Новинки » 2021 » Июль » 26 » Александр Седых. Ронин. Сын ведьмы 2
13:35

Александр Седых. Ронин. Сын ведьмы 2

Александр Седых. Ронин. Сын ведьмы 2

Александр Седых

Ронин. Сын ведьмы 2

 

с 26.07.21

Жанр: боевая фантастика, историческая фантастика, альтернативная история, параллельные миры

«Ронин» – фантастический роман Александра Седых и Вячеслава Седых, вторая книга цикла «Сын ведьмы», жанр боевая фантастика, альтернативная история.

В разгаре Первая мировая, но судьба вышибла казака из седла – теперь это уж не его война. Однако Сына Ведьмы в кандалах Сахалинской каторги не удержать. Только сразу добраться до вожделенных берегов Южной Америки Алексею не удаётся, придётся скитаться по японским островам, да и в китайском Макао ещё похулиганить. Враги и друзья уже видели казака в обличии солдата, санитара и даже шамана, теперь узнают в иных ипостасях: уличного бойца, факира, азартного игрока, целителя. Познает Алексей и первую любовь, и горькую разлуку, и к профессии воина опять заставит Мачеха Смерть вернуться – гадит ему всякая контра, не даёт вольному анархисту поднять знамя свободы над угнетённым миром.

Самурая без господина японцы нарекают ро́нином – опасным призраком, блуждающим, словно волна морская, страшным сокрытой внутри непредсказуемой разрушительной силой.


Авторы: Александр Седых, Вячеслав Седых
Из серии: Сын ведьмы #2
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2021
Объем: 380 стр.
дата віхода 26.07.2021
Правообладатель: ИДДК
Литрес
1

Сын ведьмы

Сын ведьмы

2
Ронин
Сын ведьмы 2

Пролог

Тёмные тучи скрыли мир от ока божьего. И превратился день в ночь. И разверзлись хляби небесные.

Ревущий ветер перемешивал потоки дождевых вод с солёными волнами. Бушующее Японское море озаряли ослепительные вспышки молний. Под оглушительные громовые раскаты штормовой ветер гнал шхуну к усыпанному валунами берегу. Взлетев на гребень пенной волны, крохотный деревянный кораблик мчался навстречу поджидающей в камнях смерти. Страшная старуха, глотая волны, сплёвывала пену прибоя, зло шипя и скаля острые обломки серых зубов.

Однако Сыну Ведьмы старая мачеха-злодейка была не опасна, он и сам владел колдовской Силой. Играть со Смертью казаку не в первой. За себя Алексей не переживал – ему бы товарищей спасти, что в трюме шхуны подряд всем богам молятся (хотя и атеистами себя мнили, пока с казачьим шаманом не связались). На палубе парень стоял у штурвала один, скрывать колдовские возможности не от кого – можно всласть пошалить.

Волна поднесла шхуну к пенной кромке берега и с разгона швырнула на острые каменные клыки – в разинутую пасть Смерти.

Алексей воздел руки к небу. Корабль, словно обретя невидимые крылья, перелетел через близкие грани мокрых валунов. Пенная полоса прибоя промелькнула под килем.

Ветер погнал невесомый кораблик к вздымающемуся скалистому берегу.

Чтобы не встрять носом в отвесную стену, Алексей вернул шхуне гравитационную тягу Земли. Дно заскрежетало о мелкую каменную россыпь. Казак ещё никогда не швартовал летающие корабли (немецкий дирижабль не считается, тот был аппаратом легче воздуха), поэтому не учёл все особенности. Скорость погасил удачно, за счёт возврата судну реальной массы, а о неровностях посадочной полосы забыл.

Шхуна, жалобно застонав, пропахала глубокую полосу килем по торчащим каменюкам. Доски днища проломились во множестве мест.

– Кирдык кораблику, – горестно вздохнул неопытный капитан. Алексей понял, что шхуну ему с друзьями уже не починить. – Придётся выбираться с острова на попутном транспорте.

Алексей отвязал себя от стойки штурвала и по сильно накренившейся палубе уверенно прошагал к люку в трюм. Подошвы башмаков бывшего каторжанина не скользили по мокрым доскам, ибо Шаман парил в миллиметрах над ними – мелочь для повелителя гравитации.

Скрипнули петли крышки. Вместе со струями дождя парень сбежал по ступенькам в тёмное чрево трюма. Отсвет от вспышки молнии высветил тесное помещение. В углу жались друг к дружке товарищи.

– Баста, мореходы, пришвартовались, – дёрнув за верёвочку, захлопнул крышку люка «капитан». Воцарилась темнота. Алексей гравитационным воздействием незаметно стряхнул с себя воду – одежда выжалась досуха.

– Я уж в последний момент подумал, что мы совсем «приплыли», – раздался из мрака хриплый голос Фёдора Карпина. Бывшего заводского работягу и до шторма мутило от морской качки, а в бурю вообще вывернуло наизнанку. – Андрюха, разожги лампу.

– Большевики анархистами не командуют, – неожиданно упёрся Волков. – У меня дела поважнее имеются.

– Что может быть важнее, чем нести свет людям? – рассмеялся старый большевик Артём и закашлялся, Сахалинская шахта подорвала здоровье каторжанина.

– Сиди, Михаил Семёныч, я к лампе ближе, – остановил товарища Алексей, который колдовским зрением отлично видел всё даже в темноте.

Чиркнула спичка, огонёк перескочил на фитиль – колеблющийся свет заставил плясать тени на досках трюма.

– А дырок-то в нашей посудине изрядно добавилось, – заметив усилившийся сквозняк, потянул носом воздух Фёдор и почуял запах водорослей. – Мы, случаем, не на дно морское опустились?

– Нет, на берегу, – скривился Алексей и грустно вздохнул: – Только не знаю, на чьём.

– Шхуна ходко шла, русский Сахалин должно быть уж проскочили, – почесал затылок Артём.

– Значит, по-любому, в плен к япошкам попадём, – заёрзал на попе Андрей, при этом мешок под ним издал странный хрустящий звук.

Товарищам стало понятно, почему анархист не хотел зад отрывать, чтобы свет зажечь, – плоть бывшего интенданта прилипла к воровской казне.

– Кораблекрушенцев арестовывать не будут, – вспомнил законы морского права Артём. – Мы же теперь простые рыбаки.

– Станем простыми… – недовольно скосил глаз на хрустящий под анархистом мешок Фёдор, – если от денег избавимся.

– Атаман, большевики казну отнять хотят! – жалобно взвизгнул казначей шайки.

– Сжечь, – не моргнув глазом, вынес приговор казак. Алексей понимал, что с таким грузом легенда о бедных рыбаках не прокатит. Да и на настоящую цену деньгам Сын Ведьмы внимания не обращал, крёстный отец ковал из парня рыцаря-монаха, чуждого мирской суеты. Идеальный боец был рождён для защиты рода, война – его стихия.

– Товарищи, нельзя же так! – упал на мешок казначей и, обхватив руками, прижал несметное сокровище к сердцу. – Ценности для революции пригодятся. Позвольте спрятать.

– Да куда ж ты мешок спрячешь на корабле? – отмахнулся Фёдор. – Япошки же всю шхуну перетрясут.

– А я не на судне, я в камнях на берегу закопаю, – вскочил на ноги жмот и решительно закинул мешок за спину. – Шаман, дозволь.

– И охота тебе под дождём мокнуть? – махнул рукой атаман. – Всё равно деньги для нас потеряны.

– Клады не пропадают, – загорелись глаза оптимиста. – Может, ещё вернёмся.

Пока Алексей не передумал, бережливый товарищ взбежал по ступенькам и, распахнув люк, выпрыгнул в темноту.

– Анархист, – пренебрежительно фыркнул Фёдор и клятвенно заверил: – При коммунизме денег не будет.

– До светлого будущего ещё дожить надо, – похлопал молодого товарища по плечу Артём. – И для этого необходимо избавиться от старого бремени.

– От лишних денег уже избавились, – рассмеялся Фёдор.

– Старые имена придётся тоже забыть, – Алексей догадался, о чём намекнул Артём.

– Царская охранка может напасть на след беглецов, – кивнул опытный конспиратор. – Имена оставим, а то можем оговориться по привычке, а фамилии надо сменить. Я теперь стану Артёмом Михайловым. Фёдор – Кузнецовым. Алексей – Шамановым.

– А Волков – Жмотовым, – мстительно предложил Фёдор.

– Казначеевым, – подняв указательный палец, заступился за соратника Алексей и развил тему далее: – Запомните: мы во время шторма сидели безвылазно в трюме, а шхуной управлял капитан. Как Гришке удалось выбросить судно на берег, и куда потом сам делся – не знаем. Может, волна смыла, а может, сбёг хитрый контрабандист, бросив экипаж на произвол судьбы.

– Точно – сбёг, – подхватил мысль Фёдор. – Приказал нам его дожидаться, а сам выкрутил свечи из мотора, чтоб без него не удрали, и ушёл за помощью. Больше мы Гришку не видели.

– И ещё какой-то мешок с собой прихватил, – дополнил Артём.

– Правдоподобная версия, – кивнул Алексей. – А пока давайте сухпай уничтожать, не то япошки отнимут и сожрут. Жалко.

Упражнения с гравитационными силами истощили Шамана – готов был в одиночку весь запас провизии «спасти». Только вскрыли ножом консервы и нарезали хлеб, как словно учуяв запах, появился Андрюха. Промокший до нитки, но с чрезвычайно довольной физиономией – не каждый день удавалось клад припрятать.

– Шаман, а у тебя-то одёжка суха-а-я, – скатившись по мокрым ступенькам лесенки, обиженно укорил дрожащий от холода герой.

– Снимай, выжму и твою, – не стал утаивать колдовской талант Алексей. – Только я теперь Шамановым стал, а твоя новая фамилия – Казначеев.

– Звучит солидно, – торопливо разоблачаясь, заклацал зубами продрогший Андрюха.

Алексей взял пропитанную водой одежду, отошёл в сторону, встряхнул – брызги дождём ударили в доски борта. Назад фокусник отдал уже совершенно сухую ткань.

– Шама-а-н, – уважительно выдохнул голый владелец, и благодарно принял в руки дар.

Потерпевшие крушение «рыбаки» накинулись с ножами на вскрытые банки тушёнки, проигнорировав рыбку. Пока команда «спасала» в трюме деликатесы, буря утихла, дождь закончился, ветер на море ослаб. Тут бы поспать, после сытного ужина, но в борт шхуны требовательно постучали. Прикладом.

Часть 1

Солнце встаёт на востоке

Глава 1

Асур – демон войны

Утреннее солнце заглянуло через стекло. Светлая дорожка пролегла от окна по циновке на полу до подставки для самурайских мечей в углу комнаты. Луч заиграл на отполированных до блеска деревянных ножнах, осторожно тронув длинную чёрную рукоять меча катана, и отбросил изогнутую тень на стену.

Сугинобо Мицумото краем глаза отследил игру света и тени, оторвался от чтения бумаг, погасил настольную лампу. Майор контрразведки был уже в летах и просыпался рано. Старость подкрадывалась, как ниндзя в ночи. Самурай одного из древних родов империи не подавал вида на людях, но в душе боялся тихого убийцу. Всё чаще одолевали мрачные мысли, не спалось.

Мицумото жгла тайная обида на высокопоставленное начальство департамента. Карьеристы мало заботились о благе империи и дельные советы опытного разведчика игнорировали. Профаны! А ведь майор нажил богатый опыт, не протирая штаны в кабинетах, – Сугинобо довелось и в Китае поработать нелегалом, и на Дальнем Востоке Русской империи. Но боевой опыт «старого пса» решили задвинуть подальше, чтобы не гавкал под руку. Отправили в позорную ссылку на край империи, остров Хоккайдо. Вот и сидит теперь старый самурай в самом северном порту, в городке Вакканай. Майора назначили начальником местного управления контрразведки, на капитанскую должность. Обидное, унизительное понижение по службе.

Однако истинный самурай умел отлично служить императору даже на незначительном посту. Майор подобрал себе толковых помощников и плотно контролировал обстановку в северной части префектуры острова Хоккайдо. Также он опекал новые территории острова Сахалин, где контрразведку во многом заменяли пограничники. Земли там малозаселённые, стратегических районов мало, только угольные шахты и лесопилки, потому и контроль со стороны центра ослаблен. Не понимают штабные крысы опасности открытого фланга, недооценивают разведку противника. Думают: русских одолели десять лет назад, так теперь на них плевать можно. А враг-то рядом по-настоящему сильный, если «русский медведь» разозлится, то всем мало не покажется.

Сугинобо сразу насторожило сообщение командира погранотряда Кири Ясумитсу о странных «рыбачка́х», потерпевших крушение на западном берегу японского Сахалина. Лейтенант докладывал, что моторная шхуна обнаружена на значительном удалении от линии прибоя. Очевидно, скоростным судном, очень скоростным, управлял опытный капитан, сумевший оседлать штормовую волну. Понятно, что дорогостоящий мотор на простую рыбацкую посудину не ставят, одной рыбой затрат на бензин не окупить, – шхуна наверняка шла с контрабандным товаром. Неясно, какой товар перевозила, и почему капитан не переждал непогоду в открытом море. Возможно, он уходил от погони пограничного катера, а товар выбросил за борт. Команда об этом молчит, «рыбачки́» прикидываются простаками. Только вот у «морячков» нет даже малюсенькой татуировочки на теле. Хоть бы какой якорь на руке или русалку на плече изобразили – чисты, как монашки.

Обычные рыболовные сети, плотно скрученные, в трюме шхуны имеются, только «рыбаки» утверждают, что вышли на лов сардины, а ведь иваси только кошельковой сетью берут – этого странные «рыбаки» даже не знают. Команда шхуны больше похожа на диверсионную группу: по-военному дисциплинированы, подчиняются молодому офицеру, очень развитому физически. Просто монстр какой-то: ростом под два метра, всё тело – сплошная мышца. Кличут командира между собой Шаманом. Морской сленг в разговоре не используют, зато иногда проскакивают команды, схожие с военными.

В каюте обнаружены вещи пропавшего капитана, но утверждать, что он был главным на корабле нельзя – уж больно властно Шаман распоряжается оставшимся экипажем.

Более тщательный досмотр места кораблекрушения дал неожиданный результат: служебно-розыскная собака обнаружила невдалеке, под скальным навесом берега, мешок, полный пачек крупных денежных купюр: русских, американских и… японских.

О раскрытии их схрона диверсанты ещё не знают. «Гостей» перевезли под усиленной охраной в Вакканай, никаких обвинений команде не выдвигали. Кири Ясумитсу посчитал, что лучше понаблюдать за расслабившимися врагами со стороны, отследить возможные контакты с местными жителями. Сугинобо Мицумото одобрительно отнёсся к решению лейтенанта погранслужбы, надо бы добиться перевода толкового офицера в штат контрразведки.

Майор приказал привести после завтрака «гостей» в кабинет. Он достал из замаскированного в стене сейфа мешок с изъятой контрабандной валютой и поставил на край рабочего стола. Развязывать тесёмки не стал, угловатые пачки денег и так обозначили своё присутствие через ткань. Интересно отследить реакцию команды шхуны на известный предмет.

«Гостей» завёл в кабинет солдат с винтовкой на плече, доложил по форме и, с разрешения офицера, развернувшись кругом, вышел.

Четверо русских «рыбаков», шеренгой встав посередине комнаты, молча рассматривали обстановку.

Самый старший, высокий матёрый мужик, лишь мазнул взглядом по мешку и внимательно вперился взглядом в каменное лицо офицера, что восседал на стуле за столом, словно император в кресле.

Коренастый молодой парень с сильными рабочими руками задержал взгляд на денежном мешке чуть дольше, но тоже перевёл взгляд на офицера, который сидел, будто железный лом проглотил.

Самый низкорослый худенький паренёк интеллигентной наружности, с тонкими кистями рук, явно не утруждаемых тяжёлыми физическими нагрузками, удивлённо уставился на мешок с сокровищами. Кадык на горле сглотнул слюну. На лице появилось выражение обиженного ребёнка. Глазки часто заморгали, так и не отрывая взора от «отобранной игрушки». Майора он в упор не замечал.

А вот самый колоритный фигурант в команде: высокий стройный атлет с военной выправкой, которую он не скрывал, а даже подчёркивал, – удивил. Вошёл в комнату, не издав ни звука, – подошвы грубых башмаков ступали по циновкам на полу, словно мягкие кошачьи лапки. Движения воина плавны и грациозны, как у дальневосточного тигра, в любой момент готового к смертоносному прыжку. Глаза сразу охватили всю обстановку, мешок с деньгами и «статую» офицера оставили без должного внимания, жадно впившись взором в самурайские мечи на подставке в углу кабинета.

– Я хотел бы поговорить наедине с главным в команде, – на чистом русском языке заговорила «статуя» офицера.

Трое товарищей дружно повернули головы к стоящему крайним молодому великану. Командир отвёл взор от созерцания изящного оружия и скупо кивнул. Команда беспрекословно подчинилась воле вожака и направилась к выходу. Двое из троих развернулись по-военному через левое плечо – рядовые боевики. Пожилой мужчина был, очевидно, гражданским специалистом в команде, да и землистый цвет лица говорил о подорванном здоровье – этот «старый волк» мог только передать опыт молодым хищникам. Кири Ясумитсу правильно оценил в докладе иерархию вражьей стаи – из лейтенанта выйдет толковый контрразведчик.

– Я ознакомился с… вашей версией кораблекрушения, – впился взглядом в глаза командира русского отряда майор. – Претензий к вам со стороны властей Японии нет. Согласно международному морскому праву, мы направили запрос в порт приписки шхуны. Если не отыщется капитан судна, то за возвратом имущества и команды должен обратиться наследник или иное, уполномоченное властями, лицо. Они обязаны возместить расходы по охране шхуны и содержанию экипажа. Вы могли бы сами компенсировать затраты и убыть на родину, но из-за отсутствия документов вас не выпустит за границу таможенная служба. Остаётся надеяться на расторопность посольских служащих в Токио, хотя я бы не советовал дожидаться милости от чинуш и самим озаботиться своей судьбой. Пошлите почтой запрос на родину, чтобы друзья или родственники помогли восстановить документы и оказать денежную поддержку.

– Мы так и сделаем, ваше благородие, – коротко кивнул Алексей. На своих родных его команда не рассчитывала, а вот партийные товарищи Артёма обязательно откликнутся. Вот только когда?

– По строевой выправке, Алексей Шаманов, смею предположить об оставлении вами военной карьеры. Бывший офицер – так?

– Нет, ваше благородие, в солдатских чинах воевал, – смущённо улыбнулся парень. – А выправка у меня казацкая.

– Я подумал, что недоучившийся юнкер – уж больно вы молоды, даже ещё щёк не бреете. Сколько вам лет?

– По метрике смотреть, так девятнадцатый год скоро пойдёт, а так… чёрт его знает, – почти не соврал пока ещё пятнадцатилетний казак – рос ведьмин сын не по годам, даже сейчас товарищи изумлялись, как быстро прибавлял в теле Шаман, что ввысь, что в плечах.

– Каков же собой ваш батюшка? – удивлённо окинул двухметровую фигуру атлета майор.

– Говорят, тоже казак здоровый был, – пожал плечами, погрустнев, Алексей.

– Да, воины часто умирают рано, – по-своему понял причину грусти пожилой самурай. – Догадываюсь, и вам, молодой человек, довелось повоевать.

– Было дело, – довольно усмехнулся казак.

– И где же? – учитывая возраст бойца, прикидывал в уме варианты самурай.

– На австрийской границе шашкой махал, – рубанул ладонью воздух лихой казак.

– И как же на Дальний Восток занесло? – удивлённо поднял брови майор.

– Обстоятельства вынудили, да и надоело за царя кровушку лить, – нахмурился Алексей. – Теперь я сам по себе. Мир поглядеть хочу.

– Так ты у нас ронин, – довольно улыбнулся самурай.

– Ронин? – не понял Алексей: оскорбили его или пожурили.

Сугинобо Мицумото встал, подошёл к подставке для самурайских мечей, обернулся к гостю.

– Самурая без господина японцы нарекают ронином – опасным призраком, блуждающим, словно волна морская, страшным сокрытой внутри непредсказуемой разрушительной силой.

На несколько долгих секунд воцарилась тишина. Алексей обдумал слова самурая.

– В самую точку, – печально склонил голову молодой ронин.

– Катанакэ – указав рукой на подставку для мечей, продолжил просвещать мастер. – Внизу на катанакэ уложен в ножнах козука – боевой нож. В середине покоится вакидзаси – меньший меч. Вверху – катана, главное оружие самурая, – Мицумото взял в руки катана, выдвинул лезвие меча на треть и залюбовался узорчатым рисунком на отполированной до блеска стали клинка. – Нравится, чужестранец?

– Мне больше по душе короткий меч вакидзаси, – выказал неожиданное предпочтение вспомогательному оружию варвар.

– Объясни, – удивлённо вскинул брови самурай.

– Длинный клинок потребен в конном бою. Однако в современных баталиях конница уже не главная ударная сила. Артиллерия – бог войны, и пулемёты – её огненные архангелы, – исходя из полученного опыта масштабных боёв, раскрыл секрет солдат Первой мировой. – К тому же тяжеловат древний меч – почитай, более четырёх кило весит. Таким простому воину двумя руками рубиться надо – не зря рукоять длинная. Не-е, пехотинцу таскать на боку железный ломик обременительно – под градом пуль бойцы больше вынуждены ползать, чем с шашкой наголо в атаку бегать. А вот вакидзаси удобен даже в скрытом ношении за спиной. И по своей эффективности расчленения плоти малый клинок ничуть не уступает катана, ведь в окопах латников рубить не придётся. Кроме касок, другой брони нет.

– Странный выбор, – недовольно проворчал самурай. – С удобством скрытого ношения вакидзаси ты, чужеземец, угадал. Прятать оружие за спиной и в складках одежды – излюбленный способ профессиональных убийц, ниндзя, – офицера кольнуло ещё одно выскочившее из уст тайного врага слово: – Ты сказал «простому воину». Значит ли это, что мнишь себя особо избранным?

– Я, ваше благородие, казак, – заносчиво вздёрнул подбородок юноша. – Дай казаку в руку шашку – увидишь, как порхает в воздухе смерть.

– Очень хочу посмотреть, – сжав зубы, выдавил из горла самурай. – Казачьей шашки, к сожалению, под рукой нет – покажи своё мастерство фехтования на… бамбуковых мечах.

– На палках оно, конечно, безопасней… для вас, ваше благородие, – дерзко усмехнулся русский.

– Следуй за мной, казак, – бережно водрузив катана на почётное место, быстрым шагом направился прочь из кабинета хозяин.

В коридоре ждали трое товарищей казака. Майор, не останавливаясь, отдал конвойному приказ на японском и заторопился дальше.

– Не беспокойся, дорогой гость, твоих спутников проведут в уютный сад во дворе, – на ходу повернув голову, бросил через плечо объяснение хозяин. – Гейш не обещаю, но время варвары проведут в окружении гармонии.

– Ну, а меня – палками бить будут? – съязвил молодой наглец.

– Бамбуковыми мечами. Ты слышал что-нибудь про кэндо – «Путь меча»?

– Секта какая-то? – предположил варвар, и в один шаг поравнялся с проводником.

– Это искусство владения мечом, – недовольно вскинул голову, силясь взглянуть в глаза дикарю, самурай. Ускорять шаг хозяин не стал, уж больно длинноногим оказался варвар, не оторваться. – Вблизи нашего управления, чуть вниз по улочке, располагается частная школа кэндо. По утрам там проходят тренировки. Кэндо очень популярно среди полицейских. Работа у них сменная, позволяет регулярно заниматься фехтованием. Старинное искусство развивает боевые навыки, тренирует тело и закаляет дух.

– А казаки обучаются, когда время свободное выпадает, или на воинских сборах. Землепашцем природа и погода командуют, – не спеша шагая рядом с семенящим быстрыми шажками низкорослым японцем, простодушно вёл беседу русский великан.

– Твои товарищи не похожи на казаков, впрочем, на опытных мореходов тоже. Как сухопутные бродяги оказались на рыбацкой шхуне?

– Судьба-а-а, – неопределённо промычал казак.

– И в каких водах ваш капитан собирался ловить иваси?

– Да Гришка вообще не на путину нас подрядил, – отмахнулся от рыбалки Алексей. – Мы в Корею за товаром шли.

– Контрабандным? – сразу оживился дознаватель.

– А нам без разницы, – пожал плечами Алексей. – Лишь бы до корейских берегов добраться. Гришка обещал прокорм и бесплатную доставку.

– Почему капитан нанял незнакомых людей?

– Потому и нанял, что в один конец шли. Лишнего на Сахалине сболтнуть не сможем.

– А как же этот Гришка намеревался обратно возвращаться, без команды?

– Может, затем и взял одноразовый экипаж, чтобы в корейском порту сменить на нужных людей. Кому-то надо бесплатно в Корею, а другим, за деньги, во Владивосток. Там экипаж в третий раз поменял бы. Эдак никто знать про груз не будет. На обратном пути рыбки наловил бы, чтобы все концы скрыть.

– Не знаешь случайно, зачем капитан-Гришка вёз целый мешок валюты? – осторожно выпытывал секреты у простоватого на вид парня контрразведчик.

– Да может он именно чужие деньги-то перевозить и подрядился, а шторм и поломка мотора спутали жулику все карты?

– Как же с неисправным мотором и неопытным экипажем удалось так удачно выбросить шхуну на каменистый берег?

– Гришка – морской талант. К тому же наш Федька-механик сумел слегка мотор подшаманить, только надолго того всё равно не хватило бы – чихал движок и бензина совсем крохи остались. Паруса ветер порвал, а вёсел на шхуне нет. Ха-ха-ха…

– И куда же ваш морской гений делся?

– Струхнул, падаль, и сбёг. Видать, и на вашем Сахалине у жучары нора скрытная есть. Вы пошарьте тщательнее, может, отыщите и Гришку с деньгами.

– Так денежки мы уже нашли, – внимательно отслеживая реакцию парня, похвалился майор.

– Это тот мешок на столе? – «догадался» Алексей, даже глазом не моргнув. – Богато мелочи Гришка натырил! Может, нам жалобу на капитана подать – вымучить через адвоката хоть жалования чуток. Как думаешь, ваше благородие, удастся нам трудовые крошки вытрусить? А то завтра экипаж с казённого кошта снимут – чего жрать-то будем?

– Мир не без добрых людей – помогут, – вспомнив русскую поговорку, улыбнулся контрразведчик и, высоко задрав руку, покровительственно похлопал великана по плечу. – Вот и пришли. Заходи в эту калитку, только не ушиби голову об арку.

Майор провёл гостя через уютный дворик к входу в зал тренировок. Под навесом у двустворчатой двери на циновке выстроились ряды обуви учеников. Майор предложил Алексею тоже разуться. В зал оба вошли босиком.

В просторном зале занималось два десятка бойцов. Все одеты в чёрные кимоно с просторными рукавами и штанинами столь широкими, что больше похожи на юбки до пола. Корпус закрыт лёгкими доспехами, а голова – шлемом с решётчатым забралом. К шлему крепились защитные накладки, прикрывавшие плечи. Ученики с дикими криками наскакивали друг на дружку и остервенело тузили оппонента деревянным мечом – плотно связанными в тугой пучок тонкими бамбуковыми побегами, длиной побольше метра. Не участвующие в контактном бою воспитанники школы отрабатывали навыки ударов на манекенах, а то и просто со свистом рассекали воздух, гоняя по залу собственную тень.

К нежданным гостям подошёл старый мастер. Коротко переговорив с Сугинобо, старик согласно тряхнул седой бородкой и бросил презрительный косой взгляд на долговязого варвара. Опытный воин понимал: в поединке на мечах крупная фигура – это лишь большая мишень, исход боя решает скорость и мастерство фехтования.

Алексею не понравилось высокомерие японского мастера. Наперекор всем местным канонам боя, казак решил доказать, что в настоящей схватке сила имеет значение. В глазах мальчишки блеснул хулиганский азарт – захотелось проучить надменных самураев. Пусть знают, как казака задевать!

– Ну, русский, ты готов показать своё искусство? – задрав подбородок, глянул в лицо казаку майор.

– Не вижу достойных соперников, – окинув взором истошно орущую толпу, картинно подбоченился Алексей. – Но бесплатный урок задохликам дам, а то ползают по полу, как сонные мухи.

Майор зло прищурил глазки и криво усмехнулся.

Перевод для японского мастера не потребовался, поза казака была красноречивее слов. Старик выкрикнул резкую команду, и ученики, прекратив занятие, отбежали к стенке.

– Облачайся в защитные доспехи, – Сугинобо указал рукой на дверь оружейной комнаты, – шнуровка позволяет подогнать размер.

– Казаку доспехи в тягость, – лениво отмахнулся русский. – Вы бы мне лучше палку по руке подобрали – потяжелее да подлиннее.

– Тренировочные мечи у всех одинаковые, – процедил сквозь зубы майор и ядовито уколол: – А на голову всё же советую надеть шлем. Если за отсутствующие мозги не беспокоишься – глаза хоть побереги.

– Я шо – дурень якой, башку под палку подставлять, – беспечно усмехнулся наглый казак. – Отец Матвей меня сызмальства деревянной шашкой по двору гонял, и пацаны станичные толпой с палками налетали – я казак битый. Тепереча спуску никому не дам – одной рукой всю мелкую шпану разгоню.

Показная похвальба и намёк на маленький рост соперников разозлили самурая, но гнев не отразился на каменном лице, только глазки превратились в узкие щёлочки. Когда Сугинобо объяснил ситуацию мастеру, старик удивлённо воззрился на безумца. Опытный боец догадался, что русский неспроста задирает самураев. Однако старик не представлял, как великан думает выкручиваться из безнадёжной ситуации. Мечи хоть и тренировочные, но увечья бездоспешному сопернику гарантированы, если только он не собирается… вовсе не пропускать удары! Интересно, как верзила будет вертеться, бесконечно уворачиваясь от меча?

Наставник приказал ученику принести из кладовой запасной меч, и с ехидной ухмылкой лично вручил его наглому чужеземцу. Затем жестами показал, что нельзя бить по ногам – остальные удары допустимы.

Алексей кивнул и, взяв бамбуковый дрын одной рукой, лихо, со свистом, крутанул над головой.

Мастер попытался жестом и коротким японским словом вразумить варвара взяться за рукоять обеими ладонями, как сражаются самураи.

– В драке двумя руками вертят только железным ломом, – по-русски возразил Алексей, – а лёгким метровым дрыном, казаку сподручней одной махать.

Старик разочаровано пожал плечами и выкрикнул имя первого, возможно сразу и последнего, противника упрямого варвара. На дальний край зала важно зашагала фигура в чёрных, траурных для русского, одеяниях. В толпе зрителей раздались смешки и шутки в адрес «большой белой обезьяны» в русской косоворотке – Алексей уже не раз слышал обидное прозвище от японских пограничников и знал его перевод.

Самурай лишь слегка обозначил ритуальный поклон противнику и застыл в стойке с высоко поднятым над головой оружием.

Алексей тоже уважил соперника ленивым кивком и… небрежно положил бамбуковый дрын на правое плечо.

Старик дал гортанную команду и махнул рукой, призывая сойтись в схватке.

Самурай в чёрных одеяниях дико заорал и с занесённым для удара мечом ринулся на противника.

Казак вразвалочку, не спеша двинулся навстречу крикуну. Когда до набегающего врага оставалось менее трёх шагов, Алексей неожиданно широко шагнул вперёд, сделав резкий фехтовальный выпад. Вершина бамбукового меча с треском врезалась в защитную сетку шлема. Деревяшка под натиском врага слегка выгнулась дугой.

Самурай не успел махнуть мечом вниз – воинственный крик резко оборвался. Ноги шагнули вперёд, а голова упёрлась в конец чужого оружия и отскочила от удара назад. Тело опрокинулось на спину, громко брякнувшись об пол – гулкое эхо прокатилось по залу. Поверженный противник, смачно шлёпнувшись и резко выпустив из груди воздух, долго, с хрипом, всасывал живительный кислород. Рукояти меча из ладоней он так и не выпустил, но и сокрушительного удара так и не произвёл.

Кроме затухающего эха и шумного сопения неудачника другие звуки в зале умерли.

– Ну, что – споткнулся, горлопан? – разрушив тишину, указал концом дрына на поверженного воина Алексей. – Давайте, гоните на меня следующего «крикуна».

Старый мастер назначил второго «мальчика для битья». Этот уже заранее не сотрясал звуком воздух, а занеся меч над головой, кошачьими шажками крался к опасному противнику.

Алексей, с палкой на плече, встретил врага в середине площадки.

Самурай попытался атаковать первым, вложив в удар из-за головы всю силу.

Дрын казака, словно изготовившаяся к прыжку кобра, стремительно прыгнул на врага. Бамбуковые стволы с оглушительным хлопком столкнулись в воздухе. Сила удара Алексея была столь велика, что играючи отбросила меч противника влево. В следующее мгновение казак искривил дугу движения оружия вправо-вниз, нанеся удар по правому плечу соперника.

Самурай аж присел от обрушившейся на плечо тяжести. Даже накладка не смогла погасить всю страшную силу атаки.

Мгновение замешательства противника позволило казаку крутануться вокруг своей оси и нанести сокрушительный удар по другому плечу врага.

Коленки неприятеля дрогнули и подогнулись.

Не останавливая движения корпуса, парень зашёл самураю за спину и двинул ему «остриём» меча в спину.

Устойчивость стойки оказалась нарушена согнутыми в коленях ногами, наклоном корпуса вперёд и положением меча в вытянутых руках перед грудью. Сильный толчок между лопаток заставил соперника клюнуть носом. Но оружие воин не выпустил – упал на него грудью. Руки успели спружинить, звучного грохота от падения тела в этот раз не случилось, только коленки шумнули об пол.

– Уже чуть лучше, – победно усмехнувшись, похвалил казак. – Следующего подавайте, покруче.

Нервным взмахом ладони мастер направил в центр зала самого опытного бойца. Самурай занял оборонительную стойку, поджидая, когда враг сам войдёт в зону поражения.

Алексей не стал кружить – открыто пошёл грудью на врага. Бамбуковый дрын он всё так же держал одной рукой, только взял его, как шашку «на караул».

Соперник подловил врага на шаге, обрушив конец меча на буйную голову казака.

Бамбук со свистом рассёк воздух и… гулко стукнул кончиком по полу, ибо русский, непостижимым образом, не попал под раздачу.

Самурай дико взвизгнул и нанёс несколько быстрых вертикальных ударов по фигуре противника, словно вознамерился нашинковать кочан капусты.

Бамбук выбил ритмичную дробь кончиком по полу – казак лишь вертел корпусом, убирая плечи с траектории удара. Казалось, русский превратился в бесплотного призрака – меч ни разу не задел казака. Высокий воин, будто невесомая бабочка, порхал над полом. В тиши не слышалось даже его шагов – зал заполняли лишь стук бамбука, шуршание просторных одежд самурая, его поступь и натужное сопение.

Соперник на мгновение остановился, перевести дух.

Казак молниеносно взорвался серией ответных выпадов – все достигли цели.

Под градом ударов оглушённый самурай согнул плечи, выронил выбитый из рук меч, а затем, приняв на грудь мощный поперечный толчок бамбуковым дрыном, опрокинулся на спину, словно сваленная ударом биты кегля.

Казак бросил пренебрежительный взгляд на распластавшуюся куклу и обернулся к приумолкшей толпе разодетых клоунов. Теперь уже никто не отпускал ни смешков, ни шуток в адрес косолапого русского.

– Что прищурились, узкоглазые, никак медведя с обезьяной спутали? – подзадорил приунывшую компанию дерзкий парень и, ловко подбросив стопой выпавший из рук поверженного самурая меч, поймал его на лету. – А ну, давай сразу десятком на меня! Оптом, с двух рук, всех отдубасю!

После перевода майора старому наставнику очень захотелось поглядеть на манеру ведения боя заморским мастером. Он выкрикнул десять имён. Знал, что «русский медведь» не покалечит, а задора в обучении искусству кэндо ученикам добавит изрядно.

Десять самураев бегом охватили казака кольцом. Сразу все скопом в атаку не ринулись – мешать друг дружке будут. Слаженно атаковали тройками, с криками набегая с разных сторон.

Окажись в руках Алексея настоящие клинки – весь пол усеяли бы куски окровавленной плоти. Бамбуковые дрыны лишь постучали, как барабанные палочки по натянутой коже полкового барабана, – сбитые с ног самураи устлали пол.

Остался стоять лишь одиночка, не попавший в атакующие тройки. Парень в замешательстве оглянулся на боевой резерв у стены зала (поверженные на пол противники уже не имели права продолжать неравную схватку – быстренько отползли в сторонку). Два десятка обозлённых противников без команды наставника занесли над головой мечи и встали в одну шеренгу, вобрав в плотный строй оставшегося на ногах последнего воина.

– Вот это – любо! – азартно воскликнул казак, подбросил вверх мечи и, пока дрыны кружились в воздухе, одним махом сдёрнул с себя рубаху, небрежно отбросив косоворотку за спину. Поймав мечи в ладони, казак развёл руки в стороны. – Налетай гурьбой!

Однако «налётчики», узрев перед собой могучее тело атлета, дружно встали как вкопанные, изменив стойку атаки на глухую защиту.

Каждая мышца на теле казака прорисована до мельчайших деталей. От пота кожа блестела, словно облитая маслом. Грозная фигура великана источала силу хищного зверя. Больше всего пугал огонь в глазах. Об игре света и тени никто в этот момент не думал, всем было не до солнечных зайчиков.

Алексей стоял боком к старому мастеру и к Сугинобо, в неподдельном изумлении открывшему рот. Но старики и без вида дикого огня в глазах берсерка поняли, что хищник вошёл в раж и сейчас порвёт всё овечье стадо. Истинным мастерам меча достаточно оказалось одной демонстрации избиения группы из девяти «младенцев». Успели заметить, как стремительно прыгал зверь в окружении врагов, как неуловимо быстрыми ударами обоих мечей разил тела, как успевал играючи отражать чужие выпады – отмахивался, не оглядываясь, будто затылком видел.

Старик, грозным окриком и взмахом ладони, смёл строй бойцов – нашкодившие ученики отскочили к стенке, замерев в позе смирения. Мастер подошёл к казаку и, низко поклонившись, произнёс лишь одно слово:

– Асур.

– Вот как-то так, – возвратив тренировочные мечи старому мастеру, смущённо пожал плечами Алексей.

Старик принял мечи на руки и, ещё раз торжественно поклонившись, уступил дорогу Асуру.

– Чего это он? – подобрав на ходу брошенную косоворотку, подошёл к Сугинобо Алексей и кивнул в сторону старика.

– Асур – многорукий демон-воин, – пояснил несведущему чужестранцу Сугинобо и, видя непонимание на лице парня, дополнительно пояснил: – В японской мифологии – вечно воюющий демон, восставший против воли богов.

Алексей надел рубаху через голову, оглянулся на мастера мечей. Задумчиво чуть помолчал.

– В общем-то, недалеко от истины, – неожиданно погрустнев, тяжело вздохнул Сын Ведьмы.

– От скромности, парень, ты не умрёшь! – рассмеялся самурай, хлопнув казака ладонью по плечу – подпрыгивать не стал, так рукой дотянулся, карапет. – Однако вижу – ты ронин удивительный, каких мало по свету бродит. Может, пойдёшь на службу императору?

– Не-е, ваше благородие, мне свобода милее, – открыто улыбнулся честный парень.

– В суетном мире нельзя жить абсолютно свободным. Это только святым отшельникам по силам.

– Так я, вроде, в отшельники и собрался, – рассмеялся Алексей. – Только вот никак до диких мест не доберусь. Может, поможете билетик на пароход приобрести?

– Да ты и сам парень здоровый – заработать сможешь, – скупо улыбнулся Сугинобо. Контрразведчику очень хотелось бы заполучить перспективного агента, но вербовка – дело тонкое, спешки не терпит. – Временный арест с экипажа шхуны снят – вы почти что вольные граждане.

– Почти? – последовав за майором к выходу, уловил нюанс Алексей.

– Так без документов иностранцы в Японии свободно не разгуливают.

– А слабо справочку какую-нибудь кораблекрушенцам выписать? – уже за дверями, натягивая растоптанные башмаки, подмигнул начальнику казак.

– Конечно, выпишем, – обувшись, кивнул Сугинобо. – Только дальше порта Вакканай с ней не уйдёшь. Ожидайте паспортов из посольства. Почта у бюрократов двигается черепашьим ходом.

– Поживём с товарищами пока в Японии, – вынужденно согласился Алексей и наобум закинул удочку: – Только нам с жильём и работай, кто подсобил бы.

– С проживанием помогу, – неожиданно проявил сочувствие к бедным иностранцам майор. – Работы же для таких здоровяков в порту полно.

Сугинобо покинул уютный дворик школы кэндо, казак последовал за благодетелем. Необходимости наглеть больше не было – Алексей послушно двигался позади, опасаясь обидеть чуткого к чужой беде старикана.

Сугинобо, не оглядываясь, задумчиво шёл по узкой, мощёной булыжником улочке и… ужасался. Вокруг просыпалась шумная дневная жизнь портового города: с причала доносились гудки пароходов, вдоль улочки крикливые лавочники уже вовсю вели бойкую торговлю, туда-сюда шныряли торопливые обыватели, стуча подошвами сандалий по камню мостовой, – а за спиной Сугинобо бесшумно двигался… призрак! Только преследующая посторонняя длинная серая тень уверяла майора, что таинственный ронин следует по пятам. Сугинобо пытался очень мягко ступать по мостовой, но всё равно отчётливо слышал собственные шаги. Ронин же двигался абсолютно беззвучно, словно парил в воздухе – ни малейшего шороха не доносилось из-за спины Сугинобо.

Похоже, старый мастер кэндо точно угадал – в теле чужеземца живёт настоящий Асур. С русским экипажем тоже всё только ещё больше запуталось. Несмотря на логичные объяснения Алексея, старого контрразведчика одолевали сомнения. С одной стороны, настоящие разведчики-диверсанты не стали бы вести себя так вызывающе-нагло. Зачем командир отряда устроил столь демонстративное избиение учеников школы кэндо? Это поступок азартного мальчишки. Настоящий серьёзный мастер меча сумел бы скрыть истинное величие, показав врагу лишь точно отмеренную долю силы.

С другой стороны, считать юного врага простым глупым боевиком не получалось – Сугинобо нутром чуял скрытую в казаке таинственную силу. Алексей только старался выглядеть простаком, но его логически выверенные объяснения говорили о высоком интеллекте. И его старшие товарищи не оспаривали право молодого главаря на командование. С такими выдающимися физическими данными Алексей не мог остаться незамеченным спецслужбой Русской империи. Да и не походил казак на дезертира – у прирождённого воина огонь в крови, вон как в спортивном зале разгулялся с мечами, точно многорукий Асур. Возможно, цель заброски группы лежит за пределами Японии, и шторм случайно прибил шхуну к берегам чужого Сахалина – поэтому казак и ведёт себя так развязно, не опасаясь реакции со стороны контрразведки Японии. Но тогда куда направлялась боевая группа? Для кого перевозили столь крупную сумму денег?

Предъявить экипажу потерпевшей крушение рыбацкой шхуны властям Хоккайдо нечего. Но и отпускать восвояси просто так – преждевременно. Надо бы посмотреть, кто выйдет на контакт с потеряшками. Может, вскроется вражеская разведывательная сеть в стране. И за неопытным командиром боевой группы любопытно понаблюдать. В то, что русские – простые контрабандисты (уж на рыбаков точно не тянут), Сугинобо не верилось. Майор решил поселить «рыбачков» в доме штатного переводчика. Оно Юраку всё детство прожил на Сахалине, тогда ещё полностью русском. По службе замечаний не имеет, человек толковый. В прошлом месяце купил дом в центре Вакканай, недалеко от управления. Как раз удобно будет негласно надзирать за пришельцами.

Сугинобо повернул в переулочек, ведущий к дому Оно Юраку, долговязая тень с мостовой исчезла. Призрака, кравшегося по пятам, Сугинобо отслеживал дальше по удивлённым лицам встречных прохожих.

Контроль в городе будет полезен, но надо бы не ограничиваться дежурными запросами о «морячка́х», а послать верного человека в порт приписки русской шхуны – пусть на месте соберёт любую информацию о пришельцах. Уж больно необычный повстречался враг. С подобным уникумом Сугинобо Мицумото ещё не сталкивался за всю свою долгую карьеру в разведке. Ох, не простой казачок попался, не простой…

Глава 2

Вакканай. Разборки в порту

Оно Юраку был не в восторге от навязанных квартирантов. Однако с начальством не поспоришь, пришлось приютить четверых русских в свободной комнате. Жены молодой переводчик ещё не имел, только присматривался к кандидаткам. Оно Юраку не чистокровный японец, в роду больше намешано крови коренного народа северных островов, айнов. Детство провёл на Сахалине, среди русских охотников. Лишь когда южная часть острова отошла к Японии, отец отправил грамотного парня в Вакканай. Тут и пригодилось его знание двух языков. Правда, писать иероглифами Оно не умел, зато хорошо читал русские тексты и озвучивал их на японском, а уж местные грамотеи ловко чёркали перьями на бумаге вычурные закорючки. По-русски Оно писал, однако перо и чернильница плохо сочетались с крупными грубыми руками охотника – привередливым узкоглазым каллиграфам его каракули не нравились. Сам Оно Юраку обличием походил больше на европейца: разрез глаз довольно широкий, нос картошкой, борода лопатой, как у заправского русского мужика. Разве что глаза казались чуть с прищуром, и кожа с желтоватым оттенком – коренной народ северных островов, айны, давно перемешался с пришлыми азиатами.

Чужестранцам хозяин понравился – хоть одно нормальное лицо встретили посреди моря желтокожих чужих рож. И говор у парня был среднерусский, очень родной.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Новая книга про попаданца | Просмотров: 323 | Добавил: admin | Теги: Александр Седых, Ронин, Сын ведьмы 2
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх