Новинки » 2022 » Апрель » 29 » Александр Седых. Защитник тьмы
20:02

Александр Седых. Защитник тьмы

Александр Седых. Защитник тьмы

Александр Седых

Защитник тьмы


Подписка
Дата последнего обновления: 28 Апреля 2022г.
готовность 75%

28.04.22


Жанр: героическая фантастика, попаданцы
Новые приключения духа мага в мирах хаоса. Вторая часть цикла "Хранитель" (Боги не врут)

Приятно получить заслуженную награду за отлично выполненную работу. Однако у высших сил другие планы. Даже боги не в состоянии помешать всемогущему Хаосу. Душа мятежного мага попадает в новый мир. Для выживания в этот раз ему придётся оберегать так нелюбимых тёмных магов. Заговоры. Интриги правящих элит. Смертельные схватки. Тайны прошлого. Новые друзья. Возможно, как раз этого и не хватает бывшему посланцу богов.

Продолжение серии книг «Боги не врут...» из цикла «Хранитель».
Возрастное ограничение: 16+
Написано страниц: 300 из ~380
Дата последнего обновления: 28 апреля 2022
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 2 недели
Дата начала написания: 28 апреля 2022
Правообладатель: Автор

 
Защитник тьмы

Пролог

 

Удивительно, как же быстро водопад событий, из которых, собственно и состоит сама жизнь, смывает воспоминания о смерти. Может, всё так устроено изначально, а может, это милость богини Смерти, ведь не всем дано добраться к её чертогам дважды и не побывать в них. Мне удалось. Не сказать, что по собственной воле. Так распорядилась Судьба. Я всего лишь игрушка в божественных руках. И богини, забавляясь и преследуя собственные цели, то возвращают меня в мир живых, то снова отправляют в небытие. Я их прихоть, посланник, орудие… Называйте, как хотите, суть от этого не меняется. А в данный момент моё беспомощное сознание бьётся в своём энергетическом сгустке, полное горячих воспоминаний о жизни. Это всё, что от меня осталось. Снова. От этих ярких, живых фрагментов, переполняющих мою душу, становится неимоверно грустно. Словно это не я умер, а умерла сама жизнь, и я грущу о ней, оплакиваю, тоскую. Впрочем, есть некоторые отличия. В прошлый раз я не столько тосковал, сколько злился, ожидая неизвестно чего и страдая не от самого факта смерти, а от собственного бессилия. Тогда я просто долго томился в ожидании, а сейчас стремительно скользил по натянутой серебряной нити, тонкой струной пронзающей небытие и теряющейся в неизведанном мраке.

Чем я её ощущал? Даже не знаю. Глаз–то у меня сейчас не было. Неведомая сила с невероятной скоростью несла меня по незримому пути. Ощущение быстрого движения тоже появлялось неведомо откуда, поскольку бесконечность вокруг совершенно не менялась.

Поставленное задание я выполнил, но надменная богиня не позволила попрощаться с подопечной, быстро подцепила моё бестелесное сознание к нити и толчком отправила в путешествие. Видно, боялась, что не удержусь и опять из вредности скажу напоследок какую–нибудь гадость про богов, хотя я и не собирался этого делать.

Странно. Она ведь должна была это знать. Возможно, всезнайками боги являются лишь в своих мирах, а здешний хаос как–то блокирует или ослабляет некоторые их способности, но точно не все.

Неведомо откуда в сознании всплыли то ли обещания, то ли мысли богини, что на другом конце нити меня дожидается шикарное тело мага жизни. Досадная ошибка во время испытания нового заклинания отправила разум адепта в путешествие к чертогам богини Смерти. Вот и гадай теперь, то ли его специально подтолкнули на этот необдуманный поступок, то ли случайно так получилось. Берут меня смутные сомнения, что всё же без богини Судьбы дело не обошлось. От этой мысли как–то сразу расхотелось возвращаться к ней под крылышко. Замыслы богов непостижимы. Людям не дано их понять. Сегодня ты у них ходишь в любимчиках, а завтра возьмут и подарят твоё тело какому–нибудь доверчивому простачку, согласившемуся выполнять задания в мирах хаоса…

Небытие оно и есть небытие. Здесь нет привычных разуму измерений и одинокому сознанию трудно привязаться к чему–либо. Это не долго и не коротко. Ведь ни времени, ни расстояния не существует. Это не легко и не тяжело, потому что нет ничего нового или того, чего бы ты не знал. Знания сами собой всплывают, словно информационный канал соединяет разум с неким вселенским хранилищем, и сведения просто сами приходят, а потом растворяются в небытии.

После насыщенного существования в чужом разуме мне быстро наскучило безвольное скольжение по божественной нити. Казалось, мгновение назад я жил яркой, полной приключений жизнью в теле девочки и вдруг вот это нудное и бесконечное бездействие. Впору волком завыть от тоски.

Может, мне так показалось, но в прошлый раз перемещение почему–то произошло мгновенно. Забыл. Тогда я путешествовал из вселенной богов во вселенную хаоса. У себя они всесильны. Похоже, утянуть сознание обратно – задачка для них гораздо сложнее.

Я буквально чувствовал, как окружающая пустота и налетевшая скука начинают растворять то, что от меня осталось. Видно, хаос тоже не терпит безделья. Чтобы не растерять сознание и не свихнуться от скуки, нужно что–то придумать. Я торопливо стал вспоминать цитаты из прочитанных книг и тут же мысленно переводить их на известные языки. Вроде бы подействовало. Ощущение растворения исчезло. Ободрённый успехом, начал наизусть читать стихи. Длиннющие поэмы, воспевающие эпические подвиги каких–то там мифических персонажей обоих известных миров, вскоре закончились. Их сменили стихи более современных поэтов. Чего только не попадалось во время длительных путешествий по сайтам информационной сети. К моему огорчению, вскоре и этот источник данных исчерпал себя. Когда в сознании отзвучала последняя похабная частушка, я приуныл. «Ну и ладно» – мелькнула мысль. – «С рифмоплётами покончили, перейдём к эльфийским песням. В оригинале они бесконечно длинные»

(Кто–то: – Почему бы и нет.

Мег: – Кто здесь?

Кто–то: – Ну, ты даёшь, хозяин! Не узнал, что ли? Это же я, Шон! Точная копия разума дракоши, помощницы твоей недавней подопечной. Только не спрашивай, как это получилось. Скорее всего, сказалось воздействие хаоса. Во какие умные фразы заворачиваю! А ведь в магическом мире тотемы – всего лишь простые исполнители желаний хозяина. К тому же там носители копируют нас только в членов семьи. Насколько мне известно, ты родственником девочке не являешься.

Мег: – Хм, очень интересно! Если у меня не было собственного тела, то как ты ко мне подселился? Для передачи нужен физический контакт настоящего и будущего владельцев.)

Хотя к множественному сознанию мне не привыкать, всё же забавно ощущать недоумение в какой–то части разума, которую сейчас занимает невидимый собеседник. А ведь чертовски интересный факт! Как и когда произошло подселение? Видно, копия первой дракоши каким–то образом освоила подпространство вселенной хаоса. Ведь прятала же она где–то некоторые вещички. Значит, там хранилась и часть её образа. Наверное, подпространственный карман как–то связан с разумом или разумами носителей. За счёт этой связи Шон и образовался. Слабовата гипотеза, но другой у меня нет.

Впрочем, не так уж важно, как и когда Шон стал моей частью. Главное, что сейчас он был, и я мог хоть как–то скрасить своё одиночество. Будь у меня такой напарник в прошлый раз, я, может быть, и отказался от божественного задания. Скорее всего, отказался!

Ничего не поделаешь. Богам никогда не доверял и по–прежнему не доверяю, хотя жалеть о случившемся точно не буду. Повезло мне с подопечной. Да и жизнь в обычном мире проходит гораздо веселее, чем бессмысленное существование неизвестно где.

В месте, где нет времени, трудно оценивать этот параметр. Для постороннего наблюдателя, возможно, я летел по струне миг, а возможно, и вечность. Вдруг натяжение этой незримой дороги пропало. Мне показалось, что я завис, а струна впереди пошла волнами.

– Кажется, что–то случилось, – опередил меня с выводами Шон. – Исчезло ощущение движения.

«Сдаётся, у богов что–то пошло не так, и награды мне не видать» – мелькнула логичная мысль, но с несуществующего сердца словно камень свалился. Ну не было желания возвращаться в родную вселенную! Мне, ненавидящему любое насилие над свободой выбора, пришёлся по душе факт полного отсутствия божественного контроля над мирами хаоса.

Вместе с дракошей мы ещё пару раз мысленно пропели весь известный музыкальный репертуар, а это, скажу я вам, долго. Вокруг ничего не менялось, лишь странным образом ощущалась дрожь оборванной путеводной нити. Словно незримый эфирный ветер непрерывно треплет её.

(Шон: – Хозяин, нужно что–то делать. Мы можем здесь надолго застрять. Что–то у богов, точнее, у богини, не срослось.

Мег: – Есть предложение?

Шон: – Кажется, мне знакома нить, на которой мы висим. Во всяком случае, она ничем не отличается от тех, что использует богиня Смерти для отправки духов на перерождение.

Мег: – Мои знания высших сущностей весьма ограничены. В умных книгах о них сказано до обидного мало, а глупые я предпочитал не изучать. И что это нам даёт?

Шон: – Не знаю, но нить – единственная осязаемая вещь в этом странном месте. Попробуй её собрать.)

Многочисленные попытки как–то воздействовать на божественную путеводную нить ни к чему не привели. Физической усталости я не испытывал, но пришло какое–то умственное истощение. Накатила бессильная ярость. Уже было неважно, что у меня нет тела. В крайней степени отчаяния я стал крутиться вокруг нити, пытаясь нанести удары сконцентрированным сознанием, чтобы сокрушить эту неподатливую субстанцию. И о чудо!.. Несколько оборотов нити закрепилось на мне. С радостью осмыслив произошедшее, начал наматывать её на собственное сознание, как бы перекатываясь по оборванному пути.

Под задорные комментарии духа, рано или поздно, но до конца нити мы добрались. Вокруг меня образовался серебристый кокон. Осталось решить, что с ним делать. Сравнение с куколкой бабочки напрашивалось само собой. Интересно, что вылупится из неё? И вылупится ли? И, главное, когда? Последний вопрос, заданный самому себе, напрочь смыл шутливое настроение. Мысль о том, что придётся оставаться в таком виде целую вечность, радости не доставляла. Стал лихорадочно думать, как использовать собранную нить. Зря что ли столько усилий приложил, кувыркаясь в бесконечности.

У дракоши не нашлось никаких толковых предложений по этому поводу. Бестолковых масса, а вот полезных ни одного. Пришлось самому включать мозги или то, что там у меня осталось вместо них. Я отчётливо помнил, как дёргалась нить при обрыве и после трепетала как на ветру. Логично предположить, что окружающая среда как–то на неё воздействует. На ум приходило единственное подходящее решение – соткать из нити подобие паруса и использовать для движения неравномерное давление на него окружающего пространства.

Хотя и с некоторыми трудностями, но нечто, весьма отдалённо напоминающее тряпку, удалось соорудить. Опять поднялось настроение. Вот так номер! Ждал бабочку, а вылупился паук. И, надо сказать, не самый плохой паучок получился. Вот любуйтесь. Отличная паутинка вышла. Плотненькая и почти ровненькая. Наверное, где–то в живых мирах, полчища многоногих насекомых обзавидовались и с досадой разорвали свои творения в клочья. Сейчас только расправлю её…

По субъективному ощущению прошло не так много времени, и к нашей радости парус заработал. Привязанные ко мне кончики серебристой струны натянулись. Дракоша издал радостный визг, когда мы наконец–то двинулись. Уже хорошо. Весьма сомнительно, что богиня способна обнаружить моё сознание в пучине хаоса. Придётся выбираться самостоятельно. Новый транспорт давал шанс продолжить начатое по воле богов путешествие, хотя и в неведомом направлении.

Скоро нам опять надоело мысленно горланить песни. Сколько можно повторять одно и то же? Наконец, меня осенила очередная здравая мысль: – «Раз у меня есть сознание, мало того, их целых два, то стоит озадачиться созданием ещё и личного аватара». В памяти сохранился последний образец, над которым мы работали с бывшей подопечной. В шею нас никто не гнал, песни надоели, локального времени уйма. Так что мы с увлечением занялись созданием и совершенствованием виртуального помощника.

Вскоре искусственный интеллект завывал хором вместе с нами, добавив в сознание музыкальное сопровождение. Больше делать было нечего.

Куда и сколько нас несло по неизведанному пространству, сказать трудно, но в какой–то миг парус схлопнулся и вновь окутал моё сознание едва видимой серебристой дымкой.

(Мег: – Хм, мне кажется или наш странный корабль потерпел крушение?

Шон: – Или бросил якорь. Обрати внимание на тёмную нить, которая к нам присосалась.

Мег: – Думаешь, это Судьба или её аналог в мирах хаоса?

Шон: – Попробуй и эту нить намотать на себя. Могу поспорить на что угодно, куда–нибудь она нас приведёт. Видишь, как сильно натянута. Всё лучше, чем болтаться в пустоте.)

Перспектива продолжения унылого путешествия по бесконечному подпространству меня не вдохновляла. Ждать целую вечность, когда богиня отыщет в этом мраке мои жалкие останки и соизволит переместить их в обещанное тело, повергало в отчаяние. Да и отыщет ли? Как–никак хаос неподвластен ей, а я за это время успею отупеть и раствориться в вечности. А вот возможность взять судьбу в свои руки и самому искать выход, напротив, воодушевляла, и вполне соответствовала моему деятельному характеру.

Приободрившись, я закрутился, как веретено в руках какой–то гигантской невидимой прялки. Чёрная нить послушно опутывала меня. Развеселившись, уже хотел заорать что–то бравурное, особенное, бросающее вызов этой беспросветной мгле и вообще всему потустороннему миру. Пусть боги позеленеют от ярости из–за того, что какая–то ничтожная душонка смертного смогла сделать то, что неподвластно им. Я даже засмеялся от такой дерзкой мысли и вдруг поперхнулся… Поперхнулся воздухом!

Поток различных чувств и ощущений накрыл сознание. Разум находился в теле человека, мало того, молодого мужчины. Уже хорошо. Волна эйфории захлестнула меня. Обошёлся сам и без божественной помощи!

Жизнь мгновенно обрушилась на меня, наполняя пространство запахами, чувствами, светом, звуками. Я замер, наслаждаясь этим упоительным ощущением. Где–то недалеко слышался мелодичный речитатив низких мужских голосов. Некоторые слова даже удалось разобрать. Безмерно радовало осознание того, что слышу обычный человеческий голос. Слабый ветерок доносил до меня запах неведомых трав. Появилось ощущение, что лежу на мягком диване. Как же хорошо жить и чувствовать! Я открыл глаза.

Пора покончить с эйфорией и разобраться с окружающей обстановкой. А вот она совсем не радовала. Мой новый и относительно целый организм лежал на груде мертвецов. Бывшему магу жизни трудно не заметить отсутствие любых жизненных сил в куче под собою. Так что можно считать, что разум прежнего хозяина тела отправился в местную страну духов, как и у остальных неудачников, лежащих ниже. Об этом же говорила девственно чистая память новой оболочки. Моему сознанию доступны лишь врождённые инстинкты и действия, наработанные прежним владельцем тела. Я повернул голову и осмотрел всю сцену разыгравшейся здесь трагедии.

Глава 1. Первое знакомство

 

Узкая дорога, с одной стороны ограниченная отвесной скалой, а с другой каменной осыпью, проходила через небольшую полянку. Справа от меня на земле, зацепившись за высокий куст на краю дороги, виднелись скомканные остатки какой–то палатки. Слева у скалы, возле раскидистых зарослей кустарника, двое мужчин колдовали над жертвой, лежащей на небольшом алтаре. Довольные рожи выдавали их, как победителей разыгравшейся здесь схватки. Не буду пророком, если скажу, что соперники этой парочки лежат в куче подо мной.

Магический взгляд непривычно вяз в странной колышущейся пелене окружающего пространства. Сквозь туман, обволакивающий всё вокруг, еле заметно проступали контуры творящегося заклинания. С моей точки зрения, бывшего дипломированного мага жизни, оно было уродливо. Потоки энергии искривлялись, приобретая нелепые формы, растягивались, спутывались, но упорно тянулись от жертвы в алтарь–накопитель. Жертва сопротивлялась. Отчаянно и из последних сил. В этом я ошибиться не мог. Наверное, именно это противодействие искривляло магическое пространство, заставляя энергетические линии причудливо извиваться. Бесконечно это продолжаться не могло. Силы слишком неравные. Совсем скоро алтарь высосет магию, и жертва превратится в пустую оболочку, лишённую силы, а, возможно, и души, да и самой жизни.

Неожиданная волна злости накатила на сознание! Оказывается, ничего не забыто. Почти в такой же ситуации меня когда–то лишили доступа к магии. Я на мгновение потерял самообладание. Ярость ослепляет. Из головы как–то выветрился тот факт, что я ещё не успел освоиться с новым телом и совершенно незнаком с его физическими характеристиками. И только мозг краешком сознания фиксировал некое слабое удивление от того, что ноги как–то непроизвольно разъезжаются в стороны, а руки нелепо болтаются в пространстве. Мне же казалось, что я ловко вскочил и, вытянув перед собой руку и направив её в сторону мерзких насильников, ударил мощнейшим заклинанием огня. Всепожирающая волна должна была мгновенно накрыть и испепелить противников, но…

Фокус не удался. Небольшая вспышка света возле ладони никак не походила на нужный результат. Магические возможности у позаимствованного организма хотя и имелись, раз стихии я чувствовал, но находились в зачаточном состоянии. Сила не хотела течь по энергетическим каналам.

– Хм, брат, посмотри, это что ещё за зомби? – один из магов оторвался от ритуала и с удивлением обратил внимание на вставшее из кучи трупов тело.

– Может, тёмная тварь успела послать зов? – не отрываясь от поддержания заклинания, смахнул пот со лба второй. Сложнейший ритуал требовал постоянного контроля. – Прикончи носителя, пока демон не приспособился к нашему миру. Я пока возьму управление алтарём на себя.

– Легко! Должно быть, вызванный дух весьма туп или ещё не успел освоиться с оболочкой. Его выдают ломанные движения тела. Сейчас его прикончу.

Первый пренебрежительно взмахнул рукой, и в меня полетел мерцающий сгусток света, похожий на небольшой бублик.

Незнакомое тело ещё плохо слушалось. Ватные ноги подгибались и противно подрагивали. Не было никакой возможности отклониться в сторону или хотя бы пригнуться. К счастью, уникальная защита сознания от магического воздействия сработала и в этот раз. Дуракам везёт.

Долетев до меня, световой зайчик просто исчез. По удивлённым лицам магов нетрудно догадаться, что с таким эффектом от действия заклинания они не встречались. Широко открытые глаза и отвисшие челюсти доставили мне истинное наслаждение. Точно так же смотрели враги в родном мире, когда отправлялись по моей милости на тропу смерти.

Интуиция подсказала, что нужно делать. В этот раз я не допустил ошибки. Силовая плеть псионов, сформированная из жизненной силы, обрушилась на врагов быстрее молнии. Многочисленные защиты, окружавшие их и едва различимые в мутном магическом пространстве, не стали препятствием для чистой силы. Без головы много не наколдуешь. Тела магов осели на землю по разные стороны от алтаря.

Запущенный ритуал лишения силы не может завершиться сам, пока не поглотит всю доступную энергию. Алтарь не разбирает, откуда берёт питание. Процессом управляет маг. Сейчас контроль пропал, и магическая сила самих заклинателей, тоже подключённых к алтарю, потекла в накопитель, временно перекрыв поток от пленницы. Слабый энергетический канал накопителя алтаря не позволял сразу забрать их магическую силу.

Именно так я спасся в своё время. Наверное, и в тот раз как–то использовал жизненные силы, а не магию. Только этим можно объяснить, почему моя рука смогла тогда добраться до кинжала на поясе некроманта, проводившего обряд, и отправить его к праотцам с помощью собственного заговорённого клинка.

Пошатываясь, но быстро восстанавливая координацию движений, я подошёл к мертвецам ближе. Энергетический туман стал реже и позволил рассмотреть угасающие ауры. Странные адепты. У того, кто бросался в меня светом, сильно развит только один магический канал, связанный со стихией жизни. У второго – лишь единственный канал разума. Однако в аурах того и другого просматривались и другие слабые каналы этих стихий, да и доступ к иным стихиям имелся. Я в недоумении почесал затылок. Маги какие–то недоделанные.

Наконец, мой взгляд добрался и до жертвы. На деревянной крышке, установленной поверх алтаря, лежала девушка. Особь, на мой вкус, слишком перекормленная. Густые длинные волосы свисали почти до земли. По внешнему виду и характерной плотности ауры не дал бы ей больше двадцати лет, а то и меньше. Излишняя упитанность не позволяла точнее определить возраст. Долго рассматривать жертву обряда, не было времени. Как только накопитель выпьет силы поверженных магов, опять примется за подношение.

На всякий случай сдёрнул с алтаря крышку, похожую на какую–то дверь. Как и предвидел, это не помогло. Едва видимые в окружающем мареве щупальца энергетических линий продолжали опутывать жертву. К сожалению, разрушить чужое заклинание, направленное не на меня, я не мог, а магические возможности тела, необходимые для создания соответственных чар, находились в зачаточном состоянии. Проводить иглоукалывание, чтобы механическим способом блокировать канал оттока, не хватит времени, да и подходящих игл вблизи не наблюдалось.

Доверившись интуиции, заслонил собой пленницу и рубанул силовым жгутом по накопителю. Как раз всплеска магической энергии при его разрушении я не боялся. Однако ничего такого и не произошло. Алтарь мирно развалился на две части. Я снова озадаченно почесал затылок, глядя на отполированный разрез на камнях.

(Мег: – Э–э–э… это ещё что такое, а где взрыв?

Шон: – Как бы тебе попроще объяснить. Мы его сожрали. Всю энергию впитала в себя божественная нить. Ням–ням, и всё. Боги слабых вещей не делают. Изменений в ней от этого пиршества что–то не наблюдается. Это хорошая новость. Сдаётся мне, что ты обзавёлся собственным накопителем невероятной ёмкости. Есть и плохая – в этом слабом теле он ещё долго будет тебе недоступен.

Мег: – Вот же досада какая! Не одно, так другое. Ну почему бы не вселиться в одного из этих двух идиотов?

Шон: – Мало того, ты прибил двух светлых магов, а на алтаре лежала тёмная. Может, они приводили приговор в исполнение, а ты вмешался.

Мег: – Обалдеть! Что здесь творится? Вместо того чтобы спокойно грохнуть тёмную, белые маги лишают её силы на алтаре. Здесь что, белые с тёмными местами поменялись? Хотя… да… понятно… Накопитель в алтаре забирает на себя откат от магии, опасной для адепта. Если бы в моём родном мире существовали мобильные накопители, не привязанные к божественным сущностям, такая практика тоже бы развивалась. Судя по той свалке тел, из которой я вылез, заклинаниями из раздела разума нападавшие отправили к духам весь эскорт тёмной. Повреждений на трупах не видно, а вот отражений сознаний в угасающих аурах что–то не наблюдается. Это вообще ни в какие ворота не лезет!

Шон: – Есть ещё один пропущенный тобой, но весьма важный факт. Посмотри на тёмную нить, по которой мы сюда добрались. Она прицеплена к девушке. Если жертва алтаря является нашим якорем в этом мире, то не могу гарантировать, что в случае её смерти мы вновь не отправимся в подпространственное плавание. Ниточка удерживает твоё сознание здесь.

Мег: – Нет в жизни справедливости! Ну, ты меня убил! Да чтоб этим богам пусто было! Три раза ха–ха! Только подумать, бывший маг жизни, находясь в теле почти обычного человека, должен хранить жизнь какой–то тёмной.

Шон: – Так в чём дело? Убей её, и поплыли дальше. Снова развернём парус и будем надеяться на очередной случай.

Мег: – Ты издеваешься? Так я и бросил живое тело! Не смешите мои тапочки, которых ещё нет. Разорвать связь всегда успеется. Хочется всё же посмотреть, что здесь творится. Да и сгусток света меня заинтересовал. Никогда не встречал такого заклинания. Над алтарём маги тоже как–то странно шаманили. Да и вообще пространство вокруг прикрыто неестественным энергетическим туманом. Не понимаю, какой смысл что–то тянуть в накопитель из жертвы, когда кругом разлито море энергии.

Шон: – Тогда не ворчи, как старик, а приведи девушку в сознание. Может, ещё что узнаем.

Мег: – Почему я не могу поворчать? Я и есть почти старик.

Шон: – Хм, только не в новом теле.

Мег: – Уел! Согласен. Оболочке надо соответствовать.)

Я посмотрел на прикованную к крышке алтаря тёмную. Над ней изрядно потрудился маг жизни. Руки и ноги пленницы охватывали толстые побеги, выросшие из деревянной основы. Качественная работа, хоть и несколько грубоватая на мой взгляд. Кожа у девушки бледная. Многочисленные жировые складки на теле и те кажутся опавшими. Во время ритуала организм потерял много жидкости. В ауре жертвы зияли многочисленные дыры. Энергетические каналы выглядели фрагментарными и перекрученными. Наверняка это последствия воздействия заклинания. Так что магичить у пленницы пока не получится, сначала биополе должно восстановиться.

Сорвав с магов почти не испачканные кровью плащи, соорудил из них небольшое ложе, на которое и перенёс освобождённую жертву. Деревянные кандалы пленницы не могли противостоять плети жизненной силы. Судя по всплескам разума в ауре, тёмная скоро должна прийти в себя. Я ускорил этот процесс, энергично похлопав её по обвисшим щекам.

– Я готова платить тебе, демон! – чуть слышно прошептала девушка, едва открыв глаза и увидев перед собой мою перепачканную кровью и грязью физиономию.

Я как–то не удосужился привести себя в порядок перед знакомством. Хорошо хоть ремешок на поясе придерживал некое подобие коротеньких штанов или, скорее, трусов похожих на короткие шорты. Другие элементы одежды на мне отсутствовали. Даже обувью бывший владелец тела не разжился. Жёсткая подошва ступней недвусмысленно намекала, что такого предмета ноги отродясь не видывали.

Наконец, с помощью Шона посмотрел на себя со стороны. С какой стати убитые обозвали меня демоном? Молодой тощий парнишка, лет четырнадцати–пятнадцати. Возможно, и чуть старше, но хилая комплекция не позволяла точнее определить возраст. Демон его знает, сколько ему на самом деле было лет. Ведь не зря же говорится, что маленькая собачка до старости щенок. Не самое хорошее вместилище для бывшего убийцы. Хотя… как сказать. Никто не будет ожидать проблем от такого недоросля. Это наглядно демонстрировали головы магов, укатившиеся под кусты.

– Да что с тебя взять, тёмная? Разве что салом разжиться, так не люблю жирное, – усмехнувшись, махнул я рукой. Как ни странно, язык оказался понятен, хотя ощущение чужого сознания напрочь отсутствовало.

(Мег: – Действительно странно! Как такое возможно: понимать чужую речь без накопленного опыта прежнего разума?

Шон: – Хозяин, ты у меня спрашиваешь?

Мег: – А у кого ещё я должен спрашивать? У этой подтаявшей толстухи что ли? Бьюсь об заклад, что она вообще не понимает, что тут творится, не говоря уж о том, почему я свободно общаюсь на её языке. Впрочем, я тоже мало что уяснил в происходящем. Ты же мой тотем. Вот и помогай разобраться.

Шон: – Я, конечно, не эксперт, но не исключаю, что так действует тёмная нить – она словно некая связь с древними духами, а может, и не с духами, а с сознанием девушки. Впрочем, может быть и то и другое одновременно. В любом случае, понимание абсолютно чужого языка напрямую зависит от нити. Обратил внимание на её бормотание? Она что–то там пролепетала об оплате… Да и её мучители обозвали тебя демоном. Скорее всего, это именно она успела обратиться за помощью к потусторонним сущностям, но что–то пошло не так. Промахнулась немного и вызвала тебя. Сюрпри–и–и-з! В любом случае заклинание должно обеспечивать средства коммуникации с разумом вызываемого объекта.

Мег: – Отличное предположение! Может, ты тогда и об упомянутых демонах что–то можешь сказать?

Шон: – Под это понятие подходит любой относительно разумный объект, выдернутый из параллельной вселенной. Даже я отношусь к этой категории.

Мег: – Хм, вон каких слов нахватался. Вещаешь, как наставник в школе магии.

Шон: – Так ведь ты ничего не забываешь, а накопленной информации достаточно для просвещения даже такого необычного существа, как личный тотем мага.)

Наш мысленный диалог внезапно прервался каким–то невнятным блеянием.

– Э–э–э… Что происходит? Почему ты здесь? Почему я ещё жива? – широко раскрыла глаза жертва ритуала, с недоумением рассматривая меня. Сделав неутешительные выводы, она задумчиво уставилась в небо и тихо добавила: – Вроде использовала правильное семейное заклятие. Неужели сил хватило лишь на поднятие зомби?

Едва слышное бормотание, не предназначенное для моих ушей, я всё же расслышал.

– На себя посмотри, толстуха. Из нас двоих ты больше похожа на зомби, – окинул я ехидным взглядом, лежащую на плащах девушку.

– Ты… Молчать!.. Как смеешь? Я тебя… Раб, найди мне одежду! – вернула на меня сразу потемневший от гнева взгляд собеседница. Видно, к такому отношению к себе она не привыкла.

Хорошо хоть двигаться пока не могла, а то бы устроила мне трёпку. Комплекцией она значительно меня превосходила. Задавила бы, как муравья своими складками. Злорадствуя, я мстительно огрызнулся:

– Ага, бегу аж спотыкаюсь, – наклонив голову, я с интересом ждал ответной реакции. Чего уж греха таить, девушка мне не нравилась. Рыхлое тело, свидетельствующее о безмерном обжорстве и лености, надменность и скотское отношение к тем, кто находится в зависимом положении, отсутствие элементарного воспитания и приверженность тёмной магии, делали её крайне непривлекательной в моих глазах. Тем более что во мне ещё живы воспоминания о моей прежней подопечной. Да уж… Это бесформенное создание ей и в подмётки не годилось. Особую ярость во мне вызывало осознание того, что отныне я связан с этим куском бесформенного жира. Надо же было так вляпаться! Может ну её! Оборвать эту чёртову нить и уплыть в небытие… Нееее… Надо потерпеть. Жизнь тем и прекрасна, что может предоставить шанс. Любой. Может, получится всё исправить или найдётся какой–то способ разорвать эту связь без необходимости снова умереть. В смерти шансов нет. Вернее, они у меня были, но не факт, что появятся снова. Как–никак в мирах хаоса богиня Смерти ограничена в своих возможностях. Очень ограничена.


Читать Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку
0.0/0
Категория: Черновик | Просмотров: 134 | Добавил: admin | Теги: Защитник тьмы, Александр Седых
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх