серия: Попаданец АСТ
ISBN: 978-5-17-150950-7
Страниц: 448

Текст с задней обложки: "Лефоше" вместо выстрела издал сухой щелчок. Твою мать! Надо ж так подгадать! Шпилечные патроны регулярно давали осечки, примерно один из пятидесяти обязательно не срабатывал. А второй выстрел мне произвести не дали: раненый, лежащий передо мной, резко рванувшись, дотянулся до моих ног, дёрнув, повалил меня и попытался схватить револьвер. Не раздумывая воткнул ему в шею зажатый в левой руке нож. По ладони брызнула тёплая струя. Ну, мужик, ты сам свою судьбу выбрал, такова романтика большой дороги: не только ты убить можешь, но и тебя.
Едва смог отпихнуть дёргающееся тело и сесть, как получил удар в плечо прилетевшим топором. Чёрт! Руку от локтя до плеча пронзила острая боль, чуть сознание не потерял. Слава богу, грубая войлочная куртка смягчила удар. У-у-у, долбаный городошник! Чуть развернувшись, всадил в приближающуюся фигуру две пули: первую — в грудь, вторую — в голову, на всякий случай"
.
Сделай, что сможешь. Начало

   Глава 1


       Ох... где ж был я вчера... Ох-х... Да хрен с ним вчера, где я сейчас-то? Ё-моё, это чё за халупа? Старые бревенчатые стенки. Охотничий домик, что ли? Чёрт, ну и темно же здесь! Кто ж такие маленькие окошки делает? Или это баня?... Не-е... не похоже, хлама везде валяется много, и видок у помещения весьма непрезентабельный. Не пойму, мы на охоте? Да не... какая, к чертям, охота? Вроде в кабаке вечером сидели... Или нет?... Ну точно, джип Вадика обмывали... Неужели упились все, на фиг, и за город попёрлись? Ничего не помню.
       А что вспоминается из последнего? Ага, разгулялись мы душевно: хохмы, анекдоты и спиртное лились рекой. Потом актеры к нам подвалили - пять балбесов в царской военной форме. Один даже в гусарский ментик вырядился... Хм... а может, мы кино смотрели?... Да нет, ребята Вадика поздравляли, к тому ж довольно трезвый я был на тот момент... относительно. И не актеры они, а реконструкторы какие-то. Во-о, точно! И Вадик в форме приехал, выпендрился новым званием. Наконец-то до полковника дослужился! Сразу пошли офицерские тосты всех времён и народов. Дальше песни орали... а затем темнота... Кто ж меня сюда приволок?
       Э-э... а что это за хрень по лицу скачет? Оба-на... блоха, кажись... Только этого для полного счастья мне и не хватало! И тело, чувствую, всё чешется. Ёкарный бабай... убью тех гадов, которые мою бессознательную тушку в этот клоповник забросили!
       Разозлившись, попытался встать и рухнул на пол, запутавшись ногами в какой-то тряпке. Руки и ноги словно не мои. Ого, пол-то земляной! Так... обувь где? Ни фи-ига не вижу... Ай, да бог с ней... Доползти бы до двери... О, тут лестница вверх идёт, эт я в землянке, значит. Ох... солнце-то как шпарит, глаза мои бедные!
       И ни души рядом... Не понял: меня одного оставили?
       
       А вокруг тишина-а...... и...... красиво... аж все матюги в горле застряли.
       Передо мой лежало небольшое поле, усеянное зелёными грядками и огороженное старым, немного покосившимся плетнём. Я лишь в детстве у бабки подобное видел. За спиной странная полуземлянка, из которой еле удалось выползти, а слева пруд. И всё это хозяйство окружает высоченный лес. Я в Карелии, однозначно, больше под Питером такой лес нигде не найдёшь. Хм, и далеко в Карелии... Ведь в финку меня пьяного не могли уволочь... Или могли? Ну зашибись, погуляли! Эх-х... даже в морду дать некому, никого поблизости не наблюдается. Обидно, блин!
       
       Наверно, долго бы ещё тупо пялился по сторонам, если б ноги не замёрзли. А посмотрев вниз, просто впал в ступор... Ноги не мои! Из-под мешковатой рубахи, едва достающей мне до колен, торчали худющие детские ножки. И руки детские. Заглянул за ворот рубахи - и тело тоже.
       Во попал!... Точно... Попаданец. Перенос сознания, едрить твою налево! Для проверки пощипал себя и похлопал по щекам. Не помогло. Не бывает настолько реалистичных глюков. Так, собираем мозги в кучу, пока совсем не разбежались. Опять оглядываем руки-ноги-тело. Ага, тело, как же - сушёная тушка, и ребра торчат. Хорошо хоть пацан. Тут сердце дало сбой, я замер и, резко подняв рубаху, заглянул между ног. Фу-у... Нормальный такой пацан... в натуре.
       Да-а уж... осчастливили тебя, Саша, основательно! Интересно, кто это постарался? Чужая белая горячка случайно в гости заглянула? Не похоже. Слишком реальна окружающая действительность. Инопланетяне?... Вселенский разум?... Ой да чего теперь гадать, перенос он и на Альфа Центавра перенос. И какой вывод из произошедшей лабуды мы сделаем? Судя по землянке и по рубахе, на меня одетой, нахожусь я в историческом прошлом. Хотя... если здесь бегают гоблины с эльфами, то я попал... э-э-э... да, именно ПОПАЛ. Ну, в смысле чёрт его знает, куда попал.
       Представил, как умоляю первого встречного длинноухого чудика объяснить мне тайны окружающего мира, а он, отклеивая уши, говорит, что толкиенист, и советует: "Мальчик, ты в лесу не все грибы кушай. Мухоморы - бяка, в рот низя-я..." Ха... лезет же в голову бредятина! Ну, раз юморим, то с мозгами всё в порядке.
       Ладно, шутки шутками, а исключать ушастых не стоит. На этом этапе размышлений сердце дало очередной сбой, и я схватился за свои уши. Надо же, и десяти минут тут не провёл, а уже задёрганный стал. Та-ак... расслабляемся и вспоминаем рассказы о попаданцах. Коль я попал, то, может быть, и часть из написанного о них правда? Что там про магию было? Попытался изобразить крутого волшебника, но сколько ни пыжился, силой мысли ничего поднять не смог. А формируя фаербол в своих скрюченных ладошках, чуть не родил. Не-е... Не джедай.
       
       Ну всё, хорош маразмом страдать, с магией потом разберёмся. Хм... когда её найдём. Давай-ка, Саша, для начала территорию вокруг внимательно осмотрим. "Работаем", - как любит говорить Вадик... или любил... или будет любить... тьфу, зараза! Знать бы ещё, где он сейчас. Не удивлюсь, если в ближайшей избушке сидит, в платьице и с косичками. Ха... хороший прикол получился бы! Многое бы я отдал за то, чтоб посмотреть, как настоящий полковник в обличии маленькой девочки с матюгами носится по огороду.
       Веселясь, обошёл землянку. На крыше слой дёрна, окна махонькие и странной фигнёй затянуты. Вероятно, кожа. Ага, так вот ты какой, бычий пузырь! То-то темно внутри. Рядом, метрах в десяти, вырыт погреб. Заглянул в него: валяется одна-единственная бочка, и та пустая. В самой халупе, из которой выполз, две лежанки, две лавки, стол, два сундука, печка, малость недоделанная, и гибрид шкафа с сервантом. А в нём куча горшков и плошек (тарелками это вряд ли можно назвать).
       Некоторые горшки полные. Есть зёрна гречки и пшена, мука пшеничная и ржаная, мёд с кедровыми орешками. Внизу в мешках то же самое. Пара бочонков небольших рядом... пустые. О... ножичек лежит... мдя... паршивый ножичек. У входа кадушка с водой, возле неё несколько поленьев и топор. А одежды, кроме женских сарафанов, рубах и платков, нету никакой, обуви тоже. Ёкэлэмэнэ, а где ж я трусы со штанами оставил?! В той жизни, что ли? Куча барахла, а самого нужного нет.
       Шкуры есть и дерюга затасканная, корзинки вдоль стены стоят и лукошки всякие. Шкуры довольно грязные и воняют сильно, про насекомых вообще молчу. А дерюга напоминает ткань старых мешков, помню, в детстве отец картошку в таких приносил. Ткань моей рубахи поновее выглядит. Вышивка идёт по краю подола, на рукавах и у ворота бегущие человечки и олени изображены. Больше изысков не наблюдается. Швы явно руками сшивали.
       
       И что мы имеем в итоге? Хм... хотя поимели, скорее, нас. В плюсе, по-видимому, одна молодость, правда, моё бывшее тело пятидесяти четырех годов отроду было в отличном состоянии и мне нравилось. А это тельце ещё откармливать и откармливать. Если судить по избушке и по предметам внутри неё, век на дворе, очевидно, не двадцать первый, вряд ли в России или в той же Канаде моего времени существуют такие землянки. Ну не могли люди не набросать целофановых пакетов, пустых бутылок, одежды нормальной! Посуда, видно, вся на гончарном круге сделана, а там, из откуда я свалился, дешевле и проще приобрести советский алюминий на пару с китайским пластиком.
       О-хо-хо... Гончарный круг, помнится, в Европе появился в первом тысячелетии до нашей эры. В России - не помню, но вроде бы не ранее пятого века, значит, до севера он добрался бы веку этак к десятому. Ага... а землянку могли срубить и в середине двадцатого, только стекла в оконца при советской власти даже в этом захолустье уже вставили бы. Гвоздей в доме нет, вся мебель на деревянных клиньях. И построен терем-недоросток не так давно - полвека не прошло, брёвна хорошо сохранились.
       
       Вот дурень! Я рванул наружу. Зелень на огороде не осмотрел. Картофельной ботве обрадовался как родной, без картошечки мне бы тяжко пришлось, люблю ее, родимую, в любом виде. Ну, хоть не ниже Пети Первого провалился, и то хлеб. Кстати, о хлебе: жрать охота! В хибаре всего один сухарь нашёлся. Может, картошки испечь? Пора ей дозреть, погодка на дворе шепчет: пришёл сентябрь.
       Не-е... с готовкой спешить не следует. Лучше сочной морковкой похрустим, хозяев подождём. Судя по впалому животу и выступающим ребрам, это тело здорово поголодало, тяжёлую пищу ему нельзя. Стало быть, колбасит его с голодухи, а не с бодуна, как я вначале рассудил. Хм... еда есть, а тельце не ело. Болело, что ли? Или меня ждало?... Чтоб покормил.
       Натаскав морковки с репкой, пошёл отмывать всё в пруду. Заодно по отражению в воде свою новую мордашку заценил: нормальный такой лохматеус - не курносый, не лопоухий, мне понравился. Не гоблин зелёный, и слава богу. Жаль клубнички нет, но репа тоже сгодится. Можно ещё меда с орехами отведать. Эх-х... а у мамы на даче огурчики, помидорчики, кабачки жареные! Блин, Саша, брэк, слюной подавишься.
       Вода не слишком тёплая, руки замёрзли. Не помешает разжечь в землянке печь, или чем там местное убожество обзывают. Пусть теплее станет в нашей фазенде. Хм... Не поспешил ли насчёт "нашей"?
       
       Но идти внутрь жутко не хотелось. Я присел на скамейку рядом с землянкой. Навалилась усталость. Солнышко припекает. Хорошо! Кажется, у меня начался отходняк. Видать, проснувшись, двигался исключительно на адреналине, а теперь... у-у-у... Ничего, посидим, отойдём. Потихоньку расслабляясь и догрызая последнюю морковку, обдумывал дальнейшую жизнь. Вероятно, я всё же в прошлое своего мира попал. Не похожа эта землянка с огородом на заповедник в эльфийском лесу. М-м... но зарекаться не будем, ох не будем!
       Ну... как бы там ни было, а жизнь в лесу не сахар. Опытный человек вполне способен устроиться с комфортом, но без оружия и техники тяжеловато придётся. Со временем немного определились: сейчас примерно с тысяча семьсот двадцатого по тысяча девятьсот двадцатый год. За два века в сельской местности почти ничего не изменилось. Самое оптимальное для меня - собирать грибы и охотиться, в этом я неплохо разбираюсь. Но с детским телом зимой намучаюсь, при первой же возможности нужно перебираться в город или в то место, которое городом называют. Лучше всего сразу в столицу махнуть. А там...
       Однако вернёмся на грешную землю. Добывать нынче смогу лишь всякую мелочь, появятся шкурки на продажу и мясо для питания моего растущего организма. Желательно для начала лук сделать. Хрень, конечно, в таких условиях получится, а не лук, но на безрыбье и козлом замяукаешь. Вообще-то, тренировался я с ним нормально только в институте, а потом в основном баловался. Остаётся надеяться, мастерство не пропито.
       Необходимо также вспомнить устройство силков и ловушек. Арбалет бы сварганить, но его на коленке не сляпаешь, тут более серьёзный подход требуется. С рогатиной, пожалуй, возиться и смысла нет: меня в нынешнем состоянии любой хищник завалит, просто отмахнувшись от острой палки. Следовательно, ежедневный бег по пересечённой местности стоит первым пунктом выживания... а вторым - лазанье по деревьям.
       Ха... а не рано ли я начал планировать новую жизнь? Ведь ещё ничего не известно. Где я? Кто я?
       
       Эх.. и почему ж мне не везёт-то так со стартовыми условиями?! Ещё вчера прекрасно жил: работа нравилась, денег завались, на все причуды хватало, детей прекрасных воспитал, друзья замечательные, здоровье как у быка. С женой, правда, развёлся. Так культурно, даже друзьями остались. А начинать пришлось с самых низов, пока себя человеком почувствовал, множество шишек набил. И в этой жизни, видимо, те же яйца, только в профиль.
       У других сознание выискивает всяких царей или князей, для размещения с комфортом. Нужные прибамбасы и артефакты в нагрузку прилагаются. А я опять босой и без трусов. Мне бы самого завалящего принца, я б не страдал, что королевство маловато, в любом бы разгулялся. Чёрной волной тоска накатила, захотелось заорать прямо в небо:
       - Ау, инопланетяне, дайте карту уровня, пожалуйста! Где вход на следующий? Нажмите перезагрузку!
       - Ты чего раскричался?
       Чёрт... подскакивая с перепугу, чуть на землянку не запрыгнул. Из-за угла вышла тётка с клюкой, в сером заношенном одеянии. Голова по-стариковски платком обмотана.
       - Чего раскричался, спрашиваю?
       Я впал в ступор. На инопланетянина эта тётя явно не тянула. Может, бабка пацана?
       - Э-э... Бабушка...
       - Какая я тебе бабушка? Ты зачем встал? Тебе лежать надобно, помрёшь ведь. Что мне отец твой скажет? Машка ему успела растрепать об улучшениях.
       Еле смог пролепетать:
       - Да там блохи.
       Тётка не размахиваясь влепила мне клюкой по бедру. Ох ёж твою... Больно-то как!
       - С тобой эти блохи пришли, тебе и кормить. А ну быстро в постель! - она замахнулась уже серьёзно.
       
       Юркнул поскорее в землянку, от греха подальше. Отпор ей дать, разумеется, можно и в нынешнем состоянии, но оно мне надо - ссориться с единственным на данный момент человеком, который способен дать информацию о здесь и сейчас. Помнится, в старые времена такое отношение к детям считалось нормальным. Буду выпендриваться - прибьют, к чертям собачьим.
       Ох... если это действительно восемнадцатый-девятнадцатый век, как я думаю, то летать мне после выздоровления быстрее тапка. Закапываясь в шкуры, старательно прислушивался к громкому ворчанию местного "жандарма". Устроившись, попытался осмыслить неожиданную встречу. Самое главное из всего услышанного - здесь говорят по-русски. Значит, всё же прошлое. Про болезнь я правильно догадался. И кризис уже миновал. Слабость ощущается, но дело идёт на поправку. А лечила меня, очевидно, эта карга, очень на ведьму похожая.
       Одежда у нее, как у крестьян на фотках о царской России времен Николая ll: серо-синяя хламида, напоминающая сарафан с кофтой, да платок этот странный. Но полагаю, и при вторжении Наполеона могли так одеваться. Присутствует какая-то Машка, наверно помощница. А ещё у меня есть отец, которого побаиваются. Мда... придётся симулировать потерю памяти. Представляться вселенцем из будущего? Ну его на фиг, сожгут или утопят по-тихому. И ведьму заодно. Зачем нам демоны? Не-е-е, нам демоны ни к чему. Аминь, буль-буль.
       
       Мои размышления прервал приход ведьмы. Я постарался изобразить легкий испуг. Подошла, посмотрела и прошипела, хитро прищурившись:
       - Что, боишься?
       Блин, чуть не ляпнул: "Страшнее видали". В этих потёмках её и не разглядеть-то нормально.
       - В огороде зачем морковку вытаскал?
       - Есть хотелось.
       - Наелся?
       - Нет.
       - Это хорошо. Сейчас заячьих лапок сварю. А тебе пока лучше поспать.
       Она махнула рукой в мою сторону. "Ага, уснешь тут в вашем клоповнике", - только и успел подумать я и... вырубился.
       
       Разбудил меня божественный запах мясного супа. Открыв глаза, столкнулся взглядом с давешней тёткой. Чёрт... что-то очень уж старательно она меня рассматривает, не к добру это.
       - Ты другой стал.
       Во бляха-муха, рентген на ножках на мою голову выискался! Держись, Саша, иначе расколет тебя ведьма до самой задницы, а там и до безвременной кончины недалеко.
       - Что ж в тебе изменилось? Не пойму я.
       Нужно что-нибудь сказать, отвлечь как-нибудь.
       - Я ничего не помню.
       Голос у неё из задумчивого сразу стал немного испуганным.
       - Совсем ничего?
       - Не знаю.
       Она наклонилась ближе и требовательно спросила:
       - Отца, мать?
       - Не-е-ет.
       - Обманываешь, - прищурилась ведьма.
       Оба-на, она ещё и детектор лжи ходячий! Следует врать о-очень осторожно. А лучше совсем не врать.
       - А сеструху помнишь? Вчера убирала за тобой.
       - Не-е-ет.
       - А братьев?
       - Нет.
       - А деревню?
       - Нет.
       - Вроде не врёшь, - тётка как-то сразу осунулась.
       - Ну а лес-то помнишь? Он же тебе словно дом родной. Повадки всей живности знал.
       - Лес помню, - я постарался изобразить напряжённую работу ума.
       - Как зверя добывать, силки ставить, помнишь?
       - Помню.
       - Значит, и остальное воспомнится, - с облегчением сказала она. - Лес тебе просто ближе всего, вот и не дает болезни память отобрать. А поправляться начнёшь, лес и остальную память возвернёт. Только не пойму, почему Машку, сеструху свою, забыл. Ты ж за нее даже на волка кидался, и она в тебе души не чает. Просидела тут седьмицу, пока ты в бреду метался. Домой не шла, сколь я ни гнала, почитай, все время в ногах у тебя спала. Ничего! Помогу я тебе. Ты лишь, - она наклонилась ко мне, - тятьке и братьям про память не болтай. И мамке пошто про это знать, волнение одно. А с Машкой я поговорю, лишнего не сболтнёт. Она не смотри, что два вершка, с понятием девка. Теперь отвару похлебай, начнем с малого, раз есть хочешь.
       Супчик из зайца на вкус был просто объеденье. Судя по реакции тельца, оно такого давно не ело. Меня опять потянуло в сон. Надо же, всю жизнь жалел об отсутствии братьев и сестёр, а теперь как врать-то пришлось, и рад. Ох непростая тётя! Сегодня мне повезло, а что дальше делать?
       
       Второй раз проснулся после полудня. Рядом сидела всклокоченная девчушка и напряженно на меня смотрела. Опля! Похоже, про неё говорили - два вершка. Новоиспечённая сестрёнка. Личико красивое. В потёмках, правда, особо не разглядишь, но не крестьянское какое-то - более вытянутое. Глазищи большие, почти чёрные, оттенок не уловить. Пучки тёмно-серых волос в разные стороны. На воробушка похожа. Смешная. Я улыбнулся.
       - Машка.
       Ох как взвился этот воробушек! И зачирикал с сумасшедшей скоростью:
       - Я же говорила, говорила! Меня он обязательно узнат. Он не сможет меня не узнат! Уж кого-кого, а меня он всегда узнат. Я ни вот столечки не боялась, ну ни вот столечки! - затараторила она, периодически подпрыгивая на месте.
       - Уймись, балаболка, - тётка стояла, уперев руки в бока, но на лице её играла улыбка.
       Сестрёнка на секунду замерла, а потом резко пододвинулась ближе и положила ладошки мне на грудь.
       - Мишка, как я исполохнула*, что ты умрёшь! Ты не думай, я не верила в это ни капельки. Я и боженьку всё время молила и тянула тебя к себе, по совету бабы Софы. Но боялась, не дозовусь - боженька не услышит. У него дел тьма тьмуща, да и ты сказал, совсем уходишь. Ну зачем ты так сказал, зачем? - она легонько ударила по моей груди своим кулачком.
       - Уймись! Слаб он ещё, - уже сердито рявкнула лекарка. - Будешь кулаками махать, уйдёт опять, не дозовёшься.
       У сестрёнки на глаза сразу навернулись слёзы. Она положила голову мне на грудь, обняла ручонками и стала тихонько всхлипывать. Тётка тяжело вздохнула и отошла к печке, а я серьёзно задумался над словами девчушки. Где же прежний владелец тельца и какова причина его исчезновения? Когда читал книжки про попаданцев, как-то это мимо проходило: исчезли и исчезли, срослись с новым сознанием - и флаг им в руки; а сейчас, понимая, насколько эта малышка любит ушедшего, я завидовал. У меня, к сожалению, не было ни брата, ни сестры, даже двоюродных. Куда он пропал? Связан ли его уход с болезнью? Почему говорил, навсегда уходит? Сам ли ушёл? Если сам, тогда что могло послужить такому решению? Надо в дальнейшем попробовать всё выяснить.
       Мда... а сестрёнка у меня ничего... боевая.
       *Исполохнула - испугалась (сибирский говор - прим. автора).
       
       Э, Саша, местный приём тебя, конечно, слегка огорошил, но ребёнка следует успокоить.
       - Маш, - я потрепал сестрёнку по вихрам, - поверь, теперь я никуда не уйду.
       Она подняла голову. Глазищи блестят чёрными угольками.
       - Правда?
       - Правда. Если и пойду куда-нибудь надолго, то тебя с собой возьму.
       Заплаканное личико осветилось улыбкой.
       - Ой, Мишка, я так рада, так рада! Ты не представляшш, я вся извелась..., - Машка продолжала тараторить, а я с удивлением прислушивался к своим новым ощущениям. Кажется, я начинаю воспринимать, по сути, незнакомого мне человека именно как сестру. Странно, она ведь намного младше моих детей из той жизни. Хм... и вроде бы... я уже люблю эту шебутную малявку.
       Вот и ещё один плюсик попадалова. Такого у тебя, Саша, в прошлом точно не было. Что ж, надеюсь, если всё же вернётся парень Мишка, мы с ним из-за этого воробушка не подерёмся.
       
       К нам подошла лекарка.
       - Ну, вижу, благодать пришла - Мишка и Машка снова вместе. Ты, стрекоза, чем стрекотать, лучше покорми братку и мясца дать не забудь.
       Сестрёнка сразу рванула к печке и загремела посудой. Тётка посмотрела на неё с усмешкой и перевела взгляд на меня.
       - А я в лес пойду, травок посбираю... для памяти. С тобой же пока другая знахарка побудет. Поспрошай её, может, вспомнишь чего. А ты, Машка, хлеб к ужину испеки и картошки отвари.
       Как-то подозрительно она насчёт травок для памяти высказалась. Неужели прокололся? Ай, да хрен с ним! После разбираться станем, сначала нужно пообедать. Я решил перебраться за стол, мне так удобней. Никогда не любил есть в постели и уж тем более не хочу, чтоб кормили с ложечки. Сестрёнка поставила передо мной полную плошку всё того же супа из зайчатины, но уже с мясом, и положила сухарь, а затем уселась напротив, сложив руки, словно прилежная ученица. Мне показалось как-то неправильно лопать одному.
       - А почему себе не налила?
       Она явно смутилась.
       - Я дома поела.
       Ну да, так я и поверил! Особенно видя её голодный взгляд.
       - Маш, я один не могу. Налей и себе, иначе еда мне в горло не полезет.
       Сестрёнка удивленно на меня посмотрела. Это я что, глупость сморозил? Начинает сказываться незнание местных правил поведения? Но бульона она себе налила... всего пару ложек на донышко.
       - Мишка, ты говоришь очень странно. Неужто ничего не помнишь?
       - Ничего.
       - Ничего-ничего?
       - Помню, как охотился.
       - Это хорошо, - она с серьёзной мордочкой мотнула головой. - Ты в лесу так вкусно мясо жаришь.
       Ха... кто о чём, а голодный о съестном. Ладно, пора браться за познание мира, в который попал. Начнём с малого.
       - Маша, а как мы дома ели?
       - Хи-хи... Ты меня так никогда не называл. Так к суженым обращаются.
       - Буду знать. Ну-у... и как мы едим дома?
       О... как бровки-то нахмурились!
       - Сперва боженьке надо помолиться за еду, нам ниспосланную. Ты начать должен как старшой. Ой, - она приложила ладошку ко рту, - ты ж беспамятный!
       - А ты начни, вдруг вспомню, - проколоться я особо не боялся, в бога всегда верил, хоть и не был шибко религиозным. В церковь периодически заходил и распространённые молитвы знал. Правда, если здесь живут староверы, могут быть проблемы. Но к счастью, мои опасения не оправдались, всё прошло без эксцессов: молитва знакомая, крестятся тремя перстами.
       
       Приступая к обеду, сломал сухарь и половину отдал сестре. Под моим строгим взглядом она не решилась отказаться. Разговаривать за едой оказалось не принято. Я усмехнулся про себя, вспомнив девиз советских столовых: "Когда я ем, я глух и нем!". В конце Машка, подняв плошку, допила через край остатки бульона. Последовал её примеру. Ну... теперь можно и поговорить.
       Сестрёнка сумела удивить. После предыдущей скоростной болтовни никак не ожидал услышать от неё серьёзного и обстоятельного рассказа о жизни. Окружающая действительность была описана с лекторской неторопливостью. Примерно за три часа беседы многое узнал о местных реалиях, но самое главное - куда ж всё-таки занесло моё сознание. Малявка даже сегодняшние число, месяц и год назвала, чем меня сильно поразила. Кто бы мог подумать, что маленькая девчушка, девяти лет от роду, из глухой сибирской деревни царской России, знает точную календарную дату. Например, у нас в две тысячи восемнадцатом году, из которого я провалился, её не всякая девятилетняя назовёт. А уж про этот одна тысяча восемьсот шестьдесят седьмой вообще молчу, тут крестьяне, бывает, и о столетии понятия не имеют.
       
       Да-а... попал ты, Саша!... Хотя... не стоит бога гневить, могло быть и хуже. Отмахивался бы сейчас дубиной от какого-нибудь саблезубого кошака или от орков "по долинам и по взгорьям" улепётывал. Ха... если с такого ракурса на проблему взглянуть, то она уже и не слишком страшной смотрится. Мда... но это пятнадцатое августа мне запомнится надолго.
       Вот что судьба, или кто там поспособствовал моему попаданию, хочет сказать? Давай, Сашок, выпрямляй загибы истории, гони Россию пинками в светлое будущее? Ха-ха три раза! Счас порву жопу на три части и рвану в Питер императора уму-разуму учить. Не, ну засунули бы меня сразу в Александра II или Александра III, я бы сбацал какой-нибудь квест. А так... чего прикажете делать крестьянскому пацану из таёжной деревушки, на двенадцатом году жизни? Или вы намекаете на пятидесятичетырёхлетнего вселенца? Так кандидата следовало тщательнее выбирать.
       А я? А что я? Да, инженер, но высоких начальственных должностей никогда не занимал и уже лет девятнадцать на крупных заводах не работал. Да, в армии снайпером в спецчасти служил, но простым сержантом. Да, люблю оружие и отлично стреляю из любого. Последние десять лет в свое удовольствие палил из всего, что имелось, а у меня много чего имелось. Но оружия, кроме здоровенных корабельных дур, я не производил. Не считать же производством вытачивание дома всяких интересных стрелялок для себя любимого.
       А в последнее время я в основном огранкой драгоценных камней занимался. Ну, в смысле шесть лет назад заводик организовал по выпуску ювелирных изделий, постепенно и сам кое в чём поднаторел. Некоторые говорили, талант к ювелирному делу пробуждается. Льстили, наверно. И как с этаким жизненным багажом, чёрт возьми, историю менять? Мне бы просто дожить хотя бы до той же долбаной революции, уже рад буду.
       Разумеется, я в состоянии организовать много интересных производств, но для этого нужны деньги, гроши, тугрики. Где их взять? Стать алмазным королём? Застолбить кимберлитовые трубочки в Якутии? А я не помню, где они находятся, хоть и летал туда несколько раз. И в Архангельской области побывал, и по уральской земле вдоволь побродил. Не-е... на карте-то я ткну пальцем в примерный район расположения рудников и приисков, только вот на вопрос об их точных координатах память услужливо посылает на три буквы. Даже инженером мне никуда не пойти. И дело не в возрасте: надо переучиваться, в девятнадцатом веке технологии другие.
       
       Пока, развалившись на шкурах, предавался горестным раздумьям, а после немного подремал, Машка успела испечь хлеб и картошку отварить. Тут и ведьма пришла. Правда, зря я её так называю. Сестрёнка сказала, она знахарка прекрасная и очень хороший человек, меня неделю словно родного выхаживала. В придачу единственная хозяйка землянки и всей поляны. А зовут её баба Софа.
       Начались сборы на стол, как говорится, что бог послал. Из пояснений Машки я понял: с едой у нас дома дела обстоят хреново. Мой новый папаня устроил для семьи раздельное питание: он со старшими сыновьями ест из одного горшка, а мать и мы с сестрой - из другого. Догадайтесь, в каком горшке есть мясо, а в каком нет. И ладно б одно мясо: мы обычно лопаем капусту с водичкой, закусывая куском хлеба. При этом маманя такой порядок во всём поддерживает: как же, мужики работают, устают, а мы фигнёй страдаем. Братья, кстати, порядком старше: Гнату восемнадцать, Фёдору недавно шестнадцать исполнилось.
       Отец, ко всему прочему, бывает, напившись, бьёт меня. Хотя чего это тельце бить, дал щелбан и пинка - всё, можно хоронить. Братьям и матери тоже достаётся, но меньше. Машку, слава богу, не трогает. Надеюсь, и дальше так будет. Иначе... я нЭ увэрЭн, что правильно отрЭагирую. Не, я понимаю, домострой и прочая хрень, но не припомню, чтоб детей в крестьянских семьях голодом морили. Естественно, когда голод у всех в округе - взять, например, девяностые годы этого столетия или тридцатые следующего, происходили и страшные вещи, даже детей ели. Но здесь, насколько я смог оценить, живут довольно сытно, во всяком случае, никто не голодает. А наша семья зажиточной считается. Зачем тогда, спрашивается, нас гнобить?
       
       Знахарка присела ко мне на топчан и положила руку на лоб.
       - Горячки нет, на поправку идёшь. Выпей настой, опосля снедать станем.
       Ужин прошёл, на мой взгляд, в тёплой дружественной обстановке. Чуть погодя, постарался навести мосты насчёт остаться в землянке ещё на недельку-другую - ну не хотелось идти в тот дом, о котором рассказала сестрёнка. Оказалось, не всё так просто. Баба Софа, немного повиляв, созналась:
       - Мне ваш отец дал всего седьмицу. Если потом не сможешь работать, не заплатит... Осень... ваша помощь в поле нужна.
       Блин, вот что значит "узок круг этих богатеев, страшно далеки они от"... огорода. Сельская жизнь, однако. Про сбор урожая я и забыл. Что же делать? И тут подала голос молчавшая Машка:
       - А много он обещал заплатить?
       - Мешок муки, - вздохнула знахарка.
       - Мишка, а давай шкурками отдадим.
       - Какими шкурками?
       Сестрёнка смутилась.
       - Ты просил про них не говорить. Но сейчас, поди, можно?
       - Говори, - разрешил я.
       - У тебя в лесу спрятаны добытые прошлой зимой шкурки. Не один мешок муки будет.
       - Я не хочу ссориться с вашим отцом, - тётка помотала головой.
       - Ну зачем же ссориться? - я воспрял духом от сестричкиного известия. - Машка завтра прибежит домой с печальной вестью: мне снова плохо. И мы поживём у вас лишних две-три... э-э-э... седьмицы - вовремя вспомнилось, как тут неделю называют.
       - Дурень! Да коли здоров, нельзя говорить, что болен. Надолго слечь можешь и вряд ли уже встанешь.
       "Не-е-е... Так дело не пойдёт. Мне на ваши суеверия начхать", - подумал я, но вслух сказал другое:
       - Нет. Болеть больше не буду, кто бы и что ни говорил. А дома и в поле в таком состоянии точно долго не протяну.
       Сначала Софа продолжила буравить меня хмурым взглядом, но постепенно лицо разгладилось.
       - Видимо, ты прав, и неча мне у судьбы лишнее выторговывать. Зима без Снегурки тяжёлая выйдет.
       Решил поинтересоваться.
       - Снегурка - это кто?
       - Её тоже не помнишь? А ведь дружили вы. Собака то моя, три седьмицы как околела. Тебя-то лишь в память о ней выхаживать взялась, не жилец ты был.
       
       Любопытные новости. А знахарка-то, похоже, хоронит себя раньше времени. Зимой в лесу без собаки, понятно, тяжко. Но не смертельно же?
       - Почему бы другую собаку не завести?
       - Задерут. Я до Снегурки двух собак держала, всех задрали. А она как-то договорилась с лесными или просто отвадила зверьё. Как здесь появилась, так до сих пор на огород никто и не покушается. Зайцев каждую неделю приносила, уж кто кого кормил, и не сказать.
       - С питанием я помогу.
       - Ты себя бы прокормил, Аника-воин.
       - Не буду бахвалиться, - пришлось покорно согласиться, - через пару седьмиц посмотрим. Вы если с моими встретитесь, рассказывайте о моем слабом здоровье.
       - Скажу, скажу. С курицей-то что делать?
       - С какой курицей?
       - Так Машка сёдня, увидав, что ты на поправку пошёл, попросила у отца курицу. Суп из неё - первое дело для выздоравливающего.
       - Ну и говорите, что курица жива и бегает. Ждёт, когда выздоравливать начну.
       - Ты очень изменился. Раньше не врал, а теперь у тебя это так легко выходит.
       - Просто я понял одну важную вещь.
       - Если врёшь, легче жить?
       - Нет. Если хочешь выжить, приходится иногда врать. А я хочу не только выжить, но и жить. И хорошо жить. А ещё хочу, чтобы хорошо жила она, - я взглянул на сестрёнку. - И Вам тоже хорошей жизни желаю.
       - Щедрый ты, - улыбнулась баба Софа.
       - Не стоит говорить, что легко быть щедрым, ничего не имея, - я постарался вернуть улыбку. - Не волнуйтесь, я заплачу за заботу.
       - Ну-ну, поживём - увидим.
       - И заплачу поболее отца.
       Судя по её задумчивому взгляду, договориться мне удалось.

Читать Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу Купить бумажную книгу
5.0/4
Категория: Попаданец АСТ | Просмотров: 1169 | Добавил: admin | Теги: Андрей Лео, Сделай что сможешь. Начало
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх