Новинки » 2022 » Август » 16 » Александр Михайловский, Юлия Маркова. За точкой невозврата. Врата войны 7
14:08

Александр Михайловский, Юлия Маркова. За точкой невозврата. Врата войны 7

Александр Михайловский, Юлия Маркова. За точкой невозврата. Врата войн

Александр Михайловский, Юлия Маркова

За точкой невозврата. Врата войны 7


Подписка
Дата последнего обновления: 16 Августа 2022г.
готовность 70%

21.07.22

Жанр: боевая фантастика, героическая фантастика, альтернативная история

В сорок втором году Гитлеровская Германия на последнем издыхании, остался один решающий удар союзников по второй антигитлеровской коалиции. Осталось немного – и для Третьего Рейха кончится все и сразу. И в тоже время в две тысячи девятнадцатом году Российская Федерация, разрубая Гордиев узел неисполнимых Минских соглашений, прошла точку невозврата в отношениях с Коллективным Западом. Теперь на предшествующую редакцию не будет похоже будущее не только мира товарища Сталина, но и нашего альтернативного настоящего из мира Врат. Борьба будет долгой и упорной – не только на фронте, но и в экономике. Из этой битвы можно вернуться либо со щитом, либо на щите.

Авторы: Александр Михайловский, Юлия Маркова
Из серии: Врата войны #7
Возрастное ограничение: 16+
Написано страниц: 310 из ~380
Подписка
Дата последнего обновления: 16 Августа 2022г.
готовность 70%
Периодичность выхода новых глав: примерно раз в 3 дня
Дата начала написания: 21 июля 2022

Содержание цикла Врата войны на сайте Попаданец

1. Врата Войны (2018) 
2. Смоленский нокдаун (2018)
3. Снежный Тайфун (2018)
4. Вторая «Зимняя Война» (2022)
5. Балканы. Красный рассвет (2022)

6. Балканы. Яростный полдень (2022)
7. За точкой невозврата (2022) черновик

 
Литрес
Книга 1

Юлия Маркова, Александр Михайловский. Врата войны

Врата войны

История, повествующая о добре и зле, мужестве и героизме, предках и потомках, произошедшая в двух отстоящих друг от друга по времени мирах, соответствующих 1941-му и 2018-му годам. Эти два мира внезапно оказались соединены тонкой, но неразрывной нитью межмирового прохода. К чему приведет столкновение современной России с гитлеровской Германией и сталинским СССР? Поймут ли друг друга предки и потомки? Что было причиной поражений РККА летом сорок первого года? Как повлияют друг на друга два этих мира и две России, каждая из которых имеет свою суровую правду?

149.00 руб. Читать фрагмент Купить книгу

 
2-5
Литрес Книга 5

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Балканы. Красный рассвет. Врата войны 5

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Балканы. Красный рассвет. Врата войны 5

 

Аннотация от ЛитРес

Вмешательство извне помогло Рабоче-крестьянской Красной армии не сдать позиций в ходе боевых действий и как следует пошатнуть мощь противника. Все-таки военные силы двадцать первого века способны на многое в середине двадцатого.

Немецкий 36-й горный корпус не смог разблокировать транспортный узел. Шестая пехотная дивизия финской армии вышла из войны. А остатки корпуса 169-й немецкой пехотной дивизии вынуждены идти пешим маршем по линии фронта более двухсот километров в тридцатиградусный мороз в условиях полярной ночи. Буквально по пятам за ними следуют советские части и штурмовая авиация.

Кажется, вот-вот врага прогонят с родных земель. Но расслабляться не стоит. Даже с технологиями и техникой из будущего противостояние немецкой военной машине – это все еще непростая задача, где за каждую ошибку приходится платить человеческими жизнями.

Описание книги

Благодаря неожиданной помощи Российской Федерации из двадцать первого века потери РККА в летне-осенней кампании оказываются гораздо меньшими, чем в нашей реальности, а вермахт теряет треть боевого состава и необратимо ослабевает. К тому же к исходу года Советский Союз завершает мероприятия по мобилизации, и численность действующей армии теперь составляет рекордные двенадцать миллионов человек, что позволяет ротировать дивизии на фронте, сохраняя их боевой костяк. Красная Армия не только вырастает численно, но и довооружается – как тем оружием, которое поступает из двадцать первого века, так и тем, что начала производить перешедшая на военные рельсы советская экономика.

В Экспедиционном корпусе тоже проходит ротация. Получившие бесценный боевой опыт солдаты и офицеры возвращаются в свое время, а на их место заступают другие. Соединение Российской Армии на Великой Отечественной Войне снова готово к участию в боях.

Разгромив Финляндию и обезопасив свой северный фланг, весной 1942 года советское командование обращает внимание на вражескую группу армий «Юг». Впереди – весенне-летняя кампания, время окончательного изгнания врага с советской земли.

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 6

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Операция «Яростный полдень». Врата войны 6

Александр Михайловский, Юлия Маркова. Операция «Яростный полдень». Врата войны 6

 

Почти изгнав врага с советской земли (на севере под контролем оккупантов остается только часть Прибалтики и половина Белоруссии) Ставка Верховного Главнокомандования приступает к операции по вторжению на Балканы. Все начинается комбинированным ударом, включающим лобовой прорыв фронта по Пруту и стратегический десант в Болгарию, с одновременным обращением этой страны на сторону второй антигитлеровской коалиции.

Как и в предыдущие исторические моменты, на острие ударов – части российского экспедиционного корпуса. Гусеницы танков из двадцать первого века попирают румынскую землю, и нет силы, способной остановить их натиск. Производя одну ротацию личного состава за другой, российское командование стремится максимально увеличить количество офицеров и контрактников, имеющих реальный боевой опыт.

Шок и испуг от такой прыти охватывают как близлежащие страны, так и далекую Великобританию. Русские идут – они уже на Балканах, и вообще неизвестно, где остановится этот стальной российско-большевистский потоп, стремящийся, как и во времена Чингисхана, к Последнему морю.

Но все же ключевые события должны свершиться не на полях сражений Великой Отечественной Войны, а в двадцать первом веке, на востоке Европы. После того как свершится все предначертанное, мир необратимо изменится и уже никогда не будет прежним.

 

199.00 руб. Читать фрагмент


Литрес
Книга 7

Александр Михайловский, Юлия Маркова. За точкой невозврата. Врата войны 7

Александр Михайловский, Юлия Маркова. За точкой невозврата. Врата войны 7

 

 

199.00 руб. Читать фрагмент


За точкой невозврата

Предисловие

С того момента, как был написан предыдущий том серии, прошел год. Всего год, или целый год – это как сказать. За это время наша страна предъявила Западу ультиматум, получила на него ответ в виде масштабной подготовки Киевского режима к широкомасштабной агрессии против республик Донбасса и самой Российской Федерации, в результате чего на Украине началась вынужденная превентивная специальная военная операция. И не сразу, а только со временем, но все же подтвердилась истинность нижеследующей цитаты прямой речи Президента из предыдущего тома:

«Если военная операция неизбежна, а это действительно так, то армия должна иметь возможность действовать из чисто военных соображений, а иначе не миновать излишних человеческих потерь или вообще поражения во всей кампании».

О поражении речь не идет, потому что Стамбул и Буча четко расставили все на свои места. А вот были бы западные «вожди» чуть умнее и не поторопились бы устраивать провокацию сразу после «успеха» стамбульских переговоров – и та часть властной российской элиты, что желала повернуть время вспять, и дальше водила бы Россию вокруг переговорного столба, постепенно укорачивая поводок. И во время переговоров (и на западной границе Белоруссии, и в Стамбуле) для русских людей не было более отвратительного зрелища, чем переговорщики с российской стороны, пожимающие руки омерзительным представителям кровавого киевского режима и заглядывающие им в глаза. И все это – несмотря на опыт предшествующих восьми лет, за которые майданный режим, дважды незаконный, не выполнил ни одной договоренности, достигнутой в рамках Нормандского и Минского форматов. Глупо было надеяться, что у «договоренностей» в Стамбуле будет какая-то иная судьба, но людям, желающим вернуть назад благословенное время имитационной политики и вхождения в Запад, было все равно. Их мир разбился вдребезги, и они лихорадочно чем придется пытались склеить его обломки.

Из истории с минско-стамбульскими переговорами, нежеланием занимать крупные города вне территории ДНР и ЛНР, запретом снимать украинские флаги там, куда все же пришлось зайти, можно вынести заключение, что когда обветшавший американский миропорядок сменяется новым многополярным миром, «обстрелянной» должна быть не только армия, но и политическая система страны. Государство должно иметь возможность быстро принимать правильные, точные и выверенные решения, не пугаясь из-за их радикализма и противоречия общеупотребительным догмам, а также отстранять от дел ту часть элиты, которая утратила адекватность текущим событиям. В противном случае – если решения будут половинчатыми, а внутреннее состояние того, кто их принимает, будет колебаться в зависимости от обстоятельств – получится как раз минско-стамбульский вариант: здесь играем, здесь не играем, а здесь заворачиваем рыбу (то есть газопровод). В информационном пространстве бесконечным эхом звучат слова: «цели спецоперации не изменились», а «на земле» мы видим (не слепые), как эти цели меняются от «по-быстрому договориться до Минска-3» до «принять остатки Украины в состав Российской Федерации по областям». И все это медленно, со скрипом и большими потерями.

Уже очевидно, что главными жертвами затяжной формы спецоперации по ликвидации киевского режима будут не солдаты и офицеры российской армии, а мирное население по обе стороны фронта, да еще несчастные мобилизованные с востока Украины, которых без счета кидают в пасть молоху российской военной машины. Каждый раз, когда в Донецке, Горловке, Первомайске, Шахтерке, Новой Каховке, Мелитополе, Белгороде и других местах, куда дотягиваются руки украинских террористов-артиллеристов, от обстрелов погибают женщины и дети, это является следствием того, что при начале спецоперации вопрос существования киевского режима не был поставлен ребром, и в первые несколько часов, пока в Киеве думали, что спор идет только за Донбасс, нациствующие политиканы, нардепы, министры и пропагандисты, а также генералы укровермахта, не были истреблены ударами «Искандеров» прямо на своих рабочих местах. Вот уж кого не было бы жалко ни в малейшей степени.

При этом следует понимать, что, когда отгремели первые взрывы и жевтоблакитные тараканы побежали из-под тапка куда глаза глядят, этот форсированный сценарий начала спецоперации стал физически неосуществим. Также по чисто внутриполитическим причинам до точки перелома с названием «Буча» не был осуществим сценарий полной ликвидации киевского режима, создания Федеративной Украины, наследницы УССР или включения освобожденных территорий в состав Российской Федерации. Часть правящей российской элиты, из которой за двадцать лет не выветрился компрадорский запах «девяностых», желала, пусть даже ценой национального предательства, загнать обратно в подполье вдруг вырвавшееся на свободу мироощущение народа-победителя. Для этих людей страшен был не сам разгром Украины, к которой они не питали никаких теплых чувств – их пугала связанная с грядущей новой Победой над нацизмом перспектива полного политического развоплощения и маргинализации. В будущем мире, непохожем на прежний, они займут место не в партере, а на галерке, или вовсе за пределами зрительного зала – как у тех деятелей плесневой культуры, которые неожиданно для всех пополнили собой ряды «урожденных израильтян».

Не случайно через некоторое время после Бучи с российского корабля поодиночке и толпами побежали большие и малые Чубайсы. Пусть и не быстро, но процесс очищения государственного организма от этих людей начался. А быстро и не надо: быстро – это «37-й год», когда режут по живому, и вместе с главными фигурантами внутрь карательного механизма затягивает людей малопричастных, не имеющих преступных намерений предавать Родину оптом и в розницу. И в то же время разные ушлые личности, решая свои личные проблемы, пишут в карательные органы четыре миллиона доносов. Квартирку там отжать (убитую «двушку», дающую право на регистрацию в Москве) или целое предприятие с годовым оборотом поболее миллиарда. А потом следующие поколения будут удивляться, откуда такой размах репрессий. Так что… тише едешь, дальше будешь.

В мире «Врат войны» ситуация была совершенно иной: там российские военные, участвуя за Вратами в войне против гитлеровского фашизма, набирались боевого опыта настоящей большой неограниченной войны и той здоровой наглости, которая позволяет составлять амбициозные планы и добиваться их исполнения. А еще все офицеры и генералы в ходе четырех ротаций прошедшие через Экспедиционный корпус или добровольцами сражавшиеся в частях РККА, перестали различать на глаз оригинальных германских нацистов и их украинскую нелицензионную копию. И те, и другие мазаны одним коричневым дерьмом, а потому к любой разновидности этого человекоподобного зверья не может быть никакой пощады.

А еще генералы и офицеры с живым опытом большой войны не были согласны в политических целях совершать очевидные глупости – вроде не взятия городов и глубокого отрыва от собственных тылов. В нашей реальности на Киевском направлении для армейской группы «О» отрыв от тылов составлял триста сорок километров по условно контролируемой территории, где кругом украинская власть (свергать которую запрещено), и даже в пользу киевского режима проводится мобилизация. При этом крупные городские центры – Чернигов, Конотоп, Нежин, Сумы – превратились в очаги сопротивления, хотя в первые дни их можно было занять без особых проблем. Для армейской группы «V», атаковавшей Киев с запада, глубина прорыва составляла сто двадцать километров по лесисто-болотистой местности, в лучшем случае прорезанной проселочными дорогами местного значения, на которых действуют диверсионно-разведывательные группы противника. Тоже своего рода блицкриг, но только такой, в котором все преимущества отданы неприятелю. Политические комбинации с целью «договориться», ставшие причиной такой, мягко выражаясь, причудливой диспозиции, не сработали, и не могли сработать, а российские войска были вынуждены сражаться с укронацистами в крайне невыгодном положении. Очевидно, в чисто военном смысле отход от Киева был неизбежной вынужденной целесообразностью, а в политическом плане это стало чувствительным поражением.

В сюжете «Яростного полдня» истерический рывок на Киев вообще не предусмотрен, а основные силы, участвовавшие в операции по ликвидации киевского режима, сосредоточены против донбасской группировки ВСУ с задачей расчленить, окружить и уничтожить украинские войска прямо на линии соприкосновения с частями народной милиции ДЛНР, не дав им отойти вглубь страны. Если вспомнить лихие гусарские рейды российской армии на начальном периоде СВО, то становится понятно, что при концентрации всей ударной российской группировки на донбасском направлении такой итог операции был более чем возможен. Шансы на успех увеличивало то обстоятельство, что противник к началу активной фазы наземной операции уже лишился централизованного командования и управления. При этом дивизиями, полками, батальонами и отчасти даже ротами российской армии во время операции «Яростный полдень» руководили офицеры, которые помогали Жукову в капусту рубить группу армий «Центр» во время второй фазы Смоленского сражения, прорывались к Риге, отсекая группу армий «Север» и замыкали второй Уманский котел вокруг группы армий «Юг». И это тоже стало известно в ходе СВО: опыт Великой Отечественной Войны, полномасштабного конфликта с равным противником, многократно дороже так называемого «сирийского опыта» – противодействия бандитским по своей сущности группировкам.

Одновременно политическая система Российской федерации в мире «Врат войны», сделав в своих идеалах небольшой, почти незаметный шаг влево (от рузвельтовского «Нового Курса» к ленинскому НЭПу), уверилась в неизбежности грядущей схватки не за мифическое мировое господство, а за обычное выживание. Весь тот год, когда РФ2018/19 и СССР1941/42 были связаны Вратами, не только российские специалисты изучали мир предков, чтобы понять, как половчее унасекомить всех врагов и соперников, но и советские политические и экономические эксперты со всех сторон обследовали такую диковинку, как мир начала двадцать первого века и его история. Интересно же заглянуть в конец учебника и увидеть там готовые ответы – кого расстрелять, а кого и наградить памятником еще при жизни. Все, что российские специалисты писали по поводу Германии, Италии, США и Британии образца 1942 года, по взаимной договоренности ложилось на стол к товарищу Сталину; и, наоборот, все, что советские товарищи писали о двадцать первом веке, читал президент Путин. Люди его психотипа вообще читают любую более-менее серьезную бумагу – «а вдруг там попадется что-то полезное».

Вывод советских товарищей был прост. Согласно постулатам классической политэконмической теории, капиталистический мир может существовать только де тех пор, пока может расширять свои рынки и углублять разделение труда. Территориального предела расширения капиталистические рынки достигли к началу двадцатого века, после чего начался период жестоких мировых войн, целью которых был передел сфер влияния между ключевыми игроками. Итогом Второй Мировой Войны, который в мире товарища Сталина пока не очевиден, стал раздел рынков на две части. Синюю часть, обладавшую почти тремя четвертями мирового ВВП, контролировали Соединенные Штаты, быстро подмявшие под себя всех сателлитов. Это только кажется, что Германия, Япония, Италия или там Британия – независимые страны; на самом деле их рынки полностью контролируются американским капиталом. Красная часть, мощностью в четверть мирового ВВП, контролировалась Советским Союзом, доминирующим на рынках стран народной демократии. Примером тому был «Икарус», в создании которого принимали участие почти все страны советского блока.

Такое сосуществование двух систем продержалось сорок пять лет, а потом из-за интеллектуальной деградации и предательства советских элит «красная» часть биполярного мира рухнула, и на «синей стороне настал период поглощения освободившихся рынков, вылившийся в праздник невиданного обжорства. Американский капитализм расширялся, поглощая рынки, пока не уперся в предел, что все уже съедено (даже некоторые бывшие нейтралы), и теперь можно только облизать тарелку. Некоторое время процесс развивался за счет углубления разделения труда (одни печатают доллары, другие производят под них товары), но тут случился кризис 2008 года. Когда возникшие проблемы удалось залить деньгами, полученными за счет резкого увеличения государственного долга, и проблемы пошли на убыль, вашингтонский гегемон вдруг обнаружил, что на ранее подконтрольной ему территории стали выделяться достаточно крупные зоны, отчасти претендующие на экономическую самостоятельность. Политическую самостоятельность Китайская Народная Республика и Индия не теряли, а Российская Федерация восстановила ее в 2000 году и подтвердила в 2012-м, несмотря на американский диктат, избрав себе нового/старого президента.

Мало кому из здравомыслящих захочется, чтобы плоды его труда присваивались злым заокеанским дядей, и поэтому планы самостоятельного развития стали обретать конкретику, в каждой стране свою. Первая попытка поставить взбунтовавшуюся Россию в стойло имела для гегемона эффект более чем сомнительный. В результате наложенных «за Крым» санкций и ответных контрсанкций обособление российского рынка только усилилось, и дальнейшее наращивание давления лишь усугубляло эту ситуацию. Гегемон был шокирован: вместо желаемого расширения рынков произошло их сжатие, негативный эффект от которого лишь некоторое время можно было ограниченно купировать усилением денежной эмиссии (увеличением государственного долга).

Советские специалисты сделали вывод, что при неблагоприятном для человечества варианте развития ситуации американский империализм сумеет захватить все рынки на планете. Потом, из-за невозможности дальнейшего расширения и увеличения госдолга (ибо этот показатель тоже имеет свой лимит), случится жесточайший общемировой кризис, по сравнению с которым Депрессия тридцатых годов двадцатого века покажется легкой забавой. И выход из такой депрессии лежит только через всепланетную диктатуру фашистского толка, иначе никак. В другом, более благоприятном варианте, усилиями в основном России и Китая количество независимых экономических зон на планете Земля будет увеличиваться, их изоляция и от бывшего гегемона и друг от друга будет расти… и тогда образуется тот самый многополярный мир со сбалансированными экономиками некапиталистического типа, не нуждающимися в неограниченном расширении.

В суровых условиях российской действительности (и мира Врат, и нашего) словосочетание «экономика некапиталистического типа» звучит как ересь и обозначает бесконечные очереди, дефицит всего нужного и избыток всего ненужного, а также прочие прелести развитого социализма с лицом Леонида Ильича и Михаил Сергеевича. Но на самом деле не все оказалось так однозначно. Главный принцип капитализма в том, что богатые при нем становятся еще богаче, а бедные еще беднее – это уменьшает глубину платежеспособного спроса и требует перманентного расширения рынка, которому расширяться уже некуда. Идеалом – можно даже сказать, экстремумом – развития капиталистического мира будет один-единственный Град на Холме, где складированы все-все-все капиталы этого мира, а вокруг будет пустыня, варварство и дикость. Настоящий капиталист – хоть зарубежный «инвестор», хоть отечественный олигарх – на российских просторах только рубит капусту, то есть собирает ренту со своих «инвестиций». В дальнейшем все собранное подлежит вывозу в западном направлении и складированию в лондонском или нью-йоркском банке с целью дальнейшего безудержного потребления в пределах так называемого «свободного мира»: яхты, особняки, личные самолеты, футбольные клубы и прочие штучки, отличающие экономическую элиту общества от быдла и анчоусов. Холеные дочки русских миллиардеров, влипающие в различные скандалы по Лондонам, Парижам и Нью-Йоркам поделались в западной прессе обычным явлением.

Этому явлению в мире Врат, как и у нас, до самого недавнего времени помогал и министр финансов Российской Федерации – он складировал за рубежами Отчизны средства Фонда Национального Благосостояния, изъятые из нефтегазовых доходов в соответствии с так называемым «бюджетным правилом», вместо того, чтобы вложить их в российскую экономику. В частном разговоре Виссарионович уже советовал Президенту расстрелять всех причастных к этой афере, а непричастных, но не принявших мер по пресечению, распихать по разным Магаданам и Тьмутараканям. Идея хорошая, но в условиях российской действительности применимая только в моменты тяжких испытаний, когда рубят все повинные головы разом. Смена правительства в канун операции на Украине, помимо прочего, произошла и по этой причине. Сначала этих людей надо отодвинуть от принятия решений, а потом можно будет посмотреть: может, они сами вымрут как мамонты и не понадобится никого расстреливать.

Что касается экономики некапиталистического типа, то, безотносительно к распределению долей частной и государственной собственности, она означает такую систему, при которой уровень бедности уменьшается не только за счет прямых государственных дотаций и выплат бедным и малоимущим, но и за счет роста экономики и увеличения медианных доходов работающих групп населения. В экономике некапиталистического типа прибавочная стоимость, образовавшаяся во время экономической деятельности, не вывозится за пределы Отечества, а реинвестируется внутри страны. И неважно при этом, какая у предприятий форма собственности. Для себя Президент уже решил, что если владельцы заводов, газет, пароходов поймут его «по-хорошему», то и черт с ними, пусть живут и владеют. А вот если не поймут или, паче того, начнут фрондировать и оказывать сопротивление – вот тогда настанет время методов Лаврентия Павловича и Андрея Януарьевича (Вышинского), ибо все содеянное в девяностых по гадаро-чубайсовской схеме приватизации российской экономики можно квалифицировать как хищение государственной собственности путем мошенничества в особо крупных размерах.

Но прежде всего российскую экономику и государство (даже такие, какие они есть) следовало уберечь от разграбления и пожирания пресловутым западным сообществом, а уже потом ее можно будет переустраивать в соответствии с представлениями о прекрасном. А сейчас, когда схватка в самом разгаре, придется не только ликвидировать человеческий гнойник с названием «киевский режим», но и не дать Западу перевести войну в затяжную фазу, с надеждой расшатать российской государство и в среднесрочной перспективе зайти на следующий круг противостояния. В нашей реальности такое невозможно, ибо в силу затяжного характера СВО коллективный Запад влез в конфликт всеми четырьмя ногами, успев прокричать о победе над Россией на поле боя; а вот в мире Врат, в силу скоротечности боевых действий, все может закончиться еще до того, как в Брюсселе успеют почесаться. Такого Верховный Главнокомандующий был намерен не допустить, и воевать с коллективным Западом он собирался по-военному: с огоньком и на опережение. Уж воистину – с кем поведешься, от того и наберешься.

Так или иначе, в обоих мирах с началом операции на Украине политическая обстановка изменилась необратимо, и возврата к прошлому быть уже не могло. Точка невозврата пройдена – теперь только вперед, к победе или славной смерти. А зачем нам мир, в котором нет России?

 

Часть 25

Заря победы

11 августа 1942 года. Обстановка на советско-германских фронтах.

Пока в Москву свозят немцев, наловленных в прибалтийских и белорусских лесах, чтобы провести их через советскую столицу под надзором строгих конвоиров из НКВД, Красная Армия и части экспедиционного корпуса готовятся ворваться на территорию избитого до полусмерти Третьего Рейха, для которого все крайне печально. А вот Красной Армии, которая провела три стратегических операции на южном фланге и одну на северном, требуется время, чтобы подтянуть резервы, а также подвезти к передовым частям топливо и боеприпасы. На некоторых участках необходимо закончить ликвидацию окруженных группировок и переловить всех шатунов-одиночек, а кое-где – войти в соприкосновение с противником, внезапно отдалившимся на сотню-другую километров.

Котлы в Курляндии и западнее Минска почти ликвидированы. 18-я армия второго формирования повторила судьбу своей тезки-предшественницы. В условиях тотального контроля советской и российской авиацией воздушного пространства над Балтикой у германского командования не получилось ни снабжать окруженную в Прибалтике группировку вермахта, ни эвакуировать ее в Восточную Пруссию. Несколько ракетных ударов списанными в РФ «Точками-У» по штабам и складам – и наспех построенная оборона рассыпалась под натиском линейных стрелковых дивизий РККА.

Что касается фронта, то он начинается от Мемеля, где в настоящий момент идут ожесточенные уличные бои, обходит Кенигсберг по неширокой дуге, потом через Ломжу и Элк условным пунктиром тянется по Мазурским болотам до Варшавского выступа. От героической Варшавы, где только что прекратилось ожесточенное сражение, и обе стороны зализывают раны, фронт проходит через Демблин и Жешув. Дальше его линия проходит по гребню Западных Карпат и словацко-чешской границе, где словацкая армия условно противостоит тылам многократно битой и трепанной до состояния тряпки 6-й армии и немецким оккупационным силам в Протекторате. Сами словаки наступать не собираются (навоевались), а у немцев в Южной Польше и Моравии для этого нет ни одного лишнего солдата. Хоть основной удар Первый Украинский фронт наносил на Люблин-Демблин-Варшава, остатки 6-й армии чуть ли не насмерть ушибло ударами на вспомогательном направлении на Жешув.

Далее условная пунктирная линия соприкосновения совпадает с венгерско-австрийской границей. С одной стороны туда спешат советские войска и части экспедиционного корпуса, а с другой торопиться пока некому. Формирование массовой фольксармии, когда каждый немец должен взяться за оружие, еще только в самом начале, а пока в провинции Остмарк массово мобилизуют шуцманов, составляя из них командное ядро формирующихся фольксгренадерских дивизий, из-за чего в Вене и других городах массово активизировалась разная гопота. И вообще, там, в бывшей независимой Австрии, в эти дни стоит великий страх: идут ужасные марсиане, которые всех немцев и немок загонят к себе в преисподнюю, а самое главное, при этом всех хорошенько изнасилуют. Черт знает, откуда идут такие слухи. Хотя, возможно, кто-то из последователей доктора Геббельса таким образом сублимирует свои тайные сексуальные фантазии – чтобы огромные и ужасные «марсиане» поймали его, маленького и плюгавого, и жестоко неоднократно насиловали.

Далее на юг от австрийской территории, западнее озера Балатон, линия соприкосновения попросту отсутствует, ибо судьба этой земли будет решаться не здесь. Южнее, в междуречье Дравы и Савы, в предгорьях массива Папук, начинается фронт сербо-хорватской войны. Югославская народно-освободительная армия только что отбросила врага от стен своей столицы, и теперь перегруппировывается, готовясь к штурму Загреба. Туда на усиление и пополнение направляются добровольцы, бывшие жандармы государственной стражи, сведенные в штрафные батальоны (прощение еще надо заслужить), а также трофейная техника и вооружение. Исторически так сложилось, что на вооружении сербской и югославской армий состоят обычно изделия германского, а не российского ВПК, так что все, собранное на полях сражений в Македонии, везут на пополнение братушкам. Красная Армия в войне с усташами участвует по минимуму, в основном авиацией и тяжелой артиллерией. Но для тех, кто засел в Загребе, этого достаточно. И Анте Павелич, и его подельники понимают, что их дни сочтены. Из итальянцев, которыми их пытается подкрепить Гитлер, вояки еще те. Случись что не так – и они драпанут с фронта, так что только пятки засверкают, или вовсе сдадутся в плен, к чему их призывают листовки с подписью наследного принца Умберто Савойского, ворохом сыплющиеся из огромных белых аэропланов. Воевать против превосходящей силы – ищите дураков где-нибудь в другом месте, а не в Италии.

Еще южнее Сербии и Македонии, на территории Греции доблестная советская 9-я армия вместе с прокоммунистическими греческими партизанами провожает до дому загостившихся итальянцев, время от времени награждая любителей макарон напутственными пинками и подзатыльниками. Особо жестоких сражений вроде бы нет (главный боевой ресурс стран Оси в этих краях полег еще во время кровавого Салоникского сражения), продвижение тоже небыстрое, но тем не менее два дня назад советскими войсками была освобождена Ламия – ключевой город и узел горных дорог. А утром одиннадцатого числа передовые подразделения 3-го горнострелкового корпуса при поддержке местных партизан выбили итальянцев из Янины, чем значительно ускорили их отход к портам побережья Ионического моря. И сколько бы ни орал и ни топал ногами полоумный итальянский дуче – напыщенный как петух и такой же глупый, – судьба одиннадцатой итальянской армии уже предрешена. Русские идут – и точка. А там не за горами и решение судьбы самой Италии. Муссолини тоже это понимает, но воображает, что сумеет избежать неминуемой судьбы, если свергнет Савойскую династию и провозгласит себя императором Бенито Первым. Блажен кто верует, ибо императоров тоже вешают за ноги, проверено историей.

Но это уже будет на следующем этапе Великой Войны, а пока противоборствующие стороны готовятся к следующим сражениям, которые начнутся в конце августа – начале сентября, примерно в годовщину открытия Врат. Протяженность фронта за этот год сократилась почти вдвое, Красная Армия освободила не только всю территорию Советского Союза, но и земли, прежде входившие в состав Империи; а вот у Германии положение более чем грустно – примерно как у человека, с которого заживо содрали кожу.

Гитлер по этому поводу медитирует над картой в Бергхофе, в минуты просветления с особой остротой осознавая, что той великолепной военной машины с которой он начал кампанию на Востоке, у него больше нет, а то, что осталось, являет собой жалкое зрелище, стыд и позор. Но еще позорней выглядит капитуляция Венгрии: русские из будущего взяли эту страну почти без единого выстрела – демонстрацией непревзойденной мощи и с помощью развитых политических технологий. И, как издевательство над здравым смыслом, правит теперь этой страной дуумвират из бывшего вице-регента Иштвана Хорти и никому не известного молодого коммунистического функционера Яноша Кадора. Впрочем, даже бесноватый фюрер понимает, что если пришельцы из-за врат вытащили этого кролика из шляпы, то это неспроста, и означенный дуумвират будет править выпавшей из его рук Венгрией долго и счастливо.

 

12 апреля 2019 года, утро. обстановка на фронтах.

В первый удар российская армия вложилась на пределе возможностей, и благодаря быстроте, натиску, боевому мастерству, обретенному за Вратами, и здоровой наглости добилась просто эпических результатов. Картина отчасти напоминала неистовые рывки германских панцергрупп в июне-июле сорок первого года (только сёла за русскими танками не горят), а отчасти – зимний рывок экспедиционного корпуса к Риге и весеннюю операцию на окружение группы армий «Юг».

Самый крупный котел в итоге образовался у бывшей линии фронта напротив Донецко-Горловской агломерации, в полосе от Артемовска (который укры называют Бахмутом) до Марьинки. Дробление и ликвидация этого котла, глубиной от пятидесяти до ста километров, еще впереди. Впрочем, у остатков командования карательной группировки по этому поводу свое мнение. Безумные атаки на Донецк укровермахт прекратил, но сдаваться окруженные пока не торопятся: среди них полно таких деятелей, которым за многие преступления добрые самаритяне из ДНР после коротких юридических процедур пропишут на лоб добрую порцию зеленки.

От спасения за Днепром, как им кажется, этих людей отделяет только тоненькая цепочка передовых российских батальонов, установивших скорее оцепление, чем полноценное окружение. Но перегруппировка для прорыва на запад требует определенного времени – вот и ворочается в своем логове украинский кабан, разворачивая рыло на сто восемьдесят градусов. Первые дни растерянности и неразберихи минули, и теперь, в отсутствие подстегивающих команд из Киева, укровояки, отныне живущие своим умом, намеревались рвануть всей мощью на Днепр (город, а не реку) и, захватив мосты, уйти на Правобережье, а там будет видно.

На Луганском фронте плотные котлы в районе Счастье – Станица Луганская, а также в треугольнике Попасная-Тошковка-Новотошковское, куда со своих позиций в районе Муратово-Трехизбенка успела отступить 57-я мотопехотная бригада укровермахта. Там, в одном котле с 24-й бригадой, ее и зажали, когда передовые части российской армии вышли в район Северодонецк-Лисичанск. Южнее Марьинки, как раз напротив Докучаевска – разрыв фронта по границе зон ответственности 53-й и 54-й механизированных бригад. Южнее этого разрыва – Волновахский котел, в который, помимо прочих частей, угодили полк Азов и части ДУК «Правый сектор»; южнее – разрыв под Гранитным, и еще один котел – северо-восточнее Мариуполя. Сам город, освобожденный внезапным комбинированным десантом морской пехоты Черноморского флота и 45-й отдельной бригадой спецназначения ВДВ, достался российской армии целым, с неповрежденными предприятиями и инфраструктурой. Но самым ценным призом стали расположенные в нем тыловые склады, с утратой которых украинские войска на линии соприкосновения под Павлополем, Сартаной и Широкиным превратились в обыкновенных бомжей. Очевидно, именно эту группировку «съедят» в первую очередь, открывая прямые сухопутные коммуникации с Крымом и Херсоном вдоль берега Азовского моря.

На внешнем фасе «фронт» проходит от границы Белоруссии по Днепру и Киевскому водохранилищу, огибает Киевский плацдарм, потом снова ныряет в реку. При этом на Левобережье, вниз по течению дальше Переяслава и почти до самого Днепропетровска, до сих пор неизвестно, где чья власть, несмотря на то, что передовые батальоны российской армии почти повсюду вышли на берег Днепра. Петлюровско-бандеровский дух еще силен, над многими населенными пунктами гордо реет жевто-блакитный прапор и трызубый герб-тавро (здесь живут рабы хазар). А люди, где шепотом, а где и во весь голос, передают друг другу слухи о том, что в НАТО объявлена мобилизация, надо потерпеть еще немного – и паны американцы вобьют в землю наглых москалей, пришедших в Украину, чтобы отобрать у честных хохлов кружевные трусы, томос и безвиз.

Люди, второй раз за сто лет предавшие свое первородство, отчаянно хотят верить в то, что они не предали, а предвидели, и что скоро все вернется на круги своя. Тут, в Центральной Украине, хоть на правом, хоть на левом берегу, таких больше половины, и если поступать с ними по справедливости, вычищая клоаку до белых костей, то Магадан и прочие санаторно-курортные места с особо суровым климатом треснут от перенаселенности, а здешняя местность запустеет. Именно эти люди поддерживали первый и второй майдан, это они голосовали за блок Юлии Тимошенко и прочих национал-социалистов, аплодировали словам Безумной Йули о том, что Донбасс нужно расстреливать атомным оружием, и посылали в АТО добровольцев. Часть посланных вернулась обратно в гробах, а другие, более везучие, успели составить собой местный гражданский актив. А ведь в отчетах так называемых «пророссийских сил» картина была нарисована куда как более благостная, можно даже сказать, перевернутая наоборот – в ней меньшинство и большинство поменялись местами.

Но только хохлов в таком положении дел обвинять нельзя. Сначала Ленин отчеркнул Украину меловой чертой, превратив эти исконно русские земли в «другое государство» и пышно расплодив на них так называемую национальную интеллигенцию. А потом, после девяносто первого года, когда самосознание русского народа (не путать глобальное мироощущение народа-богоносца и народа-победителя с националистическими и псевдомонархическими бреднями) и сама российская государственность лежали в прострации, эта самая интеллигенция, проросшая на благодатной почве подобно сорнякам, принялась превращать бывшую Малороссию в Нероссию. Эти люди произошли из украинского села, и принялись транслировать вокруг себя его ограниченное, архаичное, а где-то даже хтонически-доисторическое мировоззрение. А в Москве тогда только вяло отмахивались от тревожных сигналов: мол, не до вас сейчас, мы тут собственность делим, а потом поглядим, быть может, разделим и страну. Но с разделом страны не срослось; государственность, имевшая источник в русском народе, воспрянула ото сна и отодвинула делителей от власти.

А вот Украина никогда не имела источника собственной государственности. После монгольского разгрома ее первоначальное население эмигрировало на северо-восток, составив этническую базу быстро набиравших мощь русских земель, а предки нынешних украинцев пришли на эти земли из Полесья гораздо позже, когда польско-литовские интервенты установили свой порядок, отогнав в степь татар. Запорожская сечь – это совсем другое – там собирались различные деклассированные элементы, оставшиеся не у дел после разгрома Киева: князья без дружин, дружинники без князей, обрусевшие степняки, составлявшие в Киеве пограничную стражу, и прочие лихие люди. Недаром же запорожские «лыцари» с таким презрением относились к селянам-гречкосеям, с которыми они не чувствовали никакого родства.

И в силу своей деклассированности воссоздать государство у запорожцев тоже не получилось. Ведь они были не консорцией, собравшейся для устроения нового государства, а разбойниками, в лучшем случае наемниками, служившими даже не за плату, а за возможность вволю пограбить побежденных. Во всех войнах польских королей запорожцы были доступной и легкозаменяемой военной силой, оставлявшей земли, по которым прошла война в состоянии разрухи и запустения. А если их перебили в битве, то польский король на тех же условиях мог там же набрать в свою армию новых воров и грабителей. Желающих было предостаточно. О том, как и за что воюют запорожцы, русская земля познала во время Смуты, когда эти деятели выступали то на стороне Лжедмитрия, то прямо в составе армии польского короля – и грабили, грабили, грабили всё: от богатых монастырей и боярских усадеб до бедных деревень, где и взять, казалось бы, уже нечего. А когда не было войн, запорожская вольница отдавала бунчуки своим Тарасам Бульбам, и те вели ее грабить уже польские владения. И вот тогда горели городки и маетки, жидов-корчмарей совали пятками в огонь, чтобы те выдали свои захоронки с серебряными монетами, а пышно-белотелых панночек выдавали войску на предмет группового изнасилования.

За то время, пока эти земли находились в составе Российской империи и СССР, они вроде бы подернулись тонкой пленкой цивилизованности, но теперь эта поверхностная оболочка истончилась и лопнула, и наружу полезли едва прикопанные в земле хтонические демоны. Оккупированная укровермахтом часть Донбасса знает, что стоит селянин с ружьем – хоть доброволец, хоть мобилизованный – когда видит, что есть что грабить и чувствует безнаказанность. Впрочем, с безнаказанностью-то получился швах: все истории за пять лет записаны в Белой Книге, и, едва на этих землях установится новая власть, прокуратура и следственные органы примутся за работу, перемалывая АТОшный контингент из грабителей и убийц по подрасстрельным статьям нового УК. В ДНР и ЛНР, законодательство которых станет основой федерального общеукраинского, смертная казнь применяется довольно широко.

Лежащий на правом берегу Днепропетровск, где наряду с пророссийскими настроениями свили гнездо самые темные силы, находится под контролем «губернатора» Бориса Филатова по прозвищу «Вешать Будем Потом», подгребшего под себя не только местных националистов, но и части ВСУ и НГУ. При этом российские силы заняли левобережную часть города: Амур-Нижнеднепровский и Индустриальный районы. Мосты через Днепр взорваны, а форсировать реку с ходу команды не было.

Южнее, за Днепропетровском, обстановка намного благостнее. Идейных укров тут меньшинство. Передовые отряды под российскими триколорами, среди которых попадаются алые флаги с символикой СССР и копии Знамени Победы, население встречает хоть с холодным удивлением, но не враждебно. Еще бы – ведь это не коренные украинские земли, а территория бывшего Дикого Поля, завоеванная и колонизированная Российской империей во времена императрицы Екатерины Второй и князя Потемкина-Таврического. Население тут исконно русское, с небольшой примесью татарского и греческого элемента. Мат-перемат, на котором разговаривают эти люди, не в счет, ибо таков деградировавший и одичавший за двадцать восемь лет украинской незалежности русский язык. Пятнадцать лет назад их постарались отрезать от русского информационного поля, запретив трансляцию российского телевидения по кабельным каналам, и с тех пор они настолько же отстали от жизни, воображая себе Россию ухудшенной копией Украины, которой правит кровавый диктатор Путин. Новую Россию, какой она стала за эти годы, этим людям предстоит открывать, как волшебную Страну Чудес, а пока она для них страшный Мордор, откуда рукой подать до Гулага.

Южнее Днепропетровска фронт в основном проходит по Днепру; на правом берегу имеется только небольшой плацдарм у Запорожья, образовавшийся в результате захвата плотины Днепрогэса, и выступ огромного Новокаховско-Херсонского плацдарма, занимающего весь правый берег ниже Новокаховской ГЭС. Еще небольшой плацдарм имелся в Очакове, и еще один, значительно крупнее – в Одессе. Туда в настоящий момент десантные корабли Черноморского флота доставляют подкрепления для дальнейшего развития наступления в направлении Приднестровья, которое произойдет в начале второго этапа операции. Схватив сразу такой огромный кусок, российское руководство в первую очередь пытается лишить агонизирующую майданную гадину драгоценного русскоязычного мобилизационного контингента.

Арсен Аваков, выживший при бомбардировке украинских органов власти «Искандерами», объявил себя исполняющим обязанности президента Украины, а Винницу – новой столицей этого псевдогосударства. Его поддержали укрополитиканы из числа тех, кто волей случая не попал под карающий тапок в Раде и Кабмине: Тягнибок, Тимошенко и многие другие (из второго-третьего ряда, после гибели своих патронов выдвинувшиеся на первый план). У Гидры, в полном соответствии с ее сущностью, начали отрастать новые головы взамен отрубленных. У бывшего киевского, а теперь винницкого, режима даже сохранилась кое-какая армия, ибо не все кадровые части ВСУ успели убыть на Донбасс. Наихудшим решением после громкой победы первого этапа было бы остановиться и начать разговор с укронацистами о мире, нейтралитете, разоружении, денацификации и прочей общечеловеческой лабуде. Но на такое российский президент пойти никак не мог. Во-первых – ту «украину» он уже стер с карты мира, и воскрешать ее обратно будет против правил. Во-вторых – любые переговоры противная сторона расценит только как способ потянуть время, а достигнутые договоренности соблюдать не будет. А в итоге потом снова будет война – едва только НАТО поставит пострадавшим от «российской агрессии» изрядную толику нового оружия. В-третьих – а каково после переговоров с нацистами о чем-то, кроме безоговорочной капитуляции, будет за Вратами смотреть в глаза даже не товарищу Сталину (тот тоже изрядный политический комбинатор), а родным отцу с матерью, таким молодым и полным сил?

Так что в ответ на предложение «уладить вопрос миром на существующих рубежах, раз уж вопрос Донецких Врат решен полностью и окончательно» президент сообщил данному советнику, что больше не нуждается в его услугах. Заявление «по собственному желанию» – и пожалуйте пробовать свои силы в бизнесе, не имея на это административного ресурса. А для него, для президента, сейчас наиглавнейший вопрос – о власти, ибо положение на освобожденных от укров землях, за исключением территорий Донецкой и Луганской республик, настолько зыбко, что политическая картина похожа на болото. И решить этот вопрос требуется как можно скорее.

 

12 апреля 2019 года, 11:45. Московская область, государственная дача «Ново-Огарево».

Присутствуют:

Президент Российской Федерации – Владимир Владимирович Путин;

Министр обороны – генерал армии Сергей Кужугетович Шойгу;

Начальник Генштаба – генерал армии Валерий Васильевич Герасимов;

Премьер-министр – Андрей Рэмович Белоусов;

Министр иностранных дел – Сергей Викторович Лавров;

Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Федеративной Украинской Республике в ранге Полномочного Посла (генерал-губернатора) – Борис Вячеславович Грызлов.

На дворе был апрель, день Космонавтики, но люди собравшиеся на совещание в защищенном от прослушивания кабинете президентской резиденции, говорить собрались совсем не о Юрии Алексеевиче Гагарине, вечная ему слава, и такая же память. Говорили об операции «Яростный Полдень», первая фаза которой имела просто оглушительный успех, но дальше наметились проблемы. Мало на бумаге объявить о создании независимого государства. А где, простите, брать для него управленческие кадры, что делать с валютой и как налаживать жизнь на освобожденных территориях, где с советских времен в обновление инфраструктуры не вкладывали ни копейки, а только латали дыры, накладывая заплатку на заплатку? Но хуже всего дело обстояло с кадрами. Человеческий материал, что набежал наниматься в пророссийские управленцы, в основном выглядел и жалко и отвратительно.


Читать Форум Узнать больше Скачать отрывок на Литрес Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста). После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Купить электронку Купить бумажную книгу
5.0/1
Категория: Черновик | Просмотров: 293 | Добавил: admin | Теги: Юлия Маркова, За точкой невозврата, Александр Михайловский, Врата войны
Всего комментариев: 0
avatar
Вверх